10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

Не понимаем мы, олухи, своего счастья!

Со дня выне­се­ния обви­ни­тель­но­го при­го­во­ра Вла­ди­ми­ру Коз­ло­ву про­шло уже боль­ше двух недель, но отдель­ные момен­ты из выше­на­зван­но­го юри­ди­че-ско­го доку­мен­та (точ­нее, поли­ти­ко-юри­ди­че­ско­го) нача­ли осо­зна­вать­ся во всей сво­ей пре­ле­сти (или во всём сво­ём без­об­ра­зии – это уж для кого как), пожа­луй, толь­ко сейчас. 

 

Автор: Андрей СВИРИДОВ

 

В сре­ду, 24 октяб­ря, в све­жем номе­ре газе­ты «Взгляд» и  на ‑пор­та­ле «Рес­пуб­ли­ка» под заго­лов­ком «Эти СМИ закрыть! И ника­ких ста­тей?» опуб­ли­ко­ва­но несколь­ко цитат из акта­уско­го при­го­во­ра, каса­ю­щих­ся несколь­ких казах­стан­ских СМИ, а так­же три откли­ка на  цита­ты, выска­зан­ные неза­ви­си­мым юри­стом Сер­ге­ем Утки­ным, глав­ной казах­стан­ской прес­со­за­щит­ни­цей Тама­рой Кале­е­вой и совет­ни­ком пре­зи­ден­та РК Ерму­ха­ме­том Ертысбаевым.

Не хотел бы повто­рять уже опуб­ли­ко­ван­ное, но исхо­дя из того, что сре­ди чита­те­лей дан­но­го тек­ста может ока­зать­ся и не зна­ко­мый с эти­ми пер­ла­ми кара­тель­но-поли­ти­че­ской юрис­пру­ден­ции, при­ве­ду лишь две цита­ты, выце­див из них самое смачное:

«…рас­про­стра­не­ние аффи­ли­ро­ван­ных с Абля­зо­вым М. теле­ка­на­ла К+ и интер­нет-пор­та­ла Stan.tv, а так­же газет «Рес­пуб­ли­ка», «Взгляд», «Голос Рес­пуб­ли­ки» и «Прав­да Казах­ста­на», а так­же иных печат­ных изда­ний, содер­жащих при­зна­ки воз­буж­де­ния соци­аль­ной враж­ды и роз­ни в виде нега­тив­ной харак­те­ри­сти­ки вла­стей РК», а так­же рас­про­стра­не­ние «выска­зы­ва­ний, фор­ми­ру­ю­щих нега­тив­ный образ и сте­рео­тип власти…»

«…в содер­жа­нии выше­ука­зан­ных мате­ри­а­лов име­ют­ся при­зна­ки поли­ти­че­ско­го экс­тре­миз­ма, направ­лен­ные на под­рыв и раз­ру­ше­ние соци­аль­но-поли­ти­че­ских основ кон­сти­ту­ци­он­но­го строя РК», а поэто­му дан­ные мате­ри­а­лы «явля­ют­ся при­чи­ной воз­ник­но­ве­ния мас­со­вых бес­по­ряд­ков 16 декаб­ря 2011 года в горо­де Жана­о­зене».

Харак­те­ри­сти­ка как воз­буж­де­ние и СМИ как при­чи­на беспорядков

Не будем зацик­ли­вать­ся на дре­му­чем неве­же­стве авто­ров при­го­во­ра, не умею­щих отли­чить газе­ту «Голос рес­пуб­ли­ки» от интер­нет-пор­та­ла «Рес­пуб­ли­ка» — для них это две раз­ные газе­ты, пере­чис­ля­е­мые через запя­тую. Тем более что это может быть даже и не неве­же­ством, а бук­валь­ным сле­до­ва­ни­ем глав­но­го лозун­га совет­ских радио­жур­на­ли­стов, в како­вой была обра­ще­на сле­ду­ю­щая сен­тен­ция Вла­ди­ми­ра Лени­на: «Радио — это газе­та без бума­ги и рас­сто­я­ний». Чем вам веб-пор­тал не такая вот газе­та, даром, что бума­га в ней всё-таки исполь­зу­ет­ся — при рас­пе­чат­ке отдель­ных мате­ри­а­лов через прин­тер, а отсут­ствие рас­сто­я­ний ком­пен­си­ру­ет­ся бло­ки­ров­кой досту­па к пор­та­лу на кано­ни­че­ской тер­ри­то­рии Акорды.

Не будем так­же зацик­ли­вать­ся на рав­но дре­му­чем пра­во­вом ниги­лиз­ме авто­ров при­го­во­ра, пыта­ю­щих­ся выста­вить в каком-то кри­ми­наль­ном све­те содер­жав­ши­е­ся в жана­о­зен­ских пуб­ли­ка­ци­ях неза­ви­си­мых СМИ нега­тив­ные харак­те­ри­сти­ки вла­стей РК и выска­зы­ва­ния, фор­ми­ру­ю­щие нега­тив­ный образ и сте­рео­тип вла­сти. Доста­точ­но будет отме­тить, что дей­ству­ю­щий пока что в стране Уго­лов­ный кодекс не преду­смат­ри­ва­ет таких соста­вов пре­ступ­ле­ния и соот­вет­ству­ю­щих им нака­за­ний. Гово­ри­те, дело нажив­ное? Ну, так сна­ча­ла вне­си­те новые ста­тьи в УК, а потом по ним судите!

И уж подав­но не будем мы зацик­ли­вать­ся на див­ном пред­став­ле­нии авто­ров акта­уско­го при­го­во­ра о при­чин­но-след­ствен­ных свя­зях, если толь­ко они и впрямь уве­ре­ны, что мате­ри­а­лы прес­сы вооб­ще спо­соб­ны быть «при­чи­ной воз­ник­но­ве­ния мас­со­вых бес­по­ряд­ков» где бы то ни было. В кон­це кон­цов, исчер­пы­ва­ю­щие оцен­ки этих фраг­мен­тов при­го­во­ра — по тема­ти­ке, если мож­но так выра­зить­ся, СМИш­ных, а по содер­жа­нию не то смеш­ных, не то страш­ных (опять же кому как — пола­гаю, в зави­си­мо­сти от даль­но­сти про­жи­ва­ния от места выне­се­ния при­го­во­ра) дали  ува­жа­е­мые кол­ле­га-пра­во­за­щит­ник Уткин и кол­ле­га-прес­со­за­щит­ни­ца Калеева.

Мы же задер­жим­ся попо­дроб­нее на отве­тах не слиш­ком ува­жа­е­мо­го нами (раз­ве толь­ко за несвой­ствен­ную дру­гим чинов­ни­кам откро­вен­ность, а ино­гда и кре­а­тив­ность) и уж вовсе ни с какой сто­ро­ны не кол­ле­ги Ертысбаева.

«Осуж­ден­ный  Га-Ноц­ри, славь вели­ко­ду­шие игемона!»

Совет­ник Ерму­ха­мет Ертыб­са­ев, по его сло­вам, не име­ет воз­ра­же­ний про­тив содер­жа­ще­го­ся в акта­ус­ком при­го­во­ре мне­ния о пре­ступ­ном харак­те­ре поиме­но­ван­ных СМИ, одна­ко сде­лал важ­ную ого­вор­ку: «Я выска­зал свою точ­ку зре­ния отно­си­тель­но ваших газет: они мне не нра­вят­ся. Но я за то, что­бы они выхо­ди­ли и кате­го­ри­че­ски про­тив того, что­бы СМИ вооб­ще закры­ва­лись, то­ль­ко по реше­нию суда».

Застол­бив таким обра­зом за собою ста­тус при­власт­но­го либе­ра­ла, Ерму­ха­мет Каби­ди­но­вич про­дол­жа­ет свою мысль о судеб­ном реше­нии: «Насколь­ко мне извест­но, суд, кото­рый про­хо­дил по делу Коз­ло­ва, отно­си­тель­но газет ника­ких реше­ний не при­нял». После чего гос­по­дин тай­ный совет­ник даёт вра­же­ским жур­на­ли­стам дру­же­ский совет: «Вот и радуй­тесь, отметь­те этот момент, какой суд гуман­ный».

Да уж, отме­тить гуман­ность наше­го суда как «само­го гуман­но­го суда в мире» мы нико­гда не забу­дем! И вправ­ду, авто­ры при­го­во­ра (упо­треб­ля­ем здесь мно­же­ствен­ное чис­ло, несмот­ря на то, что по зако­ну авто­ром при­го­во­ра явля­ет­ся еди­но­лич­но судья по дан­но­му делу — ну так ведь это по зако­ну…) мог­ли бы и не про­сто вос­про­из­ве­сти пару-трой­ку пер­лов из обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния, но и при­го­во­рить вме­сте с Коз­ло­вым сра­зу и редак­то­ров всех поиме­но­ван­ных СМИ.

Опа­се­ния же Тама­ры Кале­е­вой отно­си­тель­но того, что «если судья не при­дал этим обви­не­ни­ям пра­во­во­го ста­ту­са, то это еще ниче­го не зна­чит: вот прой­дет апел­ля­ция по делу Коз­ло­ва — и могут при­нять­ся за СМИ, и тогда уже сде­лан­ные экс­пер­ти­зы поло­жат в осно­ву дела» мы отме­тём как ни на чём не осно­ван­ные стра­хи. Бла­го и сама Тама­ра Мис­ха­тов­на вполне резон­но ого­ва­ри­ва­ет: «Хотя я наде­юсь, что здра­вый смысл или сооб­ра­же­ния о пре­сти­же стра­ны на меж­ду­на­род­ной арене воз­об­ла­да­ют, и вла­сти не будут уни­что­жать оппо­зи­ци­он­ные СМИ».

Так что мы здесь пол­но­стью соглас­ны с совет­ни­ком Ерты­с­ба­е­вым в том, что у жур­на­ли­стов обе­их «Рес­пуб­лик» и дру­гих СМИ, попав­ших в при­го­вор Коз­ло­ва, нет ника­ких осно­ва­ний для бес­по­кой­ства, а рав­но не может быть и пре­тен­зий к наше­му гуман­ней­ше­му из судов. Ведь не было же пре­тен­зий у бул­га­ков­ско­го Иешуа Га-Ноц­ри к гума­низ­му пято­го про­ку­ра­то­ра Иудеи, всад­ни­ка Пон­тия Пила­та, от име­ни кото­ро­го под­ве­шен­ным к стол­бам осуж­дён­ным пре­ступ­ни­кам под­нес­ли на копье губ­ку с уксу­сом. Прав­да, на сопут­ство­вав­шее дан­но­му акту гума­низ­ма при­ка­за­ние сла­вить вели­ко­ду­шие иге­мо­на несчаст­ный ниче­го не отве­тил, а мол­ча испу­стил дух.

Эх, если бы наши оппо­зи­ци­он­ные СМИ сде­ла­ли бы то же самое, да ещё бы жела­тель­но без вся­ко­го уксу­са — о, как пора­до­ва­лись бы тому акор­дын­ские Пила­ты, Афра­нии и Каи­фы! Хотя, может, и не так уж и пора­до­ва­лись бы: кого бы им тогда гно­бить и чмо­рить — не «Каз­прав­ду» же с «Хаба­ром»!

И уж точ­но не пора­до­вал­ся бы совет­ник Ерты­с­ба­ев, столь твёр­до выска­зав­ший­ся за то, что­бы непри­ят­ные лич­но ему оппо­зи­ци­он­ные СМИ всё-таки выхо­ди­ли. Нет и не может быть у нас каких-либо осно­ва­ний не верить это­му наи­прав­ди­вей­ше­му из пре­зи­дент­ских советников.

Мог­ли бы и брит­вой полоснуть…

Фак­ти­че­ски же глав­ный совет­ник елба­сы упрек­нул аффи­ли­ро­ван­ные с осуж­дён­ным поли­ти­ком Коз­ло­вым и фор­маль­но даже не про­хо­див­шим по его делу эми­гран­том Абля­зо­вым масс-медиа в чёр­ной небла­го­дар­но­сти. Их все­го лишь упо­мя­ну­ли «незлым тихим сло­вом» в опи­са­тель­ной части  при­го­во­ра, но ведь не в резо­лю­тив­ной же его части!

А ведь мог­ли упо­мя­нуть и в ней, наве­сив не толь­ко идео­ло­ги­че­ские ярлы­ки, но и реаль­ные лагер­ные сро­ки. Сей упрёк напом­нил нам сюжет боро­да­то­го анти­со­вет­ско­го анек­до­та про това­ри­ща Ста­ли­на, брив­ше­го­ся перед зер­ка­лом и гроз­но зырк­нув­ше­го вслед про­бе­жав­ше­му мимо ребён­ку: а мог ведь и брит­вой полоснуть!

И ещё одна ассо­ци­а­ция — тоже из дре­му­че совет­ских вре­мён. Про­цесс Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и Сери­ка Сапар­га­ли в Ман­ги­ста­ус­ком меж­рай­он­ном уго­лов­ном суде (Актау-2012) уже не раз срав­ни­ва­ли с про­цес­сом писа­те­лей Андрея Синяв­ско­го и Юлия Дани­е­ля в Мос­ков­ском город­ском суде (1966). Мы же дав­но хоте­ли под­ки­нуть в косте­рок срав­не­ний ещё одну неприн­ци­пи­аль­ную, но смач­ную деталь.

Как отме­че­но в при­го­во­ре, осуж­ден­ный Коз­лов Вла­ди­мир Ива­но­вич родил­ся в горо­де Актау 10 авгу­ста 1960 года. Вы не пове­ри­те, но имен­но эта дата назва­на в анти­уто­пии Ю.Даниеля «Гово­рит Москва!» как дата яко­бы объ­яв­лен­но­го совет­ским пра­ви­тель­ством Дня откры­тых убийств, на про­тя­же­нии кото­ро­го любо­му совет­ско­му граж­да­ни­ну предо­став­ля­лось закон­ное пра­во любым тех­ни­че­ским спо­со­бом умер­твить любо­го дру­го­го совет­ско­го граж­да­ни­на, за исклю­че­ни­ем бере­мен­ных жен­щин, несо­вер­шен­но­лет­них детей и мили­ци­о­не­ров в форме.

Что из это­го вышло, как раз и опи­са­но в пове­сти, за кото­рую (вку­пе с ещё одной пове­стью «Искуп­ле­ние» и дву­мя корот­ки­ми рас­ска­за­ми) писа­те­лю Дани­е­лю отве­си­ли пять лет лише­ния сво­бо­ды, а его подель­ни­ку Синяв­ско­му — семь лет (на пол­го­да мень­ше, чем Коз­ло­ву, родив­ше­му­ся акку­рат в дани­е­лев­ский День откры­тых убийств).

И коли уж про­дол­жать наши исто­ри­ко-лите­ра­тур­ные ассо­ци­а­ции, нель­зя не отме­тить ряд парал­ле­лей меж­ду при­ду­ман­ным мос­ков­ским писа­те­лем-фан­та­стом Днём откры­тых убийств 10 авгу­ста 1960 года и совер­шен­но реаль­ным днём 16 декаб­ря 2011 года в казах­стан­ском горо­де Жана­о­зене. При­чём мы сей­час акцен­ти­ру­ем вни­ма­ние не столь­ко на сов­па­де­ни­ях, сколь­ко на несов­па­де­ни­ях и пря­мых отли­чи­ях меж­ду дву­мя эти­ми событиями.

Итак, в анти­уто­пии Дани­е­ля граж­да­нам спе­ци­аль­но запре­ща­лось уби­вать мили­ци­о­не­ров в фор­ме и бере­мен­ных жен­щин с мало­лет­ка­ми, тогда как в казах­стан­ской реаль­но­сти жана­о­зен­ским поли­цей­ским в фор­ме и без фор­мы не толь­ко не запре­ща­лось, а как бы не пря­мо при­ка­за­но было уби­вать мир­ных граж­дан и даже доби­вать упав­ших и убе­га­ю­щих. А уж что потом тво­ри­ли в поли­цей­ских участ­ках с жен­щи­на­ми и под­рост­ка­ми, про взрос­лых муж­чин уж про­мол­чим, извест­но всем и дав­но ста­ло общим местом. Настоль­ко общим, что не вызва­ло ни малей­ше­го инте­ре­са у судьи на про­цес­се 37-ми неф­тя­ни­ков, когда под­су­ди­мые рас­ска­зы­ва­ли о пыт­ках, кото­рым они под­вер­га­лись после задержаний.

Воз­вра­ща­ясь от исто­ри­ко-лите­ра­тур­ных ассо­ци­а­ций к акту­аль­но-юри­ди­че­ским и судеб­но-медий­ным, отме­тим ещё и такую право­ту совет­ни­ка Ерты­с­ба­е­ва отно­си­тель­но гуман­но­сти наше­го суда. Мы вот все ужа­са­ем­ся вели­чине отве­шен­но­го Вла­ди­ми­ру Коз­ло­ву сро­ка — семь с поло­ви­ной лет; прав­да, неко­то­рые ещё и удив­ля­ют­ся его дроб­но­сти — поче­му, дескать, семь с поло­ви­ной, а не ров­но семь, как дали в 2002‑м Галым­жа­ну Жакиянову?

Мы же пред­ла­га­ем зай­ти с дру­го­го кон­ца и вос­сла­вить наш гуман­ный суд за то, что дал Вла­ди­ми­ру Ива­но­ви­чу не ЦЕЛЫХ семь с поло­ви­ной лет, а ВСЕГО семь с поло­ви­ной! Дело в том, что опи­сан­ные в обви­ни­тель­ном заклю­че­нии пре­ступ­ные дея­ния чело­ве­ка с анкет­ны­ми дан­ны­ми Коз­ло­ва В.И., очень мало похо­же­го на ори­ги­нал, но зато осуж­дён­но­го под его име­нем, тянут никак не на «семе­рик», а самое малое на «два­дцат­ник», а то и на «пожиз­няк», он же в про­сто­ре­чии «пыжик», да и то лишь при мора­то­рии на при­ме­не­ние «выш­ки». А ему, повто­ря­ем, какой-то гуман­ный «семе­рик» — и мы, его сим­па­ти­зан­ты на замор­до­ван­ной воле, ещё на что-то жалуемся?

Тот же Ерты­с­ба­ев, захо­ти он про­дол­жить свою обви­ни­тель­ную инвек­ти­ву небла­го­дар­ным «жури­кам-оппи­кам», мог бы напом­нить и о том, сколь ред­ко в нашей новей­шей исто­рии осуж­дён­ный по резо­нанс­но­му поли­ти­че­ско­му делу отси­жи­вал ВЕСЬ полу­чен­ный срок.

Выше­упо­мя­ну­тый Жаки­я­нов реаль­но отси­дел из семи лет лишь три с поло­ви­ной года, осуж­дён­ный одно­вре­мен­но с ним на шесть лет Абля­зов вышел через девять меся­цев. Осуж­ден­ный на три с поло­ви­ной года Дува­нов вышел из зоны через год и три меся­ца, осуж­ден­ные каж­дый на четы­ре года Жовтис и Кучу­ков вышли по амни­стии через два с поло­ви­ной года.

И толь­ко один Есер­ге­пов отси­дел три года от звон­ка до звон­ка, ну так это исклю­че­ние, не опро­вер­га­ю­щее, а лишь под­твер­жда­ю­щее общее пра­ви­ло. Вот и Коз­ло­ва сво­е­го дождё­тесь на сво­бо­де не в 2020‑м, а гораз­до рань­ше. Так что опять же славь­те гуман­ность системы.

Что и гово­рить, не пони­ма­ем мы, олу­хи Царя небес­но­го, сво­е­го сча­стья жить при такой гуман­ной власти!

Read More:
Не пони­ма­ем мы, олу­хи, сво­е­го счастья!

архивные статьи по теме

Голодомору дали добро

Исламский экстремизм как вид политического оппонирования

В бедах горе-хирурга виноват «Взгляд»?!