6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

Не нравится журналист — подай на него в суд!

Ураль­ский жур­на­лист Лук­пан Ахме­дь­я­ров в экс­клю­зив­ном интер­вью мед­лу­на­род­ной орга­ни­за­ции «Репор­те­ры без гра­ниц» рас­ска­зал, как в рес­пуб­ли­ке про­хо­дят суды в отно­ше­нии неза­ви­си­мых СМИ и поче­му он готов объ­явить отвод все­му казах­стан­ско­му правосудию.

 

Автор: Репор­те­ры без границ

 

Это экс­клю­зив­ное интер­вью орга­ни­за­ции «Репор­те­ры без гра­ниц» с Лук­па­ном Ахме­дь­я­ро­вым, казах­стан­ским жур­на­ли­стом, кото­рый сего­дня во вре­мя цере­мо­нии в Вашинг­тоне полу­чит пре­мию Пите­ра Макле­ра за сме­лую и эти­че­скую жур­на­лист­скую дея­тель­ность. На Ахме­дь­я­ро­ва было совер­ше­но поку­ше­ние в апре­ле, и с тех пор он стал под­вер­гать­ся юри­ди­че­ско­му преследованию.

Репор­те­ры без гра­ниц : Лук­пан Ахме­дь­я­ров, вы мог­ли бы рас­ска­зать об иске, кото­рый ведет­ся в отно­ше­нии вас?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Иски и тре­бо­ва­ния выпла­тить мил­ли­о­ны тен­ге (десят­ки тысяч евро) в каче­стве ком­пен­са­ции ста­ли при­выч­ным делом. Но что любо­пыт­но, в слу­чае с нашей газе­той «Ураль­ская неде­ля», иско­вые раз­би­ра­тель­ства ведут­ся толь­ко в отно­ше­нии лиц на более высо­ких долж­но­стях, и иски осно­ва­ны на ста­тьях о кор­руп­ции. Во всех этих слу­ча­ях ист­цы заяв­ля­ют, что они были окле­ве­та­ны и тре­бу­ют непо­мер­но­го воз­ме­ще­ния ущер­ба, с лих­вой пре­вы­ша­ю­ще­го их годо­вые дохо­ды. И суды все­гда удо­вле­тво­ря­ют их иско­вые требования.

Я лич­но не имею ника­ких сомне­ний в том, что послед­ний иск мест­но­го заме­сти­те­ля губер­на­то­ра Абза­ла Бра­ли­е­ва будет удо­вле­тво­рен, и что от меня, и от моей газе­ты сно­ва потре­бу­ют выпла­ты мил­ли­о­нов тен­ге. По делам об убий­ствах судьи могут при­су­дить ком­пен­са­цию в раз­ме­ре не более мил­ли­о­на тен­ге, но жур­на­ли­сты, кото­рые яко­бы окле­ве­та­ли долж­ност­ное лицо, долж­ны запла­тить от 5 до 10 мил­ли­о­нов тен­ге (от 30 000 до 60 000 евро). Жур­на­лист или газе­та про­сто не в состо­я­нии выпол­нить такое реше­ние суда.

Зако­но­да­тель­ство пря­мо гово­рит о том, что при выне­се­нии реше­ний суды долж­ны соблю­дать прин­ци­пы раци­о­наль­но­сти и закон­но­сти, и они долж­ны быть тако­вы­ми, что­бы их мож­но было выпол­нить. Но все реше­ния суда, выне­сен­ные в отно­ше­нии нас, были абсо­лют­но нере­аль­ны­ми. Как это может при­ве­сти к ува­же­нию систе­мы пра­во­су­дия и законов?

РБГ: По зако­но­да­тель­ству Казах­ста­на иски о защи­те чести и досто­ин­ства предъ­яв­ля­ют­ся авто­ма­ти­че­ски в отно­ше­нии авто­ра ста­тьи и газе­ты, кото­рая ее опуб­ли­ко­ва­ла. Какие шаги вы пред­при­ни­ма­е­те, что­бы защи­тить себя и дока­зать пра­виль­ность того, о чем вы сообщаете?

ЛА: Мы (…) предо­став­ля­ем дока­за­тель­ства, вклю­чая доку­мен­ты, что­бы под­твер­дить наши заяв­ле­ния, но суды все­гда ста­но­вят­ся на сто­ро­ну вла­стей. Сей­час мы обра­ти­лись в Вер­хов­ный суд, что­бы оспо­рить реше­ние, выне­сен­ное в отно­ше­нии нас в резуль­та­те жало­бы Тлек­ка­бы­ла Има­ше­ва, высо­ко­по­став­лен­но­го чинов­ни­ка. Было выне­се­но реше­ние о том, что мы долж­ны выпла­тить 5 мил­ли­о­нов тен­ге в каче­стве ком­пен­са­ции, и это реше­ние оста­вил в силе апел­ля­ци­он­ный суд. Мы наме­ре­ны исполь­зо­вать все воз­мож­но­сти обжа­ло­ва­ния. В то же вре­мя мы ждем выне­се­ния реше­ния по иску сотруд­ни­ка финан­со­вой поли­ции Арма­на Код­жах­ме­то­ва, кото­рый тре­бу­ет выпла­ты ком­пен­са­ции в раз­ме­ре 3 мил­ли­о­нов тен­ге (око­ло 18 000 евро). И опять-таки, я не строю иллю­зий по пово­ду воз­мож­но­го исхо­да это­го дела. Иск Бра­ли­е­ва стал уже тре­тьим иском в отно­ше­нии меня.

РБГ: Поче­му вы так скеп­ти­че­ски настро­е­ны по пово­ду воз­мож­но­сти дока­зать, что вы дей­ство­ва­ли с хоро­ши­ми наме­ре­ни­я­ми, и спра­вед­ли­во­го правосудия?

ЛА: Пото­му что я вижу, как про­во­дят­ся судеб­ные раз­би­ра­тель­ства. Для меня ясно, что вла­сти хотят изба­вить­ся от «Ураль­ской неде­ли» и изба­вить­ся от раз­дра­жа­ю­ще­го их жур­на­ли­ста. В то же вре­мя, они пыта­ют­ся сде­лать так, что­бы это выгля­де­ло закон­но. На прак­ти­ке, мест­ные высо­ко­по­став­лен­ные чинов­ни­ки кон­тро­ли­ру­ют суд, и реше­ния выно­сят­ся на осно­ва­нии «теле­фон­но­го звон­ка». Напри­мер, в нашем горо­де, Ураль­ске, один и тот же судья — Батык­гул Бай­ма­гам­бе­то­ва, ведет все иски мест­ных чинов­ни­ков в отно­ше­нии нашей газе­ты. Труд­но пове­рить в то, что это сов­па­де­ние. Мы пред­по­ла­га­ем, что они дове­ря­ют ей свои дела, пото­му что она выно­сит пред­ска­зу­е­мые и гаран­ти­ро­ван­ные решения.

Ее реше­ния содер­жат мно­же­ство нару­ше­ний. На про­шлой неде­ле мы пода­ли шесть хода­тайств по ее отво­ду. То, что наши хода­тай­ства были откло­не­ны, — это одно, но имен­но сама судья лич­но изу­чи­ла и откло­ни­ла наши послед­ние четы­ре хода­тай­ства. Судья рас­смат­ри­ва­ет хода­тай­ства о само­от­во­де? Это зако­но­да­тель­ный нон­сенс, но в Казах­стане это обыч­ная практика.

РБГ: И все-таки вы направ­ля­е­те апел­ля­ции по всем этим реше­ни­ям в выше­сто­я­щие суды. Вы счи­та­е­те, что они могут луч­ше вас защитить?

ЛА: Нет. Если бы я мог хода­тай­ство­вать об отво­де всей систе­мы пра­во­су­дия в Казах­стане, я бы это сде­лал. Мы обра­ща­ем­ся в выше­сто­я­щие суды, что­бы затем в кон­це кон­цов обра­тить­ся в Евро­пей­ский суд по пра­вам чело­ве­ка. Это­го нель­зя сде­лать, пока не будут исчер­па­ны воз­мож­но­сти обжа­ло­ва­ния во всех инстан­ци­ях на наци­о­наль­ном уровне. Мы не стро­им иллю­зий по пово­ду пра­во­су­дия в Казах­стане. Оно все­гда дела­ет то, что хотят поли­ти­ки. Эти дела явля­ют­ся наи­луч­шим дока­за­тель­ством того, что объ­ек­тив­ное и неза­ви­си­мое пра­во­су­дие в Казах­станe не суще­ству­ет. Это сво­е­го рода экс­пе­ри­мент, если так мож­но ска­зать, резуль­тат кото­ро­го мы все, к сожа­ле­нию, зна­ем заранее.

РБГ: Зна­чит вы счи­та­е­те, что суды нико­гда не выно­сят реше­ния в поль­зу жур­на­ли­стов или новост­ных СМИ?

ЛА: Да. Мне боль­но видеть, как систе­ма пра­во­су­дия исполь­зу­ет­ся про­тив обще­ства. Конеч­но, мож­но ска­зать: «Ну поду­ма­ешь!» Исчез­нет неболь­шая про­вин­ци­аль­ная газе­та, Ураль­ская неде­ля, но есть еще тыся­чи дру­гих. Нет при­чин для бес­по­кой­ства. Но пусть даже так, Ураль­ская неде­ля — это про­вин­ци­аль­ная газе­та, но она очень важ­на для мест­но­го насе­ле­ния. Учи­ты­вая, что все дру­гие СМИ кон­тро­ли­ру­ют­ся вла­стя­ми, Ураль­ская неде­ля ста­ла един­ствен­ным источ­ни­ком аль­тер­на­тив­ных ново­стей и инфор­ма­ции, един­ствен­ным, соблю­да­ю­щим прин­ци­пы чест­ной жур­на­ли­сти­ки и поз­во­ля­ю­щим сво­бод­но выра­жать свои взгля­ды. Если бы наша газе­та не суще­ство­ва­ла, люди бы поте­ря­ли надеж­ду на соци­аль­ные изме­не­ния. Таких газет в Казах­стане уже не так мно­го. В Казах­стане ско­ро пере­ста­нет суще­ство­вать плю­ра­лизм, если такие газе­ты как наша, исчезнут.

РБГ: Вы не бои­тесь, что ком­пен­са­ции могут раз­ру­шить вашу семью?

ЛА: Непо­мер­ные ком­пен­са­ции меня боль­ше не вол­ну­ют. Я ника­ким обра­зом не смо­гу их упла­тить, посколь­ку мои зара­бот­ки очень скром­ные (…) В тече­ние деся­ти лет рабо­ты в каче­стве жур­на­ли­ста в отно­ше­нии меня пода­ва­лось столь­ко исков за то, что я напи­сал. Ист­ца­ми все­гда были высо­ко­по­став­лен­ные чинов­ни­ки или руко­во­ди­те­ли круп­ных ком­па­ний, свя­зан­ных с пра­ви­тель­ством. Чинов­ни­ки, ответ­ствен­ные за обес­пе­че­ние закон­но­сти реше­ний судов, не про­те­сто­ва­ли про­тив како­го-либо из реше­ний, выне­сен­ных в отно­ше­нии меня. Я с cожа­ле­ни­ем дол­жен ска­зать, что в Казах­станe систе­ма пра­во­су­дия ста­ла спо­со­бом пре­сле­до­ва­ния новост­ных СМИ.

Интер­вью про­ве­ла Роз­ла­на Тау­ки­на для орга­ни­за­ции «Репор­те­ры без границ»

Источ­ник: Репор­те­ры без границ

View article:
Не нра­вит­ся жур­на­лист — подай на него в суд!

архивные статьи по теме

«Яндекс» подскажет, как обойти блокировку

Кому из оптимистов в банках жить хорошо?

Один террорист, два взрыва, семь погибших