-22 C
Астана
28 ноября, 2022
Image default

Не бил, а только воспитывал

В октяб­ре испол­нит­ся ров­но год как в под­ва­ле Чер­но­рец­кой сель­ской шко­лы погиб школь­ник Алек­сандр Дивин. В Меж­рай­он­ном спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном суде Пав­ло­дар­ской обла­сти по делам несо­вер­шен­но­лет­них пол­ным ходом идет про­цесс в отно­ше­нии быв­ше­го физ­ру­ка шко­лы Али­ша Жуну­со­ва, кото­ро­го обви­ня­ют в гибе­ли под­рост­ка. Под­су­ди­мый вину не при­зна­ет, но при этом давать пока­за­ния в суде и объ­яс­нять свою вер­сию слу­чив­ше­го­ся отказывается. 

 

Автор: Алек­сандр БАРАНОВ

 

Напом­ним, утром 21 октяб­ря про­шло­го года в под­ва­ле шко­лы села Чер­но­рецк Пав­ло­дар­ско­го рай­о­на после «вос­пи­та­тель­ной бесе­ды» с учи­те­лем Али­шем Жуну­со­вым скон­чал­ся уча­щий­ся 11 клас­са Алек­сандр Дивин.

По фак­ту смер­ти школь­ни­ка Пав­ло­дар­ский РОВД воз­бу­дил уго­лов­ное дело, одна­ко ника­ких пре­тен­зий Жуну­со­ву рай­он­ные сле­до­ва­те­ли так и не предъ­яви­ли. Несколь­ко меся­цев, ссы­ла­ясь на заклю­че­ние суд­мед­экс­пер­ти­зы, они уве­ря­ли, что под­ро­сток умер сам, из-за сла­бо­го здо­ро­вья. И толь­ко после мно­го­чис­лен­ных жалоб род­ных школь­ни­ка, не пове­рив­ших в вер­сию «само­сто­я­тель­ной» смер­ти, после шума, устро­ен­но­го прес­сой, была про­ве­де­на повтор­ная суд­мед­экс­пер­ти­за, уста­но­вив­шая, что парень погиб в резуль­та­те насиль­ствен­ной смерти.

Вес­ной След­ствен­ное управ­ле­ние Пав­ло­дар­ско­го област­но­го ДВД воз­бу­ди­ло в отно­ше­нии Жуну­со­ва уго­лов­ное дело, кото­рое, несмот­ря на упор­ное сопро­тив­ле­ние про­ку­ра­ту­ры и аки­ма­та Пав­ло­дар­ско­го рай­о­на (рай­про­ку­рор отме­нил поста­нов­ле­ния о воз­буж­де­нии в отно­ше­нии учи­те­ля дела и о его аре­сте, а мест­ные вла­сти раз­вер­ну­ли кам­па­нию по очер­не­нию семьи Диви­ных), было дове­де­но до кон­ца, и педа­гог сел на ска­мью подсудимых.

И вот уже месяц как в Меж­рай­он­ном спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном суде по делам несо­вер­шен­но­лет­них идет про­цесс над Али­шем Жуну­со­вым. Быв­ше­го учи­те­ля судят по ста­тье 103, ч. 3 УК (умыш­лен­ное при­чи­не­ние тяж­ко­го вре­да здо­ро­вью) и ста­тье 137 УК (неис­пол­не­ние слу­жеб­ных обя­зан­но­стей по вос­пи­та­нию несо­вер­шен­но­лет­них). При­чем постра­дав­шая сто­ро­на — это не толь­ко семья Диви­на, но и двое шести­класс­ни­ков Чер­но­рец­кой школы.

Шести­класс­ни­ки рас­ска­за­ли, как нака­нуне тра­ги­че­ских собы­тий Алиш Жуну­сов про­во­дил с ними подоб­ные «про­фи­лак­ти­че­ские» раз­го­во­ры в том же школь­ном под­ва­ле. По сло­вам ребят, учи­тель обви­нял их в кра­же сото­во­го теле­фо­на у одной из стар­ше­класс­ниц (род­ствен­ни­ца Жуну­со­ва) и по одно­му уво­дил в под­валь­ное поме­ще­ние, где бил их в грудь, тре­буя вер­нуть чужое имущество.

Сам упал, сам умер…

Целый месяц суд, пред­ста­ви­те­ли потер­пев­ших и адво­ка­ты под­су­ди­мо­го обсуж­да­ют, что же на самом деле про­изо­шло 21 октяб­ря 2011 года в зло­по­луч­ном под­ва­ле. Алиш Жуну­сов себя винов­ным не при­зна­ет и от дачи пока­за­ний в суде отка­зал­ся. В ито­ге судья Мария Ива­но­ва зачи­та­ла про­то­ко­лы его допро­сов в ходе следствия.

Соглас­но им, утром 21 октяб­ря Алиш Жуну­сов при­шел домой к Диви­ным, что­бы забрать Сашу на заня­тия. Пото­му что под­ро­сток про­пу­стил два дня, и дирек­то­ра шко­лы это так силь­но взвол­но­ва­ло, что он про­сил обес­пе­чить явку уче­ни­ка. Физ­рук забрал Сашу из дома, и к 8 утра оба уже были в шко­ле. Уча­щий­ся отпра­вил­ся на урок казах­ско­го язы­ка, а Алиш Рама­за­но­вич — про­во­дить утрен­нюю заряд­ку с млад­ши­ми классами.

Спу­стя 10 минут физ­рук завер­шил раз­мин­ку и ни с того ни с сего решил сно­ва пови­дать­ся с Диви­ным, дабы обсу­дить его про­гу­лы. Види­мо, по доро­ге в шко­лу ему на это не хва­ти­ло вре­ме­ни. Заявив­шись на урок, учи­тель забрал пар­ня с собой и пря­ми­ком повел его в под­вал. Выбор столь необыч­но­го места для вос­пи­та­тель­но­го про­цес­са Жуну­сов объ­яс­нил скром­но­стью Саши и неже­ла­ни­ем того афи­ши­ро­вать перед сверст­ни­ка­ми свои про­бле­мы. Чего стес­нял­ся педа­гог в раз­гар школь­ных заня­тий, когда кори­до­ры были без­люд­ны, под­су­ди­мый не указал.

В под­ва­ле в это вре­мя нахо­ди­лись зав­хоз Марат Бушум­ба­ев и раз­но­ра­бо­чий Булат Кана­фин. Жуну­сов увел уче­ни­ка в уеди­нен­ное поме­ще­ние, где у них начал­ся непри­нуж­ден­ный раз­го­вор о целях и зада­чах все­обу­ча. И в самый раз­гар это­го обще­ния, если верить пока­за­ни­ям под­су­ди­мо­го, Сашу Диви­на стош­ни­ло. Вне­зап­но и без види­мой при­чи­ны. Затем под­ро­сток стал наги­бать­ся, хва­тать ртом воз­дух, блед­неть… и потом вовсе упал на пол.

Жуну­сов его под­нял, уса­дил на ока­зав­ший­ся в под­ва­ле стул и поин­те­ре­со­вал­ся, что слу­чи­лось. Яко­бы школь­ник его успо­ко­ил, пообе­щав, что ско­ро все прой­дет. Посо­ве­то­вав пар­ню умыть­ся и смыть сле­ды рво­ты в баке с водой, пред­на­зна­чен­ной для ото­пи­тель­ной систе­мы, а затем воз­вра­щать­ся на урок казах­ско­го язы­ка, участ­ли­вый педа­гог пре­спо­кой­но ушел в сосед­нее под­валь­ное поме­ще­ние к раз­но­ра­бо­че­му Кана­фи­ну. Покурить.

Спу­стя неко­то­рое вре­мя, выку­рив сига­ре­ту, Алиш Рама­за­но­вич стал вслух удив­лять­ся — чего это остав­лен­ный им школь­ник не идет на урок. И вско­ре услы­шал звук пада­ю­ще­го тела. Учи­тель тут же вер­нул­ся к Саше, но тот уже лежал на полу без созна­ния и толь­ко хри­пел. Даль­ней­шие дей­ствия инструк­то­ра по спор­ту, судя по все­му, были хао­тич­ны­ми и малоосознанными.

Слу­чи­лась пани­ка. Алиш Жуну­сов пытал­ся зачем-то поста­вить бес­чув­ствен­но­го пар­ня на ноги, уса­дить на стул. Но тот все рав­но падал. Учи­тель сно­ва и сно­ва уса­жи­вал школь­ни­ка. Судя по все­му, уже мерт­во­го. Затем учи­тель сно­ва вер­нул­ся к раз­но­ра­бо­че­му Кана­фи­ну. Что­бы про­ин­фор­ми­ро­вать того, что Саше ста­ло пло­хо. Потом все вме­сте побе­жа­ли к школь­ной мед­сест­ре за помо­щью. Но та лишь кон­ста­ти­ро­ва­ла пол­ное отсут­ствие при­зна­ков жиз­ни у ребенка.

Все свои пока­за­ния Жуну­сов завер­шал одним и тем же утвер­жде­ни­ем: и с погиб­шим стар­ше­класс­ни­ком, и с дву­мя осталь­ны­ми потер­пев­ши­ми он толь­ко раз­го­ва­ри­вал. Нико­го не бил и пси­хо­ло­ги­че­ско­го дав­ле­ния не оказывал.

Ниче­го не видел, ниче­го не слышал

Очень стран­ные пока­за­ния были даны зав­хо­зом Мара­том Бушум­ба­е­вым и раз­но­ра­бо­чим Була­том Кана­фи­ным. Во-пер­вых, при­ход учи­те­ля с уче­ни­ком во вре­мя уро­ка для бесе­ды в под­вал у них не вызвал ника­ко­го удив­ле­ния. Как буд­то это и в самом деле было обыч­ной прак­ти­кой в Чер­но­рец­кой шко­ле. Чув­ству­ю­щий нелов­кость сво­ей пози­ции Бушум­ба­ев пытал­ся объ­яс­нить свое спо­кой­ное отно­ше­ние к утрен­не­му визи­ту Али­ша Жуну­со­ва тем, что он сра­зу дога­дал­ся: учи­тель при­шел пого­во­рить с уче­ни­ком о посе­ща­е­мо­сти уро­ков. Пото­му что про­пус­ки Саши были у всех на слу­ху и «об этом зна­ли все».

Самое же уди­ви­тель­ное то, что Бушум­ба­ев и Кана­фин, нахо­див­ши­е­ся рядом с местом тра­ге­дии, ника­ких дета­лей не запом­ни­ли. Зав­хоз сооб­щил, что в то утро он был силь­но задум­чив и не обра­тил долж­но­го вни­ма­ния на слу­чив­ший­ся в под­ва­ле пере­по­лох. Но когда мед­сест­ра при­бе­жа­ла в под­вал и кон­ста­ти­ро­ва­ла смерть школь­ни­ка, зав­хоз вышел из раз­ду­мий и, как поло­же­но, отпра­вил­ся докла­ды­вать дирек­то­ру, что в шко­ле «вро­де бы слу­чи­лось ЧП».

Рабо­чий Кана­фин задум­чи­вым в тот день не был. Но зато был занят хозяй­ствен­ны­ми про­бле­ма­ми, в силу чего тоже ника­ких подроб­но­стей того утра в его памя­ти не оста­лось. Пом­нит, что при­хо­ди­ли учи­тель и уче­ник, что уеди­ни­лись в сосед­нем поме­ще­нии через стен­ку. И хотя две­рей там не было, само­го раз­го­во­ра Жуну­со­ва с Диви­ным он не слы­шал. Пото­му что в под­ва­ле рабо­та­ли цир­ку­ля­ци­он­ные насо­сы, пода­ю­щие воду в ото­пи­тель­ную систе­му шко­лы. Те яко­бы так гуде­ли, что ниче­го не было слышно.

Как дол­го шла бесе­да за стен­кой, рабо­чий не запом­нил. Но зато он отме­тил, что после нее к нему зашел Жуну­сов, один, без школь­ни­ка, и они поку­ри­ли. Ну а после, невзи­рая на гул цир­ку­ля­ци­он­ных насо­сов, под­су­ди­мый услы­шал звук пада­ю­ще­го на бетон­ный пол тела и поспе­шил обратно.

Небезын­те­рес­ным ока­за­лось выступ­ле­ние дирек­то­ра шко­лы (уже быв­ше­го) Бай­та­са Табыл­ди­но­ва. Он так­же рас­ска­зал о двух про­пу­щен­ных Сашей учеб­ных днях, 19 и 20 октяб­ря. Но при этом позво­нить Диви­ным домой руко­во­ди­тель шко­лы не удо­су­жил­ся, а напра­вил за пар­нем учи­те­ля Жуну­со­ва. Утром 21 октяб­ря, по сло­вам дирек­то­ра, он встре­чал на крыль­це уча­щих­ся. И в том чис­ле встре­тил Жуну­со­ва с Сашей. При этом дирек­тор шко­лы, кото­рый бук­валь­но нака­нуне нерв­ни­чал из-за двух про­пу­щен­ных школь­ни­ком дней, даже не пого­во­рил с ним. Зна­чит, в тот момент про­гу­лы г‑на Табыл­ди­но­ва не интересовали.

Тем более что про­пуск заня­тий в любой шко­ле (тем более сель­ской) — явле­ние настоль­ко обыч­ное, что невоз­мож­но пове­рить, что не учи­тель и заву­чи, а сам дирек­тор обще­об­ра­зо­ва­тель­но­го заве­де­ния, забыв обо всем на све­те, вдруг начи­на­ет испы­ты­вать повы­шен­ный инте­рес к отдель­но взя­то­му нару­ши­те­лю дис­ци­пли­ны. К тому же злост­ным про­гуль­щи­ком Саша Дивин не был — кро­ме 19 и 20 октяб­ря, дру­гих про­пус­ков у него не было.

Ско­рее все­го «забо­та» о стар­ше­класс­ни­ке со сто­ро­ны Табыл­ди­но­ва и Жуну­со­ва име­ет совсем дру­гую подо­пле­ку. За месяц до тра­ге­дии в Чер­но­рец­ке у неко­е­го фер­ме­ра укра­ли желе­зо, и сви­де­те­лем по дан­но­му делу был Саша Дивин. Ника­ких офи­ци­аль­ных обви­не­ний под­рост­ку не предъ­яв­ля­ли, но вско­ре после той кра­жи в дом Диви­ных при­ез­жа­ли сна­ча­ла дирек­тор Табыл­ди­нов с инспек­то­ром по делам несо­вер­шен­но­лет­них, а потом и Жуну­сов. При­чем послед­ний, по сло­вам мате­ри под­рост­ка Анны Диви­ной, тре­бо­вал упла­тить какие-то день­ги. Не исклю­че­но, что руко­во­ди­тель шко­лы и педа­гог реши­ли «под­со­бить» зна­ко­мо­му фер­ме­ру и вер­нуть тому похищенное.

При таком рас­кла­де вни­ма­ние к Диви­ну и раз­го­вор в под­ва­ле при­об­ре­та­ют вполне кон­крет­ную логи­ку. И то, что нака­нуне двух шести­класс­ни­ков, подо­зре­ва­е­мых в кра­же теле­фо­на у сво­ей род­ствен­ни­цы, Алиш Жуну­сов «вос­пи­ты­вал» в школь­ном под­ва­ле ана­ло­гич­ным спо­со­бом, труд­но назвать случайностью.

Read More:
Не бил, а толь­ко воспитывал

архивные статьи по теме

Дату гибели банкиров эксперты не установили?

ГАЗЕТА — «Прощание славянки» на армейский лад

Признайте Козлова политзаключенным!