16 C
Астана
20 июля, 2024
Image default

«Недра»: сколько офшорных фирм в добывающей промышленности Казахстана?

В Казах­стане есть не толь­ко нефть и газ. В стране обна­ру­же­ны прак­ти­че­ски все эле­мен­ты пери­о­ди­че­ской таб­ли­цы: 99 из 118. И все эти богат­ства кто-то добы­ва­ет. Мы выяс­ня­ли кто. И вот что из это­го вышло.

Это вто­рой выпуск про­ек­та «Нед­ра», в кото­ром мы выяс­ня­ем, дей­стви­тель­но ли полез­ные иско­па­е­мые Казах­ста­на при­над­ле­жат наро­ду, как гла­сит Кон­сти­ту­ция страны.

ЕСЛИ КОРОТКО

  • Почти поло­ви­на ком­па­ний, раз­ра­ба­ты­ва­ю­щих казах­стан­ские место­рож­де­ния полез­ных иско­па­е­мых, не вклю­чая неф­тя­ные и газо­вые, заре­ги­стри­ро­ва­ны в юрис­дик­ци­ях, кото­рые счи­та­ют­ся офшор­ны­ми или име­ют при­зна­ки офшор­ных. Это зна­чит, что они пред­ла­га­ют низ­кие или нуле­вые нало­го­вые став­ки для биз­не­са и ано­ним­ность для вла­дель­цев фирм.
  • Как след­ствие, лич­но­сти конеч­ных бене­фи­ци­а­ров зна­чи­тель­но­го чис­ла добы­ва­ю­щих фирм, рабо­та­ю­щих в стране, уста­но­вить либо очень слож­но, либо невоз­мож­но, а Казах­стан может терять сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров в виде нало­го­вых отчислений.

ОФШОРЫ, БЫВШИЕ, НАСТОЯЩИЕ И «НЕНАСТОЯЩИЕ»

При бли­жай­шем рас­смот­ре­нии выяс­ня­ет­ся, что уголь, золо­то, ред­ко­зе­мель­ные метал­лы и про­чие мно­го­чис­лен­ные полез­ные иско­па­е­мые из недр стра­ны извле­ка­ют фир­мы, чьи вла­дель­цы заре­ги­стри­ро­ва­ны в самых экзо­ти­че­ских угол­ках планеты.

Азаттык изу­чил 264 ненеф­те­га­зо­вых ком­па­нии из переч­ня кон­трак­тов недро­поль­зо­ва­те­лей мини­стер­ства про­мыш­лен­но­сти и стро­и­тель­ства Казах­ста­на. В резуль­та­те выяс­ни­лось, что 40 про­цен­тов из них пря­мо или кос­вен­но при­над­ле­жат орга­ни­за­ци­ям из юрис­дик­ций, кото­рые счи­та­лись, счи­та­ют­ся офшор­ны­ми или «име­ют при­зна­ки» тако­вых. Если вклю­чать толь­ко добы­ва­ю­щие ком­па­нии, то эта доля уве­ли­чи­ва­ет­ся до 44 про­цен­тов: 76 из 171 фирмы.

Нед­ра стра­ны раз­ра­ба­ты­ва­ют ком­па­нии, заре­ги­стри­ро­ван­ные, напри­мер, на Бри­тан­ских Вир­гин­ских или Кай­ма­но­вых ост­ро­вах. Есть ком­па­ния из Неза­ви­си­мо­го Госу­дар­ства Самоа. Это неболь­шой и очень уда­лён­ный от Казах­ста­на архи­пе­лаг в Тихом оке­ане. Есть фир­ма из Герн­си. Это тоже ост­ров, но в про­ли­ве Ла-Манш, он при­над­ле­жит Британии.

Ком­па­ни­я­ми-недро­поль­зо­ва­те­ля­ми в Казах­стане вла­де­ют и фир­мы из менее экзо­ти­че­ских мест, но тоже любо­пыт­ных в плане фис­каль­ной поли­ти­ки и гаран­тий кон­фи­ден­ци­аль­но­сти: с Кип­ра, из Нидер­лан­дов, Шот­лан­дии, Син­га­пу­ра, Люк­сем­бур­га и Британии.

Что такое «офшорные зоны»?

Их еще назы­ва­ют «нало­го­вы­ми гава­ня­ми». Обыч­но счи­та­ет­ся, что это тер­ри­то­рии, пред­ла­га­ю­щие воль­гот­ные усло­вия для биз­не­са: низ­кие или почти нуле­вые нало­ги, необре­ме­ни­тель­ные тре­бо­ва­ния к отчет­но­сти, кон­фи­ден­ци­аль­ность для вла­дель­цев. Ком­па­нии, заре­ги­стри­ро­ван­ные в офшор­ных юрис­дик­ци­ях, так­же ино­гда назы­ва­ют «меж­ду­на­род­ны­ми» или «транс­на­ци­о­наль­ны­ми». 

Есть обще­при­знан­ные офшор­ные зоны. Казах­стан клас­си­фи­ци­ру­ет их как «стра­ны со льгот­ным нало­го­об­ло­же­ни­ем» и отно­сит к ним 57 тер­ри­то­рий, в том чис­ле Самоа, Вир­гин­ские, Кай­ма­но­вы, Нор­манд­ские острова. 

Неко­то­рые тер­ри­то­рии пере­ста­ли счи­тать офшор­ны­ми, пото­му что они изме­ни­ли зако­но­да­тель­ство и, напри­мер, теперь рас­кры­ва­ют име­на вла­дель­цев фирм. 

Есть юрис­дик­ции, кото­рые име­ют при­зна­ки офшор­ных: гаран­ти­ру­ют кон­фи­ден­ци­аль­ность, осво­бож­да­ют от круп­ных нало­гов, напри­мер, на при­быль от про­да­жи и диви­ден­ды, напри­мер, Син­га­пур, Кипр или ОАЭ. При этом дру­гие стра­ны, сре­ди них Казах­стан, не счи­та­ют их офшорными.

Бри­тан­ская орга­ни­за­ция Tax Justice Network, высту­па­ю­щая про­тив укло­не­ния от нало­гов, офшор­ных зон и нало­го­во­го нера­вен­ства, состав­ля­ет Индекс финан­со­вой сек­рет­но­сти — «рей­тинг юрис­дик­ций, кото­рые наи­бо­лее при­част­ны к сокры­тию финан­сов от вер­хо­вен­ства зако­на». В нем более 140 тер­ри­то­рий – почти в три раза боль­ше, чем в казах­стан­ском.

Веде­ние биз­не­са через офшор­ные тер­ри­то­рии, гово­рит Азатты­ку Дмит­рий Суха­рев, жур­на­лист-рас­сле­до­ва­тель про­ек­та «Схе­мы», прак­ти­ка закон­ная и рас­про­стра­нен­ная: она упро­ща­ет юри­ди­че­ские про­це­ду­ры, сни­жа­ет нало­го­вое бре­мя, а в отдель­ных слу­ча­ях — защи­ща­ет акти­вы от пося­га­тель­ства. «Это очень важ­но для пост­со­вет­ских стран», — счи­та­ет Сухарев. 

«Круп­ный биз­нес пред­по­чи­та­ет реги­стри­ро­вать­ся в офшо­рах хотя бы пото­му, что они исполь­зу­ют так назы­ва­е­мую англо-сак­сон­скую систе­му пра­ва. Круп­ный биз­нес пред­по­чи­та­ет вести судеб­ные тяж­бы по ней, в том чис­ле от недо­ве­рия к мест­ным пра­во­вым систе­мам. Если ком­па­ния заре­ги­стри­ро­ва­на про­сто в стране, то веро­ят­ность рей­дер­ско­го захва­та доста­точ­но высо­ка. Какой-нибудь дру­гой оли­гарх или госу­дар­ство хочет забрать этот актив и забе­рет. А когда есть какие-то замор­ские тер­ри­то­рии, то все намно­го слож­нее», — гово­рит расследователь.

ОФШОРЫ НЕПРОЗРАЧНЫЕ

Одна из быв­ших «нало­го­вых гава­ней» — Кипр, кото­рый очень попу­ля­рен сре­ди казах­стан­ских недро­поль­зо­ва­те­лей. В 2019 году он внёс изме­не­ния в зако­но­да­тель­ство и рас­сек­ре­тил реест­ры, пере­став счи­тать­ся офшо­ром. Но, что­бы узнать вла­дель­цев, надо всё ещё изряд­но попо­теть. И это одна из серьёз­ных про­блем, воз­ни­ка­ю­щих из-за рабо­ты офшор­ных ком­па­ний — отсут­ствие прозрачности.

Вот несколь­ко при­ме­ров. Тор­го­во-про­мыш­лен­ная ком­па­ния «БАС» заре­ги­стри­ро­ва­на в Кара­ган­дин­ской обла­сти, име­ет лицен­зию на добы­чу угля и экс­клю­зив­ное пра­во на его экс­порт. Един­ствен­ный акци­о­нер — кипр­ская ком­па­ния CIGARDES LIMITED. Дирек­то­ром зна­чит­ся Денис Чер­ка­шин. Он же ука­зан дирек­то­ром еще трёх заре­ги­стри­ро­ван­ных на Кип­ре ТОО.

В откры­тых доку­мен­тах и базах соб­ствен­ни­ков CIGARDES LIMITED не най­ти. Что­бы их узнать, необ­хо­ди­мо напи­сать запрос пра­ви­тель­ству Кип­ра или рас­ко­ше­лить­ся на сайты-посредники.

Та же исто­рия с конеч­ным вла­дель­цем уголь­ной ком­па­нии «СТС‑1». Она тоже однаиз тех, кто име­ет исклю­чи­тель­ное пра­во на экс­порт казах­стан­ско­го угля. Её акци­о­нер — кипр­ская ком­па­ния MD ENLIGHTEN FUTURE LIMITED. Дирек­тор — Миха­ил Тасос. Он же зна­чит­ся дирек­то­ром не менее 20 кипр­ских компаний.

До 2022 года акци­о­не­ром «СТС‑1» был Иль­дар Заки­ров. Его назы­ва­ли «уголь­ным оли­гар­хом». В 2011 году на него заве­ли уго­лов­ное дело по обви­не­нию в отмы­ва­нии денег и укло­не­нии от упла­ты нало­гов. Заки­ров бежал из стра­ны. В 2012 году обви­не­ния сня­ли. Сей­час Заки­ров — учре­ди­тель кара­ган­дин­ской ГРЭС‑1. Он был свя­зан и с «БАС» — вла­дел одной из ком­па­ний, став­шей учре­ди­те­лем в 2009 году.

Экс­клю­зив­ное пра­во на экс­порт казах­стан­ско­го угля име­ют SatKomir и «Раз­рез Куз­нец­кий». Их учре­ди­те­ли заре­ги­стри­ро­ва­ны в Син­га­пу­ре. В этой стране вла­дель­цев ком­па­ний узнать мож­но, но для это­го так­же нуж­но пре­одо­леть зна­чи­тель­ные бюро­кра­ти­че­ские препоны.

Экс­клю­зив­ный экс­пор­тёр угля и ком­па­ния «Тран­ско­мир». Один из её вла­дель­цев заре­ги­стри­ро­ван на Кип­ре, дру­гой — в ОАЭ. Эми­ра­ты вооб­ще гаран­ти­ру­ют кон­фи­ден­ци­аль­ность вла­дель­цам фирм в сво­ей юрисдикции.

Стра­ны реги­стра­ции соб­ствен­ни­ков ком­па­ний, име­ю­щих экс­клю­зив­ное пра­во на экс­порт угля

Все­го экс­клю­зив­ное пра­во про­да­вать казах­стан­ский уголь за гра­ни­цу в 2023 году полу­чи­ли 33 ком­па­нии. Вла­дель­цы почти тре­ти из них (10) заре­ги­стри­ро­ва­ны в Нидер­лан­дах, Син­га­пу­ре, на Кип­ре или в ОАЭ.

ОФШОРНЫЕ «МАТРЁШКИ»

Есть в этой «ано­ним­ной сек­рет­но­сти» один поло­жи­тель­ный момент: когда ста­но­вит­ся извест­на какая-то инфор­ма­ция о вла­дель­цах, она поз­во­ля­ет рас­пу­ты­вать инте­рес­ные цепочки.

Напри­мер, узнать вла­дель­цев фирм, заре­ги­стри­ро­ван­ных на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах, леген­дар­ной офшор­ной зоне, обыч­ны­ми спо­со­ба­ми нель­зя: им гаран­ти­ро­ва­на пол­ная ано­ним­ность. Но бене­фи­ци­а­ры всё же ста­но­вят­ся извест­ны из уте­чек дан­ных. Одна из них рас­сек­ре­ти­ла имя вла­дель­ца казах­стан­ской гор­но­руд­ной ком­па­нии «Тох­тар», кото­рая суще­ству­ет с 2006 года.

«Тох­тар» через ТОО «КАМЛ Казах­стан Хол­динг» вла­де­ет заре­ги­стри­ро­ван­ная на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах WILDORF HOLDING LTD. По дан­ным кон­сор­ци­у­ма жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей, кото­рые ана­ли­зи­ру­ют утеч­ки об офшо­рах, этим ТОО вла­де­ет Муха­меджан Тур­да­ху­нов, кото­рый зна­чит­ся руко­во­ди­те­лем «КАМЛ Казах­стан Холдинг».

WILDORF HOLDING LTD была созда­на, когда Тур­да­ху­нов был пред­се­да­те­лем прав­ле­ния «Соко­лов­ско-Сар­бай­ско­го гор­но-обо­га­ти­тель­но­го про­из­вод­ствен­но­го объ­еди­не­ния» (ССГПО). Оно при­над­ле­жит ком­па­нии Eurasian Resources Group (ERG или Евразий­ская груп­па). Судя по все­му, «Тох­тар» созда­ли, что­бы ей пере­да­ли кон­тракт на добы­чу золо­та на место­рож­де­нии Тох­та­ров­ское в Коста­най­ской области.

Неко­то­рые цепоч­ки вла­де­ния казах­стан­ски­ми ком­па­ни­я­ми, могут с лёг­ко­стью рас­тя­ги­вать­ся на стра­ни­цу А4, пере­би­ра­ясь из одной офшор­ной зоны в дру­гую, но в кон­це кон­цов рас­кры­вать­ся до бене­фи­ци­а­ров. Напри­мер, ком­па­ния «Алю­ми­ний Казах­ста­на», кото­рая по фак­ту, как и «Соко­лов­ско-Сар­бай­ское гор­но-обо­га­ти­тель­ное про­из­вод­ствен­ное объ­еди­не­ние», при­над­ле­жит Евразий­ской группе.

На бума­ге это может выгля­деть так: «Алю­ми­ни­ем Казах­ста­на» вла­де­ет ТОО EKT Holding, ею — NC Eurasian Holding B.V. и Eurasian Resources Group B.V.

И далее по спис­ку: ERG Sales AG  ENRC N.V.  ENRC Finance Limited  Eurasian Natural Resources Corporation Limited  Eurasian Resources Group B.– Eurasian Resources Group  Коми­тет госу­дар­ствен­но­го иму­ще­ства и при­ва­ти­за­ции МФ РК 40 про­цен­тов, ALM Management S.a.r.l 20,72 про­цен­та, Silverfjord Holding S.a.r.l. 20,71 про­цен­та, Eleanore Luxembourg II S.a.r.l 18,57 про­цен­та; ALM Management S.a.r.l  ALM Luxembourg Holdings S.a.r. ALM Group S.a.r.l – STAK ALM Holdings I  Маш­ке­вич Алек­сандр (Госу­дар­ство Изра­иль); Silverfjord Holding S.a.r.l. Westfjord Capital S.a.r.l  Ибра­ги­мов Али­джан (РК, умер в 2021 году, акти­вы пере­шли чле­нам семьи.  Ред.); Eleanore Luxembourg II S.a.r.l  Eleanore Luxembourg I S.a.r.l  Шоди­ев Патох (Бель­гия) 100 процентов.

ERG кон­тро­ли­ру­ет боль­шую часть метал­лур­ги­че­ской про­мыш­лен­но­сти Казах­ста­на и вклю­ча­ет 26 пред­при­я­тий. Это упо­мя­ну­тые уже «Алю­ми­ний Казах­ста­на» и Соко­лов­ско-Сор­бай­ское ГПО, а так­же «Пав­ло­дар­ский маши­но­стро­и­тель­ный завод».

Основ­ны­ми вла­дель­ца­ми Eurasian Resources Group мно­го лет были биз­не­сме­ны Алек­сандр Маш­ке­вич, Патох Шоди­ев и умер­ший в 2021 году Али­джан Ибра­ги­мов. С сере­ди­ны 1990‑х ком­па­ния была извест­на как Eurasian Natural Resources Corporation. В пери­од при­ва­ти­за­ции она ску­па­ла акти­вы в метал­лур­ги­че­ской отрас­ли. Осно­вав­ших её оли­гар­хов свя­зы­ва­ли с экс-пре­зи­ден­том Казах­ста­на Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым. Так, их име­на упо­ми­на­лись в рам­ках «вер­то­лёт­но­го Казахгей­та» — скан­да­ла вокруг сдел­ки о покуп­ке Казах­ста­ном фран­цуз­ских вертолётов.

В ту пору пре­зи­ден­ты Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев (спра­ва) и Фран­ции Нико­ля Сар­ко­зи на встре­че в Астане в октяб­ре 2009 года

ENRC тор­го­ва­лась на Лон­дон­ской бир­же, но в 2013 году про­ве­ла дели­стинг. Тогда бри­тан­ские вла­сти нача­ли рас­сле­до­ва­ние про­тив ком­па­нии из-за её биз­нес-опе­ра­ций в Афри­ке. Оно было закры­то совсем недав­но — в про­шлом году — из-за недо­стат­ка дока­за­тельств. Сей­час ENRC на 100 про­цен­тов при­над­ле­жит Eurasian Resources Group, част­ной ком­па­нии, заре­ги­стри­ро­ван­ной в Люк­сем­бур­ге. На её сай­те сооб­ща­ет­ся, что 40 про­цен­та­ми акций вла­де­ет пра­ви­тель­ство Казах­ста­на. Пред­се­да­те­ля­ми сове­та дирек­то­ров ука­за­ны Маш­ке­вич, а так­же сыно­вья Ибра­ги­мо­ва и Шоди­е­ва: Сабир Шоди­ев и Шух­рат Ибрагимов.

Внут­ри «мат­рё­шек» в казах­стан­ской добы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти мож­но най­ти как круп­ных оли­гар­хов, так и извест­ные ино­стран­ные ком­па­нии. Так, ТОО Aktobe Steel Production через Вир­гин­ские ост­ро­ва при­во­дит к семье Асау­ба­е­вых. А за гол­ланд­ски­ми и кипр­ски­ми вла­дель­ца­ми казах­стан­ских мед­ных ком­па­ний «Каз­Ге­оРуд», «Коп­пер Тек­но­лод­жи» и «Актю­бин­ская мед­ная ком­па­ния» обна­ру­жи­ва­ет­ся «Рус­ская мед­ная компания».

Но ино­гда послед­нее зве­но в цепоч­ке может ниче­го не гово­рить пуб­ли­ке. Возь­мём золо­то­до­бы­ва­ю­щую ком­па­нию «Каза­хал­тын». Сей­час она при­над­ле­жит АО «Алты­нал­мас». Та назы­ва­ет себя одним из круп­ней­ших про­из­во­ди­те­лей золо­та в Казахстане.

Кон­троль­ный пакет при­над­ле­жит нидер­ланд­ской Gouden Reserves B.V. Пакет помень­ше — Вла­ди­ми­ру Джу­ман­ба­е­ву. Нидер­ланд­ская ком­па­ния при­над­ле­жит син­га­пур­ской Trustee Pte Ltd, а она, гово­рит­ся в одном из ауди­тор­ских отчё­тов, дей­ству­ет от име­ни ком­па­нии Family Trust. Что та собой пред­став­ля­ет, выяс­нить не уда­лось: ни в одном доку­мен­те об аффи­ли­ро­ван­ных лицах её адрес не ука­зан. Но при­над­ле­жит Family Trust нидер­ланд­ской Gardien B.V. В конеч­ном ито­ге в глу­бине этой «мат­рёш­ки» обна­ру­жи­ва­ет­ся граж­дан­ка Рос­сии и Нидер­лан­дов Анна Бере­зи­на.

О ней извест­но крайне мало, хотя она при­сут­ству­ет в казах­стан­ском биз­не­се, пре­иму­ще­ствен­но в золо­то­до­бы­ва­ю­щей отрас­ли, с 2013 года как мини­мум. Её свя­зы­ва­ют с казах­стан­ски­ми биз­не­сме­на­ми Вла­ди­ми­ром Кимом и Эду­ар­дом Огаем.

Вдо­ва погиб­ше­го спа­са­те­ля Айдо­са Шай­мер­ден у ворон­ки обва­ла, где под зава­ла­ми лежит авто­бус с её погиб­шим мужем, март 2024 года

Про­дол­жая тему золо­то­до­бы­чи, вла­де­лец «Май­ка­ин­зо­ло­то», рабо­та­ю­щей в Пав­ло­дар­ской обла­сти, заре­ги­стри­ро­ван на Кип­ре — ком­па­ния Rence Enterprises Limited. Её дирек­то­ром ука­зан граж­да­нин Сер­бии Милан Попо­вич. Ту же долж­ность он зани­ма­ет ещё в вось­ми ком­па­ни­ях на Кип­ре. Попо­ви­ча свя­зы­ва­ли с рос­сий­ским оли­гар­хом Иго­рем Алтуш­ки­ным, осно­ва­те­лем Рус­ской мед­ной ком­па­нии. Его фами­лия — 37‑я в спис­ке бога­тей­ших людей Рос­сии по вер­сии Forbes.

«Май­ка­ин­зо­ло­то» в первую оче­редь извест­на тем, что там несколь­ко меся­цев назад в ворон­ку шах­ты про­ва­лил­ся авто­бус с четырь­мя спа­са­те­ля­ми. Тела дво­их не нашли до сих пор. Поис­ки оста­нов­ле­ны. Про­пав­шие люди пока так и не при­зна­ныпогиб­ши­ми, а их семьи не могут полу­чить компенсации.

САМЫЕ ЭКЗОТИЧЕСКИЕ ОФШОРЫ КАЗАХСТАНСКОЙ ДОБЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Тер­ри­то­рии Герн­си и Джер­си вхо­дят в состав Нор­манд­ских ост­ро­вов. Фор­маль­но они под бри­тан­ской коро­ной, но во мно­гом неза­ви­си­мы — у них своя систе­ма нало­гов, здра­во­охра­не­ния, сим­во­ли­ка, бан­ки и валю­та. Ост­ро­ва Герн­си и Джер­си неко­гда были одни­ми из самых попу­ляр­ных офшо­ров, но потом рас­те­ря­липопу­ляр­ность, изме­нив фис­каль­ные пра­ви­ла под дав­ле­ни­ем ЕС и Британии.

На Герн­си и Джер­си заре­ги­стри­ро­ва­ны вла­дель­цы двух добы­ва­ю­щих пред­при­я­тий. Одна — AltynEx Company — добы­ва­ет золо­то на место­рож­де­нии Юби­лей­ное в Актю­бин­ской обла­сти. С её вла­дель­ца­ми — нераз­бе­ри­ха. По дан­ным сай­та элек­трон­но­го пра­ви­тель­ства, акции при­над­ле­жат заре­ги­стри­ро­ван­ным на Джер­си Terra Minerals Exploration Limited и LINKORN LIMITED. Дирек­то­ром пер­вой, по дан­ным утеч­ки Paradise Papers, зна­чил­ся казах­стан­ский биз­нес­мен Дин­му­ха­мет Идри­сов, а вла­дель­цем назы­ва­ли индий­ский кон­церн SUN Gold. Вла­дель­цем Linkorn Limited назы­ва­ли рос­си­я­ни­на Бори­са Лузи­на. Как писа­лиСМИ, в 2016‑м у ком­па­нии появи­лись новые акци­о­не­ры, сре­ди них Дин­му­ха­мет Идри­сов (почти 25 про­цен­тов) и Анна Бере­зи­на (око­ло шести процентов).

Иные дан­ные содер­жит казах­стан­ская фон­до­вая бир­жа. По дан­ным Kase, един­ствен­ный акци­о­нер AltynEx Company — Сар­се­нов Эль­дар Раши­то­вич. Семья Сар­се­но­вых из казах­стан­ско­го спис­ка Forbes вла­де­ет Нур­бан­ком, сетя­ми «Фран­цуз­ский дом», «Бью­ти­ма­ния» и дру­ги­ми активами.

С дру­гим нор­манд­ским ост­ро­вом — Герн­си — свя­за­на фир­ма «Балау­са». Она раз­ра­ба­ты­ва­ет одно из круп­ней­ших место­рож­де­ний вана­дия в мире — Бала­са­ускан­дык в Кызы­лор­дин­ской обла­сти. Этот металл и его про­из­вод­ные исполь­зу­ет­ся в метал­лур­гии, элек­тро­ни­ке, хими­че­ской про­мыш­лен­но­сти. Место­рож­де­ние отли­чи­тель­но ещё и тем, что харак­те­ри­сти­ки руды в нём поз­во­ля­ют тра­тить на добы­чу гораз­до мень­ше средств. Вла­де­ет «Балау­сой» ком­па­ния Ferro-Alloy Resources Limited, акции кото­рой тор­гу­ют­ся на Лон­дон­ской фон­до­вой бирже.

Ее круп­ней­ший акци­о­нер — Theseus (Guernsey) Ltd. Ком­па­ния высту­па­ет в каче­стве дове­ри­тель­но­го управ­ля­ю­ще­го заре­ги­стри­ро­ван­ной на том же ост­ро­ве Герн­си ком­па­нии The Athol 3 Settlement. Она аффи­ли­ро­ва­на с создан­ным в 2020 году инвест­фон­дом Vision Blue Resources Limited. Его открыл быв­ший каз­на­чей Бри­тан­ской кон­сер­ва­тив­ной пар­тии Мик Дэвис.

Вто­рой круп­ный акци­о­нер и глав­ный опе­ра­ци­он­ный дирек­тор Ferro-Alloy Resources Limited — Андрей Куз­не­цов. В 1990‑х он был ген­ди­рек­то­ром Аль­фа-Банк Казах­стан — дочер­ней струк­ту­ры бан­ка в Рос­сии — и в 2006‑м стал дирек­то­ром «Балау­сы».

Юрис­дик­ции, в кото­рых заре­ги­стри­ро­ва­ны вла­дель­цы ком­па­ний-недро­поль­зо­ва­те­лей в Казахстане

Неза­ви­си­мое госу­дар­ство Самоа — стра­на в Поли­не­зии с насе­ле­ни­ем 200 тысяч чело­век. Офшор­ные ком­па­нии там осво­бож­де­ны от всех мест­ных нало­гов: на при­быль, при­рост капи­та­ла, тран­зак­ции и кон­трак­ты. Ком­па­ния, рас­по­ло­жен­ная там, назы­ва­ет­ся Shine Lead Group Limited. Она вла­де­ет золо­то­до­бы­ва­ю­щей фир­мой IRG Kazakhstan. Её в 2010 году учре­ди­ли ком­па­ния International Resources Group Limited и Берик­бо­лов Сырым Бахыт­жа­но­вич. Ком­па­нии сра­зу были пере­да­ны пра­ва на раз­ра­бот­ку Чар­ско­го золо­то­руд­но­го поя­са от ком­па­нии «Чарал­тын».

Shine Lead Group Limited купи­ла IRG Kazakhstan в 2017 году. По дан­ным ауди­тор­ско­го отчё­та, у неё два акци­о­не­ра — Dragon Presper Investments Limited и Dragon Sum International Limited. Обе заре­ги­стри­ро­ва­ны на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах. Вла­де­лец обе­их — китай­ская Tianjin Dragon Fly Invest Development Co Ltd, кото­рая при­над­ле­жит двум граж­да­нам Китая.

ОФШОРЫ, ТРЕЙДЕРЫ, НАЛОГИ 

Такие гиган­ты казах­стан­ско­го добы­ва­ю­ще­го сек­то­ра, как «Каза­том­пром», «Каз Мине­ралс», «Каз­хром» и «Каз­гео­ло­гия», тоже вла­де­ют неко­то­ры­ми сво­и­ми добы­ва­ю­щи­ми пред­при­я­ти­я­ми не напря­мую, а через ино­стран­ные юрис­дик­ции. Экс­пер­ты утвер­жда­ют, что это­му может быть про­стое объяснение.

«Добы­ва­ю­щий биз­нес, кото­рый экс­пор­ти­ру­ет полез­ные иско­па­е­мые, рабо­та­ет не напря­мую со сво­и­ми кли­ен­та­ми, а через трей­де­ров. Если ази­ат­ский рынок — то Син­га­пур часто исполь­зу­ют. Если это евро­пей­ский рынок — то Швей­ца­рия. То есть если нуж­но про­дать уголь в Чили, то чилий­ским ком­па­ни­ям намно­го удоб­нее пла­тить в евро в Швей­ца­рии, или во фран­ках, или в дол­ла­рах и не заду­мы­вать­ся, как этот пла­тёж будет идти [даль­ше]. Здесь бан­ков­ская систе­ма абсо­лют­но про­зрач­ная, ста­рей­шая в мире, к ним дове­рия боль­ше все­го. Поэто­му её часто исполь­зу­ют. И то же самое с Син­га­пу­ром», — гово­рит жур­на­лист-рас­сле­до­ва­тель Дмит­рий Сухарев.

Это тем не менее не отме­ня­ет тот факт, что почти в поло­вине слу­ча­ев вла­дель­цы ненеф­те­га­зо­вых добы­ва­ю­щих ком­па­ний в Казах­стане неоче­вид­ны. Их нуж­но отка­пы­вать в ино­стран­ных реест­рах, писать мно­же­ство запро­сов, рас­пу­ты­вать длин­ные цепоч­ки вла­де­ния. При этом нет гаран­тий, что конеч­ный бене­фи­ци­ар ста­нет изве­стен. А ино­гда они абсо­лют­но ано­ним­ны по умолчанию.

По сло­вам экс­пер­тов, такой пере­кос может быть симп­то­мом глу­бо­ких проблем.

«Если ком­па­ния заре­ги­стри­ро­ва­на про­сто в стране, [где ведёт дея­тель­ность], то высо­ка веро­ят­ность рей­дер­ско­го захва­та: какой-нибудь дру­гой оли­гарх или госу­дар­ство хочет забрать этот актив и заби­ра­ет. Когда есть какие-то замор­ские тер­ри­то­рии, то все намно­го слож­нее. Мне кажет­ся, когда круп­ней­шие ком­па­нии в стране или их вла­дель­цы фор­маль­но нахо­дят­ся где-то в дру­гих юрис­дик­ци­ях, это гово­рит о том, что в стране пло­хо рабо­та­ет или не рабо­та­ет пра­во­вая систе­ма, пло­хой инве­сти­ци­он­ный кли­мат и круп­ные биз­не­сме­ны ста­ра­ют­ся таким обра­зом защи­тить свои акти­вы», — гово­рит Азатты­ку Сухарев.

По дан­ным коми­те­та госдо­хо­дов Мин­фи­на Казах­ста­на, с 2018 по 2022 год юрли­ца-рези­ден­ты в Казах­стане выпла­ти­ли в офшор­ные юрис­дик­ции в каче­стве дохо­дов почти 505 мил­ли­ар­дов тен­ге, из них почти 285 мил­ли­ар­дов выпла­ти­ли недро­поль­зо­ва­те­ли. Это в сред­нем око­ло 60 мил­ли­ар­дов тен­ге (135 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США по теку­ще­му кур­су. — Ред.) в год, выру­чен­ных от про­да­жи казах­стан­ских полез­ных ископаемых.

В коми­те­те, отве­чая на запрос Азатты­ка, доба­ви­ли, что ком­па­нии, чьи вла­дель­цы заре­ги­стри­ро­ва­ны в офшор­ных юрис­дик­ци­ях, обла­га­ют­ся в Казах­стане налогом.

«Пунк­том 2 ста­тьи 646 Нало­го­во­го кодек­са опре­де­ле­но, что дохо­ды лица, заре­ги­стри­ро­ван­но­го в госу­дар­стве с льгот­ным нало­го­об­ло­же­ни­ем, вклю­чён­ном в пере­чень, утвер­ждён­ный упол­но­мо­чен­ным орга­ном, опре­де­лён­ные ста­тьёй 644 Нало­го­во­го кодек­са, под­ле­жат нало­го­об­ло­же­нию у источ­ни­ка выпла­ты по став­ке 20 про­цен­тов», — гово­рит­ся в отве­те комитета.

Казах­стан не отно­сит к госу­дар­ствам с льгот­ным нало­го­об­ло­же­ни­ем такие попу­ляр­ные у недро­поль­зо­ва­те­лей стра­ны, как Нидер­лан­ды, Кипр или Син­га­пур. При этом с ними дей­ству­ют дого­во­ры об избе­жа­нии двой­но­го нало­го­об­ло­же­ния. Это озна­ча­ет, что нало­го­пла­тель­щик может пла­тить нало­ги толь­ко в одной стране.

Здесь ещё будет умест­но вспом­нить исто­рию с ком­па­ни­ей KAZ Minerals Aktogay, зани­ма­ю­щей­ся добы­чей меди. Она на 100 про­цен­тов при­над­ле­жит KAZ Minerals Aktogay Finance Limited — это бри­тан­ское под­раз­де­ле­ние KAZ Minerals. В про­ку­ра­ту­ре Алма­ты летом 2023 года заяв­ля­ли, что KAZ Minerals Aktogay с 2018 года на про­тя­же­нии четы­рёх лет зани­жа­ла упла­чи­ва­е­мые в Казах­стане нало­ги и пере­чис­ля­ла более круп­ные сум­мы диви­ден­дов сво­е­му бри­тан­ско­му акци­о­не­ру. В про­ку­ра­ту­ре сооб­ща­ли, что каз­на недо­счи­та­лась вось­ми мил­ли­ар­дов тен­ге, но после нало­го­вой про­вер­ки эти день­ги госу­дар­ству выплатили.

По оцен­кам бри­тан­ской коа­ли­ции Tax Justice Network, Казах­стан еже­год­но может недо­по­лу­чать не менее 183 мил­ли­о­нов дол­ла­ров в виде нало­гов из-за раз­но­го вида нару­ше­ний нало­го­во­го зако­но­да­тель­ства. Из них 118 мил­ли­о­нов — из-за дея­тель­но­сти ком­па­ний, заре­ги­стри­ро­ван­ных в офшорах.

И это, гово­рят в Tax Justice Network, может быть лишь вер­хуш­кой айсберга.

«Полу­чить циф­ры слож­но из-за при­ро­ды этих пото­ков. Понят­но, что их ста­ра­ют­ся скры­вать. У нас есть ряд кос­вен­ных мето­дов оцен­ки мас­шта­бов. По послед­ним опуб­ли­ко­ван­ным оцен­кам Tax Justice Network, еже­год­но при­мер­но 470 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров теря­ют­ся из-за пере­ме­ще­ния при­бы­ли нац­кор­по­ра­ций в офшо­ры и укло­не­ния от упла­ты нало­гов путём сокры­тия там богатств. Это сво­е­го рода ори­ен­тир, по кото­ро­му мож­но судить о мно­гих дру­гих типах неза­кон­ных финан­со­вых пото­ков», — гово­рит Азатты­ку Миро­слав Полан­ски, про­фес­сор эко­но­ми­ки Кар­лов­ско­го уни­вер­си­те­та, гла­ва иссле­до­ва­тель­ско­го отде­ла Tax Justice Network.

По сло­вам Полан­ски, изме­не­нию ситу­а­ции во мно­гих стра­нах может мешать заин­те­ре­со­ван­ность вли­я­тель­ных лиц в ста­ту­се-кво и «лоб­би­ро­ва­ние со сто­ро­ны эли­ты, кото­рая полу­ча­ет выго­ду от системы».

«Чем боль­ше таких людей, тем труд­нее поли­ти­кам про­ти­во­сто­ять дав­ле­нию и пред­при­ни­мать шаги к про­зрач­но­сти и к более спра­вед­ли­вой нало­го­вой систе­ме. Я думаю, неже­ла­ние вли­я­тель­ных людей бороть­ся за эти изме­не­ния — боль­шая про­бле­ма. Их сти­му­лы не соот­вет­ству­ют стрем­ле­ни­ям осталь­но­го обще­ства», — счи­та­ет Полански.

Но, по мне­нию жур­на­ли­ста-рас­сле­до­ва­те­ля Дмит­рия Суха­ре­ва, со вре­ме­нем офшо­ры «всё рав­но ста­но­вят­ся небез­опас­ны­ми для тех, кто ста­ра­ет­ся отмы­вать день­ги или пря­тать что-то».

«Либо утеч­ка про­ис­хо­дит, либо вла­сти [офшор­ных тер­ри­то­рий] рас­кры­ва­ют какие-то све­де­ния. Мы теперь живём в циф­ро­вом мире, и никто не защи­щён от это­го. Любые день­ги, кото­рые кто-то пыта­ет­ся спря­тать, так или ина­че при жела­нии мож­но най­ти», — гово­рит Сухарев.

По дан­ным Мин­про­ма, в Казах­стане нахо­дит­ся почти 350 место­рож­де­ний угле­во­до­ро­дов и более 950 место­рож­де­ний твёр­дых полез­ных иско­па­е­мых. Соглас­но офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, в 2023 году доля гор­но­до­бы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти в ВВП стра­ны состав­ля­ла почти 13 процентов.

Источ­ник: Azattyq

архивные статьи по теме

СТРАНА переворотов и несбывшихся надежд

Editor

Элитная недвижимость Анар Айтжановой

Editor

На стезе добродетели