7 C
Астана
19 сентября, 2021
Image default

На асе говорили о насущных проблемах

На боль­шой поми­наль­ный обед по погиб­шим, кото­рый про­шел в посел­ке Тен­ге Аулие близ Жана­о­зе­на, при­шли пред­се­да­тель прав­ле­ния “Каз­Му­най­Га­за” Ляз­зат Кии­нов, один из руко­во­ди­те­лей ПФ “Озен­му­гай­газ”, а так­же аким горо­да Серик­бай Тру­мов. И в этот день им не уда­лось избе­жать бесед с жите­ля­ми Жана­о­зе­на на зло­бо­днев­ные темы.

 

Автор: Шари­па ИСКАКОВА

 

Началь­ни­ки не осо­бо были настро­е­ны на бесе­ду с людь­ми в неофи­ци­аль­ной обста­нов­ке. Но род­ствен­ни­ки осуж­ден­ных и погиб­ших неф­тя­ни­ков были настой­чи­вы. Ляз­зат Кии­нов и Алик Айдар­ба­ев на ас при­шли бли­же к обе­ду. Они раз­ме­сти­лись за отдель­ным столом.

В недав­нем про­шлом имен­но Ляз­зат Кии­нов и Алик Айдар­ба­ев, по сло­вам жен неф­тя­ни­ков, обе­ща­ли устро­ить жен­щин в ОМГ на места их осуж­ден­ных мужей. Но обе­ща­ния так и оста­лись не выпол­нен­ны­ми. Поэто­му жен­щи­ны реши­ли не упус­кать момент: зай­дя все вме­сте юрту, без дол­го­го вступ­ле­ния они зада­ли началь­ству неф­тя­ной отрас­ли пря­мой вопрос, соби­ра­ют­ся ли они брать жен­щин на работу.

Ответ Али­ка Айдар­ба­е­ва и Ляз­за­та Кии­но­ва был вполне ожи­да­е­мым: они пообе­ща­ли этот вопрос рас­смот­реть сно­ва. Не зна­ем, удо­вле­тво­рил ли этот ответ род­ствен­ни­ков неф­тя­ни­ков, но то, где эти сло­ва были ска­за­ны, при­да­ло жен­щи­нам надежду.

- Мы наде­ем­ся, что ска­зан­ные на зем­ле Аулие сло­ва они не бро­сят на ветер, — задум­чи­во ска­за­ли женщины.

Чуть поодаль аким горо­да Жана­о­зе­на Серик­бай Тру­мов общал­ся с журналистами.

- 16 декаб­ря не будут про­во­дить­ся ника­кие празд­но­ва­ния, я запре­тил так­же митин­ги, не вижу в них ника­ко­го смыс­ла. А для поми­на­ния погиб­ших в этот день в мече­тях горо­да Жана­о­зе­на, посел­ков Тен­ге и Кызыл­сай будут читать Коран, — ска­зал Тру­мов и уже хотел было уда­лить­ся, как его оста­но­ви­ла тетя неф­тя­ни­ка Жана­бер­ге­на Куше­ро­ва, погиб­ше­го 16 декабря.

- Могу я задать вам один вопрос?- спро­си­ла Самал­хан Кожабекова.

Было вид­но, что аким не жела­ет бесе­до­вать с ней при жур­на­ли­стах. Но жен­щи­на была неумо­ли­ма и, несмот­ря на его пред­ло­же­ние отой­ти подаль­ше, о про­бле­ме загов­ри­ла на месте.

- Я явля­юсь тетей погиб­ше­го Жана­бер­ге­на Куше­ро­ва, мне нуж­но погов­рить с вами по пово­ду квар­ти­ры для его семьи.

На это Тру­мов отве­тил, что не сто­ит такие вопро­сы обсуж­дать на асе, ей луч­ше прий­ти к нему на встре­чу в акимат.

- Когда и во сколь­ко я могу с вами всре­тить­ся?- спро­си­ла женщина.

- Я сего­дня после двух буду в аки­ма­те, при­хо­ди­те, — отве­тил Тру­мов и удалился.

На вопрос жур­на­ли­стов Самал­хан Кожа­бе­ко­ва пояс­ни­ла, что у Жана­бер­ге­на оста­лась жена и двое детей. И теперь они не могут добить­ся от аки­ма­те отве­та, будет или не будет выде­лять­ся квар­ти­ра для них.

- У семьи нет сво­ей собв­ствен­ной квар­ти­ры, они живут с роди­те­ля­ми Жана­бер­ге­на. Мама Жана­бер­ге­на после смер­ти сына ослеп­ла и пло­хо слы­шит, поэто­му не может сама ходить с этим вопро­сом. Мы до сих пор не можем опра­вить­ся после тех декабрь­ских событ­тий. В аки­ма­те гово­рят, что у семьи оста­лись роди­те­ли мужа и поэто­му она не отно­сит­ся к нуж­да­ю­щим­ся. Но это непра­виль­но, это ведь отдель­ная семья. Жана­бер­ген был убит, и теперь необ­ход­мио помочь его семье. С аки­мом я никак не мог­ла встре­тить­ся в аки­ма­те, вот теперь поеду и пого­во­рю с ним лич­но, задам ему пря­мой вопрос, — ска­за­ла Самал­хан Кожабекова.

- До чего власть дове­ла людей… Теперь свои про­бле­мы, о кото­рых мы долж­ны гово­рить гром­ко на пло­ща­ди, мы вти­ха­ря обсуж­да­ем на асе, — с гру­стью ска­зал пожи­лой мужчина.

Taken from:
На асе гово­ри­ли о насущ­ных проблемах

архивные статьи по теме

Протесты новой волны

О религии оптом и в розницу. Часть II

«Унижают, давят, но мы не сдаемся». Почему активисты проигрывают силовикам в судах

Editor