12 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Назарбаев, Аблязов и «все-все-все». Планета «Клептопия» и ее обитатели

Пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев (в цен­тре) и бри­тан­ский принц Филипп осмат­ри­ва­ют почет­ный кара­ул в Букин­гем­ском двор­це в Лон­доне, Вели­ко­бри­та­ния, 4 нояб­ря 2015 года.

Скан­да­лы и гром­кие дела, свя­зан­ные с казах­стан­ски­ми оли­гар­ха­ми и поли­ти­че­ски зна­чи­мы­ми фигу­ра­ми, в том чис­ле с чле­на­ми семьи экс-пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, в послед­ние меся­цы не схо­дят со стра­ниц веду­щих миро­вых СМИ. Во мно­гом это про­ис­хо­дит бла­го­да­ря вышед­шей в свет кни­ге бри­тан­ско­го жур­на­ли­ста Тома Бер­дже­са «Клеп­то­пия: как “гряз­ные” день­ги заво­е­вы­ва­ют мир» (Kleptopia: How Dirty Money Is Conquering the World). Зна­чи­тель­ная ее часть посвя­ще­на Казах­ста­ну. В интер­вью Азатты­ку Бер­джес рас­ска­зал, поче­му, по его мне­нию, Казах­стан явля­ет­ся одной из наи­бо­лее зна­чи­мых клеп­то­кра­тий в мире и как стране это «уда­лось».

«САМАЯ ГЛОБАЛИЗИРОВАННАЯ КЛЕПТОКРАТИЯ»

Азаттык: Рас­ска­жи­те немно­го о себе и о вашей новой кни­ге. Кто ее глав­ные дей­ству­ю­щие лица?

Том Бер­джес: Я жур­на­лист и рабо­таю в коман­де рас­сле­до­ва­те­лей газе­ты Financial Times в Лон­доне. Но послед­ние два года я про­вел зани­ма­ясь не этим, а напи­са­ни­ем кни­ги. Она о том, как «гряз­ные» день­ги заво­е­вы­ва­ют мир; о том, насколь­ко рас­про­стра­не­но прав­ле­ние через кор­руп­цию, кото­рое начи­на­ет доми­ни­ро­вать на всё боль­шем про­стран­стве в мире. Это то, что я назы­ваю «Клеп­то­пи­ей».

Бри­тан­ский жур­на­лист-рас­сле­до­ва­тель Том Берджес.

[Кни­га] состо­ит из четы­рех исто­рий, кото­рые пере­пле­та­ют­ся. Ее пред­по­ла­га­ет­ся читать как трил­лер. Четы­ре героя — это Най­джел Уил­кинс, рабо­тав­ший в отде­ле­нии одно­го из швей­цар­ских бан­ков в Лон­доне; Питер Салас, канад­ский либе­раль­ный адво­кат-иде­а­лист, став­ший пред­ста­ви­те­лем Мух­та­ра Абля­зо­ва. Тре­тий — Феликс Сей­тер, уро­же­нец Рос­сии, вырос­ший в Бруклине, отмы­ва­тель денег, мошен­ник, шпи­он, мно­го­лет­ний парт­нер [дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та США] Дональ­да Трам­па. И чет­вер­тое дей­ству­ю­щее лицо, на самом деле в общем их трое, — это Алек­сандр Маш­ке­вич, один из трио оли­гар­хов (Маш­ке­вич, Али­джан Ибра­ги­мов и Патох Шоди­ев, вме­сте с пра­ви­тель­ством Казах­ста­на явля­ют­ся акци­о­не­ра­ми Eurasian Resources Group, ранее Eurasian Natural Resources Corporation. — Ред.), кото­рые поль­зу­ют­ся огром­ным вли­я­ни­ем в Казах­стане, в Афри­ке — во мно­гих частях мира. Эти четы­ре исто­рии пере­пле­те­ны, и через них я отправ­ляю чита­те­ля в путе­ше­ствие по миру, где пра­вят клептократы.

Азаттык: Поче­му имен­но эти люди?

Том Бер­джес: Как жур­на­ли­ста меня ведет инфор­ма­ция, попа­да­ю­щая мне в руки. Ко мне посту­пи­ли дан­ные об этих людях, мне уда­лось отсле­дить, осве­жить эту инфор­ма­цию, попы­тать­ся понять их, их мир, их власть или ее отсут­ствие. Я так­же начал пони­мать, что их исто­рии свя­за­ны меж­ду собой. Соб­ствен­но, поэтому.

Азаттык: Неко­то­рые заяв­ля­ют, что утеч­ки кон­фи­ден­ци­аль­ной инфор­ма­ции — это ору­жие, кото­рое раз­ные про­ти­во­бор­ству­ю­щие сто­ро­ны при­ме­ня­ют друг про­тив дру­га. Что вы дума­е­те по это­му поводу?

Том Бер­джес: Я думаю, что часто так оно и есть. Тут хоте­лось бы ска­зать две вещи. Пер­вое: про­ис­хож­де­ние инфор­ма­ции не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к тому, прав­ди­ва она или нет. Ника­ко­го. Так что, да, инфор­ма­ция, кото­рая посту­па­ет каким-то ненад­ле­жа­щим обра­зом, может быть прав­дой, может быть ложью, но то, как она посту­па­ет в мир, не име­ет зна­че­ния, если гово­рить о ее правдивости.

Еще я бы доба­вил, что у бас­но­слов­но бога­тых оли­гар­хов, в рас­по­ря­же­нии кото­рых неве­ро­ят­но доро­гие юри­сты и неве­ро­ят­но высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные част­ные спец­служ­бы и PR-фир­мы, есть воз­мож­ность мани­пу­ли­ро­вать вер­хо­вен­ством зако­на на Запа­де, если им уда­ет­ся полу­чить инфор­ма­цию о сво­их сопер­ни­ках. Пото­му что запад­ные пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны в тече­ние 12 лет жест­ко эко­но­ми­ли, им уре­за­ли бюд­жет, они, как пра­ви­ло, испы­ты­ва­ли нехват­ку пер­со­на­ла и ресур­сов. Так что, если посту­па­ет пакет инфор­ма­ции о кор­руп­ции, со все­ми под­твер­жда­ю­щи­ми дока­за­тель­ства­ми, кра­си­во изло­жен­ны­ми, они, веро­ят­но, ухва­тят­ся за такое дело. Это намно­го про­ще, чем мно­же­ство дру­гих спо­со­бов пытать­ся полу­чить инфор­ма­цию. Но что это озна­ча­ет?! То, что эти­ми агент­ства­ми, по суще­ству, мани­пу­ли­ру­ют клеп­то­кра­ты, борю­щи­е­ся [меж­ду собой] за власть, что ужасно.

Облож­ка кни­ги Тома Бер­дже­са Kleptopia: How Dirty Money Is Conquering the World.

Азаттык: В вашей кни­ге вы упо­ми­на­е­те дру­гих выход­цев из Казахстана?

Том Бер­джес: О да, их мас­са. Оче­вид­но, это Нур­сул­тан Назар­ба­ев — самая круп­ная фигу­ра. По мое­му мне­нию, Казах­стан — клю­че­вой эле­мент во всей этой транс­на­ци­о­наль­ной клеп­то­кра­тии. Он нахо­дит­ся где-то меж­ду дву­мя круп­ней­ши­ми из них — Кита­ем и Рос­си­ей. Он так­же «внед­рил­ся» в запад­ные демо­кра­тии, посколь­ку на про­тя­же­нии мно­гих лет пытал­ся купить вли­я­ние и удер­жать вли­я­тель­ных ими­дж­мей­ке­ров с тем, что­бы изме­нить имидж пра­ви­тель­ства Назар­ба­е­ва на Запа­де. Казах­стан — одно из основ­ных свя­зу­ю­щих зве­ньев меж­ду так назы­ва­е­мым экс совет­ским миром и боль­ши­ми демо­кра­ти­я­ми, поэто­му, я думаю, он так интересен.

Азаттык: Как Казах­ста­ну уда­лось занять такую пози­цию в мире? Дело в капи­та­лах, скон­цен­три­ро­ван­ных в руках клеп­то­кра­тов? В их многочисленности?

Том Бер­джес: Я думаю, Казах­стан, точ­нее, пра­вя­щий там режим одним из пер­вых попы­тал­ся исполь­зо­вать дохо­ды от неф­ти и газа для того, что­бы «купить» себе леги­тим­ность за гра­ни­цей. Разу­ме­ет­ся, кам­па­нии вли­я­ния про­во­дят Рос­сия, Китай, дру­гие, но Казах­стан — менее круп­ная стра­на, кото­рая заин­те­ре­со­ва­на в транс­ля­ции на Запад сво­е­го респек­та­бель­но­го ими­джа. Как резуль­тат, режим Назар­ба­е­ва куль­ти­ви­ро­вал отно­ше­ния со все­ми эти­ми вли­я­тель­ны­ми людь­ми в Пари­же, Лон­доне и осо­бен­но в Вашинг­тоне. Так что это самая гло­ба­ли­зи­ро­ван­ная клеп­то­кра­тия в мире, я бы сказал.

Азаттык: Може­те при­ве­сти примеры?

Том Бер­джес: Возь­ми­те­ли­стинг ENRC [на бир­же] в Лон­доне. Посмот­ри­те на сове­ты, кото­рые Тони Блэр (быв­ший пре­мьер-министр Вели­ко­бри­та­нии, рабо­тал на казах­стан­ский режим в каче­стве кон­суль­тан­та. — Ред.) дал Назар­ба­е­ву после кро­во­про­ли­тия в Жана­о­зене отно­си­тель­но того, как пред­ста­вить это ужас­ное собы­тие таким обра­зом, что­бы оно выгля­де­ло почти при­ем­ле­мым или неиз­беж­ным, или уж точ­но не чем-то, за что Назар­ба­е­ва сле­ду­ет осу­дить. Возь­ми­те более широ­ко. Посмот­ри­те на част­ные раз­ве­ды­ва­тель­ные служ­бы, кото­рые исполь­зу­ет Казах­стан. Одна назы­ва­ет­ся Arcanum (на ее сай­те опи­са­на как «стра­те­ги­че­ская раз­ве­ды­ва­тель­ная ком­па­ния, предо­став­ля­ю­щая услу­ги суве­рен­ным пра­ви­тель­ствам и транс­на­ци­о­наль­ным кор­по­ра­ци­ям». — Ред.). С ней одно вре­мя рабо­тал Бер­нар Ску­ар­чи­ни, он был гла­вой раз­вед­ки пре­зи­ден­та Фран­ции Нико­ля Сар­ко­зи. С этим агент­ством так­же рабо­та­ет мно­же­ство высо­ко­по­став­лен­ных аме­ри­кан­ских воен­ных. Посмот­ри­те на круп­ней­шие юри­ди­че­ские фир­мы, кото­рые каза­хи исполь­зу­ют в Лон­доне и в США, такие как Hogan Lovells, Boies Schiller. Посмот­ри­те на день­ги, кото­рые текут из пред­при­я­тий, под­кон­троль­ных союз­ни­кам Назар­ба­е­ва, к таким людям, как Феликс Сей­тер, боль­шой союз­ник Трам­па. Если сле­до­вать за эти­ми денеж­ны­ми пото­ка­ми, ста­но­вит­ся оче­вид­но, что режим Назар­ба­е­ва свя­зан со все­ми полю­са­ми вла­сти на Западе.

РАКИШЕВ, КУЛИБАЕВ, МАШКЕВИЧ И НЕ ТОЛЬКО

Азаттык: Когда вы гово­ри­те о режи­ме Назар­ба­е­ва, кого имен­но вы под­ра­зу­ме­ва­е­те? Вы, конеч­но, осве­дом­ле­ны о скан­да­лах вокруг недви­жи­мо­сти Дари­ги Назар­ба­е­вой, его стар­шей доче­ри, и ее сына Нура­ли Али­е­ва в Лон­доне. О дав­ней сдел­ке меж­ду его зятем Тиму­ром Кули­ба­е­вым и бри­тан­ским прин­цем Энд­рю по про­да­же поме­стья по завы­шен­ной цене. Их вы тоже име­е­те в виду?

Том Бер­джес: Под режи­мом Назар­ба­е­ва я под­ра­зу­ме­ваю чле­нов его семьи; оли­гар­хи­че­скую вер­хуш­ку, таких как Маш­ке­вич. Кули­ба­ев, по понят­ным при­чи­нам, попа­да­ет в обе кате­го­рии сра­зу. Сюда отно­сит­ся так­же выс­ший эше­лон поли­ти­че­ских фигур, таких как Карим Масимов.

Карим Маси­мов (тогда он был пре­мьер-мини­стром Казах­ста­на, спра­ва) слу­ша­ет Тиму­ра Кули­ба­е­ва — оли­гар­ха и зятя Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, в то вре­мя зани­мав­ше­го пост пре­зи­ден­та, — на еже­год­ной кон­фе­рен­ции Kazenergy в Астане, 4 октяб­ря 2011 года.

Азаттык: К раз­го­во­ру о Маси­мо­ве, исто­рия о скан­даль­ном путе­ше­ствии его семьи в Париж есть в вашей кни­ге. Вы полу­ча­ли какую-то офи­ци­аль­ную реак­цию со сто­ро­ны казах­стан­ских вла­стей, того же Масимова?

Том Бер­джес: Отно­си­тель­но этой кон­крет­ной исто­рии — нет. Но отно­си­тель­но ряда дру­гих исто­рий, свя­зан­ных с Казах­ста­ном, мне при­хо­ди­ло мно­же­ство гроз­ных писем от доро­го­сто­я­щих адво­ка­тов, кото­рые рабо­та­ют на ENRC, Кене­са Раки­ше­ва и так далее. Так что, да, мно­гие из тех вли­я­тель­ных людей пыта­лись ока­зать на меня дав­ле­ние перед пуб­ли­ка­ци­ей. Но нам это не помешало.

Азаттык: А дру­ги­ми каки­ми-то спо­со­ба­ми вас не пыта­лись убе­дить не пуб­ли­ко­вать кни­гу? Мило уго­во­рить? Пред­ло­жить «подар­ки»?

Том Бер­джес: Нет, ниче­го тако­го не было. А если бы было, я бы, разу­ме­ет­ся, немед­лен­но отка­зал­ся и вклю­чил бы и это в книгу.

Азаттык: Воз­вра­ща­ясь к вопро­су об име­нах, кто еще из так назы­ва­е­мых поли­ти­че­ски зна­чи­мых людей, име­ю­щих отно­ше­ние к Казах­ста­ну, упо­мя­нут в вашей книге?

Том Бер­джес: Ну это Кенес Раки­шев, Тимур Кули­ба­ев, Рахат Али­ев, трио ERC, Карим Маси­мов, Мух­тар Абля­зов. Я так­же рас­ска­зы­ваю о мно­же­стве мало­из­вест­ных казах­стан­цев, кото­рые постра­да­ли. Я поехал в Жана­о­зен и собрал по кусоч­кам исто­рию того, что про­изо­шло в декаб­ре 2011 года: инфор­ма­цию о стрель­бе на пло­ща­ди, о после­до­вав­ших пыт­ках, — так что в кни­ге есть и дру­гие казах­стан­цы. Роза Туле­та­е­ва (акти­вист­ка из чис­ла басто­вав­ших в Жана­о­зене неф­тян­ни­ков. — Ред.), кото­рая не «поли­ти­че­ски зна­чи­мый чело­век», но все же очень важ­на для пони­ма­ния сего­дняш­не­го Казахстана.

Азаттык: То есть казах­стан­цы в кни­ге зани­ма­ют доволь­но вид­ное место?

Том Бер­джес: Это доволь­но боль­шая груп­па, но есть целые части кни­ги, собы­тия в кото­рых про­ис­хо­дят в Афри­ке, Рос­сии, в Лон­доне, в Нью-Йор­ке. Я не смо­гу назвать долю, но могу ска­зать, что Казах­стан зани­ма­ет одно из вось­ми важ­ных мест в «Клеп­то­пии».

ИСТОРИЯ АБЛЯЗОВА И ОСОБНЯКИ НАЗАРБАЕВОЙ

Азаттык: Посколь­ку в вашей кни­ге упо­ми­на­ет­ся Мух­тар Абля­зов, вы, по-види­мо­му, хоро­шо зна­е­те его исто­рию. Что вы дума­е­те о нем и его отно­ше­ни­ях с казах­стан­ским режи­мом. По-ваше­му, кто он в мире, кото­рый вы назы­ва­е­те «Клеп­то­пи­ей»?

Том Бер­джес: Я бы ска­зал, что Абля­зов — один из самых инте­рес­ных пер­со­на­жей в этом мире, пото­му что он суще­ству­ет одно­вре­мен­но как две про­ти­во­ре­чи­вые фигу­ры. С одной сто­ро­ны, есть вер­сия Абля­зо­ва, в кото­рой он вели­чай­ший вор всех вре­мен, мошен­ник, кото­рый украл мил­ли­ар­ды дол­ла­ров из бан­ка, а затем сбе­жал на Запад и убе­дил либе­раль­ное мне­ние, что он дис­си­дент. С дру­гой сто­ро­ны, он убеж­ден­ный рефор­ма­тор, кото­ро­го пре­сле­ду­ет дик­та­тор за попыт­ки уста­но­вить демо­кра­тию в Казахстане.

Когда я писал кни­гу, меня пора­зил раз­мах кам­па­нии «гряз­ных трю­ков», кото­рую режим Назар­ба­е­ва раз­вя­зал про­тив Абля­зо­ва. И что бы вы ни дума­ли о том, отку­да берут­ся у Абля­зо­ва день­ги, это, без­услов­но, прав­да, что неве­ро­ят­ные сум­мы, уси­лия и улов­ки, пущен­ные про­тив него, при­ве­ли к впе­чат­ля­ю­щим обрат­ным резуль­та­там, пото­му что эта кам­па­ния иде­аль­но встра­и­ва­ет­ся в нар­ра­тив Абля­зо­ва, заяв­ля­ю­ще­го, что его пре­сле­ду­ют. Я не думаю, что кто-то одно­знач­но уста­но­вил, «гряз­ные» ли день­ги Абля­зо­ва. В раз­ных юрис­дик­ци­ях были сде­ла­ны раз­ные пра­во­вые заклю­че­ния, кото­рые дали про­ти­во­ре­чи­вые отве­ты на этот вопрос.

По мое­му мне­нию, это еще один при­мер того, что про­ис­хо­дит, когда борь­ба за власть в клеп­то­кра­тии ста­но­вит­ся гло­баль­ной. Когда она начи­на­ет раз­во­ра­чи­вать­ся в стра­нах с вер­хо­вен­ством зако­на. Они не совсем зна­ют, как реа­ги­ро­вать, когда бит­вы из этих крайне кор­рум­пи­ро­ван­ных мест начи­на­ют раз­во­ра­чи­вать­ся в судах, кото­рые пред­на­зна­че­ны для обес­пе­че­ния гла­вен­ства пра­во­по­ряд­ка. Им при­хо­дит­ся при­ме­нять прин­ци­пы вер­хо­вен­ства зако­на к стра­нам, где вер­хо­вен­ства зако­на нет. Это один из вели­чай­ших пара­док­сов глобализации.

Я встре­чал­ся с Абля­зо­вым, когда он был в бегах. Он очень инте­рес­ный чело­век, как и его адво­кат, Питер Салас, кото­рый так­же слу­жит при­ме­ром того, что может слу­чить­ся с тем, кто пыта­ет­ся при­дер­жи­вать­ся юри­ди­че­ских прин­ци­пов, рабо­тая внут­ри «Клеп­то­пии».

Азаттык: Какой есть выход у стра­ны, где суще­ству­ет вер­хо­вен­ство зако­на, когда, ска­жем, она полу­ча­ет запрос Интер­по­ла, сде­лан­ный по тре­бо­ва­нию авто­ри­тар­но­го режи­ма, и ей необ­хо­ди­мо реа­ги­ро­вать, вос­при­ни­мать это как закон­ный запрос?

Том Бер­джес: Это хоро­ший вопрос, и это еще один при­мер сли­я­ния клеп­то­кра­тии и вер­хо­вен­ства зако­на каким-то чудо­вищ­ным обра­зом. Оче­вид­но, что такой клеп­то­кра­ти­че­ский режим, как Рос­сия, может исполь­зо­вать систе­му Интер­по­ла в поли­ти­че­ских целях — любая стра­на, где мень­ше сдер­жек и про­ти­во­ве­сов и где зако­ны гораз­до более поли­ти­зи­ро­ва­ны, такая как Рос­сия или Южная Афри­ка. Како­го-то реше­ния нет, кро­ме как попы­тать­ся уси­лить, я пола­гаю, неза­ви­си­мый над­зор в Интер­по­ле, кото­рый смо­жет делать бес­при­страст­ную оцен­ку того, явля­ет­ся ли кон­крет­ный запрос поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным. Я не думаю, что есть про­стое реше­ние, но есть сред­ства пра­во­вой защи­ты для тех, кто ока­зы­ва­ет­ся поли­ти­че­ски­ми целя­ми Интерпола.

Азаттык: К раз­го­во­ру о пра­во­вых меха­низ­мах. Как, по-ваше­му, теперь пове­дет себя бри­тан­ское Наци­о­наль­ное агент­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью, про­иг­рав­шее Дари­ге Назар­ба­е­вой и Нура­ли Али­е­ву в Высо­ком суде Лон­до­на. Будет ли оно пытать­ся вновь открыть это дело, пре­сле­до­вать семью по каким-то дру­гим осно­ва­ни­ям или отка­жет­ся от это­го кейса?

Том Бер­джес: Я не знаю, как пове­дет себя агент­ство. Но я знаю, что раз­во­ра­чи­ва­лись боль­шие дис­кус­сии отно­си­тель­но того, как это дело интер­пре­ти­ро­ва­ла судья. Здесь есть одна боль­шая про­бле­ма. Она, кста­ти, при­ме­ни­ма и к исто­рии Абля­зо­ва. Ты можешь быть кор­рум­пи­ро­ван­ным пре­ступ­ни­ком, пыта­ю­щим­ся спря­тать свои «гряз­ные» день­ги. Можешь быть бога­тым дис­си­ден­том, пыта­ю­щим­ся спря­тать свой капи­тал от дик­та­то­ра, наме­рен­но­го его экс­про­при­и­ро­вать. В любом слу­чае ты исполь­зу­ешь под­став­ную ком­па­нию. И для внеш­не­го мира про­цесс выгля­дит иден­тич­ным. К это­му аргу­мен­ту все­гда при­бе­га­ет Абля­зов. Мол, люди гово­рят ему, что он, долж­но быть, мошен­ник, раз исполь­зу­ет все эти сек­рет­ные офшор­ные ком­па­нии. А он отве­ча­ет, что они ему нуж­ны, пото­му что режим Назар­ба­е­ва в про­тив­ном слу­чае забе­рет все его акти­вы. Поэто­му он дол­жен сде­лать так, что­бы их не нашли.

Дело вот в чем: исполь­зо­ва­ние под­став­ной ком­па­нии для сокры­тия закон­но­го капи­та­ла неот­ли­чи­мо от исполь­зо­ва­ния под­став­ной ком­па­нии для сокры­тия неза­кон­но зара­бо­тан­ных денег. Это про­сто ком­па­ния-пустыш­ка. Так что все эти вопро­сы отно­си­тель­но орде­ров на «богат­ство неуста­нов­лен­но­го про­ис­хож­де­ния» (этот меха­низм при­ме­ня­ли про­тив Назар­ба­е­вой и Али­е­ва, когда были аре­сто­ва­ны их дома в Лон­доне. — Ред.) сво­дят­ся к ком­па­ни­ям, вла­де­ние кото­ры­ми анонимно.

В финан­со­вом мире уко­ре­ни­лась идея, что в ано­ним­ном исполь­зо­ва­нии денег нет ниче­го пло­хо­го. Я убеж­ден, что это в корне невер­но и долж­но изме­нить­ся. День­ги — это сим­во­лы. Они при­зва­ны помо­гать незна­ком­цам обме­ни­вать­ся това­ра­ми и услу­га­ми. Ано­ним­ность в финан­со­вой систе­ме поз­во­ля­ет кор­рум­пи­ро­ван­ным день­гам мас­ки­ро­вать­ся под закон­ные. Если в какой-то стране, на меж­ду­на­род­ном уровне изме­нить зако­ны таким обра­зом, что­бы день­ги нель­зя было исполь­зо­вать ано­ним­но, клеп­то­кра­ти­че­ские систе­мы пере­ста­нут рабо­тать, пото­му что они зави­сят от этой лож­ной, двой­ной реаль­но­сти. Они зави­сят от спо­соб­но­сти наших пра­ви­те­лей тай­но обо­га­тить­ся и затем пред­стать миру под мас­кой закон­но­сти. Всё сво­дит­ся к очень про­стым вопро­сам о том, как мы хотим орга­ни­зо­вать обще­ства, в кото­рых живем.

Азаттык: После изда­ния кни­ги соби­ра­е­тесь ли вы про­дол­жать осве­щать кор­руп­ци­он­ные дела, свя­зан­ные с Казахстаном?

Том Бер­джес: Да, я соби­ра­юсь про­дол­жить рабо­ту над эти­ми дела­ми. Они часто свя­зы­ва­ют Казах­стан, Рос­сию, Китай. Очень ред­ко это толь­ко Казах­стан. Воз­вра­ща­ясь к «Казахгей­ту», когда в Казах­стан шли аме­ри­кан­ские взят­ки, доволь­но часто кор­руп­ция исхо­дит извне и нахо­дит бла­го­склон­ных полу­ча­те­лей в режи­ме Назар­ба­е­ва, но мы не долж­ны забы­вать, что для взят­ки тре­бу­ет­ся два чело­ве­ка. Это важ­но пом­нить, пото­му что люди склон­ны пола­гать что-то вро­де: для Казах­ста­на, Перу или Ниге­рии, какой бы то ни было дру­гой стра­ны харак­тер­на некая «врож­ден­ная кор­руп­ция». Нет, про­сто в их эко­но­ми­ках доми­ни­ру­ют нефть, газ или дру­гие ресур­сы, поэто­му аме­ри­кан­ская неф­тя­ная ком­па­ния, или китай­ская, или любая дру­гая может с лег­ко­стью побу­дить пра­ви­те­лей такой стра­ны зло­упо­треб­лять сво­им слу­жеб­ным поло­же­ни­ем в лич­ных целях, но для того, что­бы под­куп состо­ял­ся, нуж­ны две стороны.

Азаттык: Ожи­да­е­те ли вы реак­ции со сто­ро­ны, ска­жем, запад­ных пра­ви­тельств на свою кни­гу, каких-то рас­сле­до­ва­ний на ее осно­ве, поли­ти­че­ских изменений?

Том Бер­джес: Я думаю, иметь фик­си­ро­ван­ные ожи­да­ния невер­но. Всё, что я пыта­юсь сде­лать, — это най­ти и рас­крыть фак­ты о несколь­ких важ­ных людях, важ­ных собы­ти­ях и важ­ных отно­ше­ни­ях. Да, есть веро­ят­ность, что после­ду­ют рас­сле­до­ва­ния; неко­то­рые из кей­сов, о кото­рых я писал, уже рас­сле­ду­ют­ся в раз­ных местах, и у меня про­ис­хо­дят инте­рес­ные дис­кус­сии с поли­ти­ка­ми, кото­рые чита­ли кни­гу, и они заин­те­ре­со­ва­ны в этих иде­ях. Хоте­лось бы наде­ять­ся, что она ста­нет неболь­шим вкла­дом в то, что­бы мы пере­осмыс­ли­ли день­ги; отно­ше­ния меж­ду теми, кто управ­ля­ет, и теми, кем управ­ля­ют; ста­ли намно­го луч­ше осо­зна­вать серьез­ный ущерб, кото­рый кор­руп­ция нано­сит демо­кра­тии, а так­же то, насколь­ко гло­баль­ной она ста­ла. Если кни­га помо­жет, это всё того стоило.

Источ­ник: https://rus.azattyq.org/

архивные статьи по теме

Автомобилисты к митингу готовы

Интернет пресс-конференция Аркадия Дубнова, политолога, эксперта по странам Центральной Азии.

Editor

Что принадлежит родственникам бывшего министра Школьника

Editor