18 C
Астана
23 июля, 2021
Image default

Лукпан Ахмедьяров: «К любой власти нужно относиться критично»

Азаттык начи­на­ет про­ект «Диа­ло­ги», посвя­щен­ный совре­мен­ной жур­на­ли­сти­ке. «Диа­ло­ги» — это серия интер­вью с казах­стан­ски­ми жур­на­ли­ста­ми, кото­рые рас­суж­да­ют о тон­ко­стях про­фес­сии, о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях средств мас­со­вой инфор­ма­ции с вла­стью и обще­ством, о слож­но­стях сво­ей рабо­ты и о соци­аль­но-поли­ти­че­ских собы­ти­ях, про­ис­хо­дя­щих в стране. Про­ект начал­ся 28 июня – в День жур­на­ли­стов Казах­ста­на (офи­ци­аль­но этот празд­ник назы­ва­ет­ся Днём работ­ни­ков свя­зи и инфор­ма­ции) и про­длит­ся до 8 сен­тяб­ря – Меж­ду­на­род­но­го дня соли­дар­но­сти журналистов.

Пер­вый герой про­ек­та — жур­на­лист и глав­ный редак­тор газе­ты «Ураль­ская неде­ля» Лук­пан Ахме­дь­я­ров. В раз­го­во­ре с жур­на­ли­стом Азатты­ка Ахме­дь­я­ров рас­суж­дал о том, как неза­ви­си­мая реги­о­наль­ная прес­са вза­и­мо­дей­ству­ет с мест­ны­ми аки­ма­та­ми, вспо­ми­нал о сво­их аре­стах и рас­ска­зал о самой круп­ной взят­ке, кото­рую ему предлагали.

«СТОРОЖЕВЫЕ ПСЫ ДЕМОКРАТИИ»

Азаттык: Лук­пан, мы зна­ко­мы с тобой мно­го лет, поэто­му нет смыс­ла кого-то обма­ны­вать и обра­щать­ся друг к дру­гу на «вы».

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Да, конеч­но, толь­ко на «ты» и никак иначе.

Азаттык: Тогда поеха­ли. Вся твоя жизнь свя­за­на с газе­той «Ураль­ская неде­ля». Ты при­шел в эту редак­цию в самом нача­ле карье­ры и про­ра­бо­тал там боль­шую часть сво­ей жур­на­лист­ской жиз­ни. Мож­но ска­зать, что Лук­пан Ахме­дь­я­ров и «Ураль­ская неде­ля», как Ленин и пар­тия (уж про­сти за такую ана­ло­гию), друг от дру­га неот­де­ли­мы. Сей­час «Ураль­ская неде­ля» — это газе­та и сайт. Давай порас­суж­да­ем, на при­ме­ре ваше­го изда­ния, как сей­час себя чув­ству­ет реги­о­наль­ная неза­ви­си­мая пресса?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: За эти десять лет каче­ствен­но изме­ни­лось очень мно­гое. Во-пер­вых, мед­лен­но, но вер­но нача­ла уми­рать «печат­ка» — бумаж­ная вер­сия газе­ты. Она очень силь­но упа­ла в тира­же. И, как мне кажет­ся, это вполне зако­но­мер­ный про­цесс. Зато силь­но вырос­ло при­сут­ствие в Интер­не­те. В отли­чие от «печат­ки», мно­гие пери­о­ди­че­ские изда­ния, и «Ураль­ская неде­ля» в том чис­ле, ни чер­та не научи­лись зара­ба­ты­вать в Интер­не­те. Моне­ти­за­ция по-преж­не­му нам дает­ся очень труд­но. Зато жур­на­ли­сты нако­нец-то ста­ли полу­чать класс­ную обрат­ную связь с чита­те­ля­ми бла­го­да­ря соц­се­тям и ком­мен­та­ри­ям. И вме­сто ста­ро­го жур­на­лист­ско­го деви­за «Мы зна­ем, куда идти, мы вам пока­жем и все­му научим», мы ста­ли одни­ми из участ­ни­ков боль­шой обще­ствен­ной дис­кус­сии. Ины­ми сло­ва­ми, мы ста­ли более адек­ват­ны­ми к реальности.

Азаттык: Реги­о­наль­ные изда­ния для мно­гих чита­те­лей были не столь­ко спо­со­бом полу­че­ния инфор­ма­ции, сколь­ко глав­ным местом, куда они обра­ща­лись за помо­щью. Кто-то хотел разо­брать­ся с КСК, у кого-то были юри­ди­че­ские про­бле­мы, кого-то засу­ди­ли, кого-то огра­би­ли. Неуже­ли всё это пере­шло в комментарии?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Конеч­но, и сей­час доволь­но боль­шое коли­че­ство людей зво­нит для того, что­бы ска­зать: ребя­та, помо­ги­те, у нас кры­ша про­те­ка­ет или аким пло­хой. Но при этом каче­ствен­но изме­ни­лась вза­и­мо­связь. Если рань­ше жур­на­ли­сты рабо­та­ли по прин­ци­пу «догнать и при­чи­нить доб­ро в осо­бо круп­ных раз­ме­рах», то сей­час они нако­нец-таки поня­ли, что помочь всем невоз­мож­но, да и не нуж­но. Когда люди зво­нят и про­сят нашей помо­щи, мы обыч­но спра­ши­ва­ем: что вы успе­ли сде­лать до того, как позво­ни­ли жур­на­ли­стам? Это хоро­ший спо­соб вер­нуть ответ­ствен­ность чита­те­лям. Бла­го­да­ря это­му мы гораз­до чаще доби­ва­ем­ся неко­е­го акти­виз­ма от людей: они начи­на­ют пони­мать, как эффек­тив­но вза­и­мо­дей­ство­вать с орга­на­ми вла­сти, как юзать сво­е­го депу­та­та, боль­ше узна­ют о зако­нах и сво­их правах.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.
Жур­на­лист и глав­ный редак­тор газе­ты «Ураль­ская неде­ля» Лук­пан Ахме­дь­я­ров. Уральск, 23 июня 2020 года.

Азаттык: Ты упо­мя­нул власть, и сра­зу же хочет­ся задать вопрос: как выстра­и­ва­лись вза­и­мо­от­но­ше­ния «Ураль­ской неде­ли» и мест­ных властей?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: В любом реги­оне мно­гое зави­сит от аки­ма, как от пер­во­го чело­ве­ка во вла­сти. И каж­дый раз, когда в Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти назна­ча­ет­ся новый аким, жур­на­ли­сты впа­да­ют в наив­ное состо­я­ние, что вме­сте с ним долж­но прий­ти что-то новое. Начи­на­ют питать иллю­зии, аван­сом отве­ши­вать ему какие-то реве­ран­сы. Но ведь хоро­ший чело­век — это не про­фес­сия. В лич­ном обще­нии аким может быть каким угод­но заме­ча­тель­ным, как, напри­мер, Алтай Куль­ги­нов (аким Нур-Сул­та­на, с 2016 по 2019 год был аки­мом Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти. — Ред.). Как чело­век он был чер­тов­ски оба­я­тель­ным, а как аким — доста­точ­но жест­ким, закры­тым, любил мани­пу­ли­ро­вать обще­ствен­ным мне­ни­ем и с успе­хом это делал. И поэто­му всем сво­им кол­ле­гам в раз­ных реги­о­нах я гово­рю: не забы­вай­те, что каким бы умным, обра­зо­ван­ным и вос­пи­тан­ным ни был ваш аким, он всё рав­но оста­ет­ся пред­ста­ви­те­лем поли­ти­че­ской систе­мы Казах­ста­на. Они, аки­мы, встро­е­ны в эту вер­ти­каль, поэто­му пози­ция «Ураль­ской неде­ли» тако­ва: к любой вла­сти нуж­но отно­сить­ся кри­тич­но. Есть хоро­шее выра­же­ние, что жур­на­ли­сты — сто­ро­же­вые псы демо­кра­тии. Не в том плане, что­бы кусать­ся, а в том плане, что­бы вовре­мя лаять, под­ни­мать шум и гово­рить, если уви­дят что-то про­ти­во­ре­ча­щее зако­ну или здра­во­му смыслу.

«ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК — ЭТО НЕ ПРОФЕССИЯ»

Азаттык: Когда в реги­оне дей­ству­ет неза­ви­си­мое изда­ние, кото­рое поз­во­ля­ет себе кри­ти­ко­вать дей­ствия чинов­ни­ков, ника­ко­му аки­ма­ту это не понравится…

С каж­дым новым аки­мом у «Ураль­ской неде­ли» пона­ча­лу были чудес­ные отно­ше­ния, а затем они без­на­деж­но портились.

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Поэто­му с каж­дым новым аки­мом у «Ураль­ской неде­ли» пона­ча­лу были чудес­ные отно­ше­ния, а затем они без­на­деж­но пор­ти­лись. Аким все­гда счи­тал нуж­ным встре­тить­ся с редак­то­ра­ми, при­гла­шал либо Тама­ру (Тама­ра Есля­мо­ва — жур­на­лист, учре­ди­тель и пер­вый главред «Ураль­ской неде­ли». — Ред.), либо меня на какие-то нефор­маль­ные встре­чи. Мы пожи­ма­ли друг дру­гу руки, улы­ба­лись в трид­цать два зуба, а потом начи­на­лась какая-нибудь фиг­ня. При Нур­га­ли Аши­мо­ве (аким ЗКО с 2003 по 2007 год. — Ред.) нас пере­ста­ли печа­тать мест­ные типо­гра­фии. Потом при­шел Бак­ты­ко­жа Изму­хам­бе­тов (аким ЗКО с 2008 по 2012 год. — Ред.), при кото­ром типо­гра­фии сно­ва нача­ли нас печа­тать, но всё закон­чи­лось тем, что раз­ра­зил­ся скан­дал после того, как на пресс-кон­фе­рен­ции я задал ему не очень удоб­ный вопрос.

Азаттык: Что за вопрос?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Я спро­сил Изму­хам­бе­то­ва, как так полу­чи­лось, что ком­па­ния его зятя ста­ла гене­раль­ным под­ряд­чи­ком стро­и­тель­ства мест­но­го онко­дис­пан­се­ра, и поче­му в новой, еще недо­стро­ен­ной шко­ле Ураль­ска уже назна­чен дирек­тор — его сест­ра. И свой вопрос я закон­чил так: «Ска­жи­те, пожа­луй­ста, есть ли у вас дру­гие род­ствен­ни­ки, кото­рые участ­ву­ют в осво­е­нии бюд­жет­ных средств?» Он начал кри­чать: «Моло­дой чело­век, веде­те себя невос­пи­тан­но, кто вам вооб­ще раз­ре­шал зада­вать такие субъ­ек­тив­ные вопро­сы?» Потом вско­чил и объ­явил, что пресс-кон­фе­рен­ция окон­че­на. После это­го он пресс-кон­фе­рен­ций не проводил.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Западно-Казахстанская область, 20 июня 2020 года.
Жур­на­лист и глав­ный редак­тор газе­ты «Ураль­ская неде­ля» Лук­пан Ахме­дь­я­ров. Запад­но-Казах­стан­ская область, 20 июня 2020 года.

Азаттык: Сме­ло. Ну а что там даль­ше с акимами?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: После Изму­хам­бе­то­ва при­шел Нур­лан Нога­ев (аким ЗКО с 2012 по 2016 год, ныне — министр энер­ге­ти­ки Казах­ста­на. — Ред.), и начи­на­лось всё с того, что на пресс-кон­фе­рен­ции он спро­сил: Лук­пан Сай­ла­у­ович, чего же вы со мной не здо­ро­ва­е­тесь, и мы нача­ли пожи­мать друг дру­гу руки, а закон­чи­лось всё судеб­ны­ми иска­ми. Потом при­шел Алтай Куль­ги­нов, чер­тов­ски милый и обра­зо­ван­ный, но мы напи­са­ли про его слу­жеб­ную маши­ну за 56 мил­ли­о­нов тен­ге. После это­го Куль­ги­нов ушел в глухую обо­ро­ну и пере­стал с нами общать­ся. И поэто­му сей­час при­шел Гали Иска­ли­ев (аким ЗКО с 2019 года. — Ред.), но я не раз­де­ляю все­об­ще­го поро­ся­чье­го вос­тор­га по пово­ду того, что это наш парень, мест­ный и обра­зо­ван­ный. Про­сто даль­ше может полу­чить­ся всё что угод­но — напри­мер, поли­ти­че­ский режим в Астане при­ка­жет мест­ным вла­стям душить прес­су, что­бы кон­тро­ли­ро­вать медиа­про­стран­ство, и ему при­дет­ся выпол­нять эту рабо­ту. Или может раз­ра­зить­ся какой-нибудь гран­ди­оз­ный кор­руп­ци­он­ный скан­дал, кото­рый жут­ко не понра­вит­ся Гали Искалиеву.

«ДВУХКОМНАТНАЯ КВАРТИРА В ЦЕНТРЕ И 20 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ»

Азаттык: А пыта­лись ли вла­сти задоб­рить лич­но тебя каки­ми-нибудь «плюш­ка­ми»?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Одна­жды мне пред­ло­жи­ли взят­ку — двух­ком­нат­ную квар­ти­ру в цен­тре и 20 тысяч дол­ла­ров. Кажет­ся, это было в 2006 году, когда аки­мат отдал под застрой­ку боль­шой сквер в цен­траль­ной части Ураль­ска. Сей­час там сто­ит офис «Каз­Му­най­Га­за» и какой-то боль­шой тор­го­вый центр. Мы нача­ли писать о рас­пре­де­ле­нии этой зем­ли, и эта новость при­влек­ла к себе мно­го вни­ма­ния. Одна­жды я шел по ули­це и ко мне подъ­е­хал рос­кош­ный Lexus, из кото­ро­го вышел мой хоро­ший зна­ко­мый, мест­ный пред­при­ни­ма­тель. Он попро­сил меня сесть в маши­ну для раз­го­во­ра и сооб­щил, что кое-кто из аки­ма­та, а так­же ребя­та, кото­рые полу­чи­ли этот уча­сток зем­ли, хотят дать мне двух­ком­нат­ную квар­ти­ру в цен­тре Ураль­ска и 20 тысяч дол­ла­ров толь­ко за то, что­бы я пере­стал об этом писать. Я ска­зал, что не могу это сде­лать. Он силь­но уди­вил­ся: «Ты дурак, что ли? Тебе такое пред­ла­га­ют! Это же пер­вый и един­ствен­ный раз!» Потом он понял, что спо­рить со мной бес­по­лез­но, и попро­сил хотя бы не назы­вать его имя. Я пообе­щал его не упо­ми­нать, но ска­зал, что всё рав­но пре­дам оглас­ке эту историю.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.
Жур­на­лист и глав­ный редак­тор газе­ты «Ураль­ская неде­ля» Лук­пан Ахме­дь­я­ров. Уральск, 23 июня 2020 года.

Азаттык: А по пово­ду угроз. Часто ли тебе угрожали?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: За всю мою карье­ру мне угро­жа­ли два или три раза, и как-то с само­го нача­ла было ощу­ще­ние на уровне инту­и­ции, что даль­ше угроз дело не пой­дет. Зво­ни­ли с каких-то скры­тых номе­ров и гово­ри­ли: пацан (я тогда был молод), поду­май о себе, о близ­ких… А уже после поку­ше­ния (в апре­ле 2012 года на Лук­па­на Ахме­дь­я­ро­ва было совер­ше­но напа­де­ние — жур­на­ли­сту нанес­ли восемь ноже­вых ране­ний и два ране­ния из трав­ма­ти­че­ско­го ору­жия. — Ред.), когда я участ­во­вал в семи­на­ре по физи­че­ской без­опас­но­сти для жур­на­ли­стов, один из тре­не­ров ска­зал, что, если вам угро­жа­ют, это хоро­шо, зна­чит, вам не при­чи­нят вре­да. Пото­му что все напа­де­ния на жур­на­ли­стов совер­ша­лись без вся­ких пред­ва­ри­тель­ных угроз.

Азаттык: С момен­та поку­ше­ния на тебя про­шло восемь лет. Что ты до сих пор не можешь забыть?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Во-пер­вых, то, как я ехал в этом уази­ке [машине ско­рой помо­щи], а рядом сиде­ла Айгуль (жена Лук­па­на Ахме­дь­я­ро­ва. — Ред.) и при­чи­та­ла. А вто­рое — когда при­хо­ди­ли мамы ребят, совер­шив­ших поку­ше­ние. Они реве­ли, про­си­ли, что­бы я их про­стил. Бук­валь­но на про­шлой неде­ле ко мне сно­ва при­хо­ди­ли тетя и сест­ра одно­го из участ­ни­ков поку­ше­ния, кото­ро­му дали десять лет тюрь­мы. Восемь лет он отси­дел, ему мож­но выхо­дить на услов­но-досроч­ное осво­бож­де­ние, и род­ствен­ни­ки про­си­ли, что­бы я напи­сал, что не имею к нему пре­тен­зий. И я им ска­зал, что это реша­ет­ся очень про­сто: либо пусть назы­ва­ет имя заказ­чи­ка, либо выпла­чи­ва­ет ком­пен­са­цию, кото­рую он обя­зан воз­ме­стить по реше­нию суда. Выпла­тить ком­пен­са­цию род­ствен­ни­ки не смог­ли, а имя заказ­чи­ка он назы­вать не стал, поэто­му про­дол­жа­ет сидеть.

Азаттык: Поче­му ты, извест­ный жур­на­лист не толь­ко в Казах­стане, но и за его пре­де­ла­ми, до сих пор не уехал из Уральска?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров (заду­мы­ва­ет­ся): Самый, блин, тяже­лый для меня вопрос. Пери­о­ди­че­ски я сам себе его задаю, осо­бен­но когда в оче­ред­ной раз меня задер­жи­ва­ют мен­ты или достав­ля­ют на допрос. Одна­жды я сидел в каме­ре и думал: вот вый­ду и сва­лю на фиг из этой стра­ны, буду думать толь­ко о себе и о семье. Но каж­дый раз, когда я сно­ва начи­наю рабо­тать и попа­даю в свою рути­ну, нахо­дят­ся какие-то сооб­ра­же­ния, что­бы не уез­жать ни из Ураль­ска, ни из страны.

Азатт­тык: А тебя куда-нибудь приглашали?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Да, при­гла­ша­ли, и не один раз. Зва­ли рабо­тать в Аме­ри­ку, в Бос­нию, пред­ла­га­ли остать­ся в Гер­ма­нии… И я до сих пор не могу понять, пра­виль­но ли я посту­пил, что отка­зал­ся от этих пред­ло­же­ний? С одной сто­ро­ны, здесь, в Ураль­ске, делаю что-то, на мой взгляд, очень важ­ное. А ино­гда при­хо­дит мысль: вдруг я про­фу­кал какую-то самую класс­ную воз­мож­ность в сво­ей жиз­ни? И ещё. Если быть чест­ным перед собой, то я ведь очень посред­ствен­ный жур­на­лист. Я наблю­даю это по вещам, кото­рые дела­ют дру­гие жур­на­ли­сты — у мно­гих полу­ча­ет­ся про­фес­си­о­наль­ней и инте­рес­ней, чем у меня. Кажет­ся, мое при­сут­ствие что-то зна­чит толь­ко в Ураль­ске. Навер­ное, это такая зона ком­фор­та. Но я люб­лю этот город, мне нра­вит­ся, что мои дела как-то вли­я­ют на окру­жа­ю­щую дей­стви­тель­ность. Напри­мер, в сво­ем рай­оне я зате­ял дви­жу­ху с мест­ным само­управ­ле­ни­ем: добил­ся, что­бы созда­ли орган мест­но­го сооб­ще­ства. Меня это очень силь­но вдох­нов­ля­ет. Потом, мне нра­вит­ся, что есть опре­де­лен­ное коли­че­ство людей, кото­рые при­шли в жур­на­ли­сти­ку при моем уча­стии — для кого-то я был настав­ни­ком, кому-то пре­по­да­вал в шко­ле жур­на­ли­сти­ки. Навер­ное, это кру­то, когда есть люди, кото­рым я что-то пере­дал и как-то поучаст­во­вал в фор­ми­ро­ва­нии систе­мы их ценностей.

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Уральск, 23 июня 2020 года.
Жур­на­лист и глав­ный редак­тор газе­ты «Ураль­ская неде­ля» Лук­пан Ахме­дь­я­ров. Уральск, 23 июня 2020 года.

«КАКОЙ БУДЕТ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА В КАЗАХСТАНЕ, ТАКОЙ И БУДЕТ ЖУРНАЛИСТИКА»

Азаттык: Сре­ди казах­стан­ских жур­на­ли­стов тебя мож­но назвать реци­ди­ви­стом — по коли­че­ству аре­стов и задер­жа­ний Лук­па­на Ахме­дь­я­ро­ва мало кто может пере­плю­нуть. Ты пом­нишь, сколь­ко раз тебя закры­ва­ли в спец­при­ем­ник на 15 суток? Лич­но я уже сбил­ся со счета.

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Кажет­ся, четы­ре или пять раз.

Азаттык: Рас­ска­жи о сво­ей самой запо­ми­на­ю­щей­ся отсидке.

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: А ниче­го, что там будут непе­чат­ные выражения?

Азаттык: Мы заме­ним про­блем­ные бук­вы звездочками.

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Это была то ли вто­рая, то ли тре­тья ход­ка. Я сидел в каме­ре вме­сте с про­сты­ми ребя­та­ми. Обыч­но на 15 суток аре­сто­вы­ва­ют либо тех, кто дебо­ши­рит дома по пья­ни (их назы­ва­ют «кухон­ны­ми бок­се­ра­ми»), либо тех, кто попал­ся пья­ный за рулем («шума­хе­ры»). Что­бы я не ску­чал в каме­ре, мой друг и кол­ле­га Рауль Упо­ров пере­дал мне стоп­ку книг. Сре­ди сока­мер­ни­ков со мной сидел мужик по име­ни Орын­ба­сар, трак­то­рист. Он дол­жен был ско­ро осво­бо­дить­ся и жут­ко перед этим нерв­ни­чал. Есть такая осо­бен­ность в изо­ля­то­ре: день, два, десять можешь сидеть спо­кой­но, а перед самым выхо­дом бук­валь­но места себе не нахо­дишь. И этот Орын­ба­сар метал­ся из угла в угол, как волк в клет­ке. Что­бы успо­ко­ить­ся, он попро­сил у меня кни­гу, выбрал «Моск­ву — Петуш­ки», пото­му что самая тон­кая. С этой кни­гой он забрал­ся к себе на верх­нюю шкон­ку, начал читать и неожи­дан­но затих. Совер­шен­но выпал из реаль­но­сти, даже не курил и не ходил в туа­лет. И вот спу­стя пять часов Орын­ба­сар заво­ро­чал­ся: судя по все­му, дочи­тал. Он неспеш­но слез с кро­ва­ти, подо­шел ко мне, тор­же­ствен­но вру­чил кни­гу и ска­зал: «Спа­си­бо, Лук­пан, жиз­нен­ная кни­га, б**дь!»

Журналист и главный редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров. Западно-Казахстанская область, 21 июня 2020 года.
Жур­на­лист и глав­ный редак­тор газе­ты «Ураль­ская неде­ля» Лук­пан Ахме­дь­я­ров. Запад­но-Казах­стан­ская область, 21 июня 2020 года.

Азаттык: Лук­пан, а где та гра­ни­ца, кото­рая отде­ля­ет жур­на­ли­сти­ку от граж­дан­ско­го акти­виз­ма, и долж­ны ли быть эти границы?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Ты зна­ешь, до сих пор не могу опре­де­лить для себя эти гра­ни­цы, поэто­му у меня нет гото­во­го отве­та на этот счет. Послед­ние два года я не выхо­дил ни на одну акцию, а вес­ной, когда про­изо­шла непо­нят­ная смерть Дула­та Ага­ди­ла, я посчи­тал нуж­ным вый­ти и про­ве­сти свою акцию про­те­ста. Сей­час, пред­по­ло­жим, обсуж­ден и при­нят закон о про­ве­де­нии мир­ных митин­гов. Я счи­таю, что это тоже повод для какой-нибудь акции, но у меня пока что нет внут­рен­не­го чув­ства, что пора выхо­дить. Хотя, гля­дя на то, что про­ис­хо­дит в стране, совер­шен­но ясно, что мол­чать нельзя.

Азаттык: Не думал ли ты когда-нибудь завя­зать с жур­на­ли­сти­кой навсе­гда и занять­ся чем-нибудь другим?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: У меня одна­жды такое было: в 2015 году я ухо­дил из жур­на­ли­сти­ки на целый год. Счи­таю, что это было не зря, пото­му что я усво­ил урок, хоть и запла­тил за это опре­де­лен­ную цену.

Азаттык: Какие чув­ства ты испы­ты­вал, когда вернулся?

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Фильм «Мими­но» смот­рел? Для меня он о том, что у каж­до­го чело­ве­ка есть свое место в про­стран­стве и вре­ме­ни. Навер­ное, я почув­ство­вал то же самое, что испы­тал Мими­но, когда вер­нул­ся к сво­е­му вер­то­ле­ти­ку: понял, что вер­нул­ся туда, где я настоящий.

Азаттык: Какой ты видишь казах­стан­скую жур­на­ли­сти­ку через десять лет?

Какой будет поли­ти­че­ская систе­ма в Казах­стане, такой и будет журналистика.

Лук­пан Ахме­дь­я­ров: Раз­го­во­ры о том, какой бы я хотел видеть жур­на­ли­сти­ку, — это уже след­ствие, а кор­не­вой вопрос — какой бы я хотел видеть стра­ну. Здесь всё про­сто: какой будет поли­ти­че­ская систе­ма в Казах­стане, такой и будет жур­на­ли­сти­ка. Если мы будем и даль­ше шагать в сто­ро­ну куль­та лич­но­сти и тота­ли­та­риз­ма, тогда не нуж­но стро­ить иллю­зий о каче­ствен­но иной жур­на­ли­сти­ке. Но если мы смо­жем что-то изме­нить, суме­ем постро­им демо­кра­ти­че­ское госу­дар­ство, где сме­ня­е­мость вла­сти не будет вызы­вать у насе­ле­ния стрес­са и пер­ма­нент­но­го испу­га, зна­чит, появит­ся каче­ствен­ная кон­ку­рен­то­спо­соб­ная жур­на­ли­сти­ка и будет сво­бо­да слова.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Как вы лодку назовете, так она и поплывет

Быки присматриваются к ситуации на KASE

Казахстан: Қазақ Елі или Kazakh Republic?