6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

КИТАЙ СТРОИТ НОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ С КАЗАХСТАНОМ: НУР-СУЛТАНУ ВЫДВИНУТЫ УСЛОВИЯ

За пра­во досту­па к сво­е­му рын­ку Китай тре­бу­ет поли­ти­че­ских усту­пок от партнеров.

«Акор­де выдви­ну­ты поли­ти­че­ские усло­вия для про­дол­же­ния эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства», – счи­та­ет казах­стан­ский поли­то­лог Мак­сим Каз­на­че­ев. В интер­вью Ia-centr.ru Мак­сим Каз­на­че­ев объ­яс­ня­ет, поче­му Китай закрыл гра­ни­цу с Казахстан’ом.

– С чем свя­за­ны труд­но­сти про­хож­де­ния гру­зов через гра­ни­цу Казах­ста­на с Китаем?

– Китай тре­бу­ет нака­за­ния для участ­ни­ков анти­ки­тай­ских митин­гов и пике­тов. Да, и в целом сни­же­ния сино­фоб­ских настро­е­ний в Казах­стане. По сути, Акор­де выдви­ну­ты поли­ти­че­ские усло­вия для про­дол­же­ния эко­но­ми­че­ско­го сотрудничества.

Это новый этап отно­ше­ний двух стран, когда одна из сто­рон ока­зы­ва­ет эко­но­ми­че­ское дав­ле­ние на руко­вод­ство стра­ны-парт­не­ра с целью при­ня­тия поли­ти­че­ских дей­ствий внут­ри государства.

Что­бы сти­му­ли­ро­вать про­цесс при­ня­тия нуж­но­го реше­ния в Нур-Сул­тане, Китай в одно­сто­рон­нем поряд­ке объ­явил уже­сто­че­ние каран­ти­на на тамо­жен­ных про­пус­ках «Хор­гос» и «Достык».

Но самое инте­рес­ное, что каран­тин уже­сто­чен толь­ко для гру­зов из Казах­ста­на и в Казах­стан. Тран­зит­ные гру­зы, кото­рые идут по про­ек­ту «Один пояс – один путь» – а это желез­но­до­рож­ные соста­вы из Евро­пы в Китай, китай­ская тамож­ня про­смат­ри­ва­ет в при­о­ри­тет­ном поряд­ке. Поэто­му они прак­ти­че­ски не задер­жи­ва­ют­ся на гра­ни­це. Но все гру­зы, иду­щие по желез­ным и авто­мо­биль­ным доро­гам в рам­ках дву­сто­рон­ней тор­гов­ли Казах­ста­на с Кита­ем, «завис­ли».

– О каком поряд­ке цифр идет речь?

– По после­дим офи­ци­аль­ным казах­стан­ским оцен­кам, на гра­ни­це сто­ят несколь­ко тысяч фур и несколь­ко тысяч ваго­нов. Речь идет о насып­ных гру­зах, топ­лив­ных цистер­нах и кон­тей­не­рах. Замо­ро­же­на зна­чи­тель­ная часть подвиж­но­го состава.

По эко­но­ми­ке Казах­ста­на нане­сен двой­ной удар. Во-пер­вых, у казах­стан­ских биз­не­сме­нов завис­ли день­ги. Они замо­ро­же­ны в това­ре, кото­рый застрял на гра­ни­це. А обо­рот­ных средств, как пра­ви­ло, у людей нет, либо они очень незна­чи­тель­ные. Биз­нес несет убытки.

Во-вто­рых, из-за того, что на китай­ской сто­роне гра­ни­цы сто­ит боль­шое коли­че­ство казах­стан­ских ваго­нов и фур, в Казах­стане ощу­ща­ет­ся их дефи­цит. В стране не хва­та­ет транс­пор­та для внут­рен­них пере­во­зок. Это озна­ча­ет повы­ше­ние цен на услу­ги пере­воз­чи­ков, кото­рое вле­чет рост цен на товары.

– Чего Пекин пыта­ет­ся добить­ся от Нур-Сул­та­на в дол­го­сроч­ной перспективе?

– В сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве Китай будет рабо­тать над гео­по­ли­ти­че­ской пере­ори­ен­та­ци­ей Казах­ста­на и всей Цен­траль­ной Азии на себя. Для это­го и пред­при­ни­ма­ют­ся попыт­ки выдви­же­ния поли­ти­че­ских тре­бо­ва­ний, сопро­вож­да­е­мые эко­но­ми­че­ским давлением.

За послед­ние 10–15 лет рост тор­го­вых обо­ро­тов Казах­ста­на с Кита­ем при­вел к тому, что коли­че­ствен­ные изме­не­ния пере­рос­ли в каче­ствен­ные. Если рань­ше Пеки­ну было выгод­но любой ценой нара­щи­вать тран­зит и обо­ро­ты дву­сто­рон­ней тор­гов­ли, то сей­час это пре­вра­ти­лось в инстру­мент про­дав­ли­ва­ния поли­ти­че­ских интересов.

Дело в том, что китай­ский рынок явля­ет­ся пре­ми­аль­ным для сырье­вых това­ров из Цен­траль­ной Азии. И за пра­во досту­па к нему КНР тре­бу­ет ответ­ных уступок.

– Какие еще точ­ки есть в отно­ше­ни­ях Казах­ста­на с Кита­ем, на кото­рые послед­ний может давить, что­бы добить­ся желаемого?

– Кро­ме досту­па к китай­ско­му рын­ку сбы­та откры­тым оста­ет­ся вопрос арен­ды земель сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния в восточ­ных обла­стях Казахстана.

Если смот­реть в ретро­спек­ти­ве – весь раз­го­вор об арен­де свя­зан с транс­гра­нич­ны­ми река­ми. Китай от рек Чер­ный Иртыш и Или постро­ил систе­му ирри­га­ци­он­ных соору­же­ний в СУАР. Это поз­во­ля­ет им сей­час заби­рать весь сток рек в слу­чае необходимости.

Что­бы не пре­вра­тить озе­ро Бал­хаш в новое Араль­ское море, вла­сти Казах­ста­на лет 10 назад дого­во­ри­лись с Кита­ем о сохра­не­нии сто­ка воды вза­мен арен­ды земель сель­хоз­на­зна­че­ния в Казах­стане. Тем самым сохра­ня­лась бы эко­си­сте­ма реч­ных пойм, выра­бот­ка элек­тро­энер­гии на ГЭС и т.д. В целом это было ком­про­мисс­ное реше­ние выгод­ное обе­им странам.

Но как мы пом­ним, сде­лать это не уда­лось. Под­ня­лась вол­на про­те­стов, вла­сти были вынуж­де­ны вве­сти запрет на арен­ду сель­хоз­зе­мель иностранцами.

Одна­ко обя­за­тель­ства Казах­ста­на перед Кита­ем никто не отме­нял. Сего­дня Китай уже закон­чил стро­и­тель­ство ирри­га­ци­он­ных систем, в том чис­ле и канал «Чер­ный Иртыш – Кара­май», и в тео­рии может заби­рать сток Или и Чер­но­го Ирты­ша пол­но­стью. Теперь он в любой момент может пере­крыть сток двух рек, жиз­нен­но важ­ных для Казах­ста­на. Алма­тин­ская область, Пав­ло­дар­ская и Восточ­но-Казах­стан­ская обла­сти могут остать­ся без преж­не­го объ­е­ма воды.

– На какие точ­ки может давить Казах­стан при пере­го­во­рах с КНР?

– Сей­час уже ни на какие. Вклю­чать­ся в рабо­ту Вашинг­то­на по под­держ­ке сепа­ра­тиз­ма уйгу­ров в СУАР будет откро­вен­ной «крас­ной тряп­кой для быка». После это­го Пекин может перей­ти к гораз­до более жест­ким действиям.

Наци­о­на­ли­зи­ро­вать китай­ские акти­вы в Казах­стане, в прин­ци­пе, реаль­но. Но тогда воз­ни­ка­ет дру­гая про­бле­ма. Кто их выку­пит? Основ­ным поку­па­те­лем сырье­вых акти­вов в Казах­стане в послед­ние годы был имен­но Китай.

Источ­ник: https://ia-centr.ru/

архивные статьи по теме

Журналисты съели уже 26 тонн продуктов

Нищета философии и арифметики

Масимов исправит ошибки Ахметова