17 C
Астана
6 августа, 2021
Image default

Как в Центральной Азии наказывают за «оскорбление» президента

Пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев и пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мир­зи­я­ев на сам­ми­те в Китае. 10 июня 2018 года.

Сле­дуя за дру­ги­ми пра­ви­те­ля­ми стран Цен­траль­ной Азии, узбек­ский лидер под­пи­сал закон, уже­сто­ча­ю­щий нака­за­ние за «оскорб­ле­ние» пре­зи­ден­та в интер­не­те. Подоб­ные ста­тьи в УК дав­но суще­ству­ют в Казах­стане и дру­гих стра­нах реги­о­на, где граж­дан пре­сле­ду­ют за «кле­ве­ту», при­чем они рас­про­стра­ня­ют­ся и на быв­ших пре­зи­ден­тов. Экс­пер­ты гово­рят о «спо­со­бе удер­жать власть».

УЗБЕКИСТАН: НОВЫЙ ЗАКОН ОБ ИНТЕРНЕТЕ

В Узбе­ки­стане в Уго­лов­ный кодекс вне­се­на поправ­ка об исполь­зо­ва­нии «сетей теле­ком­му­ни­ка­ций или Все­мир­ной инфор­ма­ци­он­ной сети интер­нет» при пуб­лич­ном оскорб­ле­нии и кле­ве­те на пре­зи­ден­та. Ста­тья преду­смат­ри­ва­ет нака­за­ние в виде испра­ви­тель­ных работ до трех лет, а так­же огра­ни­че­ние или лише­ние сво­бо­ды от двух до пяти лет.

Закон с паке­том попра­вок к уго­лов­но­му и адми­ни­стра­тив­но­му кодек­сам был под­пи­сан пре­зи­ден­том Шав­ка­том Мир­зи­я­е­вым 30 марта.

Ранее ста­тья 158 Уго­лов­но­го кодек­са Узбе­ки­ста­на преду­смат­ри­вала судеб­ное пре­сле­до­ва­ние любо­го за пуб­лич­ное оскорб­ле­ние или кле­ве­ту на пре­зи­ден­та в СМИ, но там не упо­ми­на­лись «сети и интернет».

Пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мирзияев.

Пер­вый пяти­лет­ний срок пре­зи­ден­та Мир­зи­я­е­ва, при кото­ром в поли­ти­че­ской жиз­ни стра­ны Узбе­ки­стане наблю­да­ет­ся «отте­пель», еще не закон­чил­ся, и осе­нью в стране долж­ны прой­ти выбо­ры. И вве­де­ние это­го вида нака­за­ния имен­но сей­час не случайно.

ТУРКМЕНИСТАН: 5 ЛЕТ ТЮРЬМЫ

Пре­сле­до­ва­ние за «оскорб­ле­ние» и «кле­ве­ту» на пре­зи­ден­та не новость для Цен­траль­ной Азии. К при­ме­ру, ста­тья 176 Уго­лов­но­го кодек­са Турк­ме­ни­ста­на преду­смат­ри­ва­ет до пяти лет лише­ния сво­бо­ды за такое «пре­ступ­ле­ние».

Пре­зи­дент Турк­ме­ни­ста­на Гур­бан­гу­лы Бердымухамедов.

Кро­ме того, в законе «О пра­во­вом регу­ли­ро­ва­нии раз­ви­тия сети Интер­нет и ока­за­ния интер­нет-услуг в Турк­ме­ни­стане», при­ня­том в 2014 году, «оскорб­ле­ние и рас­про­стра­не­ние кле­вет­ни­че­ской инфор­ма­ции» про­тив пре­зи­ден­та Турк­ме­ни­ста­на пере­чис­ля­ют­ся наря­ду с таки­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми, как насиль­ствен­ное изме­не­ние кон­сти­ту­ци­он­но­го строя, при­зы­вы к войне, рас­про­стра­не­ние порнографии.

Когда вто­рой пре­зи­дент Турк­ме­ни­ста­на Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов при­шел к вла­сти в 2007 году, на него воз­ла­га­ли боль­шие надеж­ды как на само­го моло­до­го лиде­ра в Цен­траль­ной Азии и жда­ли пере­мен. Одна­ко через корот­кое вре­мя он вошел в образ преды­ду­ще­го лиде­ра и про­дол­жил при­дер­жи­вать­ся авто­ри­тар­ной систе­мы прав­ле­ния. Как след­ствие, Турк­ме­ни­стан зани­ма­ет одно из послед­них мест в мире в рей­тин­ге сво­бо­ды сло­ва, где не допус­ка­ют­ся не толь­ко «оскорб­ле­ния» в адрес пре­зи­ден­та, но и кри­ти­ка поли­ти­ки пра­ви­тель­ства, в стране огра­ни­чен доступ к интер­не­ту и нет неза­ви­си­мых СМИ.

ТАДЖИКИСТАН: ШТРАФЫ, ИСПРАВИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ, ТЮРЬМА

Пре­зи­дент Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мон с 2016 года име­ет ста­тус «осно­ва­те­ля мира и наци­о­наль­но­го един­ства — лиде­ра нации». Соглас­но спе­ци­аль­но­му зако­ну, при­ня­то­му в том же году, его соб­ствен­ность неприкосновенна.

Пре­зи­дент Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мон во вре­мя ина­у­гу­ра­ции. Душан­бе, 30 янва­ря 2020 года.

Соглас­но ста­тье 137 Уго­лов­но­го кодек­са, пуб­лич­ное оскорб­ле­ние лиде­ра нации или кле­ве­та в его адрес нака­зы­ва­ет­ся штра­фом в раз­ме­ре от ста до пяти­сот пока­за­те­лей для рас­че­тов или испра­ви­тель­ны­ми рабо­та­ми на срок до одно­го года. Те же дей­ствия, совер­шён­ные с исполь­зо­ва­ни­ем печа­ти, дру­гих средств мас­со­вой инфор­ма­ции или сети интер­нет, нака­зы­ва­ют­ся испра­ви­тель­ны­ми рабо­та­ми на срок до двух лет или лише­ни­ем сво­бо­ды на срок от двух до пяти лет.

КАЗАХСТАН: ТРИ СТАТЬИ, ЗАЩИЩАЮЩИЕ ДВУХ ЛИДЕРОВ

В Казах­стане могут быть заклю­че­ны в тюрь­му при­знан­ные винов­ны­ми в «оскорб­ле­нии» не толь­ко дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва, но и быв­ше­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Кро­ме того, опи­са­ние «пре­ступ­ле­ний» про­тив Назар­ба­е­ва шире.

Нур­сул­тан Назар­ба­ев, руко­во­див­ший Казах­ста­ном око­ло 30 лет, ушел в отстав­ку в мар­те 2019 года, но по-преж­не­му обла­да­ет широ­кой вла­стью, имея офи­ци­аль­ный ста­тус «пер­во­го пре­зи­ден­та Казахстана».

Испол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев (спра­ва) пожи­ма­ет руку сво­е­му пред­ше­ствен­ни­ку Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву во вре­мя сов­мест­но­го засе­да­ния палат пар­ла­мен­та в Астане, Казах­стан, 20 мар­та 2019 года.

Назар­ба­ев полу­чил этот ста­тус в 2000 году кон­сти­ту­ци­он­ным зако­ном «за исто­ри­че­скую роль в ста­нов­ле­нии госу­дар­ства». Поз­же в закон были вне­се­ны поправ­ки: после сло­ва «пер­вый пре­зи­дент» было добав­ле­но сло­во «елба­сы». Таким обра­зом, поло­же­ние, гаран­ти­ру­ю­щее, что досто­ин­ство Назар­ба­е­ва будет «защи­ще­но» даже после того, как он оста­вит свой пост, было созда­но за 19 лет до его отстав­ки. В 2007 году поло­же­ние о «пер­вом пре­зи­ден­те» было вклю­че­но и в Конституцию.

Две ста­тьи Уго­лов­но­го кодек­са Казах­ста­на направ­ле­ны на защи­ту досто­ин­ства «пер­во­го пре­зи­ден­та» и уста­нов­ле­ние «гаран­тии неприкосновенности».

Ста­тья 373 преду­смат­ри­ва­ет нака­за­ние за «пуб­лич­ное оскорб­ле­ние или иное пося­га­тель­ство на честь и досто­ин­ство пер­во­го пре­зи­ден­та, осквер­не­ние его изоб­ра­же­ний». Эти пре­ступ­ле­ния нака­зы­ва­ют­ся штра­фом в раз­ме­ре до двух тысяч месяч­ных рас­чет­ных пока­за­те­лей (один месяч­ный рас­чет­ный пока­за­тель (МРП) — 2 917 тен­ге, или 6,8 дол­ла­ра), либо испра­ви­тель­ны­ми рабо­та­ми в том же раз­ме­ре, либо огра­ни­че­ни­ем сво­бо­ды на срок до двух лет, либо лише­ни­ем сво­бо­ды на тот же срок. Те же дея­ния, совер­шён­ные с исполь­зо­ва­ни­ем средств мас­со­вой инфор­ма­ции или сетей теле­ком­му­ни­ка­ций, нака­зы­ва­ют­ся штра­фом в раз­ме­ре до трех тысяч месяч­ных рас­чет­ных пока­за­те­лей, либо испра­ви­тель­ны­ми рабо­та­ми в том же раз­ме­ре, либо огра­ни­че­ни­ем сво­бо­ды на срок до трех лет, либо лише­ни­ем сво­бо­ды на тот же срок.

Видов пре­ступ­ле­ний про­тив пре­зи­ден­та намно­го мень­ше. Нет упо­ми­на­ния об «изоб­ра­же­нии» или «пуб­лич­ном оскорб­ле­нии», а толь­ко об «оскорб­ле­нии чести и досто­ин­ства пре­зи­ден­та Казах­ста­на». При этом те, кто «оскорб­ля­ет» и пре­зи­ден­та, и елба­сы, нака­зы­ва­ют­ся одинаково.

Памят­ник Назар­ба­е­ву в Наци­о­наль­ном музее, уста­нов­лен­ный в день его рож­де­ния. 6 июля 2019 года.

Меж­ду тем в кодек­се гово­рит­ся, что «пуб­лич­ные выступ­ле­ния с кри­ти­кой поли­ти­ки пре­зи­ден­та не вле­кут уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти». Одна­ко для «пер­во­го пре­зи­ден­та» тако­го пра­ви­ла нет. Ины­ми сло­ва­ми, неуди­ви­тель­но, что кри­ти­ка его «поли­ти­ки» вос­при­ни­ма­ет­ся как «оскорб­ле­ние» Назар­ба­е­ва. Ранее экс­пер­ты в интер­вью Азатты­ку гово­ри­ли о слож­но­стях с фор­му­ли­ров­кой «пося­га­тель­ство на честь и досто­ин­ство» и о том, что эта ста­тья может быть исполь­зо­ва­на для подав­ле­ния анти­пра­ви­тель­ствен­ной критики.

Есть спе­ци­аль­ная ста­тья, кото­рая «защи­ща­ет» Назар­ба­е­ва от кри­ти­ки, жур­на­лист­ских или дру­гих буду­щих иссле­до­ва­ний о его семье и дохо­дах. Уго­лов­ный кодекс назы­ва­ет это «нару­ше­ни­ем гаран­тии непри­кос­но­вен­но­сти пер­во­го президента».

Соглас­но ста­тье, нару­ше­ние в какой бы то ни было фор­ме гаран­тий непри­кос­но­вен­но­сти пер­во­го пре­зи­ден­та и сов­мест­но про­жи­ва­ю­щих с ним чле­нов семьи, в том чис­ле гаран­тий непри­кос­но­вен­но­сти иму­ще­ства, жилых и слу­жеб­ных поме­ще­ний, лич­но­го и слу­жеб­но­го транс­порт­ных средств, пере­пис­ки, исполь­зу­е­мых ими средств свя­зи, гаран­тий бан­ков­ской тай­ны и непри­кос­но­вен­но­сти бан­ков­ских сче­тов, а так­же непри­кос­но­вен­но­сти при­над­ле­жа­щих им доку­мен­тов нака­зы­ва­ет­ся штра­фом в раз­ме­ре до пяти тысяч месяч­ных рас­чет­ных пока­за­те­лей, либо испра­ви­тель­ны­ми рабо­та­ми в том же раз­ме­ре, либо огра­ни­че­ни­ем сво­бо­ды на срок до пяти лет, либо лише­ни­ем сво­бо­ды на тот же срок.

В Кыр­гыз­стане дей­ству­ет закон о «О гаран­ти­ях дея­тель­но­сти Пре­зи­ден­та Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки и ста­ту­се экс-пре­зи­ден­та Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки», направ­лен­ный на защи­ту чести и досто­ин­ства пре­зи­ден­та. Соглас­но ста­тье 4 зако­на, в слу­ча­ях рас­про­стра­не­ния све­де­ний, поро­ча­щих честь и досто­ин­ство пре­зи­ден­та, гене­раль­ный про­ку­рор с согла­сия пре­зи­ден­та и с пред­ва­ри­тель­ным согла­со­ва­ни­ем сум­мы мораль­но­го вре­да обя­зан обра­тить­ся в суд от име­ни пре­зи­ден­та за защи­той его чести и достоинства.

«ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ВИРУС» В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Про­жи­ва­ю­щий за гра­ни­цей узбек­ский поли­то­лог Камо­лид­дин Раб­би­мов гово­рит, что вве­де­ние узбек­ским пре­зи­ден­том нака­за­ния за оскорб­ле­ние или кле­ве­ту в теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных сетях или интер­не­те име­ет свои осо­бен­но­сти. По его сло­вам, сей­час ста­ло нор­маль­но кри­ти­ко­вать пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на. Одна­ко боль­шин­ство кри­ти­ков пре­зи­ден­та в интер­не­те — это узбе­ки­стан­цы, про­жи­ва­ю­щие за границей.

— Совре­мен­ные инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии не поз­во­ля­ют вла­стям кон­тро­ли­ро­вать ситу­а­цию. Вла­сти опа­са­ют­ся, что, если ситу­а­ция будет раз­ви­вать­ся таки­ми тем­па­ми, Узбе­ки­стан охва­тит мас­со­вая соци­аль­ная фруст­ра­ция. Это боль­шая про­бле­ма для вла­стей. А если она при­ве­дет к митин­гам, власть ока­жет­ся на рас­пу­тье. Пер­вый путь — при­ме­нить силу, как во вре­мя Анди­жан­ских собы­тий 2005 года, а вто­рой — кыр­гыз­ский вари­ант с ухо­дом в отстав­ку. Узбек­ские вла­сти не могут согла­сить­ся ни с одним из вари­ан­тов. Что­бы дер­жать ситу­а­цию под кон­тро­лем, вла­сти утвер­ди­ли нака­за­ние за кри­ти­ку в свой адрес, — гово­рит Азатты­ку Камо­лид­дин Раббимов.

Пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мир­зи­я­ев, пре­зи­дент Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мон и пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев участ­ву­ют в пара­де Побе­ды на Крас­ной пло­ща­ди в Москве, Рос­сия, 24 июня 2020 года.

Оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Жаса­рал Куа­ны­ша­лин, кото­рый в 2006 году предъ­явил иск пре­зи­ден­ту Казах­ста­на Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву, но поз­же сам был обви­нен в «оскорб­ле­нии чести и досто­ин­ства пре­зи­ден­та», одоб­ре­ние таких ста­тей, в соот­вет­ствии с кото­ры­ми людей могут нака­зать за «оскорб­ле­ние и кле­ве­ту» на пре­зи­ден­тов в Цен­траль­ной Азии, рас­це­ни­ва­ет как ана­хро­низм в 21‑м веке.

— Таким обра­зом Мир­зи­я­ев пока­зы­ва­ет, что наме­рен укре­пить свои пози­ции по при­ме­ру кол­лег. Похо­же, он был «зара­жен виру­сом» дру­гих пре­зи­ден­тов Цен­траль­ной Азии. Это для них спо­соб сохра­нить власть. Мир­зи­я­ев так­же про­де­мон­стри­ро­вал свою склон­ность к сило­во­му удер­жа­нию вла­сти, — гово­рит Азатты­ку Жаса­рал Куанышалин.

Поли­тик счи­та­ет, что пре­зи­ден­ты Цен­траль­ной Азии вме­сто того, что­бы дви­гать­ся впе­ред, идут назад.

— Хуже все­го — вме­сто того что­бы рав­нять­ся на циви­ли­зо­ван­ные стра­ны, [пре­зи­ден­ты] отво­ра­чи­ва­ют­ся от них и при­ни­ма­ют зако­ны, что­бы защи­тить себя. К при­ме­ру, в Цен­траль­ной Азии толь­ко в Казах­стане зако­ны защи­ща­ют сра­зу двух пре­зи­ден­тов, — гово­рит Жаса­рал Куа­ны­ша­лин, кото­рый счи­та­ет, что без созда­ния систе­мы прав­ле­ния, как в циви­ли­зо­ван­ных стра­нах, в реги­оне не будет ника­ких изменений.

Ранее несколь­ко чело­век в Цен­траль­ной Азии были осуж­де­ны за «оскорб­ле­ние» или «кле­ве­ту» на пре­зи­ден­та. Сре­ди них дис­си­ден­ты, поли­ти­ки, жур­на­ли­сты, акти­ви­сты, адво­ка­ты, поэты и даже мигран­ты. Неко­то­рые были обви­не­ны, но не при­вле­че­ны к суду, дру­гие были оправданы.

По мень­шей мере шесть чело­век были обви­не­ны в «оскорб­ле­нии» Назар­ба­е­ва во вре­мя его пре­зи­дент­ства. Сре­ди них был и покой­ный кор­ре­спон­дент Азатты­ка Казис Тогузбаев.

Житель Кара­ган­ды Арман Хасе­нов был при­го­во­рен в про­шлом году к трем годам огра­ни­че­ния сво­бо­ды за «оскорб­ле­ние экс-пре­зи­ден­та». Он раз­ме­стил в YouTube видео с кри­ти­кой в адрес Назар­ба­е­ва. Кара­ган­дин­ца назы­ва­ют «пер­вым чело­ве­ком, при­вле­чен­ным к ответ­ствен­но­сти за оскорб­ле­ние елбасы».

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Опасные связи. Как Китай приручает элиты Центральной Азии

Editor

Слет патриотов вместо поминок в Атырау

Министра юстиции Австрии обвинили в том, что он был сообщником Рахата Алиева