21 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Какую тайну Ахмета Байтурсынулы «Раскрыл» Алихан Букейхан в письме Григорию Потанину?

Сборник из 40 басен И.А. Крылова в переводе Ахмета Байтурсынулы в стихах под казахским названием «Қырық мысал» был издан в 1909 году. Но, как стало теперь известно, выход сборника в свет имел долгий и тернистый путь.

Как извест­но из офи­ци­аль­ной био­гра­фии выда­ю­ще­го­ся про­све­ти­те­ля, педа­го­га, осно­ва­те­ля совре­мен­но­го казах­ско­го язы­ко­зна­ния, тюр­ко­ло­га, пуб­ли­ци­ста, жур­на­ли­ста и поэта А. Бай­тур­сы­ну­лы, со дня рож­де­ния кото­ро­го в 2022 году испол­ня­ет­ся 150 лет, его пер­вой кни­гой был пере­вод басен Ива­на Кры­ло­ва «Қырық мысал» (букв. «Сорок басен»). Извест­но, эта кни­га впер­вые была изда­на в 1909 году в С.-Петербурге, но никто не заду­мы­вал­ся над тем, в каком изда­тель­стве она отпе­ча­та­на, под­со­зна­тель­но под­ра­зу­ме­вая типо­гра­фию Ильи Бура­ган­ско­го, выпу­стив­ше­го в том же году пер­вый сбор­ник ори­ги­наль­ных сочи­не­ний Абая Кунан­бай­у­лы и его пере­во­дов Пуш­ки­на, Лер­мон­то­ва, Крылова.

Спу­стя 112 лет выяс­ни­лось, что, преж­де чем уви­деть свет, сбор­ни­ку дол­гие пять лет пред­сто­я­ли мытар­ства. Об этом сви­де­тель­ству­ет одно из писем А.Н. Букей­ха­на от 2 мая 1904 года, адре­со­ван­ное вид­но­му рус­ско­му уче­но­му — гео­гра­фу, этно­гра­фу, фольк­ло­ри­сту, бота­ни­ку и пуб­ли­ци­сту Гри­го­рию Нико­ла­е­ви­чу Пота­ни­ну, копию кото­ро­го любез­но предо­ста­вил Крас­но­яр­ский кра­е­вой кра­е­вед­че­ский музей. В нем он пишет: «Один мой зна­ко­мый казах пере­вёл на казах­ский язык чуд­ны­ми сти­ха­ми 41 бас­ню, пре­иму­ще­ствен­но И.А. Кры­ло­ва. Автор пере­во­да по обще­ствен­но­му поло­же­нию незна­чи­тель­ный чело­век — толь­ко дело­про­из­во­ди­тель дирек­то­ра народ­ных учи­лищь Акмо­лин­ской обла­сти. Наме­ре­ва­ясь напе­ча­тать частя­ми пере­во­ды в «Сель­ско­хо­зяй­ствен­ном Лист­ке», изда­ва­е­мом кан­це­ля­ри­ей Ст[епного]. Ген[ерал].-губ[ернатора], автор Ахмет Бай­тур­су­нов обра­тил­ся к сво­е­му началь­ству – дирек­то­ру г. Алек­то­ро­ву. Он, про­дер­жав руко­пись ½ года, вер­нул её авто­ру и ска­зал ему, что г. Сухо­тин не раз­ре­шил печа­тать в «Сель­ско­хо­зяй­ствен­ном Лист­ке» (фото № 1).

Здесь тре­бу­ет­ся крат­кая справ­ка о «Сель­ско­хо­зяй­ствен­ном лист­ке» и Сухотине.

«Сель­ско­хо­зяй­ствен­ный листок» — быв­шая газе­та «Акмо­лин­ские област­ные ведо­мо­сти», печат­ный орган Степ­но­го гене­рал-губер­на­тор­ства, изда­ва­лась в Омске с пери­о­дич­но­стью 2 раза в месяц, с 1871–1979, а с 1880 по 1914 гг. — еже­не­дель­но. В виде при­ло­же­ний к «Акмо­лин­ским област­ным ведо­мо­стям» на казах­ском язы­ке изда­ва­лась «Дала уала­я­ты­ның газеті», на рус­ском язы­ке — как «Осо­бые при­бав­ле­ния к «Акмо­лин­ским област­ным ведо­мо­стям» (1888−1893) и «Кир­гиз­ская степ­ная газе­та» (1894−1901), с 1902 по 1905 гг. как «Сель­ско­хо­зяй­ствен­ный листок».

Фото № 1. Пись­мо А.Н. Букей­ха­на Г.Н. Пота­ни­ну от 11 мая 1904 года с прось­бой помочь издать кни­гу А. Байтурсынулы

Сухо­тин, Нико­лай Нико­ла­е­вич,    гене­рал-лей­те­нант – гене­рал-губер­на­тор Степ­но­го края с 14.04.1901 по 25.04.1906 гг., после отстра­не­ния с поста гене­рал-губер­на­то­ра Степ­но­го края назна­чен чле­ном Госу­дар­ствен­но­го сове­та в С.-Петербурге.

Далее в пись­ме А.Н. Букей­хан обра­ща­ет­ся к адре­са­ту с прось­бой помочь полу­чить раз­ре­ше­ния цен­зу­ры на выпуск сбор­ни­ка А. Бай­тур­сы­ну­лы «Қырық мысал», или обой­ти цен­зу­ру. «Мы, я и Ахмет Б[айтур­су­нов]., — пишет автор пись­ма Пота­ни­ну Г.Н., — реши­ли печа­тать его пере­вод отдель­ной бро­шю­рой, но не зна­ем, как полу­чить раз­ре­шение спе­ци­ального цен­зо­ра книг, выхо­дя­щих на татар­ско-тюркском язы­ках. Не ука­же­те ли спо­со­бы, как и куда нуж­но обра­тить­ся? Не взяли ли вы сами на себя, через петер­бург­ских зна­ко­мых, пред­став­ле­ния в цен­зу­ру пере­во­да А. Бай­турсунова? Он талант­ли­вый моло­дой кир­гиз, к сожа­ле­нию, не полу­чивший даже среднего школьного обра­зо­вания и вынуж­ден­ный ныне посвя­щать всё  вре­мя на добы­ва­ние средств к жиз­ни. При дру­гих условиях из него вышел бы полез­ный и замет­ный обще­ствен­ный дея­тель».

Даль­ней­ший ход собы­тий сви­де­тель­ству­ет, что ни Пота­ни­ну, ни его петер­бург­ским зна­ко­мым не уда­лось помочь А.Н. Букей­ха­ну и А. Бай­тур­сы­ну­лы. Пол­то­ра года спу­стя после обра­ще­ния к Пота­ни­ну Г.Н., в нояб­ре 1905 года, высту­пая на оче­ред­ном съез­де зем­ских и город­ских дея­те­лей Рос­сии в Москве в каче­стве деле­га­та от каза­хов А. Н. Букей­хан заявил: «Когда я слу­шал все, что рас­ска­зы­ва­ют здесь поля­ки, мало­рос­сы, латы­ши и другие, я точ­но читаю ста­рую кни­гу. У нас тоже пре­сле­ду­ют­ся шко­лы с казахским язы­ком, нас тоже давит цен­зу­ра. Вот уже 13 меся­цев я, напри­мер, не могу добить­ся от цен­зу­ры раз­ре­шения на издание казахска­го пере­во­да 40 басен И. Кры­ло­ва».

Напом­ню дру­гой важ­ный исто­ри­че­ский факт, что свою ста­тью-некро­лог «Абай (Ибра­гим) Кунан­ба­ев», в кото­рой он впер­вые пред­ста­вил рос­сий­ско­му обще­ству вели­ко­го казах­ско­го поэта-мыс­ли­те­ля, А.Н. Букей­хан опуб­ли­ко­вал имен­но в трех ноябр­ских номе­рах семи­па­ла­тин­ской газе­ты «Семи­па­ла­тин­ский листок». В ста­тье так­же сооб­ща­лось о том, что «ори­ги­наль­ные  сочи­не­ния  Абая  и  его  пере­во­ды  из  Пуш­ки­на  (отры­вок  из «Евге­ния  Оне­ги­на»),  Лер­мон­то­ва,  Кры­ло­ва  собра­ны  его  сыном  Тура­у­лом  и  в непро­дол­жи­тель­ном вре­ме­ни будут изда­ны Семи­па­ла­тин­ским Под­от­де­лом И.Р.Г.О. под редак­ци­ей А. Н. Букей­ха­но­ва» (фото № 2).

Поми­мо изда­ния сбор­ни­ков сочи­не­ний двух ярких сыно­вей Вели­кой сте­пи, лидер Алаш А.Н. Букей­хан пла­ни­ро­вал так­же орга­ни­зо­вать изда­ние пер­вой газе­ты на род­ном язы­ке, о чем инфор­ми­ро­вал съезд зем­ских и город­ских дея­те­лей Рос­сии. «Бли­жай­шей нуж­дой каза­хов, — заявил он на этом съез­де, — явля­ет­ся сво­бо­да в упо­треб­ле­нии род­но­го язы­ка, осо­бен­но необ­хо­ди­мая в виду пред­сто­я­щей выбор­ной аги­та­ции, и я при­со­еди­ня­юсь к пред­ло­же­нию тех това­ри­щей, кото­рые про­си­ли съезд выска­зать­ся за немед­лен­ную отме­ну всех огра­ни­ченій в пра­вах мест­ных язы­ков».    

Одна­ко лиде­ру «Алаш» не уда­лось рели­зо­вать ни один этих замыс­лов: ни издать газе­ту, ни сбор­ни­ки сочи­не­ний Абая Кунан­бай­у­лы и Ахме­та Бай­тур­сы­ну­лы. «Отме­нён­ная, для про­винциаль­ной печа­ти, цен­зу­ра вос­крес­ла в виде про­из­во­ла губер­на­то­ров, вице-губер­на­то­ров, поли­цей­ских чинов и про­чих в мест­но­стях, объ­яв­лен­ных на поло­жении раз­ных охран и поло­жений, —  с горе­чью отме­тил А.Н. Букей­хан в ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в редак­тор­ской колон­ке «Ирты­ша» в авгу­сте 1906 года, имея в виду соб­ствен­ные зло­клю­че­ния и судь­бу род­но­го Казах­ско­го края после Мани­фе­ста 17 октяб­ря, —  сво­бо­да и непри­кос­но­вен­ность лич­но­сти све­де­ны к поло­жению, о кото­ром ещё за сто лет не име­ли и не мог­ли иметь пред­став­ле­нияПопасть в тюрь­му, в ссыл­ку, в катор­гу, даже на висе­ли­цу так­же лег­ко, как выпить гло­ток воды».

Несмот­ря на свое избра­ние в чле­ны Пер­вой Госу­дар­ствен­ной думы Рос­сии от каза­хов Семи­па­ла­тин­ской обла­сти, после обна­ро­до­ва­ния «Мани­фе­ста 17 октяб­ря» и выступ­ле­ния на ноябр­ском съез­де зем­ских и город­ских дея­те­лей Рос­сии до изда­ния в С.-Петербурге сбор­ни­ка пере­во­да А. Бай­тур­сы­ну­лы соро­ка басен И. Кры­ло­ва в 1909 году, А.Н. Букей­хан два­жды побы­вал в цар­ских застен­ках. К при­ме­ру, вот что сооб­щал «Семи­па­ла­тин­ский листок»: «23  декаб­ря (1905 г.) Рас­по­ря­ди­тель­ным  Коми­те­том  Запад­но-Сибир­ско­го  Отде­ла была  посла­на  в  Петер­бург  сле­ду­ю­щая  теле­грам­ма  на  имя  П.П.  Семе­но­ва: «Рас­по­ря­же­ни­ем гене­ра­ла Сухо­ти­на 22 декаб­ря поли­ция, угро­жая немед­лен­ным запе­ча­та­ни­ем Запад­но-Сибир­ско­го Отде­ла, вос­пре­пят­ство­ва­ла слу­ша­нию общим собра­ни­ем чле­нов Запад­но-Сибир­ско­го Отде­ла науч­но­го докла­да Седель­ни­ко­ва о  зай­сан­ской  его  экс­пе­ди­ции  и  рас­смот­ре­нию  сме­ты  за  1906  год.  Остав­ши­е­ся  в поме­ще­нии  Отде­ла  чле­ны  его  соста­ви­ли  об  этом  про­из­во­ле  адми­ни­стра­ции про­то­кол,  кото­рый  посы­ла­ем  поч­тою.  Общее  собра­ние  крайне  необ­хо­ди­мо. Адми­ни­стра­ция про­дол­жа­ет гро­зить запе­ча­тать Отдел. Рас­по­ря­ди­тель­ный Коми­тет про­сит засту­пить­ся за пра­ва Запад­но-Сибир­ско­го Отде­ла. Под­пи­са­ли: Букей­ха­нов, Гри­ба­нов, Кор­не­ев, Сия­зов и Седель­ни­ков». 

Более того, по пути из Омска в Семи­па­ла­тинск, где у лиде­ра «Алаш» в рам­ках изби­ра­тель­ной кам­па­нии в І‑ю Госу­дар­ствен­ную думу был запла­ни­ро­ван ряд съез­дов выбор­щи­ков, 8 янва­ря 1906 года А.Н. Букей­хан был аре­сто­ван и заклю­чён спер­ва в пав­ло­дар­скую тюрь­му, затем пере­ве­ден в омскую без вся­ко­го суда и след­ствия. В одном из сво­их писем, отправ­лен­ном тай­но из пав­ло­дар­ской тюрь­мы одно­му из лиде­ров кадет­ской пар­тии А. Колю­ба­ки­ну, он писал, что «вме­сто  съез­да  каде­тов  попал  в  тюрь­му,  как  кан­ди­дат  в  Госу­дар­ствен­ную Думу».

Вслед за его аре­стом Запад­но-Сибир­ский отдел Импе­ра­тор­ско­го рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства (ЗСОИРГО), дей­стви­тель­ным чле­ном и чле­ном Рас­по­ря­ди­тель­но­го коми­те­та кото­ро­го являл­ся А.Н. Букей­хан, а так­же Семи­па­ла­тин­ский под­от­дел ЗСОИРГО, кото­рый не «в про­дол­жи­тель­ном вре­ме­ни» дол­жен был выпу­стить пер­вый сбор­ник ори­ги­наль­ных сочи­не­ний А. Кунан­бай­у­лы, были под­верг­ну­ты пре­сле­до­ва­ни­ям. Из тюрь­мы он был осво­бож­дён почти 4 меся­ца спу­стя, 30 апре­ля 1906 года, и лишь в свя­зи с тем, что он был избран выбор­щи­ком в род­ной Токра­ун­ской воло­сти. 15 июня 1906 года он был еди­но­глас­но избран чле­ном (до рево­лю­ции 1917 года, депу­тат Госу­дар­ствен­ной думы назы­вал­ся чле­ном. – С.А.) І‑й Гос­ду­мы от казах­ско­го насе­ле­ния Семи­па­ла­тин­ской обла­сти. Но он не успел поучаст­во­вать в рабо­те Гос­ду­мы І‑го созы­ва, при­быв в Петер­бург в день её насиль­ствен­но­го роспус­ка – 8 июля 1906 года. При­е­хав 9 июля в фин­ский горо­док Терио­ки вслед за 180‑ю быв­ши­ми пер­во­дум­ца­ми, на сле­ду­ю­щий день, 10 июля, он, по сви­де­тель­ству В. Обо­лен­ско­го, одним из пер­вых под­пи­сал леген­дар­ное воз­зва­ние про­тив насиль­ствен­но­го роспус­ка Гос­ду­мы «Наро­ду – от народ­ных пред­ста­ви­те­лей», более извест­ное из исто­рии как «Выборг­ское» (фото № 2).

Фото № 2. А.Н. Букей­хан (спра­ва нале­во — тре­тий) с груп­пой чле­нов фрак­ции Кон­сти­ту­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Госу­дар­ствен­ной Думы І‑созыва. 10 июля 1906 г. Терио­ки, Финляндия

По воз­вра­ще­нии в Омск, А.Н. Букей­хан, не добив­шись раз­ре­ше­ния на выпуск пер­вой казах­ской газе­ты, начи­на­ет изда­вать газе­ту на рус­ском язы­ке под назва­ни­ем «Иртыш». Об изда­нии сбор­ни­ков сочи­не­ний А. Кунан­бай­у­лы и А. Бай­тур­сы­ну­лы и речи не мог­ло быть. Пред­сто­я­ла еще более слож­ная, чем в І‑ю Думу, изби­ра­тель­ная кам­па­ния во ІІ‑ю Думу. Из-за пре­сле­до­ва­ния и про­из­во­ла коло­ни­аль­ной адми­ни­стра­ции Казах­ско­го степ­но­го края, с 19 июля 1906 по 1 янва­ря 1907 года он был вынуж­ден три­жды менять назва­ние изда­ва­е­мой газе­ты – с 14 нояб­ря 1906  года «Иртыш» ста­ла назы­вать­ся «Омич», с 1 янва­ря 1907 года «Омич» выхо­ди­ла под назва­ни­ем «Голос сте­пи». Несмот­ря на все поту­ги вла­стей, А.Н. Букей­ха­ну уда­лось обес­пе­чить побе­ду на выбо­рах во ІІ‑ю Думу по Акмо­лин­ской обла­сти и Омску кан­ди­да­тов от оппо­зи­ци­он­ных к само­дер­жа­вию пар­тий, а от каза­хов род­ной Семи­па­ла­тин­ской обла­сти – одно­го из пяти кан­ди­да­тов, выдви­ну­тых им вме­сто себя — Темир­га­лия Нурекенулы.

Фото № 3. А.Н. Букей­хан – в семи­па­ла­тин­ской тюрьме.

Семей, 1908 г.

Закрыв газе­ту «Голос сте­пи» кон­це фев­ра­ля 1907 года, А.Н. Букей­хан ока­зал­ся в чис­ле обви­ня­е­мых в судеб­ном про­цес­се над пер­во­дум­ца­ми, под­пи­сав­ши­ми «Выборг­ское воз­зва­ние». Про­цесс про­дол­жал­ся несколь­ко меся­цев в С.-Петербурге и завер­шил­ся в декаб­ре 1907 года с осуж­де­ни­ем более 140 пер­во­дум­цев, в том чис­ле и А.Н. Букей­ха­на, к трём меся­цам тюрем­но­го заклю­че­ния и лише­ни­ем изби­ра­тель­ных прав. После вступ­ле­ния в силу вер­дик­та суда, А.Н. Букей­хан в мае 1908 года доб­ро­воль­но явил­ся в Семи­па­ла­тинск, что­бы отбыть своё нака­за­ние в мест­ной тюрь­ме (фото № 4).

Одна­ко он отси­дел не 3 меся­ца, как того тре­бо­вал судеб­ный вер­дикт, а целых восемь. Новый гене­рал-губер­на­тор Степ­но­го края И. Нада­ров сво­им рас­по­ря­же­ни­ем доба­вил ещё 5 меся­цев. Мало того, коло­ни­аль­ная власть тай­но замыш­ля­ла выслать казах­ско­го наци­о­наль­но­го лиде­ра за пре­де­лы род­но­го края сра­зу после его осво­бож­де­ния из тюрь­мы. Но, по сви­де­тель­ству его бли­жай­ших сорат­ни­ков, напри­мер, того же А. Бай­тур­сы­ну­лы, а так­же М. Дула­ту­лы, вый­дя на сво­бо­ду, А.Н. Букей­хан доб­ро­воль­но отпра­вил­ся в эми­гра­цию в Рос­сию, тем самым не дав коло­ни­аль­ным вла­стям выслать себя куда-нибудь в Яку­тию или на Даль­ний Восток.

Лидер «Алаш» пона­ча­лу, по выра­же­нию А. Бай­тур­сы­ну­лы и М. Дула­ту­лы, «эми­гри­ро­вал» в Петер­бург в поис­ках «хлеб­но­го места». Одна­ко, не най­дя его там, был вынуж­ден устро­ить­ся оцен­щи­ком зем­ли (кас­са­то­ром) в Дон­ском Земель­ном бан­ке в Сама­ре. И имен­но в этот пери­од сво­ей жиз­ни — с 1909 по 1917 годы — лиде­ру Алаш уда­ет­ся реа­ли­зо­вать все свои замыс­лы. В пер­вый же год он издал в Петер­бур­ге пер­вый сбор­ник ори­ги­наль­ных сочи­не­ний А. Кунан­бай­у­лы и его пере­во­ды  А. Пуш­ки­на, М. Лер­мон­то­ва и И. Кры­ло­ва, а так­же пер­вый сбор­ник 40 басен И. Кры­ло­ва в пере­во­де А. Бай­тур­сы­ну­лы на казах­ский язык. Но, если пер­вое собра­ние сочи­не­ний Абая он издал в типо­гра­фии крым­ско­го тата­ри­на Ильи Бура­ган­ско­го, то где же был отпе­ча­тан «Қырық мысал»?

Ответ на этот вопрос нашел­ся в деле А. Бай­тур­сы­ну­лы, заве­дён­ном депар­та­мен­том поли­ции Степ­но­го края в июле 1909 года. Сле­ду­ет под­черк­нуть, что А.Н. Букей­хан издал сбор­ник «Қырық мысал» имен­но в сто­ли­це коло­ни­аль­ной импе­рии – Петер­бур­ге как  ответ на само­управ­ство в Казах­ском степ­ном крае, где без суда и след­ствия в семи­па­ла­тин­ской тюрь­ме нахо­дил­ся А. Бай­тур­сы­ну­лы с 1 июля 1909-го по март 1910 года.

А.Н. Букей­хан не огра­ни­чил­ся изда­ни­ем пер­вой кни­ги сво­е­го под­опеч­но­го и в неда­лё­ком буду­щем — близ­ко­го сорат­ни­ка, но и пытал­ся как мож­но ско­рее осво­бо­дить его из тюрь­мы. Во-пер­вых, он обра­тил­ся к сво­е­му кол­ле­ге по ЗСОИРГО, чле­ну ІІІ‑й Гос­ду­мы Нико­лаю Ска­ло­зу­бо­ву и Н. Некра­со­ву, так­же чле­ну Гос­ду­мы, одно­пар­тий­цу и сорат­ни­ку по масон­ско­му орде­ну «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии» с прось­бой вме­шать­ся в дело А. Бай­тур­сы­ну­лы. 17 нояб­ря 1909 года Н. Ска­ло­зу­бов обра­тил­ся к това­ри­щу (заме­сти­те­лю) мини­стра внут­рен­них дел импе­рии П. Кур­ло­ву с пись­мен­ным запро­сом о судь­бе А. Бай­тур­сы­ну­лы. В момент рас­смот­ре­ния пись­ма Н. Ска­ло­зу­бо­ва (фото № 4), хода­тай­ство Н. Некра­со­ва в МВД ещё не посту­пи­ло, что отме­че­но в сек­рет­ной справ­ке депар­та­мен­та поли­ции. Парал­лель­но пись­мен­но­му обра­ще­нию Н. Ска­ло­зу­бо­ва и хода­тай­ству Н. Некра­со­ва, А.Н. Букей­хан в цен­траль­ном печат­ном органе кадет­ской пар­тии — газе­те «Речь» от 19 нояб­ря 1909 года опуб­ли­ко­вал ста­тью под гром­ким заго­лов­ком «Казах­ский (в ориг. «Кир­гиз­ский») народ­ный поэт в тюрьме».

Фото № 4. Н.Л. Ска­ло­зу­бов — обще­ствен­ный дея­тель, член II и III Госу­дар­ствен­ной думы от Тоболь­ской губер­нии (1907−1912)

Бла­го­да­ря этим уси­ли­ям коло­ни­аль­ная адми­ни­стра­ция Казах­ско­го степ­но­го края была вынуж­де­на отпу­стить А. Бай­тур­сы­ну­лы на сво­бо­ду после 10 меся­цев абсо­лют­но неза­кон­но­го содер­жа­ния его под аре­стом, да ещё с предо­став­ле­ни­ем ему пра­ва выбо­ра места про­жи­ва­ния за пре­де­ла­ми Степ­но­го края.

Выбор пал на Орен­бург, при­чем неслу­чай­но. Во-пер­вых, он учил­ся там в 1891–1895 годах в учи­тель­ской семи­на­рии. Там же нахо­ди­лось отде­ле­ние Дон­ско­го земель­но­го бан­ка, в круп­ном фили­а­ле кото­ро­го в Сама­ре с янва­ря 1909 года слу­жил А.Н. Букей­хан, кото­рое ста­нет одним из финан­со­вых источ­ни­ков пер­вой казах­ской обще­на­ци­о­наль­ной газе­ты «Қазақ», пер­вый номер кото­рой вышел 2 фев­ра­ля 1913 года в Орен­бур­ге. Газе­ту, кото­рую не уда­лось издать в род­ном Семи­па­ла­тин­ске, А.Н. Букей­хан издал в Орен­бур­ге под редак­тор­ством А. Бай­тур­сы­ну­лы, где про­жи­ва­ло бук­валь­но несколь­ко казах­ских семей.

Но, вме­сте с тем, А. Бай­тур­сы­ну­лы впе­ре­ди ожи­да­ли еще несколь­ко аре­стов и заклю­че­ний, при­чем как в цар­ские, так и совет­ские застен­ки. При пер­вых двух слу­ча­ях, имев­ших место в 1914 и 1934 годах, его вновь спа­сал его леген­дар­ный покро­ви­тель – лидер Алаш, при послед­нем аре­сте 1937 году – выру­чать его из беды уже было неко­му (фото № 5) – А.Н. Букей­хан сам 26 июля 1937 года был аре­сто­ван, а 27 сен­тяб­ря т.г. – расстрелян.

Фото № 5. Ахмет Бай­ур­сы­ну­лы – в тюрьм Бутыр­ка. Москва, 1931 г.

А.Н. Букей­хан до кон­ца сво­ей жиз­ни остал­ся верен сво­им сло­вам о том, что «у потом­ка хана име­ет­ся непре­хо­дя­щий долг перед каза­ха­ми и пока жив, не пере­ста­ну слу­жить каза­хам». Он покро­ви­тель­ство­вал, под­дер­жи­вал, обе­ре­гал, защи­щал не толь­ко одно­го А. Бай­тур­сы­ну­лы как сво­е­го бли­жай­ше­го, вер­но­го сорат­ни­ка и дру­га, но всех сво­их еди­но­мыш­лен­ни­ков по борь­бе за сво­бо­ду и неза­ви­си­мость угне­тен­но­го народа.

В 1914 году редак­ция газе­ты «Қазақ» была обви­не­на в пуб­ли­ка­ции анти­пра­ви­тель­ствен­но­го мате­ри­а­ла, в свя­зи был нало­жен круп­ный денеж­ный штраф, выпла­та кото­ро­го неми­ну­е­мо обонк­ро­ти­ла бы первую обще­на­ци­о­наль­ную газе­ту. Что­бы ее спа­сти, А. Бай­тур­сы­ну­лы и М. Дула­ту­лы реши­ли отра­бо­тать штраф отсид­кой в тюрь­ме. Узнав об этом из теле­грам­мы, А.Н. Букей­хан мораль­но под­дер­жал сво­их сорат­ни­ков, опуб­ли­ко­вав в газе­те «Қазақ» ста­тью «Ұят-ай!» («Стыд­но!»). «А.Н. Ради­щев, изда­вав­ший для рус­ско­го наро­да газе­ты и жур­на­лы и открыв­ший путь к про­све­ще­нию, был поса­жен в тюрь­му и сослан в Сибирь на 10 лет. Его совре­мен­ник Н.И. Нови­ков, так­же сво­и­ми газе­та­ми и жур­на­ла­ми открыв­ший доро­гу в Евро­пу, 15  лет томил­ся в Шлис­сель­бург­ской кре­по­сти. Доро­гие мои Ахмет и Миря­куб, тюрь­ма, куда вас поса­ди­ли, это тюрь­ма Ради­ще­ва и Нови­ко­ва!.. В Рос­сии мало хоро­ших людей, кому уда­лось избе­жать тюрь­мы. Писа­тель Досто­ев­ский, Пота­нин, Коро­лен­ко, Чер­ны­шев­ский, Моро­зов про­шли через тюрь­мы. Всех не пере­чис­лить. Сал­ты­ков, Гер­цен, Пуш­кин, Лер­мон­тов, Тур­ге­не­вы были сосла­ны… Доро­гие мои, о чем мож­но меч­тать, если вас пре­сле­ду­ют за те же бла­гие дея­ния!», — писал А.Н. Букей­хан в этой статье.

После этой пуб­ли­ка­ции лидер Алаш лич­но явил­ся в Орен­бург, опла­тил штраф и осво­бо­дил сво­их единомышленников.

В 1916 году, когда казах­ских джи­ги­тов от 19 до 35 лет рек­ви­зи­ро­ва­ли (моби­ли­зо­ва­ли) на обу­строй­ства тылов Рос­сии в І‑й миро­вой войне, А.Н. Букей­хан, при­звав на помощь наци­о­наль­ную интел­ли­ген­цию и сту­ден­че­скую моло­дёжь, обу­чав­шу­ю­ся в вузах от Петер­бур­га, Вар­ша­вы, Кие­ва, Моск­вы до Каза­ни и Том­ска, отпра­вил­ся в при­фрон­то­вую зону Запад­но­го, Севе­ро-Запад­но­го и Север­но­го фрон­тов, что­бы ока­зы­вать соро­ди­чам юри­ди­че­скую, соци­аль­ную, меди­цин­скую и дру­го­го рода под­держ­ку. Казах­ская эли­та «Алаш» встре­ти­ла Фев­раль­скую рево­лю­цию не в род­ной сте­пи за кумы­сом и све­же­ва­ре­ной бара­ни­ной, а в тылу одной из самых кро­во­про­лит­ной в исто­рии чело­ве­че­ства вой­ны. Казах­ские джи­ги­ты, воз­вра­ща­ясь с фрон­та на роди­ну летом 1917 года, забро­са­ли редак­цию газе­ты «Қазақ» теле­грам­ма­ми, пись­ма­ми, денеж­ны­ми пере­во­да­ми с прось­ба­ми про­воз­гла­сить А.Н. Букей­ха­на «Али­ха­ном все­го Алаш», «Вождём Алаш», учре­дить для казах­ских сту­ден­тов сти­пен­дию Али­ха­на и постро­ить мечеть име­ни Али­ха­на Букей­ха­на и т. д.

В годы мас­со­вых репрес­сий, нахо­дясь под неусып­ным наблю­де­ни­ем ОГПУ НКВД СССР в Москве, А.Н. Букей­хан пред­при­ни­мал тита­ни­че­ские уси­лия, что­бы помочь сво­им сорат­ни­кам по дви­же­нию, пар­тии и Авто­но­мии Алаш, без­вин­но осуж­ден­ным и сослан­ным в лаге­ря ГУЛАГ от Воро­не­жа, Архан­гель­ска до Сло­вец­ких ост­ро­вов. Из всех сорат­ни­ков ему при содей­ствии пред­ста­ви­те­ля Меж­ду­на­род­но­го Крас­но­го Кре­ста в Москве, Ека­те­ри­ной Пеш­ко­вой уда­лось досроч­но осво­бо­дить сно­ва А. Бай­тур­сы­ну­лы в 1934 году. Вот как он пред­ста­вил А. Бай­тур­сы­ну­лы в сво­ем пись­ме Е. Пеш­ко­вой. Это пись­мо достой­но того, что­бы про­ци­ти­ро­вать его целиком:

«Ува­жа­е­мая Ека­те­ри­на Павловна!

16.02.1933 г. на Ваше имя сдал на почту прось­бу Бай­тур­сы­но­ва Ахме­та о пере­во­де его в дру­гое место из Архан­гель­ска. Прось­ба его направ­ле­на в ОГПУ.

Он про­све­ти­тель казаrско­го наро­да. Бай­тур­сы­нов — Кирилл и Мефо­дий, Нови­ков и Ради­щев сво­е­го наро­да. Он создал азбу­ку, кото­рая по мне­нию проф. Мол­ло, луч­шая из Азбук, если тре­бо­вать от них соот­вет­ствия зна­ков фоне­ти­ке язы­ка; он попу­ля­ри­зи­ро­вал эту азбу­ку, напе­ча­тав на ней сати­ри­че­ские свои сти­хи и пере­вод 40 басен Кры­ло­ва. При этом он с послед­ним посту­пил так же, как дедуш­ка Кры­лов с Эзо­пом. Эзо­по­кры­лов­ские бас­ни сде­лал казак­ски­ми. По мет­ко­сти сати­ры, кра­со­те сти­ха, по крат­ко­сти изло­же­ния темы — пере­во­ды Бай­тур­сы­но­ва пред­став­ля­ют высо­ко­ху­до­же­ствен­ные тво­ре­ния свы­ше отме­чен­но­го талан­та. Кры­ло­ва в сте­пи знал каж­дый казак. Бай­тур­сы­нов А. автор грам­ма­ти­ки, син­так­си­са, бук­ва­ря, хре­сто­ма­тий на казак­ском язы­ке. Он Нар­ком­прос Казак­ской АССР, мно­го­лет­ний в 1920–1928 г. до аре­ста его пред­се­да­тель уче­ной при НКпро­се комис­сии. Он, Б. А., пер­во­класс­ный поэт, сатирик.

         Он, Б. А., пат­ри­от, наци­о­на­лист. При ста­ром режи­ме сидел в тюрь­ме 10 м‑цев и выслан за пре­де­лы степ­но­го края на 5 лет.

      Он, Б. А., редак­тор, изда­тель и созда­тель един­ствен­ной тогда казак­ской газе­ты “Казак”. [В] 1913–1918 гг., в ста­рое вре­мя, не было каза­ка, кото­рый не читал и не знал этой газе­ты. Когда в 1916 г. Орен­бург­ский губер­на­тор три­жды оштра­фо­вал “Казак” на 4500 руб., то эти день­ги пере­во­ди­лись чита­те­ля­ми по теле­гра­фу доля­ми по 5,10, 50, 100 руб. и спа­са­ли от тюрь­мы редак­то­ра Аханг (ува­жи­тель­но-лас­ка­тель­ное от Ахмета).

      Судь­ба Б. А. сход­на с судь­бой Н.Г. Ч[ернышевского], как он Б[айтурсунов]. А[хмет]., бес­страш­ный про­рок сво­их убеж­де­ний, как он, каби­нет­ный работ­ник, как он — страх вла­сти. Я знаю Н.Г. Ч[ернышевского]. и не боюсь с ним срав­ни­вать Б. А., так как его так же знаю. Все это я мог бы напи­сать в ОГПУ, если б не состо­ял в его «попе­че­нии» с 1925 года. ОГПУ мои сло­ва при­мет в обрат­ном зна­че­нии. Б[айтурсунов]. 61 год, но он мог бы еще пора­бо­тать в поль­зу каз.языка.

А. Букей­ха­нов. 25.02.1933 г.».

Вер­нем­ся к ста­тье «Казах­ский народ­ный поэт в тюрь­ме», опуб­ли­ко­ван­ной в нояб­ре 1909 года в сто­лич­ной кадет­ской газе­те «Речь». Из ее содер­жа­ния выяс­ня­ет­ся, где кни­га А. Бай­тур­сы­ну­лы была изда­на: «В здеш­ней тюрь­ме (Семи­па­ла­тин­ской) томит­ся 5‑й месяц Ахмед Бай­тур­су­нов, талант­ли­вый казах­ский поэт. В 1909 году он издал кни­гу «Крык мысал» — сорок басен, пере­вод в сти­хах 40 басен Кры­ло­ва. Кни­га отпе­ча­та­на в АКАДЕМИИ НАУК».

Сле­до­ва­тель­но, пер­вая кни­га А. Бай­тур­сы­ну­лы вышла в свет из типо­гра­фии Ака­де­мии наук Рос­сий­ской импе­рии и этим объ­яс­ня­ет­ся все загад­ки. Во-пер­вых, если кни­га печа­та­ет­ся в типо­гра­фии Ака­де­мии наук, то, по всей веро­ят­но­сти, либо раз­ре­ше­ние цен­зо­ра не тре­бу­ет­ся, либо его мож­но лег­ко обой­ти. Во-вто­рых, А.Н. Букей­хан вос­поль­зо­вал­ся помо­щью сво­е­го дру­га и кол­ле­ги Сер­гея Федо­ро­ви­ча Оль­ден­бур­га, ака­де­ми­ка, индо­ло­га, непре­мен­но­го сек­ре­та­ря Ака­де­мии наук Рос­сий­ской импе­рии и СССР одно­вре­мен­но. Оста­ет­ся лишь доба­вить, что лидер «Алаш» доб­ры­ми услу­га­ми сво­е­го дру­га Оль­ден­бур­га поль­зо­вал­ся не в пер­вый и не послед­ний раз. В 1906 году он на стра­ни­цах газе­ты «Иртыш» опуб­ли­ко­вал откры­тое пись­мо каза­хам Акмо­лин­ской и Семи­па­ла­тин­ской обла­сти с при­зы­вом собрать день­ги на про­дол­же­ние уче­бы в петер­бург­ском уни­вер­си­те­те казах­ско­го юно­ши из бед­ной семьи Нуха Рама­за­ну­лы. «Рама­за­нов поехал в Петер­бург, — писал А.Н. Букей­хан завер­шая свое откры­тое пись­мо, — К янва­рю 1907 года он ока­жет­ся лицом к лицу с нуж­дой. Каза­хи,  дети  Ала­ша,  вы  обя­за­ны  его  под­дер­жать!  Было  бы  неле­по,  если мил­ли­он­ное насе­ле­ние каза­хов Семи­па­ла­тин­ской и Акмо­лин­ской обла­стей не суме­ло вос­пи­тать каза­ха-юно­шу в уни­вер­си­те­те. День­ги мож­но пере­ве­сти по сле­ду­ю­щим адресам:

1)  Петер­бург, Ака­де­мия наук, непре­мен­но­му сек­ре­та­рю её Сер­гею Фео­до­ро­ви­чу Оль­ден­бур­гу для Нух Рамазанова;

2)  Омск, в кон­то­ру редак­ции газе­ты «Иртыш» для Нух Рама­за­но­ва».

Но это был лишь пер­вый случай.

Фото № 6. Газе­та «Речь» (СПб) от 19 нояб­ря 1909 года с замет­кой А.Н. Букей­ха­на «Кир­гиз­ский народ­ный поэт в тюрь­ме». 19.1909 г. СПб.

Дру­гой слу­чай имел место уже при Совет­ской вла­сти. В 1925 году А.Н. Букей­хан через С.Ф. Оль­ден­бур­га, про­дол­жав­ше­го зани­мать долж­ность непре­мен­но­го уче­но­го сек­ре­та­ря АН СССР, орга­ни­зо­вал Антро­по­ло­ги­че­скую экс­пе­ди­цию АН СССР в Адай­ский уезд Казах­ской АССР. Эта экс­пе­ди­ция была ост­ро необ­хо­ди­ма для того, что­бы по ито­гам ее науч­ной рабо­ты, выра­бо­тать и утвер­дить такую нор­му казах­ско­го зем­ле­поль­зо­ва­ния, кото­рая поз­во­ли­ла бы казах­ско-совет­ско­му пра­ви­тель­ству не пус­кать в рес­пуб­ли­ку без­зе­мель­ных кре­стьян-пере­се­лен­цев из России.

Фото №7. Сер­гей Федо­ро­вич Оль­ден­бург – индо­лог, ака­де­мик, непре­мен­ный сек­ре­тарь Ака­де­мии наук Рос­сий­ской импе­рии и СССР.

В заклю­че­ние сто­ит обра­тить вни­ма­ние на ещё одну важ­ную, и даже  сен­са­ци­он­ную деталь из пись­ма А.Н. Букей­ха­на Г.Н. Пота­ни­ну от 2 мая 1904 года. Оно вновь каса­ет­ся А. Бай­тур­сы­ну­лы и при­от­кры­ва­ет ещу один не реа­ли­зо­ван­ный талант: «Ахмет Б[айтурсунов]недур­но рису­ет, что сре­ди каза­хов боль­шая ред­кость, пытал­ся посту­пить в какую-то в Каза­ни худо­же­ствен­ную шко­лу, но за неимением средств, вынуж­ден был рас­стать­ся с меч­той».

Встре­тил бы А. Бай­тур­сы­ну­лы сво­е­го настав­ни­ка и непре­мен­но­го покро­ви­те­ля в лице А.Н. Букей­ха­на чуть ранее, воз­мож­но, он посту­пил бы в худо­же­ствен­ную шко­лу в Каза­ни или даже петер­бург­скую худо­же­ствен­ную ака­де­мию, где откры­лась бы еще одна из гра­ней его талантов.Султан

Хан Акку­лы

Экс­пер­ти­за / Куль­тур­ная среда

Источ­ник: http://www.exclusive.kz/

архивные статьи по теме

Не вели казнить — вели помиловать

Просвистели

Китай в Казахстане всему голова?