6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

Какая среда выдвинет следующего президента?

 

Толь­ко казать­ся неза­ме­ни­мым гос­слу­жа­щий может в Казах­стане. Это про­де­мон­стри­ро­ва­ли карьер­ные пере­ме­ще­ния Асла­на Муси­на. Как толь­ко его отпра­ви­ли в ссыл­ку в Счет­ный коми­тет, в крес­ло гла­вы адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та уса­ди­ли подустав­ше­го на пре­мьер­ской долж­но­сти Кари­ма Маси­мо­ва. А кто, когда и на кого может поме­нять наше­го «лиде­ра нации» пен­си­он­но­го возраста?

 

Автор: Дастан КАДЫРЖАНОВ

 

На этот и дру­гие вопро­сы наше­го изда­ния согла­сил­ся отве­тить поли­то­лог Дастан Кадыржанов.

 

- Дастан, основ­ные пере­ста­нов­ки во вла­сти, судя по все­му, завер­ше­ны. Как Вы счи­та­е­те, зна­чат ли послед­ние пере­ста­нов­ки, что Назар­ба­ев по-преж­не­му кон­тро­ли­ру­ет всю вер­ти­каль госу­дар­ствен­ной власти?

 

- Кон­троль, без­услов­но, сохра­ня­ет­ся. Но, как спра­вед­ли­во было заме­че­но в одной из пуб­ли­ка­ций в вашей газе­те, этот кон­троль все боль­ше дает­ся ему с тру­дом. С фило­соф­ской точ­ки зре­ния чело­век настоль­ко же зави­сим от той систе­мы, кото­рая пол­но­стью зави­сит от него. Поэто­му и кад­ры, и систе­ма вза­и­мо­от­но­ше­ний, создан­ная пре­зи­ден­том так, что он явля­ет­ся цен­тром при­ня­тия реше­ний, при­ве­ли к тому, что он сам ока­зы­ва­ет­ся объ­ек­том мани­пу­ли­ро­ва­ния со сто­ро­ны окружения.

 

Это чет­ко замет­но в послед­нее вре­мя, когда пре­зи­дент про­из­но­сит фра­зы и док­три­наль­ные заяв­ле­ния, не толь­ко явля­ю­щи­е­ся откро­вен­ным след­стви­ем лоб­би­ро­ва­ния раз­ных кру­гов (финан­со­вых ли, узко­ве­дом­ствен­ных, кла­но­вых или реги­о­наль­ных), но и абсо­лют­но не соот­вет­ству­ю­щие его уров­ню как гла­вы госу­дар­ства. В таких слу­ча­ях ста­но­вит­ся замет­но, что раз­лич­ные заин­те­ре­со­ван­ные кру­ги исполь­зу­ют в сво­их инте­ре­сах пре­зи­ден­та в каче­стве инсти­ту­та пуб­лич­но­го поли­ти­че­ско­го давления.

 

Ска­жем так, это вза­и­мо­пи­та­ю­щие и вза­и­мо­вы­год­ные сре­ды — рабо­та на под­дер­жа­ние поли­ти­че­ской силы пре­зи­ден­та с целью ее исполь­зо­ва­ния с кон­крет­ной выгодой.

 

- Есть ли на так назы­ва­е­мом поли­ти­че­ском олим­пе фигу­ра, спо­соб­ная заме­нить елбасы?

 

- Давай­те все же раз­де­лим поня­тия: быть пре­зи­ден­том стра­ны и обла­дать титу­лом елба­сы, лиде­ра нации — это раз­ные вещи.

Что каса­ет­ся пре­зи­дент­ства. Дру­го­го Назар­ба­е­ва не будет и быть не может, во всех смыс­лах — это лишь вопрос есте­ствен­но­сти хода исто­рии и уни­каль­но­сти лич­но­сти, то есть отно­сит­ся к раз­ря­ду фило­соф­ских вопро­сов или, ска­жем, уче­ний о пере­се­ле­нии душ.

 

Вопрос о дру­гом, сле­ду­ю­щем пре­зи­ден­те — тоже из раз­ря­да есте­ствен­ных, посколь­ку все рано или позд­но закан­чи­ва­ет­ся. Подой­дет к кон­цу и прав­ле­ние Назар­ба­е­ва. Этот вопрос поня­тен и акси­о­ма­ти­чен. Сего­дня же на повест­ке дня сто­ят дру­гие вопро­сы — «когда?», «кто?» и «поче­му?», точ­нее — «каким путем?» При­чем имен­но в такой после­до­ва­тель­но­сти. Вокруг этих вопро­сов и выстра­и­ва­ет­ся «боль­шая игра» в Казахстане.

 

Уже мно­го гово­ри­лось раз­ны­ми людь­ми, что вер­сия о неза­ме­ни­мо­сти Назар­ба­е­ва не в поль­зу его сти­ля прав­ле­ния, посколь­ку это одна из исто­ри­че­ских обя­зан­но­стей пер­во­го лица госу­дар­ства, не важ­но — монар­ха или канц­ле­ра, — сфор­му­ли­ро­вать для обще­ства прин­ци­пы пре­ем­ствен­но­сти сво­ей поли­ти­ки. Это про­стой ответ на про­стой вопрос — пусть ты мно­го сде­лал, но что с этим будет завтра?

 

К это­му вопро­су у пра­ви­те­лей раз­ные под­хо­ды. Коро­ли ука­зы­ва­ют на леги­тим­ных наслед­ни­ков, пре­зи­ден­ты остав­ля­ют поли­ти­че­ские заве­ща­ния, авто­кра­ты реко­мен­ду­ют пре­ем­ни­ков. Все вер­тит­ся вокруг вопро­са о том, что они счи­та­ют наи­бо­лее цен­ным в сво­ем прав­ле­нии, что долж­ны бы, на их взгляд, сохра­нить преемники.

 

Вик­тор Ющен­ко и Роза Отун­ба­е­ва посчи­та­ли, что самой глав­ной цен­но­стью явля­ет­ся сохра­не­ние пра­ва наро­да выра­зить свое соб­ствен­ное мне­ние по вопро­су сле­ду­ю­ще­го гла­вы госу­дар­ства. В США с ухо­дом пре­зи­ден­та-рес­пуб­ли­кан­ца цен­но­сти рес­пуб­ли­кан­ской пар­тии нико­гда не исче­за­ют. Пар­тии-сопер­ни­ки еди­ны в одном: глав­ное — сохра­нять кон­ку­рент­ную систе­му выбо­ра кур­са стра­ны. В Азер­бай­джане про­изо­шло, по сути, монар­хи­че­ское насле­до­ва­ние, деко­ри­ро­ван­ное демо­кра­ти­че­ски­ми выбо­ра­ми. При­чем о том, что Гей­дар Али­ев гото­вит на свое место сына, было извест­но зара­нее — наро­ду оста­ва­лось лишь «выра­бо­тать к это­му свое отно­ше­ние». В Малай­зии Моха­мад Махатхир реко­мен­до­вал к вла­сти сво­е­го вос­пи­тан­ни­ка и его голос был услы­шан, но вос­пи­тан­ник не стал пол­но­стью копи­ро­вать мето­ды настав­ни­ка, ско­рее, наобо­рот. В Рос­сии послед­ний вари­ант вза­и­мо­об­ме­на долж­но­стя­ми не был «гро­мом сре­ди ясно­го неба», более того, идео­ло­гия тан­де­ма уси­лен­но про­дви­га­лась в созна­ние обще­ства заранее.

 

А вот в Турк­ме­нии при­ход к вла­сти сопро­вож­дал­ся сотря­се­ни­ем эли­ты, аре­ста­ми цело­го ряда пер­вых лиц госу­дар­ства и прак­ти­че­ски пол­ным демон­та­жем «куль­та лич­но­сти» Сапар­му­ра­та Ния­зо­ва. Все, что Турк­мен­ба­ши пред­став­лял собой в каче­стве цен­но­стей сво­е­го прав­ле­ния, посте­пен­но и реши­тель­но сво­дит­ся сего­дняш­ним лиде­ром на нет. Зага­до­чен и сам сце­на­рий «пере­хо­да» вла­сти в Турк­ме­ни­стане, а так­же роли в этом сце­на­рии дру­гих государств.

 

Чем мень­ше в обще­ствен­ном созна­нии при­сут­ству­ет пони­ма­ние вопро­са о пре­ем­ствен­но­сти кур­са — тем более вели­ка веро­ят­ность кар­ди­наль­ной сме­ны цен­но­стей при новом руко­во­ди­те­ле госу­дар­ства. Со все­ми выте­ка­ю­щи­ми отсю­да последствиями.

 

Поэто­му клю­че­вым вопро­сом наше­го буду­ще­го ста­но­вит­ся — какая сре­да выдви­нет ново­го руко­во­ди­те­ля Казах­ста­на? Соот­вет­ствен­но, какие цен­но­сти про­по­ве­ду­ет эта сре­да? Лич­но­го обо­га­ще­ния? Наци­о­на­лиз­ма? Интер­на­ци­о­на­лиз­ма? А может, соци­а­лиз­ма? А может, вооб­ще лик­ви­да­ции суве­ре­ни­те­та стра­ны? Что будет «пра­вить бал» в стране — стя­жа­тель­ство, потре­би­тель­ство, наци­о­наль­ные инте­ре­сы, про­све­ще­ние или аппе­ти­ты транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций? От отве­тов на эти вопро­сы зави­сит то, кем ста­нет новый пре­зи­дент — лиде­ром нации или лиде­ром сво­ей семьи в госу­дар­ствен­ном мас­шта­бе и кто про­воз­гла­сит его тако­вым — доволь­ное окру­же­ние или обще­на­ци­о­наль­ная любовь.

Ины­ми сло­ва­ми, ответ на ваш вопрос таков — фигу­ры-то есть, что­бы сесть в теп­лое крес­ло. Рано или позд­но это про­изой­дет (дай Бог всем здо­ро­вья). Вопрос в том — что эта фигу­ра будет делать даль­ше? И для кого?

 

- В послед­нее вре­мя стра­ну сотря­са­ют кро­ва­вые скан­да­лы. Взры­вы в Аты­рау, «Аркан­кер­ген», мас­со­вое убий­ство в горах Алма­ты — это зве­нья одной цепи или слу­чай­ное сов­па­де­ние во времени?

 

- В исто­рии не быва­ет ниче­го слу­чай­но­го. В этих собы­ти­ях несо­мнен­но одно — они не резуль­тат эпи­зо­ди­че­ско­го пси­хо­за отдель­ных лич­но­стей. Собы­тия были орга­ни­зо­ва­ны, тща­тель­но спла­ни­ро­ва­ны, обла­да­ли чет­ки­ми поли­ти­че­ски­ми целя­ми повли­ять на обще­ство, сотря­сти его, при­ве­сти его к хао­су в мыс­лях и поступках.

 

Здесь три вопро­са — вычис­лят ли след­ствен­ные орга­ны связь этих собы­тий меж­ду собой (хва­тит ли про­фес­си­о­наль­но­го уров­ня)? Сочтут ли нуж­ным сооб­щить всю прав­ду обще­ству? А если сооб­щат, пове­рит ли обще­ство, мно­гие годы при­вы­кав­шее к тому, что его откро­вен­но водят за нос?

 

В этом содер­жит­ся откры­тый вызов для вла­сти. От ее спо­соб­но­сти отве­тить на все три вопро­са зави­сит то, насколь­ко у раз­лич­ных сил воз­ник­нет сно­ва жела­ние повто­рить такое же. Как гово­рит­ся, с силь­ным пред­по­чтут не свя­зы­вать­ся, а сла­бо­го не пре­ми­нут стук­нуть еще раз.

 

Вопрос «на засыпку»

 

- Паде­ние Муси­на — это тек­то­ни­че­ский сдвиг в поли­ти­ке или каби­нет­ные игры, кото­рые ника­ко­го вли­я­ния на стра­ну не окажут?

 

- Сути вла­сти, фун­да­мен­таль­ных смыс­лов ее отно­ше­ния с обще­ством, конеч­но, не изме­нит. Казах­стан­ское обще­ство, управ­ля­е­мое авто­кра­ти­че­ским стро­ем оли­гар­хи­че­ской бур­жу­а­зии, будет про­дол­жать функ­ци­о­ни­ро­вать на осно­ве тех обще­ствен­ных отно­ше­ний, кото­рые скла­ды­ва­лись в тече­ние послед­них 20 лет. Для того что­бы в обще­стве про­ис­хо­ди­ло что-то кар­ди­наль­ное, нуж­ны соб­ствен­но и кар­ди­наль­ные, инсти­ту­ци­о­наль­ные меры. Здесь же речь идет о кад­ро­вых пере­ста­нов­ках и о пере­рас­пре­де­ле­нии ресур­са вли­я­ния в элите.

 

Тем не менее тек­то­ни­че­ские сдви­ги будут и уже име­ют место. Это про­ис­хо­дит, во-пер­вых, по той при­чине, что сего­дня в Казах­стане более-менее серьез­ный биз­нес «вмон­ти­ро­ван» в поли­ти­ко-адми­ни­стра­тив­ную систе­му. Он нахо­дит­ся от нее прак­ти­че­ски в пол­ной зави­си­мо­сти. Поэто­му гово­рить о том, что пере­ста­нов­ки не затро­нут инте­ре­сов боль­шо­го коли­че­ства людей, кор­мя­щих­ся от госу­дар­ствен­ных воз­мож­но­стей, было бы невер­но. Уже сей­час про­ис­хо­дит пере­груп­пи­ров­ка зон вли­я­ния, в осно­ве кото­рых, несо­мнен­но, в первую оче­редь лежат вполне ощу­ти­мые эко­но­ми­че­ские инте­ре­сы сотен людей.

 

Во-вто­рых, пра­вя­щая груп­па в стране орга­ни­зо­ва­на по прин­ци­пу групп вли­я­ния, про­ни­зы­ва­ю­щих обще­ство свер­ху дони­зу. Ско­рее все­го, пред­сто­ит демон­таж одной из самых вли­я­тель­ных вер­ти­ка­лей, вер­ши­ной кото­рой являл­ся Аслан Мусин. Это не может не ска­зать­ся на вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях соци­аль­ных групп в цен­тре и реги­о­нах. Подоб­ное явле­ние обще­ство уже испы­ты­ва­ло на себе во вре­мя демон­та­жа груп­пы Раха­та Али­е­ва, когда вдруг выяс­ни­лось, что в стране про­сто пруд пру­ди «раха­тов­ских», боль­шин­ство из кото­рых его в гла­за не видели.

 

В‑третьих, для казах­стан­ской поли­ти­ки харак­те­рен высо­кий уро­вень пер­со­ни­фи­ка­ции. Поэто­му появ­ле­ние фигу­ры Сери­ка Ахме­то­ва в чис­ле пер­вых лиц госу­дар­ства не долж­но прой­ти бес­след­но. Одна­ко здесь ситу­а­ция во мно­гом зави­сит от лич­ных качеств ново­го пре­мье­ра, его стра­те­ги­че­ско­го виде­ния сво­е­го пози­ци­о­ни­ро­ва­ния в пра­вя­щей эли­те. Будет ли его поли­ти­ка «фоно­вой» или «вто­рич­ной» или же, наобо­рот, он смо­жет сфор­ми­ро­вать новые трен­ды — все цели­ком зави­сит от само­го Ахметова.

 

Если гово­рить о тра­ди­ци­ях нашей поли­ти­ки, то не за гора­ми появ­ле­ние и «груп­пы вли­я­ния Ахме­то­ва». Зву­чит доста­точ­но ново, может, назва­ние будет зака­му­фли­ро­ва­но под «кара­ган­дин­скую груп­пу» или «орта­жуз­скую» — вре­мя пока­жет. У нас быва­ло и так, и так — и по име­ни, и по про­ис­хож­де­нию. Во вся­ком слу­чае, было вре­мя, когда и «груп­па Муси­на» зву­ча­ло неожи­дан­но, а потом пре­вра­ти­лось в реаль­ность нашей вас­саль­ной системы.

 

Под­го­то­ви­ла Татья­на ПАНЧЕНКО

 

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №39 (261) от 19 октяб­ря 2012 года

See the original article here:
Какая сре­да выдви­нет сле­ду­ю­ще­го президента?

архивные статьи по теме

ГАЗЕТА — Назарбаев, Мусин, Шукеев – не есть казахи?!

Руководителя Союза журналистов Казахстана досрочно выпустили из тюрьмы

Editor

Страх заставил власти арестовать Мамая