16 C
Астана
20 июля, 2024
Image default

Казахстан: угрозы и риски 2013 года

Меро­при­я­тие под назва­ни­ем «Security 2013: трен­ды, рис­ки, сце­на­рии» про­шло во втор­ник в Алма­ты. «Круг­лым сто­лом» с четырь­мя докла­да­ми и одним обсуж­де­ни­ем отме­тил свое откры­тие Центр про­грамм без­опас­но­сти под управ­ле­ни­ем поли­то­ло­га Тал­га­та Мамы­рай­ы­мо­ва. Участ­ни­ки дис­кус­сии спо­ри­ли, чего сто­ит боять­ся казах­стан­цам в 2013 году. Ока­за­лось, что многого.

Автор: Таи­сия АФИНИДИ

Пер­вым в про­грам­ме «круг­ло­го сто­ла» шло выступ­ле­ние хозя­и­на меро­при­я­тия. Тал­гат Мамы­рай­ы­мов заго­во­рил об «угро­зах, кото­рые могут поста­вить под сомне­ние суще­ство­ва­ние само­го государства».

- Без­опас­ность Рес­пуб­ли­ки Казах­стан втя­ги­ва­ет­ся в пет­лю невоз­вра­та, — нагнал он стра­ху и кон­кре­ти­зи­ро­вал: — Основ­ны­ми угро­за­ми ста­ли внут­ри­э­лит­ные про­ти­во­ре­чия и кон­ку­рент­ная борь­ба, кото­рая офор­ми­лась в виде конфликтов.

Схват­ка под ковром

По мне­нию гла­вы Цен­тра про­грамм без­опас­но­сти, имен­но внут­ри­э­лит­ные кон­флик­ты зада­ют про­грам­му раз­ви­тия и про­яв­ля­ют­ся в соци­аль­ных конфликтах.

- Соци­аль­ная сфе­ра нахо­дит­ся в кри­зис­ном состо­я­нии, в обще­стве высок уро­вень про­тестно­сти, бли­зок к актив­но­му выра­же­нию, — попу­гал слу­ша­те­лей г‑н Мамырайымов.

При этом эко­но­ми­че­ская без­опас­ность Казах­ста­на и без­опас­ность в реги­оне Цен­траль­ной Азии явля­ют­ся част­ны­ми по отно­ше­нию к внут­ри­э­лит­ным кон­флик­там в Казах­стане, уве­рен спикер.

- Пасьянс, кото­рый будет рас­кла­ды­вать­ся с 2014 года, несет боль­шие рис­ки для Казах­ста­на, — закон­чил моде­ра­тор при­вет­ство­вать собравшихся.

Надо отдать долж­ное г‑ну Мамы­рай­мо­ву: он не осо­бо стес­нял­ся в выражениях:

- Собы­тия в Жана­о­зене пока­за­ли, что внут­ри­э­лит­ная борь­ба достиг­ла апо­гея и созда­ет угро­зу суще­ство­ва­ния не толь­ко самим элит­ным груп­пам, но и все­го госу­дар­ства. Внут­ри­э­лит­ные кон­флик­ты ста­ли ката­ли­за­то­ром соци­аль­ных кон­флик­тов. Нет семьи, где бы не обсуж­да­лись эти столк­но­ве­ния в рам­ках улич­ной поли­то­ло­гии. Муси­на, Абы­ка­е­ва кля­нут на чем свет стоит…

По убеж­де­нию поли­то­ло­га, кон­флик­ту­ют казах­стан­ские груп­пи­ров­ки по реги­о­наль­но­му при­зна­ку (южные про­тив запад­ных) и по при­зна­ку бли­зо­сти к телу пре­зи­ден­та. Пред­мет схват­ки — пра­во кон­тро­ли­ро­вать сило­вые струк­ту­ры Казах­ста­на. Внешне элит­ные вой­ны про­яв­ля­ют­ся в таких собы­ти­ях, как инци­дент на погран­по­сту «Аркан­кер­ген» и тер­ро­ри­сти­че­ские акты. Все это сопро­вож­да­ет­ся мас­штаб­ной инфор­ма­ци­он­ной борьбой.

Не в рефор­мах счастье

Сле­ду­ю­щие доклад­чи­ки ста­ра­лись по пунк­там пере­чис­лить рис­ки, кото­рые они счи­та­ют акту­аль­ны­ми. Так, дирек­тор Цен­траль­но-Ази­ат­ско­го фон­да раз­ви­тия демо­кра­тии Толга­най Умбе­та­ли­е­ва назва­ла, во-пер­вых, обостре­ние дол­го­вых про­блем. «Рост внеш­не­го дол­га угро­жа­ет эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти», — счи­та­ет она.

Вто­рым пунк­том шла соци­аль­ная неэф­фек­тив­ность эко­но­ми­че­ских реформ. «Рефор­мы успеш­ны, а жизнь не улуч­ша­ет­ся. И мы видим рост про­тестно­сти: собы­тия в Жана­о­зене нагляд­но это пока­за­ли», — уточ­ни­ла эксперт.

На нача­ло 2012 года внеш­ний долг Казах­ста­на был $125 млрд, а на сере­ди­ну — уже $130 млрд. «По раз­ным дан­ным, внеш­ние обя­за­тель­ства состав­ля­ют от 10 до 18% ВВП, и какая циф­ра досто­вер­на, я не могу ска­зать, — заме­ти­ла спи­кер. — Рост внеш­не­го дол­га вли­я­ет на соци­аль­ную ситу­а­цию — очень быст­ро могут вспых­нуть кон­фликт­ные ситуации».

По дан­ным иссле­до­ва­ний фон­да, 73% опро­шен­ных казах­стан­цев оце­ни­ли свой доход ниже сред­не­го уров­ня (дан­ные 2008 и 2010 года), 3% отнес­ли себя к бога­тым людям и толь­ко 18% — к сред­не­му клас­су. Основ­ные стра­хи для казах­стан­цев по-преж­не­му рост цен и без­ра­бо­ти­ца. «Такие эле­мен­тар­ные вещи», как выра­зи­лась Толга­най Умбеталиева.

В общем, денег вро­де мно­го, но народ поче­му-то несча­стен, мож­но было сде­лать вывод из речи г‑жи Умбеталиевой.

Мыс­ли о высоком

Собрав­ши­е­ся не прочь были подис­ку­ти­ро­вать, но задать вопро­сы само­му эпа­таж­но­му ора­то­ру — Мара­ту Шибу­то­ву, высту­пив­ше­му с докла­дом «Раз­ви­тие тер­ро­риз­ма в Казах­стане: тен­ден­ции, сце­на­рии и про­бле­мы», так и не смог­ли. После выступ­ле­ния он сра­зу ушел, хотя наго­во­рить успел мно­го любопытного.

- Если госу­дар­ство не может спра­вить­ся даже со сне­гом на ули­цах — как в Алма­ты, о борь­бе с тер­ро­риз­мом гово­рить смеш­но, — афо­ри­стич­но начал он.

Кро­ме сла­бо­сти гос­струк­тур г‑н Шибу­тов назвал «пол­ное отсут­ствие рели­ги­оз­ных лиде­ров, при­знан­ных уммой», низ­кий уро­вень дове­рия к ДУМК (Духов­но­му управ­ле­нию мусуль­ман Казах­ста­на), закры­тие рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ций: даже если толь­ко треть из закры­тых 500 ислам­ских орга­ни­за­ций — дей­ству­ю­щие, а в каж­дой из них состо­я­ло от 50 до 1000 чело­век, то лег­ко под­счи­тать, сколь­ко чело­век вытолк­ну­ты в мар­ги­наль­ное поле.

- При этом госу­дар­ство ниче­го не пред­при­ни­ма­ет, что­бы сни­зить соци­аль­ное нера­вен­ство и запол­нить идео­ло­ги­че­ский ваку­ум, — посе­то­вал спикер.

Кро­ме про­че­го, Марат Шибу­тов ука­зал на «мяг­ко гово­ря, непро­фес­си­о­на­лизм сило­вых орга­нов» (за пол­то­ра года погиб­ло 13 сило­ви­ков), несо­вер­шен­ство зако­но­да­тель­ства, гон­ку за пока­за­те­ля­ми и отсут­ствие спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной коло­нии для террористов.

Опять деваль­ва­ция!

Рас­смот­реть наци­о­наль­ную без­опас­ность Казах­ста­на через приз­му наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки попы­тал­ся сле­ду­ю­щий доклад­чик — Петр Сво­ик, как все­гда, сыпя гор­стя­ми циф­ры и проценты.

«Три чет­вер­ти наци­о­наль­но­го про­дук­та идет на «про­есть», «про­но­сить», «про­ез­дить», под­счи­тал он, на здра­во­охра­не­ние оста­ет­ся 2,27% ВВП, обра­зо­ва­ние — 3,58%, куль­ту­ру — вооб­ще 0,73%. Это во мно­го раз мень­ше, чем даже в Белоруссии!

Исхо­дя из чис­лен­но­сти насе­ле­ния, эко­но­ми­че­ски актив­ных в Казах­стане долж­но быть 8,5 — 9 млн чело­век. Но если мы возь­мем фонд зара­бот­ной пла­ты и раз­де­лим на коли­че­ство зар­плат, то полу­чим все­го-навсе­го 3 млн 220 тысяч человек.

- Серые зар­пла­ты крат­но пре­вы­ша­ют офи­ци­аль­ные. Вкла­ды мно­го­крат­но пре­вы­ша­ют зар­пла­ты: на 2,5 млн вклад­чи­ков при­хо­дит­ся 20 млрд дол­ла­ров, при этом 20 тысяч вклад­чи­ков име­ют вкла­ды по 400 тысяч дол­ла­ров, — пока Сво­ик все это пере­чис­лял, кто-то подал репли­ку: «наше эко­но­ми­че­ское чудо».

Есть ресур­сы — будет мир

Еще один спи­кер — Бури­хан Нур­му­ха­ме­дов пожу­рил участ­ни­ков за слиш­ком нега­тив­ные оценки.

- Я знаю пред­ста­ви­те­лей эли­ты, кото­рые были аки­ма­ми, а потом ста­ли оппо­зи­ци­ей, но и они боят­ся вла­сти тол­пы. Думать о том, что какая-то часть эли­ты хочет исполь­зо­вать тер­ро­ризм в сво­их целях, преж­де­вре­мен­но, — выска­зал­ся он.

Бури­хан Нур­му­ха­ме­дов уве­рен, что не может фор­ми­ро­вать­ся кон­тр­э­ли­та на осно­ве такой «идео­ло­гии» — «ты воро­вал, я тоже хочу воро­вать». И вооб­ще, есть смот­реть с точ­ки зре­ния мер­кан­тиль­ных инте­ре­сов, то в нашей эли­те сохра­ня­ет­ся кон­сен­сус, пока сохра­ня­ет­ся «ресур­со­обес­пе­чен­ность вла­сти». Не может при­ве­сти к анта­го­ни­сти­че­ским настро­е­ни­ям и сме­на поко­ле­ний — по мне­нию высту­пав­ше­го, вза­и­мо­за­ме­ще­ние уже про­изо­шло. Един­ствен­ное, что бес­по­ко­ит г‑на Нур­му­ха­ме­до­ва — это связь эли­ты с кри­ми­наль­ны­ми сферами.

- Ситу­а­ция в Аты­рау гово­рит о том, что эта угро­за есть, — начал было он.

- Это част­ный слу­чай! — поспо­рил с кол­ле­гой Тал­гат Мамырайымов.

Тему сра­щи­ва­ния сило­вых струк­тур с кри­ми­наль­ны­ми орга­на­ми попы­тал­ся про­дол­жить про­фес­сор уни­вер­си­те­та инфор­тех­но­ло­гий Дулат­бек Кадыр­бе­ку­лы, упо­мя­нув убий­ство Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва, а затем пред­по­ло­жив, что собы­тия в Аксае, Бага­на­ши­ле, «Аркан­кер­гене» в ито­ге могут при­ве­сти к «сирий­ско­му сце­на­рию в нашем государстве».

- Мало­ве­ро­я­тен в Казах­стане, — тут же ото­звал­ся модератор.

Опти­миз­ма не прибавили

Сам Тал­гат Мамы­рай­ы­мов, к сло­ву, гово­ря о про­гно­зах, пред­по­ло­жил, что уже сего­дня оби­та­те­ли власт­но­го олим­па гото­вят­ся к выжи­ва­нию в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од. В пред­две­рие это­го собы­тия элит­ные груп­пы начи­та­ют пре­вра­щать­ся в кон­тр­э­лит­ные — со сво­ей идеологией.

Вто­рой тренд — это про­цесс рекру­ти­ро­ва­ния в эли­ту людей с тех­но­кра­ти­че­ским мыш­ле­ни­ем. Как счи­та­ет доклад­чик, пре­сло­ву­тый кор­пус «А» будет фор­ми­ро­вать­ся из «отпрыс­ков извест­ных семей, полу­чив­ших обра­зо­ва­ние по про­грам­ме «Бола­шак». Хоро­шо здесь то, что эта моло­дежь при­дер­жи­ва­ет­ся про­за­пад­ных, а не про­рос­сий­ских цен­но­стей. Пло­хо — что, при­дя во власть, тех­но­кра­ты пре­об­ра­зу­ют режим в «авто­ри­тар­ный эли­та­ризм», кото­рый харак­те­ри­зу­ет­ся гипер­тро­фи­ро­ван­ным доми­ни­ро­ва­ни­ем государства.

Тре­тий тренд г‑на Мамы­рай­ы­мо­ва затро­нул иные аспек­ты обще­ствен­ной жизни.

- Элит­ные груп­пы ста­ли про­дав­ли­вать свои инте­ре­сы посред­ством пуб­лич­ной, а не закры­той поли­ти­ки в виде созда­ния дви­же­ний, про­ве­де­ния кон­фе­рен­ций, «круг­лых сто­лов», — ска­зал он, имея в виду в первую оче­редь наци­о­наль­но-пат­ри­о­ти­че­ские круги.

Глав­ная же опас­ность бли­жай­ше­го буду­ще­го, по мне­нию Мара­та Шибу­то­ва, — рели­ги­оз­ные анкла­вы. По про­грам­ме рас­се­ле­ния непер­спек­тив­ных насе­лен­ных пунк­тов в каж­дой обла­сти обра­зу­ет­ся по несколь­ко десят­ков «несу­ще­ству­ю­щих поселков».

- Дома есть, люди живут, но адми­ни­стра­тив­но­го объ­ек­та нет, нет вла­сти, — обри­со­вал он кар­ти­ну. — Нет гос­кон­тро­ля, участ­ко­во­го и т. д. И эти зоны будут раз­рас­тать­ся. В США в таком слу­чае ста­ли сно­сить все пусту­ю­щие дома. У нас сно­сить не будут, но и сле­дить не будут.

Поли­то­лог Рустам Бур­на­шев к основ­ным рис­кам до 2014 года отнес нарас­та­ю­щие вызо­вы со сто­ро­ны раз­лич­ных соци­аль­ных групп: рели­ги­оз­ных, этни­че­ских, идеологических…

- Нарас­та­ю­щая эро­зия госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов, раз­ру­ше­ние пра­во­во­го поля вплоть до кол­лап­са инсти­ту­тов, до ваку­у­ма вла­сти, — в этом уви­дел поли­то­лог глав­ную опас­ность, тем более что, по его мне­нию, «лик­ви­ди­руя рис­ки, мы еще боль­ше их увеличиваем».

Еще один риск г‑н Бур­на­шев назвал «инте­рес­ным»: если некое госу­дар­ство ЦА попы­та­ет­ся пред­при­нять какие-то нетра­ди­ци­он­ные спо­со­бы для реше­ния ситу­а­ции — осу­ще­ствить агрес­сию. В этом слу­чае, есте­ствен­но, на Казах­стан тоже будет ока­за­но воздействие.

…В общем, у каж­до­го из поли­то­ло­гов ока­за­лось свое виде­ние ситу­а­ции. Но никто из них не стал рисо­вать радуж­ные кар­ти­ны. У здра­во­мыс­ля­щих людей, види­мо, оста­ет­ся все мень­ше пово­дов для оптимизма.

See more here:
Казах­стан: угро­зы и рис­ки 2013 года

архивные статьи по теме

Божко отсутствием паники удовлетворен

Крысы бегут с корабля Виктора Януковича

Чем владеет брат Бырганым Айтимовой

Editor