10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

Казахстан: идет борьба за престолонаследие?

Свя­за­но ли недав­нее наси­лие в Казах­стане с борь­бой за пре­сто­ло­на­сле­дие? Зада­ет­ся вопро­сом жур­на­лист из Биш­ке­ка в сво­ей стать­те на сай­те Transitions Online. Давая ана­лиз собы­ти­ям в Казах­стане послед­не­е­го вре­ме­ни он дела­ет выво­двполне пред­ска­зу­е­мый : неве­ро­ят­ные объ­яс­не­ния, инфор­ма­ци­он­ный ваку­ум и кри­зис дове­рия при­во­дят к появ­ле­нию поли­ти­че­ских теорий. 

На отда­лен­ном погра­нич­ном пере­хо­де Аркан­кер­ген 30 мая на юго-восточ­ной гра­ни­це Казах­ста­на с Кита­ем были обна­ру­же­ны тела 14 погра­нич­ни­ков и еге­ря. По сооб­ще­ни­ям, погра­нич­ни­ки были застре­ле­ны и под­па­ле­ны, а егерь был застре­лен у себя дома непо­да­ле­ку от погранпоста.

Мас­со­вое убий­ство, неслы­хан­ное в Казах­стане про­ис­ше­ствие, шоки­ро­ва­ло стра­ну. Пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев назвал это тер­ро­ри­сти­че­ским актом и при­звал при­влечь ответ­ствен­ных к правосудию.

Несколь­ки­ми дня­ми поз­же сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов задер­жа­ли Вла­ди­сла­ва Чела­ха, един­ствен­но­го выжив­ше­го сол­да­та с поста Аркан­кер­ген, сбе­жав­ше­го после убий­ства и скры­вав­ше­го­ся в близ­ле­жа­щих горах. Вско­ре он стал един­ствен­ным подо­зре­ва­е­мым по делу о мас­со­вом убийстве.

Чела­ху вме­ня­ет­ся в вину убий­ство, кото­рое он совер­шил яко­бы из-за дедов­щи­ны на погра­нич­ном посту. Хотя в нача­ле рас­сле­до­ва­ния он при­знал свою вину, сей­час он отвер­га­ет все обвинения.

Подоб­ный инци­дент про­изо­шел два с поло­ви­ной меся­ца спу­стя в Иле-Алта­ус­ком наци­о­наль­ном пар­ке  на южной гра­ни­це с Кыр­гыз­ста­ном, где 13 и 14 авгу­ста были обна­ру­же­ны 12 тел мест­ных еге­рей, их род­ствен­ни­ков и посе­ти­те­лей пар­ка. Всем были нане­се­ны ноже­вые ране­ния и затем они были подпалены.

Поли­ция аре­сто­ва­ла Алек­сея Шки­ле­ва, выжив­ше­го еге­ря, хотя его род­ствен­ни­ки и дру­зья были в чис­ле погиб­ших, и в пред­по­ла­га­е­мое вре­мя убий­ства он не нахо­дил­ся в лес­ни­чем хозяй­стве. 27 сен­тяб­ря Министр внут­рен­них дел Казах­ста­на заявил, что все погиб­шие были уби­ты дву­мя рели­ги­оз­ны­ми экс­тре­ми­ста­ми. Они по-преж­не­му нахо­дят­ся в розыс­ке; Шки­лев оста­ет­ся за решет­кой, хотя вла­сти офи­ци­аль­но не свя­зы­ва­ют его с экстремистами.

Онлайн фору­мы в Казах­стане очень скеп­ти­че­ски отно­сят­ся к офи­ци­аль­ной вер­сии собы­тий. Мно­гие ком­мен­ти­ру­ю­щие счи­та­ют, что при отсут­ствии тща­тель­но­го след­ствия вла­сти исполь­зу­ют уси­ли­ва­ю­щий­ся экс­тре­мизм как удоб­ное оправ­да­ние для при­кры­тия соб­ствен­ной некомпетентности.

Не счи­тая этих убийств, в горо­дах Казах­ста­на в тече­ние лета про­изо­шли тер­ро­ри­сти­че­ские ата­ки, унес­шие жизнь по край­ней мере одно­го поли­цей­ско­го и вось­ми граж­дан. Все подо­зре­ва­е­мые экс­тре­ми­сты, при­част­ные к ата­кам, были уби­ты поли­ци­ей или служ­ба­ми без­опас­но­сти, за исклю­че­ни­ем одно­го, кото­рый был ранен.

Политические причины нестабильности

Впер­вые ата­ка тер­ро­ри­ста-смерт­ни­ка в Казах­стане про­изо­шла в 2011 г. Но имен­но ата­ки, про­изо­шед­шие в этом году одна за дру­гой, поро­ди­ли рас­про­стра­нен­ные спе­ку­ля­ции о коор­ди­ни­ро­ван­ной тер­ро­ри­сти­че­ской кам­па­нии и повлек­ли за собой тео­рии о поли­ти­че­ских мотивах.

Адил Нур­ма­ков, бло­гер из Алма­ты и один из осно­ва­те­лей граж­дан­ской плат­фор­мы blogbasta.kz, гово­рит о том, что вол­на наси­лия может быть резуль­та­том раз­го­ра­ю­щей­ся схват­ки за власть в пред­две­рии того, что 72-лет­ний Нур­сул­тан Назар­ба­ев, един­ствен­ный пост­со­вет­ский пре­зи­дент стра­ны, гото­вит­ся поки­нуть сцену.

«Я думаю, что недав­ние инци­ден­ты могут быть вызва­ны при­бли­жа­ю­щи­ми­ся поли­ти­че­ски­ми пере­ме­на­ми в Казах­стане, за кото­ры­ми сле­ду­ет пере­рас­пре­де­ле­ние вла­сти. Посколь­ку акту­аль­ная систе­ма скон­цен­ти­ро­ва­на толь­ко вокруг одно­го поли­ти­че­ско­го игро­ка, мы видим уве­ли­че­ние актив­но­сти сре­ди поли­ти­че­ских групп внут­ри стра­ны и за ее пре­де­ла­ми», — гово­рит Нурмаков.

Бло­гер отка­зал­ся выра­зить­ся более кон­крет­но, но неко­то­рые дру­гие пред­по­ла­га­ют, что неко­то­рые казах­стан­ские поли­ти­ки под­дер­жи­ва­ют и финан­си­ру­ют тер­ро­ри­стов, стре­мясь деста­би­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию в стране и подо­рвать обще­ствен­ное дове­рие к Назарбаеву.

За вре­мя деся­ти­ле­тий у вла­сти Назар­ба­ев при­вел к созда­нию сво­е­го куль­та лич­но­сти. Он не огра­ни­чен сро­ка­ми пол­но­мо­чий, хотя его пре­ем­ник будет; его сто­рон­ни­ки в опре­де­лен­ный момент вре­ме­ни даже орга­ни­зо­ва­ли попыт­ку отме­нить пре­зи­дент­ские выбо­ры в 2012 г. и про­сто поз­во­лить ему остать­ся у вла­сти до 2020 г. Серьез­ные оппо­зи­ци­он­ные кан­ди­да­ты часто дис­ква­ли­фи­ци­ру­ют­ся из уча­стия в гон­ке на долж­ность пре­зи­ден­та, изби­ра­тель­ные урны пере­пол­не­ны, а СМИ аги­ти­ру­ют за пре­зи­ден­та и про­пра­ви­тель­ствен­ных поли­ти­ков. Про­де­мо­кра­ти­че­ская орга­ни­за­ция Freedom House дает Казах­ста­ну самый низ­кий рей­тинг — «несво­бод­ной» страны.

Кажу­щим­ся про­ти­во­ве­сом явля­ет­ся ста­биль­ность и отно­си­тель­ное про­цве­та­ние, под­пи­ты­ва­е­мое бога­ты­ми зале­жа­ми угле­во­до­ро­дов. Но какая-либо осно­ва для мир­ной, демо­кра­ти­че­ской сме­ны вла­сти не закла­ды­ва­ет­ся, и Назар­ба­ев откры­то не под­го­тав­ли­ва­ет себе пре­ем­ни­ка. Если он поте­ря­ет кон­троль над без­опас­но­стью или поли­ти­кой в стране, то став­ка высо­ка, и как дока­за­тель­ство мест­ные и ино­стран­ные ана­ли­ти­ки при­во­дят про­шло­год­ние насиль­ствен­ные собы­тия в Жана­о­зене на запа­де страны.

Эхо Жанаозена

С мая 2011 г. неф­тя­ни­ки в Жана­о­зене басто­ва­ли, что­бы полу­чить обе­щан­ное повы­ше­ние зар­пла­ты, кото­рое нико­гда не насту­пи­ло. 16 декаб­ря, в День неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на, мест­ная поли­ция откры­ла огонь по тол­пе про­те­сту­ю­щих, кото­рые яко­бы пер­вы­ми на них напа­ли и при­ве­ли к бес­по­ряд­кам в горо­де. По офи­ци­аль­ным дан­ным, в горо­де 14 чело­век погиб­ло, более 70 чело­век были задержаны.

Еще один чело­век погиб в сосед­нем посел­ке Шет­пе на сле­ду­ю­щий день, когда поли­ция откры­ла огонь по про­те­сту­ю­щим, пере­крыв­шим желез­но­до­рож­ные рель­сы. При­мер­но 100 чело­век были ране­ны во вре­мя этих двух инцидентов.

Под­во­дя ито­ги наси­лия, Назар­ба­ев наста­и­вал на том, что поли­ция стре­ля­ла в воз­дух, и заявил, что люди были ране­ны в резуль­та­те пуль, кото­рые отско­чи­ли рико­ше­том, но на филь­ме, опуб­ли­ко­ван­ном онлайн, было вид­но, что поли­ция стре­ля­ла по протестующим.

Неко­то­рые казах­стан­ские поли­ти­ки и ком­мен­та­то­ры обви­ни­ли Асла­на Муси­на, до недав­не­го вре­ме­ни вли­я­тель­но­го руко­во­ди­те­ля адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, в выда­че при­ка­за открыть огонь, гово­ря о том, что он или ослу­шал­ся сво­е­го бос­са или обо­шел его сто­ро­ной. Был ли дан такой при­каз или нет, эти кри­ти­ки гово­рят, что ясно, что за семь меся­цев неста­биль­но­сти Назар­ба­ев не был в состо­я­нии взять ситу­а­цию под контроль.

Андрей Гро­зин, цен­траль­но­ази­ат­ский ана­ли­тик  в Рос­сий­ском инсти­ту­те СНГ отме­тил, что имен­но в День неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на поли­ция напра­ви­ла свое ору­жие про­тив граж­дан впер­вые за пост­со­вет­скую исто­рию стра­ну. «Непо­сред­ствен­но после инци­ден­та все раз­го­во­ры и про­па­ган­да о том, что Казах­стан явля­ет­ся оази­сом ста­биль­но­сти в Цен­траль­ной Азии и быв­шем Совет­ском Сою­зе, пре­кра­ти­лись», — гово­рит он.

В про­шлом меся­це Назар­ба­ев отпра­вил Муси­на в отстав­ку и назна­чил его Пред­се­да­те­лем Счет­но­го коми­те­та по кон­тро­лю за испол­не­ни­ем рес­пуб­ли­кан­ско­го бюджета.

Контролируемые инциденты

После жана­о­зен­ских собы­тий посто­ян­ное наси­лие, недо­ве­рие граж­дан к пра­ви­тель­ству, а так­же воз­раст Назар­ба­е­ва созда­ли бла­го­дат­ную поч­ву для спе­ку­ля­ций по пово­ду без­опас­но­сти в стране.

В серии напа­де­ний на поли­цию и взры­вах в част­ных домах в тече­ние это­го лета были обви­не­ны экс­тре­ми­сты, почти все из кото­рых, по инфор­ма­ции офи­ци­аль­ных лиц, были уби­ты в резуль­та­те поли­цей­ских операций.

В целом, по офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, 9 экс­тре­ми­стов были застре­ле­ны в запад­ном Казах­стане и 11 в и непо­да­ле­ку от Алма­ты, на юге. Но ни один сотруд­ник поли­ции или пра­ви­тель­ствен­ный сол­дат не был даже ранен, и толь­ко один ране­ный экс­тре­мист был аре­сто­ван во вре­мя этих спе­ци­аль­ных операций.

«Мы не можем исклю­чить воз­мож­ную фаб­ри­ка­цию тер­ро­ри­сти­че­ской дея­тель­но­сти», — заявил Гро­зин. «Было доста­точ­но взры­вов само­убийц, боль­шин­ство атак на поли­цию не было успеш­ным… Воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что это разыг­ран­ные дей­ствия.» То, что все пред­по­ла­га­е­мые тер­ро­ри­сты были уби­ты, «так­же вызы­ва­ет сомне­ния», — гово­рит рос­сий­ский ана­ли­тик. «Зачем уби­вать их всех, если неко­то­рых мож­но задер­жать и допро­сить? Если ни один не был аре­сто­ван, это зна­чит, что вла­стям это не нужно.»

Гро­зин отме­тил, что появи­лись слу­хи, свя­зы­ва­ю­щие  финан­си­ро­ва­ние и под­держ­ку тер­ро­ри­стов с отстра­нен­ным Муси­ным и его сыном, что поро­ди­ло спе­ку­ля­ции о том, что тер­ро­ризм стал ору­ди­ем в руках поли­ти­ков. Дру­гие счи­та­ют, что убий­ства на гра­ни­це были делом рук кон­тра­бан­ди­стов, ино­стран­ных спец­служб или даже казах­стан­ских раз­ве­до­ва­тель­ных служб, стре­мя­щих­ся запу­гать людей.

Гро­зин гово­рит, что люди гото­вы пове­рить во что угод­но, за исклю­че­ни­ем офи­ци­аль­ной вер­сии, и Аста­на похо­же не пыта­ет­ся их осо­бо переубедить.

«Все это может быть направ­ле­но на рас­про­стра­не­ние мас­со­вой пани­ки в стране. Поэто­му, я думаю, что связь кого-то из адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та с эти­ми инци­ден­та­ми реаль­на», — гово­рит он.

Нур­ма­ков, бло­гер, раз­де­ля­ет подоб­ные подо­зре­ния на счет того, что наси­лие явля­ет­ся частью борь­бы за власть в пост­на­зар­ба­ев­ской эре, борь­бы, кото­рую пре­зи­дент не в состо­я­нии контролировать.

«Офи­ци­аль­ные лица не гово­рят о том, явля­ют­ся ли эти ата­ки эле­мен­та­ми одной цепоч­ки, или явля­ют­ся ли тер­ро­ри­сты чле­на­ми одной орга­ни­за­ции», — гово­рит он. «Так­же не име­ет­ся ясной инфор­ма­ции о лич­но­стях самих террористов.»

Нур­ма­ков гово­рит, что он боит­ся боль­шей деста­би­ли­за­ции по мере уси­ле­ния борь­бы за власть, посколь­ку ста­биль­ность может не настать, даже после того, как рас­се­ет­ся поли­ти­че­ский дым и пре­ем­ник Назар­ба­е­ва вста­нет у руля.

Больное государство

Но не все рас­смат­ри­ва­ют недав­ние про­ис­ше­ствия как всту­пи­тель­ную гла­ву к эпо­пее о пере­да­чи власти.

Досым Сат­па­ев, дирек­тор «Груп­пы оцен­ки рис­ков» из Алма­ты, гово­рит, что веду­щие поли­ти­ки стра­ны рас­смат­ри­ва­ют Назар­ба­е­ва как гаран­та их соб­ствен­ной пози­ции и без­опас­но­сти их дело­вых инте­ре­сов. «Дис­кре­ди­та­ция и уход пре­зи­ден­та не на руку боль­шин­ству казах­стан­ских поли­ти­ков и пред­ста­ви­те­лей биз­нес эли­ты», — гово­рит аналитик.

Ника­кой поли­тик или биз­нес­мен не рис­ко­вал бы созда­вать про­бле­мы для Назар­ба­е­ва, счи­та­ет Сат­па­ев. Он при­вел при­мер судеб Раха­та Али­е­ва — быв­ше­го высо­ко­по­став­лен­но­го чинов­ни­ка и быв­ше­го зятя Назар­ба­е­ва, при­го­во­рен­но­го заоч­но к тюрем­но­му заклю­че­нию после про­те­стов в отно­ше­нии изме­не­ний в Кон­сти­ту­ции, каса­ю­щих­ся отме­ны огра­ни­че­ний сро­ков прав­ле­ния для Назар­ба­е­ва — а так­же Мух­та­ра Абля­зо­ва, биз­не­сме­на и быв­ше­го мини­стра энер­ге­ти­ки, заклю­чен­но­го по обви­не­нию в пре­вы­ше­нии долж­ност­ных пол­но­мо­чий после созда­ния оппо­зи­ци­он­ной пар­тии. Абля­зов, сбе­жав­ший в Лон­дон после сво­е­го осво­бож­де­ния, пред­стал перед судом Вели­ко­бри­та­нии по обви­не­нию в мошен­ни­че­стве во вре­мя его рабо­ты на долж­но­сти дирек­то­ра бан­ка в Казахстане.

«Да, нынеш­няя поли­ти­че­ская и дело­вая эли­ты пыта­ют­ся уси­лить свои пози­ции и гото­вят новые пла­ны на пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од, но боль­шин­ство из них не будет в откры­тую ему про­ти­во­сто­ять», — счи­та­ет Сатпаев.

«Наси­лие ско­рее все­го вызва­но тем, что эти поли­ти­ки забы­ли о напря­же­нии, кото­рое нарас­та­ет в Казах­стане», — гово­рит он. Посколь­ку казах­стан­ские эли­ты участ­во­ва­ли в дележ­ке вла­сти и биз­не­са, они обра­ща­ли мало вни­ма­ния на такие про­бле­мы, как повсе­мест­ная бед­ность и рост экстремизма.

«Недав­ние инци­ден­ты мог­ли быть частью тен­ден­ции, в кото­рой источ­ни­ки напря­же­ния берут свое нача­ло в Казах­стане и начи­на­ют себя про­яв­лять», — гово­рит Сат­па­ев. «Этот про­цесс пока­зы­ва­ет, что суще­ству­ю­щий госу­дар­ствен­ный орга­низм нездо­ров. А дей­стви­тель­ность пока­зы­ва­ет, что наши вла­сти не зна­ют, как его вылечить.»

Неопределнное будущее

Ино­стран­ные ана­ли­ти­ки пре­ду­пре­жда­ют, что гря­ду­щая транс­фор­ма­ция может быть болезненной.

Шон Р. Робертс, про­фес­сор по меж­ду­на­род­ным делам в Уни­вер­си­те­те Джор­джа Вашинг­то­на, в про­шлом меся­це напи­сал, что пло­хо управ­ля­е­мая сме­на вла­сти может повто­рить ситу­а­цию с мяте­жа­ми в сосед­нем Казах­стане, где пре­зи­ден­ты были сверг­ну­ты в 2005 и 2010 г.г.

«В насто­я­щее вре­мя ни пра­ви­тель­ство, ни насе­ле­ние не име­ет опы­та сво­бод­ных и чест­ных выбо­ров или не зна­ко­мо с систе­мой управ­ле­ния, при кото­рой власть сба­лан­си­ро­ва­на вокруг учре­жде­ний и не скон­цен­три­ро­ва­на в руках одно­го чело­ве­ка», — гово­рит Робертс. «Без тако­го опы­та будет крайне слож­но успеш­но выбрать и над­ле­жа­щим обра­зом кон­тро­ли­ро­вать ново­го лиде­ра в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од без тако­го типа неста­биль­но­сти как в сосед­нем Кыргызстане.»

Эри­ка Марат, ана­ли­тик в Инсти­ту­те Цен­траль­ной Азии и Кав­ка­за при Уни­вер­си­те­те им. Джо­на Хоп­кин­са, гово­рит, что буду­щая ста­биль­ность Казах­ста­на будет зави­сеть частич­но от того, поки­нет ли пре­зи­дент свой пост вне­зап­но или нач­нет откры­то под­го­тав­ли­вать преемника.

«Сей­час Назар­ба­ев ника­ким обра­зом не пока­зы­ва­ет, как и когда он пла­ни­ру­ет поки­нуть зани­ма­е­мую долж­ность. Это при­во­дит к неяс­но­сти для дело­вой и поли­ти­че­ской элит стра­ны», — гово­рит она. «Но кто бы его не заме­нил, это дол­жен быть чело­век с такой же хариз­мой и лидер­ски­ми каче­ства­ми, как и Назар­ба­ев, что­бы сохра­нить тот же уро­вень мяг­ко­го авторитаризма.»

Автор: Аскар ЕРКЕБАЕВ
Ссыл­ка на ори­ги­наль­ную ста­тью: Казах­стан: идет борь­ба за престолонаследие?

архивные статьи по теме

На протестных митингах в Казахстане задержали 80 человек

Editor

Ночные страхи сообщества экспертов

Дело Джакишева рассмотрят без подсудимого?