25 C
Астана
28 июня, 2022
Image default

Казахстанцы всё более социально активны?

- Есть соци­аль­ная актив­ность, как край­няя ее фор­ма — соци­аль­ная про­тестность и есть поли­ти­че­ская актив­ность, я бы раз­де­ли­ла эти поня­тия. Мож­но ска­зать, что уро­вень соци­аль­ной актив­но­сти в стране повы­сил­ся. Люди ста­ли боль­ше воз­му­щать­ся, боль­ше про­те­сто­вать, выра­жать свое мне­ние по пово­ду нере­шен­ных про­блем, отсут­ствия пози­тив­ных изме­не­ний, кое-где и ухуд­ше­ния ситу­а­ции. Что каса­ет­ся поли­ти­че­ской актив­но­сти, вклю­ча­ю­щая в себя поли­ти­че­ское уча­стие, дея­тель­ность — к при­ме­ру, уча­стие в поли­ти­че­ских пар­ти­ях, в выбо­рах, то она пока оста­ет­ся на преж­нем уровне.

- А эта соци­аль­ная актив­ность может вылить­ся в серьез­ные поли­ти­че­ские протесты?

- Как пра­ви­ло, это все начи­на­ет­ся с соци­аль­ных про­те­стов, потом про­ис­хо­дит опре­де­лен­ная поли­ти­за­ция в силу раз­ных при­чин, напри­мер, в силу нали­чия хариз­ма­ти­че­ских лиде­ров, кото­рые име­ют поли­ти­че­ские амби­ции. В этом слу­чае быва­ет, что широ­кая вол­на про­те­ста при­во­дит к мир­но­му сме­ще­нию пра­ви­тель­ства, а ино­гда к рево­лю­ци­ям. Есть такое пра­ви­ло: про­бле­мы в эко­но­ми­ке через один шаг при­во­дят к актив­но­сти соци­аль­но­го пла­на и толь­ко через два шага к поли­ти­че­ской актив­но­сти боль­ших групп насе­ле­ния. Т.е. пере­ход от акцен­ти­ро­ва­ния соци­аль­ных вопро­сов к поли­ти­че­ской борь­бе — это не такой быст­рый про­цесс. Поэто­му нель­зя ска­зать, что у нас энное коли­че­ство про­те­стов в ито­ге перей­дет к политике.

К при­ме­ру, в Кызы­лор­дин­ской обла­сти боль­шин­ство людей живет в очень небла­го­при­ят­ных усло­ви­ях, при­род­ных и соци­аль­ных. Там нет воды, пло­хие доро­ги, мно­го про­блем, кото­рые свя­за­ны со сла­бо раз­ви­той соци­аль­ной инфра­струк­ту­рой. И, тем не менее, исто­ри­че­ски в тех кра­ях и усло­ви­ях про­жи­ва­ет боль­шое коли­че­ство людей. Но это же самое в соци­аль­ном отно­ше­нии мож­но ска­зать и об окра­и­нах Алма­ты. И по всей стране такое мож­но наблю­дать. Недав­но по ТВ про­шел репор­таж из Аты­ра­уской обла­сти о том, как людям при­во­зят воду с реч­ки. Они отста­и­ва­ют несколь­ко дней ее, и потом исполь­зу­ют в быту: пьют, гото­вят еду, моют­ся… Каза­лось бы, в такой ситу­а­ции надо про­те­сто­вать, но люди у нас такие — тер­пят, наде­ют­ся на луч­шее. И так­же уди­ви­тель­но, что несмот­ря на высо­кий уро­вень внут­рен­ней мигра­ции, зна­чи­тель­ная часть насе­ле­ния про­дол­жа­ет про­жи­вать в сель­ской мест­но­сти: 53% про­жи­ва­ет в горо­дах, а осталь­ные живут в селе. То есть, гля­дя на это, если нет соци­аль­ной актив­но­сти, то гово­рить о поли­ти­че­ской даже нет смысла.

Мы в ходе опро­сов насе­ле­ния зада­ем такой вопрос — если в бли­жай­шем буду­щем соци­аль­но-эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция ухуд­шит­ся, то как Вы посту­пи­те?  Так вот рас­пре­де­ле­ние отве­тов на дан­ный вопрос в нача­ле это­го года выгля­де­ло сле­ду­ю­щим обра­зом:  буду тер­пе­ли­во ждать луч­ших вре­мен — 33%, буду искать само­сто­я­тель­но любые пути для улуч­ше­ния сво­ей жиз­ни- 53%, попы­та­юсь эми­гри­ро­вать — 5%, при­мкну к орга­ни­за­ции, доби­ва­ю­щей­ся сме­ны вла­сти — 2,3%, при­му уча­стие в мас­со­вых акци­ях про­те­ста (в том чис­ле и несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных) — 2%. Т.е. пока, несмот­ря на зна­чи­тель­ный объ­ем соци­аль­ных про­блем, боль­шин­ство казах­стан­цев видит воз­мож­но­сти их реше­ния в соци­аль­но-эко­но­ми­че­ском аспек­те. А вот чуть боль­ше 4% опро­шен­ных уже декла­ри­ру­ют о воз­мож­но­сти пере­хо­да к поли­ти­че­ским фор­мам пре­об­ра­зо­ва­ния действительности.

- К сло­ву сей­час идут раз­го­во­ры о том, что в Казах­стане появит­ся свой раз­об­ла­чи­тель кор­руп­ци­он­ных схем, напо­до­бие рос­сий­ско­го оппо­зи­ци­о­не­ра Алек­сея Наваль­но­го. Мож­но ли ска­зать, что у нас может появить­ся свой Навальный?

- Это на самом деле инте­рес­ный вопрос, и очень боль­шой. Пото­му что у нас есть при­ня­тая схе­ма, в рам­ках кото­рой про­тестны­ми сло­я­ми явля­ют­ся наи­бо­лее обез­до­лен­ные, сла­бо обес­пе­чен­ные. Яко­бы эти слои явля­ют­ся наи­бо­лее про­тестны­ми. У нас такая сло­жи­лась схе­ма в соот­вет­ствие с тео­ри­ей рево­лю­ции Лени­на: «Низы не могут, вер­хи не хотят». И эта схе­ма, этот под­ход рабо­та­ет до сих пор. А на при­ме­ре Рос­сии сле­ду­ет отме­тить, что тот про­тест (рос­сий­ский Марш несо­глас­ных — прим. авт.) был не сре­ди этих сло­ев. Там, наобо­рот, дви­жу­щей силой был сред­ний класс, так назы­ва­е­мый «офис­ный планк­тон». Поэто­му, про­сто беря какую-то фигу­ру, воз­гла­вив­шую про­тест, и тем более модель про­те­ста и пытать­ся пере­не­сти это все на нашу стра­ну, то нуж­но чет­ко пони­мать, что это слиш­ком упро­щен­ный подход.

Если гово­рить о про­те­сте, то в любом слу­чае, если пред­по­сыл­ки все созре­ют, то подоб­но­го рода слу­чаи, про­те­сты, появят­ся. Но если мы гово­рим о самой обез­до­лен­ной части насе­ле­ния, то по нашим иссле­до­ва­ни­ям, в насто­я­щее вре­мя в ее сре­де про­тест еще не вызрел. И потом, если брать рос­сий­ский фено­мен, то в нем боль­шую роль сыг­рал фак­тор соци­аль­ных сетей. У наших мало­обес­пе­чен­ных сло­ев про­бле­мы с дохо­да­ми, и, соот­вет­ствен­но, нет интер­не­та, ком­пью­те­ров и так далее, что­бы посред­ством этих инстру­мен­тов сор­га­ни­зо­вать­ся самим или их орга­ни­зо­вать со стороны.

В тоже вре­мя у нас не сфор­ми­ро­ван мно­го­чис­лен­ный устой­чи­вый сред­ний класс. Есть неко­то­рый соци­аль­ный слой, кото­рый может высту­пать ино­гда дви­жу­щей силой про­те­ста, но, в основ­ном, в том слу­чае если воз­ни­ка­ют соци­аль­ные про­бле­мы, кото­рые напря­мую затра­ги­ва­ют его инте­ре­сы, как, напри­мер, в ситу­а­ции с доль­щи­ка­ми. Там, в основ­ном, были люди обес­пе­чен­ные. Это были люди, кото­рым было реаль­но что терять в силу кри­зи­са. И мы видим, как они свои инте­ре­сы про­лоб­би­ро­ва­ли. А когда вопрос решил­ся, то они про­сто рас­се­я­лись как груп­па. На тот момент они свой локаль­ный инте­рес реа­ли­зо­ва­ли. Пото­му что полу­чи­ли гос­про­грам­мы, пре­фе­рен­ции и так далее. С этим клас­сом у нас уме­ют раз­го­ва­ри­вать. Вла­сти трез­во их оце­ни­ва­ют. Но этот слой не мас­со­вый и не оформ­лен поли­ти­че­ски. В основ­ном он у нас сосре­до­то­чен в Астане и в Алма­ты. И слож­но ска­зать, когда этот соци­аль­ный слой ста­нет дви­жу­щей силой про­тестных настро­е­ний, даже если их воз­гла­вит свой Навальный.

Так что брать какую-то фигу­ру, кото­рая в Рос­сии поль­зу­ет­ся успе­хом, и при­не­сти сюда, думая полу­чить ана­ло­гич­ный эффект — это не есть успеш­ный про­ект. Пото­му что это срод­ни про­ек­ту «Две звезды».

- А как Вы счи­та­е­те, будут ли нарас­тать соци­аль­ные про­те­сты в Казахстане?

- Соци­аль­но слож­ная обста­нов­ка в стране при­сут­ству­ет у нас в стране. И она ста­биль­на в сво­ей неста­биль­но­сти. Повы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та в этой свя­зи вооб­ще непо­пу­ляр­ный и необъ­яс­ни­мый ход. Еще в сере­дине 90‑х про­во­ди­лись все самые непо­пу­ляр­ные эко­но­ми­че­ские рефор­мы. Тогда же были отме­не­ны прак­ти­че­ски все соци­аль­ные льго­ты. В Казах­стане не было денег. И тогда все это люди тер­пе­ли, пото­му что и им гово­ри­ли, и они сами себе гово­ри­ли, что мы стро­им новое госу­дар­ство, у нас новая цель и ради это­го мы гото­вы потер­петь. Одна­ко и тогда уве­ли­че­ние воз­рас­та выхо­да на пен­сию у жен­щин до 58 лет, а у муж­чин до 63 было встре­че­но очень пло­хо. До сих пор это повы­ше­ние нахо­дит­ся в десят­ке самых важ­ных соци­аль­ных про­блем населения.

Но сей­час нет какой-то весо­мой и внят­ной при­чи­ны, кото­рая на каче­ствен­ном уровне обос­но­ва­ния была бы пред­ло­же­на в каче­стве при­чи­ны повы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та для жен­щин. Про­зву­чав­ший, напри­мер, аргу­мент про 19,4 млрд. дол­ла­ров, кото­рых не будет доста­вать в 2025 году — не аргу­мент для про­сто­го чело­ве­ка, вооб­ще ни о чем.

Хоте­ла бы про­ил­лю­стри­ро­вать на при­ме­ре пен­си­он­ной рефор­мы, что такое обще­ствен­ное мне­ние в РК. Обыч­но наши респон­ден­ты при отве­тах на, ска­жем так, неприн­ци­пи­аль­ные вопро­сы выби­ра­ют вари­ан­ты про­ме­жу­точ­но­го типа — «ско­рее под­дер­жи­ваю», «ско­рее не под­дер­жи­ваю». В апре­ле мы зада­ли крайне акту­аль­ный вопрос «Вы под­дер­жи­ва­е­те или не под­дер­жи­ва­е­те повы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та для жен­щин до 63 лет?». И полу­чи­ли сле­ду­ю­щие отве­ты: пол­но­стью под­дер­жи­ваю — 1,5%, ско­рее под­дер­жи­ваю — 1,7%, ско­рее про­тив — 18,2%, мне без­раз­лич­но — 1,9%, затруд­ня­юсь отве­тить — 1,6% и кате­го­ри­че­ски про­тив — 75,1%. Как видим, совер­шен­но оформ­лен­ное мне­ние боль­шин­ства, непри­ем­лю­щее пред­ло­же­ния правительства.

Непро­счи­тан­ность мно­гих реше­ний и реформ зашка­ли­ва­ет за нор­маль­ные пре­де­лы, и поэто­му накоп­ле­ние нега­ти­ва у нас при­сут­ству­ет. Сей­час мож­но отме­чать уве­ли­че­ние оди­ноч­ных и кол­лек­тив­ных акций про­те­ста, уве­ли­че­ние пово­дов для акций. Если рань­ше задерж­ки с зар­пла­той, то сей­час могут про­те­сто­вать из-за вступ­ле­ния в Тамо­жен­ный союз, пен­си­он­ной систе­мы, декрет­ных выплат, адми­ни­стра­тив­ной рефор­мы (объ­еди­не­ние сел). Спектр при­чин рас­ши­ря­ет­ся, что может озна­чать, что раз­ные  груп­пы при­со­еди­ня­ют­ся будут при­со­еди­нять­ся к про­тестно­му движению.

- А какую роль игра­ют соци­аль­ные сети в этом спектре?

- Меж­ду декла­ра­ци­ей и реаль­ным пове­де­ни­ем боль­шая про­пасть. Я, напри­мер, в Казах­стане соци­аль­ным сетям пока не отво­жу боль­шой роли в моби­ли­за­ции про­те­ста. Обсу­дить и выпу­стить пар — это функ­ция вос­тре­бо­ва­на, если брать всех потре­би­те­лей соц­се­тей. Я не беру моло­дые груп­пы от 18 до 24 лет, в этой груп­пе самый высо­кий уро­вень потреб­ле­ния и так­же самая зна­чи­тель­ная дина­ми­ка по уве­ли­че­нию груп­пы потре­би­те­лей. И внут­ри этой груп­пы фор­ми­ру­ют­ся опре­де­лен­ные соци­аль­ные настро­е­ния, кото­рые тре­бу­ют вни­ма­тель­но­го изучения.

- Воз­вра­ща­ясь к вопро­су о про­те­стах. Мож­но ли ска­зать, что это вли­я­ет на эмиграцию?

- Надо отме­тить, что пик боль­ших эми­гра­ци­он­ных пото­ков нами уже прой­ден в сере­дине 90‑х годов. Сей­час ситу­а­ция срав­ни­тель­но ста­би­ли­зи­ро­ва­лась, въез­жа­ет в стра­ну столь­ко, сколь­ко выез­жа­ют. Одна­ко мож­но сде­лать неуте­ши­тель­ный про­гноз. Если для жен­щин будет повы­шен пен­си­он­ный воз­раст в Казах­стане, то вполне воз­мож­но уве­ли­че­ние чис­ла жела­ю­щих пере­ехать из стра­ны в этой свя­зи. В осо­бен­но­сти в Рос­сию. Ведь у них дей­ству­ют преж­ние гра­ни­цы выхо­да на пен­сию жен­щин с 55 лет, а муж­чи­ны с 60. Более того, там мини­маль­ная пен­сия 10 тыс. руб­лей (50 тыс. тен­ге). У нас 26 тыс. тен­ге. Так­же у них непло­хой соц­па­кет, кото­ро­го мы лиши­лись в сере­дине 90‑х. Поэто­му, я думаю, Рос­сия ста­нет еще более при­вле­ка­тель­ной для более стар­ших воз­раст­ных групп. Как извест­но, и сре­ди каза­хов, про­жи­ва­ю­щих в при­гра­нич­ных с РФ рай­о­нах, есть жела­ние пере­ехать к сосе­дям имен­но из-за этого.

Источ­ник: Инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ское изда­ние «Кон­тур»

Ори­ги­нал статьи: 

Казах­стан­цы всё более соци­аль­но активны?

архивные статьи по теме

Нью-Васюки по-исекешевски — 2

Медведев объяснился по телевизору

Фемида закрыла глаза на беспредел