4 C
Астана
28 сентября, 2021
Image default

Их били в ИВС и оговорили в суде

О пыт­ках неф­тя­ни­ков Жана­о­зе­на, кото­рые были при­го­во­ре­ны к раз­лич­ным сро­кам заклю­че­ния, рас­ска­зал в Вар­ша­ве неза­ви­си­мый экс­перт Галым Аге­ле­уов. С три­бу­ны ОБСЕ он при­звал меж­ду­на­род­ную обще­ствен­ность потре­бо­вать от Казах­ста­на пере­смот­ра дела и осво­бож­де­ния неза­кон­но осуж­ден­ных неф­тя­ни­ков Жанаозена. 

 

Автор: Галым АГЕЛЕУОВ

 

В рам­ках еже­год­но­го сове­ща­ния по рас­смот­ре­нию выпол­не­ния обя­за­тельств стран — участ­ниц ОБСЕ в обла­сти чело­ве­че­ско­го изме­ре­ния, про­шед­ше­го в Вар­ша­ве, состо­ял­ся сайд-ивент «Жана­о­зен­ская заба­стов­ка год спу­стя — как она изме­ни­ла Казах­стан?», орга­ни­зо­ван­ный фон­дом «Откры­тый диа­лог» и меж­ду­на­род­ным фон­дом Front Line Defenders. В меро­при­я­тии при­ня­ли уча­стие мно­гие пра­во­за­щит­ни­ки из Казах­ста­на и не толь­ко. В том чис­ле неза­ви­си­мый экс­перт Галым Аге­ле­уов. Его выступ­ле­ние мы пред­ла­га­ем вни­ма­нию читателей.

 

Про­цесс над «37 неф­тя­ни­ка­ми Жана­о­зе­на» и судь­ба жанаозенцев

В ходе след­ствия были гру­бо нару­ше­ны тре­бо­ва­ния УПК РК, так, под­су­ди­мых били, пыта­ли, угро­жа­ли им, допра­ши­ва­ли в ноч­ное вре­мя, началь­ник след­ствен­ной груп­пы не про­ве­рял сво­их под­чи­нен­ных, про­ку­ро­ры не посе­ща­ли ИВС, а если и при­хо­ди­ли, то не вме­ши­ва­лись, что­бы вос­ста­но­вить закон­ность. По заяв­ле­нию под­су­ди­мых в ходе про­цес­са «37 неф­тя­ни­ков Жана­о­зе­на» из 37 чело­век 29 заяви­ли о при­ме­няв­ших­ся про­тив них пыт­ках. Кро­ме того, мно­гие сви­де­те­ли, вклю­чая ано­ним­ные, отка­зы­ва­лись от сво­их пока­за­ний дан­ных на следствии.

Ано­ним­ные сви­де­те­ли обви­не­ния, кото­рых пыта­ли (А. Дов­жен­ко и др.), дава­ли пока­за­ния по «Скай­пу», нахо­дясь в ДВД Актау. При опро­се сви­де­те­лей под псев­до­ни­ма­ми их опра­ши­ва­ли в при­сут­ствии про­ку­ро­ра и поли­цей­ско­го, боль­шин­ство ано­ним­ные потер­пев­шие, сви­де­те­ли обви­не­ния, явля­лись поли­цей­ски­ми, кото­рые стре­ля­ли в людей; имен­но такие сви­де­те­ли ого­ва­ри­ва­ли под­су­ди­мых, про­тив кото­рых фак­ти­че­ски не было боль­ше ника­ких фак­тов их вины.

1) Допрос Божен­ко Алек­сандра, 1989 года рож­де­ния, он же сви­де­тель под псев­до­ни­мом Алпы­с­ба­ев Кай­рат, рабо­та­ет в НГДУ:

А. Божен­ко: «18 декаб­ря вышел на ули­цу, задер­жа­ли омо­нов­цы, поби­ли. Повез­ли на алан, там поста­ви­ли на коле­ни, опять били, я их спра­ши­вал: “За что бье­те?” Потом загна­ли пин­ка­ми в “Газель” меня и дру­гих людей. При­вез­ли в гараж ГОВД, ото­бра­ли обувь, сто­ял на холод­ном полу четы­ре часа боси­ком. Я им гово­рил: “Я дет­до­мо­вец”. Не слу­ша­ли меня, били. Я читал молит­вы. Там же мне кисть сло­ма­ли, у меня есть рент­ген-сни­мок — был в шоко­вом состо­я­нии. До сих голо­ва болит. Потом меня отпу­сти­ли, поехал в Актау к бра­ту, он тоже был в шоке, мы вме­сте напи­са­ли заяв­ле­ние в поли­цию. Потом меня опять пой­ма­ли, при­вез­ли в про­ку­ра­ту­ру, ска­за­ли: “Пока­жи на Жана­та (Мурин­ба­е­ва)”. Меня заста­ви­ли на него пока­зать. В про­ку­ра­ту­ре я у них спра­ши­вал: “Поче­му мне сло­ма­ли руку? Поче­му я четы­ре часа сто­ял боси­ком?” Мне было обид­но. В про­ку­ра­ту­ре меня видел поли­цей­ский Ерлан, он меня видел и на алане, когда юрту соби­рать помо­гал. Я его про­сил засту­пить­ся, но он не помог».

Таким обра­зом, сви­де­те­ля изби­ва­ли три дня под­ряд в след­ствен­ном изо­ля­то­ре, при этом лица были закры­ты у поли­цей­ских. Дан­ные сви­де­тель­ства ста­ли извест­ны толь­ко во вре­мя суда, так как рань­ше люди боя­лись из-за пре­сле­до­ва­ний рас­ска­зать о про­ис­шед­шем. Послед­няя надеж­да была на суд, но даже она не оправ­да­лась — след­ствен­ных дей­ствий по дан­ным фак­там, как и рас­смот­ре­ния судом фак­тов пыток, не было. Абсурд­ность ситу­а­ции дохо­ди­ла до того, что жало­бы попа­да­ли к поли­цей­ским, кото­рые и пыта­ли сви­де­те­лей и обвиняемых.

Суд оста­вил хода­тай­ство сто­ро­ны госу­дар­ствен­но­го обви­не­ния без удовлетворения.

2) Как дава­лись пока­за­ния на след­ствии, нагляд­но демон­стри­ру­ет выступ­ле­ние в суде сви­де­те­ля Сар­гу­ло­вой Дамеш.

Судья: По какой при­чине Вы отка­зы­ва­е­тесь от преды­ду­щих показаний.

Сар­гу­ло­ва: Пото­му что, когда дава­ли пока­за­ния, мы были в аки­ма­те, чело­век десять, была нераз­бе­ри­ха. Нам даже не дали про­чи­тать, ска­за­ли под­пи­сать, ну мы и подписали.

Судья: По вашим пока­за­ни­ям поса­ди­ли 37 человек.

Ответ: Я им не долж­на, так же как и они мне.

То есть боль­шин­ство пока­за­ний под­пи­са­ли люди в страхе.

3) Сви­де­тель Аты­рау Доска­ли. Когда Самат Кой­ши­ба­ев спро­сил сви­де­те­ля: «Тебя обма­ны­ва­ли? Оскорб­ля­ли? Угро­жа­ли тебе?» Он отве­тил: «Да, сле­до­ва­тель ска­зал, что меня само­го при­вле­кут к ответ­ствен­но­сти, угро­жал закрыть меня в заклю­че­ние». Затем уже адво­кат Бисе­ке­шев спро­сил, «Кто имен­но угро­жал?» Аты­рау отве­тил: «Работ­ни­ки про­ку­ра­ту­ры, но имен не знаю».

4) Под­су­ди­мый М. Дос­ма­гам­бе­тов: «20 декаб­ря меня допра­ши­ва­ли, сле­до­ва­те­ли угро­жа­ли мне, зажи­мая уши степ­ле­ром и т.д.».

На хода­тай­ства адво­ка­тов о про­ве­де­нии суд­мед­экс­пер­ти­зы и направ­ле­нии судьей запро­са в област­ную про­ку­ра­ту­ру та спу­сти­ла этот запрос поли­ции Жана­о­зе­на, кото­рая, не про­во­дя рас­сле­до­ва­ния, заяви­ла, что пыток не было и не было ника­ких обра­ще­ний от под­су­ди­мых. В воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела было отказано.

5) Под­су­ди­мо­го Мура­та Кос­бар­ма­ко­ва, пока­зав­ше­го фигу поли­цей­ско­му (фраг­мент видео) и осуж­ден­но­му на три года, в СИЗО Актау зара­зи­ли сифи­ли­сом. Как ста­ло извест­но от жены, ему поли­цей­ские коло­ли пальцы.

Мож­но сде­лать вывод, что мно­гое из пока­за­ний ано­ним­ных сви­де­те­лей и ано­ним­ных сви­де­те­лей — поли­цей­ских явля­ет­ся неправ­дой, что ста­вит вопрос о пере­смот­ре дела и необ­хо­ди­мо­сти поста­вить вопрос о неви­нов­но­сти и осво­бож­де­нии уже осуж­ден­ных неф­тя­ни­ков Жанаозена.

6) Жены и мате­ри каж­дый вечер заби­ра­ли сво­их мужей, если их отпус­ка­ли после допро­сов. Пото­му что ОМОН заби­рал муж­чин, кото­рые были на ули­це, и уво­зи­ли их в СИЗО, где их допра­ши­ва­ли (есть видео с жена­ми под­су­ди­мых, рас­ска­зы­ва­ю­щих, как они заби­ра­ли сво­их пока­ле­чен­ных мужей).

7) При выда­че тел уби­тых в комен­да­ту­ре род­ным уби­тых отка­зы­ва­лись давать справ­ки о смер­ти, где было бы напи­са­но, что при­чи­ной смер­ти явля­ет­ся пуле­вое ране­ние, и тре­бо­ва­ли, что­бы они согла­ша­лись на дру­гие при­чи­ны смерти.

Так, Алтын Коше­ро­ва, мать 16-лет­не­го под­рост­ка, уби­то­го пулей, когда сидел на зад­нем сиде­нии маши­ны, сто­я­щей на алане, вынуж­де­на была про­брать­ся под видом убор­щи­цы в комен­да­ту­ру, так как была коман­да нико­го не пус­кать. Толь­ко про­брав­шись туда, она зашла и смог­ла потре­бо­вать у А. Кабы­ло­ва — комен­дан­та горо­да — дать ей такую справ­ку. Ранее она неод­но­крат­но полу­ча­ла отказы.

Более того, в комен­да­ту­ре к ней при­ме­ня­лись неза­кон­ные дей­ствия. Так, ее тас­ка­ли по кори­до­ру за воло­сы, кри­ча­ли на нее, а затем в после­ду­ю­щем посто­ян­но вызы­ва­ли на допро­сы. Изве­стен так­же факт, когда один из сле­до­ва­те­лей позво­нил и потре­бо­вал ее несо­вер­шен­но­лет­нюю дочь явить­ся на допрос, тре­буя, что­бы она при­шла позд­но вече­ром (име­ют­ся видеоматериалы).

12) На род­ных уби­тых, ране­ных, жен и мате­рей осуж­ден­ных до сих пор ока­зы­ва­лось дав­ле­ние. Пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны в пери­од след­ствия и в ходе судеб­ных про­цес­сов ока­зы­ва­ли дав­ле­ние на них. Преж­де все­го, это каса­лось инфор­ми­ро­ва­ния с их сто­ро­ны СМИ, правозащитников.

Встре­чи пред­ста­ви­те­лей пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции «Фронт­лайн» про­хо­ди­ла с пре­сле­до­ва­ни­ем пред­ста­ви­те­лей спец­служб, кото­рые все пере­дви­же­ния пыта­лись снять на видео­ка­ме­ру. Эти люди пред­ста­ви­лись как работ­ни­ки акимата.

Под­во­дя итог, я обра­ща­юсь к меж­ду­на­род­ной обще­ствен­но­сти с прось­бой обра­тить вни­ма­ние на про­шед­шие про­цес­сы в Актау и тре­бо­вать от Казах­ста­на пере­смот­ра дела и осво­бож­де­ния неза­кон­но осуж­ден­ных неф­тя­ни­ков Жанаозена.

Read the original post:
Их били в ИВС и ого­во­ри­ли в суде

архивные статьи по теме

Открытое письмо в защиту Винявского

Ордвей оклеветал Масимова?

Лебедь, рак и щука Евросоюза