-28 C
Астана
26 ноября, 2022
Image default

Ирану — уран, елбасы — лавры миротворца

Не слу­чай­но гла­ва внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ведом­ства ЕС Кэтрин Эштон пред­ло­жи­ла, а Иран согла­сил­ся про­ве­сти сле­ду­ю­щий раунд ядер­ных пере­го­во­ров в Казах­стане, кото­рый нач­нет­ся 25 фев­ра­ля, утвер­жда­ет стар­ший науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та Хад­со­на Ричард Вайц в сво­ей ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в World Politics Review.

 

Автор: Нур­лан АТАМБАЕВ

 

В сво­их вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях Иран и Казах­стан руко­вод­ству­ют­ся праг­ма­тиз­мом. Казах­стан стре­мит­ся не допу­стить воз­ник­но­ве­ние ситу­а­ции, в кото­рой Иран за счет сво­ей ядер­ной про­грам­мы и под­держ­ки тер­ро­риз­ма ста­нет при­чи­ной реги­о­наль­ной неста­биль­но­сти. В то же вре­мя, он изыс­ки­ва­ет воз­мож­но­сти для рас­ши­ре­ния эко­но­ми­че­ских свя­зей. А Теге­ран в усло­ви­ях изо­ля­ции стре­мит­ся к под­дер­жа­нию хоро­ших отно­ше­ний с Казах­ста­ном, ибо ищет воз­мож­но­сти для нала­жи­ва­ния реги­о­наль­ной тор­гов­ли и инве­сти­ций, и отго­ва­ри­ва­ет Аста­ну от под­держ­ки воен­ных дей­ствий про­тив Ира­на, пола­га­ет Ричард Вайц.

 

Объ­ем дву­сто­рон­ней тор­гов­ли меж­ду дву­мя стра­на­ми состав­ля­ет в насто­я­щее вре­мя при­мер­но 1 мил­ли­ард дол­ла­ров в год. Иран поку­па­ет у Казах­ста­на зер­но, метал­лы и нефть, а туда экс­пор­ти­ру­ет про­до­воль­ствие, одеж­ду и так­же немно­го неф­ти. (Иран заку­па­ет казах­стан­скую нефть для сво­их север­ных про­вин­ций, где нет неф­тя­ных место­рож­де­ний, и про­да­ет от име­ни Казах­ста­на на миро­вом рын­ке соот­вет­ству­ю­щее коли­че­ство неф­ти со сво­их южных месторождений.)

Обе стра­ны хотят нара­щи­вать эко­но­ми­че­ские свя­зи. Лиде­ры Казах­ста­на про­яв­ля­ют осо­бое стрем­ле­ние к сотруд­ни­че­ству с Ира­ном в соору­же­нии транс­порт­ных сетей в направ­ле­нии север-юг, таких как желез­ные доро­ги и тру­бо­про­во­ды. Это поз­во­ли­ло бы Казах­ста­ну достав­лять свои энер­го­ре­сур­сы и про­чую про­дук­цию напря­мую в пор­ты Пер­сид­ско­го зали­ва. Одна­ко меж­ду­на­род­ные санк­ции про­тив Ира­на серьез­но огра­ни­чи­ва­ют тор­гов­лю меж­ду дву­мя стра­на­ми. Напри­мер, иран­ские поку­па­те­ли казах­стан­ско­го зер­на долж­ны вно­сить пред­опла­ту налич­ны­ми, посколь­ку  они не могут поль­зо­вать­ся услу­га­ми почти ника­ких меж­ду­на­род­ных финан­со­вых институтов.

И тем не менее, в казах­стан­ско-иран­ских отно­ше­ни­ях при­сут­ству­ют опре­де­лен­ные про­бле­мы. “Иран­ские и рос­сий­ские руко­во­ди­те­ли тай­но сго­во­ри­лись о том, что­бы пре­пят­ство­вать соору­же­нию тран­с­кас­пий­ских тру­бо­про­во­дов, кото­рые мог­ли бы соеди­нить Казах­стан и Азер­бай­джан в обход иран­ской и рос­сий­ской тер­ри­то­рии. Отсут­ству­ет согла­со­ван­ный пра­во­вой меха­низм, регу­ли­ру­ю­щий добы­чу под­вод­ных полез­ных иско­па­е­мых и их пере­воз­ку по Кас­пий­ско­му морю. Кро­ме того, Иран и Рос­сия под пред­ло­гом эко­ло­ги­че­ской обес­по­ко­ен­но­сти пре­пят­ству­ют рас­ши­ре­нию энер­ге­ти­че­ских свя­зей Казах­ста­на с евро­пей­ски­ми стра­на­ми”, — напи­сал Ричард Вайц.

Казах­стан­ские руко­во­ди­те­ли в свою оче­редь не горят жела­ни­ем помо­гать нынеш­не­му иран­ско­му пра­ви­тель­ству в реа­ли­за­ции его пла­нов по вступ­ле­нию в Шан­хай­скую орга­ни­за­цию сотруд­ни­че­ства. Поче­му? Как утвер­жда­ет уче­ный, вступ­ле­ние Теге­ра­на в ШОС дис­кре­ди­ти­ру­ет Казах­стан, кото­рый наста­и­ва­ет на том, что дей­ствия этой орга­ни­за­ции не долж­ны быть направ­ле­ны про­тив дру­гих стран и бло­ков, плюс, тре­во­жит и то, что Теге­ран свя­зан с тер­ро­риз­мом и рели­ги­оз­ным экстремизмом.

И тем не менее, пере­го­во­ры прой­дут в Астане. Поче­му еще Казах­стан заин­те­ре­со­ван в уре­гу­ли­ро­ва­нии? Как пола­га­ет уче­ный, если удаст­ся убе­дить Иран про­во­дить граж­дан­скую ядер­ную про­грам­му в режи­ме инспек­ций и про­ве­рок, то он может стать важ­ным поку­па­те­лем казах­стан­ско­го ура­на и про­чих услуг в сфе­ре атом­ной энергетики.

“Казах­стан явля­ет­ся веду­щим экс­пор­те­ром ура­на в мире, и он стре­мит­ся про­да­вать тех­но­ло­гии изго­тов­ле­ния топ­ли­ва и про­чие услу­ги в этой обла­сти, осо­бен­но стра­нам Азии и Ближ­не­го восто­ка. Казах­стан так­же наме­рен осу­ществ­лять пол­ный ядер­ный цикл, за исклю­че­ни­ем послед­ней ста­дии обо­га­ще­ния, кото­рая будет про­из­во­дить­ся в Рос­сии, посколь­ку может иметь двой­ное назна­че­ние. Одна­ко пока МАГАТЭ не закры­ло иран­ское ядер­ное досье, пра­ви­тель­ство Казах­ста­на, соглас­но его заяв­ле­ни­ям, не может про­да­вать уран Теге­ра­ну”, — напи­сал в сво­ей ста­тье Ричард Вайц.

Пере­чис­лил он и те нема­лые уси­лия, что уже пред­при­нял Казах­стан, что­бы помочь в раз­ре­ше­нии иран­ско­го ядер­но­го кри­зи­са, тем самым начав удо­вле­тво­рять потреб­но­сти Ира­на в ядер­ных услу­гах. Так, в июле 2011 года Казах­стан офи­ци­аль­но подал заяв­ку на раз­ме­ще­ние у себя пер­во­го в мире меж­ду­на­род­но­го “бан­ка ядер­но­го топ­ли­ва” под над­зо­ром МАГАТЭ.

“Такой банк мог бы предо­став­лять ядер­ное топ­ли­во и про­чие услу­ги в этой обла­сти стра­нам, стре­мя­щим­ся к про­ве­де­нию мир­ных про­грамм атом­ной энер­ге­ти­ки, но не жела­ю­щим нести эко­но­ми­че­ские и эко­ло­ги­че­ские издерж­ки, свя­зан­ные с изго­тов­ле­ни­ем соб­ствен­но­го ядер­но­го топ­ли­ва путем ура­но­во­го обо­га­ще­ния. Тех­но­ло­гию обо­га­ще­ния, напри­мер, пере­ра­бот­ку исполь­зо­ван­но­го топ­ли­ва, мож­но при­ме­нять для изго­тов­ле­ния ядер­но­го ору­жия. Что­бы под­черк­нуть такую увяз­ку, Назар­ба­ев откры­то заявил о сво­ей заин­те­ре­со­ван­но­сти в раз­ме­ще­нии это­го бан­ка в Казах­стане, когда в апре­ле 2009 года давал в Астане сов­мест­ную пресс-кон­фе­рен­цию с Ахма­ди­не­жа­дом. Как и в осталь­ных слу­ча­ях, когда им пред­ла­га­ли зару­беж­ное ядер­ное сотруд­ни­че­ство, иран­цы согла­си­лись на него, но не за счет пре­кра­ще­ния сво­их работ в ядер­ной сфе­ре”, — напом­нил ученый.

 

Аме­ри­кан­ские руко­во­ди­те­ли в целом под­дер­жи­ва­ют готов­ность Казах­ста­на раз­ме­стить у себя банк ядер­но­го топ­ли­ва. Высту­пая про­шлым летом на слу­ша­ни­ях в Кон­грес­се, заме­сти­тель гос­сек­ре­та­ря Роберт Блейк (Robert Blake) похва­лил Казах­стан за дей­ствия по нерас­про­стра­не­нию и за “спо­кой­ный диа­лог” с Теге­ра­ном в попыт­ке убе­дить его отка­зать­ся от созда­ния ядер­но­го оружия. 

 

Как пола­га­ет уче­ный, Казах­стан стре­мит­ся взять на себя роль посред­ни­ка на ядер­ных пере­го­во­рах с Ира­ном, кото­рую несколь­ко лет назад игра­ла Тур­ция. Сего­дня, когда отно­ше­ния Тур­ции и Ира­на ухуд­ши­лись из-за Сирии, меж­ду­на­род­ные амби­ции Казах­ста­на дают Запа­ду воз­мож­ность еще раз попы­тать­ся обуз­дать ядер­ные устрем­ле­ния Ира­на, не при­бе­гая к войне. Полу­чит­ся ли? Хоте­лось бы верить.

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции мож­но посмот­реть на Global Insights: Kazakhstan as Model, and Mediator, for Iran’s Nuclear Program

Источ­ник: Под­го­тов­ле­но по мате­ри­а­лам inoСМИ.ru

архивные статьи по теме

Один человек помог Credit Suisse заработать миллиарды на российских магнатах

Editor

ГАЗЕТА — А у «Казправды» есть разрешение?

Финал зависит от главной героини