20 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Империя наносит ответный удар

Китайские соцсети объявили войну мировым брендам из‑за бойкота уйгурского хлопка 

Миро­вые про­из­во­ди­те­ли одеж­ды попа­ли под бой­кот в Китае — пово­дом ста­ла их кри­ти­ка ситу­а­ции в Синьц­зяне, где, по дан­ным пра­во­за­щит­ни­ков, при про­из­вод­стве и пере­ра­бот­ке хлоп­ка исполь­зу­ет­ся при­ну­ди­тель­ный труд. Офи­ци­аль­ный Пекин решил пока­зать силу в ответ на недав­ние санк­ции со сто­ро­ны Запа­да — и выбрал брен­ды, что­бы про­де­мон­стри­ро­вать, как будут рас­пла­чи­вать­ся те, кто осуж­да­ет его поли­ти­ку. В чис­ле тех, кто попал под раз­да­чу, ока­за­лись веду­щие миро­вые про­из­во­ди­те­ли одеж­ды

Кам­па­ния по бой­ко­ту, начав­ша­я­ся в кон­це мар­та со швед­ско­го про­из­во­ди­те­ля H&M, рас­про­стра­ни­лась и на дру­гих — вклю­чая AdidasNike и Burberry. Сре­ди послед­ствий (пока что в основ­ном для швед­ско­го брен­да) — закры­тие части мага­зи­нов, изгна­ние с китай­ских онлайн-пло­ща­док и исчез­но­ве­ние из поис­ко­вых систем. Соци­аль­ные сети запол­не­ны при­зы­ва­ми отка­зать­ся от таких това­ров, а тем, кто их про­из­во­дит, — «уби­рать­ся из Китая».

Реак­ция миро­вых брен­дов на ситу­а­цию в Синьц­зяне — не новость. Пра­во­за­щит­ни­ки и орга­ни­за­ции, высту­па­ю­щие за этич­ное потреб­ле­ние и про­из­вод­ство, дав­но апел­ли­ро­ва­ли к круп­ным ком­па­ни­ям, при­зы­вая их отка­зать­ся от хлоп­ка из Синьц­зя­на — учи­ты­вая риск, что сбо­ром и пере­ра­бот­кой мог­ли зани­мать­ся узни­ки мест­ных «лаге­рей пере­вос­пи­та­ния», куда могут отправ­лять людей без фор­маль­ных обви­не­ний — напри­мер, за про­яв­ле­ние рели­ги­оз­но­сти или нали­чие род­ствен­ни­ков за гра­ни­цей. Мно­гие из про­из­во­ди­те­лей при­слу­ша­лись к пра­во­за­щит­ни­кам, под­дер­жав кам­па­нию Better Cotton Initiative — дви­же­ние, участ­ни­ки кото­ро­го про­ве­ря­ют постав­щи­ков хлоп­ка, что­бы исклю­чить исполь­зо­ва­ние при­ну­ди­тель­но­го тру­да. Неко­то­рые — вклю­чая H&M — пря­мо объ­яви­ли, что не будут исполь­зо­вать сырье из Синьцзяна.

В про­шлом вла­сти Китая с этим мири­лись. Они отвер­га­ли все упре­ки, свя­зан­ные с уйгу­ра­ми, повто­ряя, что мень­шин­ства в Синьц­зяне живут бла­го­по­луч­но, а лаге­ря — это лишь «цен­тры про­фес­си­о­наль­ной под­го­тов­ки», но отве­ча­ли в основ­ном запад­ным пра­ви­тель­ствам и пра­во­за­щит­ни­кам. До вой­ны с брен­да­ми не доходило.

Но теперь ситу­а­ция изме­ни­лась. И дело не в том, что брен­ды сде­ла­ли что-то, что выве­ло из себя китай­ских чинов­ни­ков или потре­би­те­лей. Ско­рее им про­сто не повез­ло — в мар­те США и Евро­па вве­ли про­тив неко­то­рых китай­ских чинов­ни­ков санк­ции из-за Синьц­зя­на, и это заста­ви­ло Пекин вспом­нить преж­ние обиды.

Сами по себе новые санк­ции боль­ше похо­жи на фор­маль­ность. Китай уже отве­тил тем же, вве­дя ответ­ные меры про­тив евро­пей­ских поли­ти­ков, — но это­го ока­за­лось недо­ста­точ­но. На этот раз в Пекине реши­ли про­де­мон­стри­ро­вать силу, сыг­рав на досту­пе к сво­е­му потре­би­тель­ско­му рынку.

«Китай явно настро­ен на то, что­бы пока­зать миру, что не оста­вит выпа­ды про­тив него без отве­та, — счи­та­ет Рай­ан Хасс, иссле­до­ва­тель из Инсти­ту­та Бру­кингса. — Похо­же, вла­сти реши­ли, что если они кому-то не нра­вят­ся, то пусть, по край­ней мере, боятся».

Кампания

Сре­ди тех, кто начал кам­па­нию, ока­за­лась Лига ком­му­ни­сти­че­ской моло­де­жи — моло­деж­ное кры­ло пра­вя­щей пар­тии Китая. Повод она нашла фор­маль­ный — утвер­жде­ние пред­ста­ви­те­лей H&M, сде­лан­ное еще пол­го­да назад. Шве­ды тогда «выра­зи­ли оза­бо­чен­ность» сооб­ще­ни­я­ми о при­ну­ди­тель­ном тру­де в Синьц­зяне и заве­ри­ли, что хло­пок отту­да не исполь­зу­ют. Это было сде­ла­но на фоне заяв­ле­ния Better Cotton Initiative о том, что она оста­нав­ли­ва­ет мони­то­ринг в Синьц­зяне из-за помех, с кото­ры­ми там сталкивается.

На месте H&M вполне мог­ла ока­зать­ся и дру­гая ком­па­ния — «оза­бо­чен­ность» по пово­ду Синьц­зя­на выра­жа­ли и дру­гие брен­ды (напри­мер, Nike). Но китай­ские акти­ви­сты выбра­ли сво­ей целью шве­дов. «Они рас­про­стра­ня­ют слу­хи и отка­зы­ва­ют­ся от синьц­зян­ско­го хлоп­ка, — напи­са­ли пред­ста­ви­те­ли лиги в попу­ляр­ной соц­се­ти Weibo. — И при этом хотят зара­ба­ты­вать здесь день­ги. Пусть даже не мечтают!».

Кам­па­нию под­хва­ти­ла офи­ци­аль­ная прес­са. People’s Daily — газе­та Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Китая — напи­са­ла в Weibo, что ино­стран­ный бренд навлек на себя «вол­ну воз­му­ще­ния». Кро­ме того, изда­ние пред­ло­жи­ло «вме­сте под­дер­жать хло­пок из Синьц­зя­на», запу­стив соот­вет­ству­ю­щий хэштэг. В англо­языч­ном напи­са­нии обо­зна­че­ние хлоп­ка — Mian Hua — было обыг­ра­но с пер­вы­ми бук­ва­ми назва­ния швед­ской ком­па­нии. Пост собрал 36 млн про­смот­ров, хэштэг за несколь­ко дней — око­ло 6 млрд.

Кри­ти­ку Синьц­зя­на быст­ро при­пом­ни­ли и дру­гим. Beijing Youth Daily — газе­та Лиги ком­му­ни­сти­че­ской моло­де­жи — соста­ви­ла «чер­ный спи­сок» брен­дов, отка­зав­ших­ся от мест­но­го хлоп­ка. В чис­ле про­чих туда попа­ли Inditex, вла­де­лец брен­да Zara, и AdidasGlobal Times — еще одна газе­та пра­вя­щей пар­тии — упо­мя­ну­ла так­же люк­со­вый бренд Burberry.

К кон­цу мар­та спи­сок наи­бо­лее попу­ляр­ных тем в Weibo запол­ни­ли при­зы­вы к бой­ко­ту запад­ных брен­дов и «под­держ­ке синьц­зян­ско­го хлоп­ка». Обе­ща­ния «не поку­пать това­ры тех, кто кле­ве­щет на Синьц­зян» пере­ме­жа­лись при­зы­ва­ми в духе «вон из Китая!». Неко­то­рые тре­бо­ва­ли, что­бы ком­па­нии, кото­рые хотят рабо­тать в стране, вышли из Better Cotton Initiative. «Пусть Adidas ухо­дит отту­да — или уби­ра­ет­ся из Китая», — напи­сал один из поль­зо­ва­те­лей. Дру­гие выкла­ды­ва­ли видео, на кото­рых жгли брен­до­вые кроссовки.

Кам­па­нию почти откры­то под­дер­жа­ли вла­сти. Мини­стер­ство тор­гов­ли отме­ти­ло, что Китай не допу­стит «кле­ве­ты в отно­ше­нии синьц­зян­ско­го хлоп­ка», доба­вив, что ком­па­нии, кото­рых кос­нул­ся бой­кот, могут «испра­вить ошиб­ки и не вме­ши­вать­ся в политику».

«Не нуж­но сме­ши­вать биз­нес с поли­ти­кой, — не без зло­рад­ства вто­рил офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель адми­ни­стра­ции Синьц­зя­на. — Чего доби­лась H&M? Как она теперь будет рабо­тать на китай­ском рын­ке? Это все рав­но что взять камень и уро­нить его себе на ногу».

Знаменитости

У H&M к тому вре­ме­ни нача­лись реаль­ные про­бле­мы. Ее това­ры про­па­ли с попу­ляр­ных тор­го­вых плат­форм — таких как Taobao и JD.com. Ука­за­ния на ее мага­зи­ны исчез­ли с карт Apple Maps и Baidu Maps и при­ло­же­ния для поез­док Didi. Самим мага­зи­нам ста­ли отка­зы­вать в арен­де — по дан­ным на нача­ло апре­ля, десят­ки мага­зи­нов были закры­ты (хотя боль­шин­ство, а у брен­да в Китае их более 500, про­дол­жа­ли работать).

Дело этим не огра­ни­чи­лось. К кам­па­нии под­клю­чи­лись инфлю­эн­се­ры, извест­ные пев­цы и акте­ры. В Китае — учи­ты­вая объ­ем рын­ка и попу­ляр­ность аль­тер­на­тив тра­ди­ци­он­ным мага­зи­нам и даже элек­трон­ным плат­фор­мам у моло­де­жи (для поку­пок все боль­ше исполь­зу­ют соци­аль­ные сети, ори­ен­ти­ру­ясь на реко­мен­да­ции попу­ляр­ных бло­ге­ров) — они могут вли­ять на про­да­жи силь­нее, чем в запад­ных стра­нах. При их уча­стии неко­то­рые кол­лек­ции рас­про­да­ют­ся бук­валь­но за мину­ты. Так, на фоне нынеш­ней кам­па­нии в под­держ­ку синьц­зян­ско­го хлоп­ка, запу­щен­ной офи­ци­аль­ны­ми источ­ни­ка­ми, стрим попу­ляр­ной поль­зо­ва­тель­ни­цы на онлайн-плат­фор­ме Taobao, где рекла­ми­ро­ва­лись про­из­ве­ден­ные из него това­ры, посмот­ре­ли 7 млн человек.

Но, рекла­ми­руя ино­стран­ные това­ры, инфлю­эн­се­ры тща­тель­но сле­дят за тем, что­бы не навлечь на себя недо­воль­ство вла­стей. Если бренд ока­зы­ва­ет­ся вовле­чен в скан­дал, они спе­шат от него отказаться.

Так про­изо­шло и сей­час. К нача­лу апре­ля десят­ки акте­ров и пев­цов отка­за­лись от сотруд­ни­че­ства с запад­ны­ми брен­да­ми. Певец из Гон­кон­га рас­ска­зал, что не будет сотруд­ни­чать с Adidas, посколь­ку «не потер­пит кле­ве­ты в отно­ше­нии Китая»; его пост в Weibo собрал 800 тысяч лай­ков. Несколь­ко акте­ров — при­мер­но в таких же выра­же­ни­ях — отка­за­лись от кон­трак­тов с H&M и Nike. Еще одна их кол­ле­га — от сотруд­ни­че­ства с Burberry. Дру­гие — от Uniqlo и Puma. Один из пев­цов даже пре­кра­тил кон­так­ты с Lacoste — хотя ком­па­ния и не под­дер­жи­ва­ла кри­ти­ку в отно­ше­нии Синьц­зя­на. Его пред­ста­ви­те­ли объ­яс­ни­ли, что это было сде­ла­но после того, как он потре­бо­вал от ком­па­нии пуб­лич­но «про­яс­нить ее пози­цию» и не полу­чил ответа.

Бизнес

Китай с насе­ле­ни­ем в 1,4 млрд чело­век — один из круп­ней­ших потре­би­тель­ских рын­ков. Это ста­ло осо­бен­но акту­аль­ным на фоне коро­на­ви­рус­но­го кри­зи­са — стра­на, при­няв жест­кие меры для сдер­жи­ва­ния инфек­ции, быст­ро пере­шла к вос­ста­нов­ле­нию эко­но­ми­ки и потре­би­тель­ско­го сек­то­ра — быст­рее, чем мно­гие дру­гие. Соглас­но иссле­до­ва­нию кон­сал­тин­го­вой фир­мы Bain & Company, миро­вой рынок това­ров рос­ко­ши в 2020 году сокра­тил­ся на 23%, но китай­ский — вырос почти на 50%, при этом его доля в мире уве­ли­чи­лась вдвое, с 11 до 20%.

Все это акту­аль­но и для про­из­во­ди­те­лей одеж­ды. Соглас­но свод­ным дан­ным, для H&M Китай — чет­вер­тый по объ­е­му рынок, в про­шлом году про­да­жи там соста­ви­ли 9,75 млрд крон. Для Adidas — 4,3 млрд евро, 23% от обще­го объ­е­ма про­даж. Для Nike Китай — тре­тий по объ­е­му рынок после США и Евро­пы, при этом в США в про­шлом году про­да­жи сни­зи­лись на 10%, в Китае — вырос­ли на 50%.

Для брен­дов ситу­а­ция ослож­ня­ет­ся тем, что даже готов­но­сти «не вме­ши­вать­ся в поли­ти­ку» может быть уже недо­ста­точ­но. Офи­ци­аль­ный Пекин, отме­ча­ет обо­зре­ва­тель Bloomberg Май­кл Шуман, теперь доби­ва­ет­ся не про­сто мол­ча­ния, но актив­ной под­держ­ки сво­ей поли­ти­ки. Когда H&M на фоне скан­да­ла высту­пи­ла с при­ми­ри­тель­ным заяв­ле­ни­ям о готов­но­сти «вос­ста­но­вить дове­рие» на китай­ском рын­ке, офи­ци­аль­ная прес­са КНР назва­ла это «вто­ро­сорт­ным пресс-рели­зом», доба­вив, что ком­па­нии сле­ду­ет пря­мо извиниться.

В спо­рах КНР с запад­ны­ми стра­на­ми брен­ды, по сути, под­тал­ки­ва­ют к тому, что­бы занять одну из сто­рон — осу­дить про­ис­хо­дя­щее в Синьц­зяне, поста­вив под угро­зу свой китай­ский рынок, или под­дер­жать линию Пеки­на, вызвав недо­воль­ство запад­ных потре­би­те­лей, пра­во­за­щит­ни­ков и инве­сто­ров, оза­бо­чен­ных соблю­де­ни­ем эти­че­ских стан­дар­тов при про­из­вод­стве (а воз­мож­но и рискуя попасть под санк­ции, кото­рые обсуж­да­ют­ся в Кон­грес­се США).

В этой ситу­а­ции несколь­ко ком­па­ний — напри­мер, корей­ская FILA или япон­ская Ryohin Keikaku (вла­де­лец брен­да Muji) уже заве­рил, что про­дол­жат исполь­зо­вать син­цьязн­ский хло­пок. Неко­то­рые уда­ли­ли заяв­ле­ния с кри­ти­кой ситу­а­ции в Синьц­зяне со сво­их сайтов.

«Это все боль­ше похо­же на дилем­му — уйти или остать­ся и раз­де­лить ответ­ствен­ность, — гово­рит Мар­га­рет Лью­ис, про­фес­сор пра­ва и спе­ци­а­лист по Китаю в аме­ри­кан­ском Уни­вер­си­те­те Сетон-Холл. — И сохра­нить про­ме­жу­точ­ную пози­цию все более сложно».

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Нормальные герои всегда идут в обход?

По све­де­ни­ям теле­грам-канал Uzyn Qulaq, муж Дари­ги Назар­ба­е­вой — Кай­рат Шари­п­ба­ев, яко­бы, наме­рен в бли­жай­шее вре­мя занять­ся выво­зом «невос­тре­бо­ван­но­го» хлоп­ка из Синьц­зян-Уйгур­ско­го авто­ном­но­го рай­о­на Китая для его даль­ней­шей пере­про­да­жи. Сде­лать это он может через при­над­ле­жа­щие ему тер­ми­на­лы и пере­гру­зоч­ные пло­щад­ки на казах­стн­ско-китай­ской гра­ни­це, кото­рые не так дав­но ока­за­лись в цен­тре скандала.

Сот­ни води­те­лей фур, кото­рые пере­во­зят гру­зы из Китая, высту­пи­ли с про­те­стом. По их сло­вам, гру­зо­ви­ки ком­па­нии Eurotransit без оче­ре­ди пере­се­ка­ют пунк­ты про­пус­ка на казах­стан­ско-китай­ской гра­ни­це, тогда как дру­гим маши­нам вклю­чен «крас­ный свет» — они сто­ят по несколь­ко дней, что­бы про­ехать через авто­мо­биль­ный пере­ход. Пред­при­ни­ма­те­ли, тор­гу­ю­щие с Кита­ем, гово­рят, что ком­па­ния Eurotransit свя­за­на с самой вли­я­тель­ной в Казах­стане семьей.

Под «невос­тре­бо­ван­ным» хлоп­ком име­ет­ся в виду та про­дук­ция, кото­рая нахо­дит­ся на тер­ри­то­рии Китая, но не может быть там реа­ли­зо­ва­на, так как ранее ряд извест­ных брен­дов, вклю­чая , отка­за­лись исполь­зо­вать хло­пок, про­из­ве­ден­ный в Синьц­зян-Уйгур­ском авто­ном­ном рай­оне Китая.

Uzyn Qulaq напо­ми­на­ет, что Казах­стан, дол­гое вре­мя не вме­ши­вал­ся и не осуж­дал «кон­цен­тра­ци­он­ные лаге­ря» в Синьц­зяне, и по сей день про­дол­жая назы­вать это «внут­рен­ним делом КНР», а заме­сти­тель мини­стра ино­стран­ных дел РК Шахрат Нуры­шев в недав­нем интер­вью и вовсе назвал Китай — «Богом дан­ным соседом».

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

От памятника остался суслик?!

Инаугурация Байдена: 46‑й президент США официально вступил в должность

Editor

Праздником столицы в Актобе не пахнет