-5 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

Империя «Казахмыса»

В чьих руках медные ресурсы Казахстана

Кор­по­ра­ция «Каза­хмыс» пред­став­ля­ет собой одно­вре­мен­но уни­каль­ную и в то же вре­мя типич­ную для Казах­ста­на исто­рию. Точ­нее ска­зать, это и есть исто­рия Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, скон­цен­три­ро­ван­ная в одной кор­по­ра­ции. Суть ее состо­ит в том, что насле­дие совет­ской инду­стрии было при­ва­ти­зи­ро­ва­но в инте­ре­сах поли­ти­че­ской вер­хуш­ки стра­ны, а управ­ле­ние дове­ре­но груп­пе номи­наль­ных владельцев.

Глав­ной целью при­ва­ти­за­ции были созда­ние меха­низ­ма, спо­соб­но­го гене­ри­ро­вать сырье­вую рен­ту для узко­го кру­га дове­рен­ных лиц. Имен­но этим объ­яс­ня­ет­ся пре­вра­ще­ние сети юри­ди­че­ски неза­ви­си­мых про­мыш­лен­ных ком­би­на­тов в еди­ную кор­по­ра­тив­ную струк­ту­ру, пред­став­ля­ю­щую собой насто­я­щую моно­по­лию по типу нача­ла ХХ века. Раз­ме­ще­ние акций этой моно­по­лии на Лон­дон­ской бир­же ста­ло для казах­стан­ской эли­ты меха­низ­мом лега­ли­за­ции создан­ной в Казах­стане струк­ту­ры и извле­ка­е­мой с ее помо­щью сырье­вой ренты.

Инве­сти­ци­он­ные пла­ны кор­по­ра­ции реа­ли­зо­вы­ва­лись исклю­чи­тель­но за счет при­вле­че­ния средств запад­ных инве­сто­ров, поку­па­ю­щих акции ком­па­нии. В ито­ге это при­ве­ло к раз­де­ле­нию кор­по­ра­ции на две части — рент­ную, суще­ству­ю­щую за счет экс­плу­а­та­ции ста­рых акти­вов и доступ­но­го сырья, и  инве­сти­ци­он­ную, буду­щее кото­рой свя­за­но с реа­ли­за­ци­ей пла­нов по запус­ку гигант­ско­го место­рож­де­ния меди на рос­сий­ском Даль­не­го Восто­ке для поста­вок сырья на рынок Китай­ской Народ­ной Республики. 

Частная монополия со многими неизвестными

Еще недав­но кор­по­ра­ция «Каза­хмыс» фак­ти­че­ски была насто­я­щей моно­по­ли­ей, под­мяв­шей под себя всю добы­чу и про­из­вод­ство меди в стране. В отче­те за 2011 год она даже была назва­на един­ствен­ной в мире мед­ной вер­ти­каль­ной инте­гри­ро­ван­ной кор­по­ра­ци­ей. На тот момент в состав мед­ной импе­рии вхо­ди­ли 18 шахт, сеть ГОКов, меде­пла­виль­ные заво­ды и четы­ре элек­тро­стан­ции, рабо­та­ю­щие на угле. На долю послед­них при­хо­ди­лось 20% всей наци­о­наль­ной гене­ра­ции элек­тро­энер­гии. Три стан­ции обслу­жи­ва­ли инте­ре­сы самой кор­по­ра­ции, а чет­вер­тая (Эки­ба­стуз­ская ГРЭС‑1), где кор­по­ра­ции при­над­ле­жа­ла поло­ви­на паке­та акций, рабо­та­ла как на внут­рен­них про­мыш­лен­ных потре­би­те­лей, так и на экс­порт (10% гене­ра­ции ухо­ди­ло в Россию).

Вся эта систе­ма была созда­на на базе ком­плек­са пред­при­я­тий по добы­че мед­ной руды и про­из­вод­ству меди, рас­по­ло­жен­ных в Кара­ган­дин­ской обла­сти. В совет­ское вре­мя этот ком­плекс обслу­жи­вал нуж­ды ВПК, а сей­час его глав­ным кли­ен­том, как мы выяс­ни­ли, явля­ет­ся китай­ская экономика.

Пер­вые гор­ные рабо­ты в Казах­стане нача­лись еще в 1913 году. Они про­во­ди­лись на Жез­каз­ган­ском мед­ном место­рож­де­нии ком­па­ни­ей «Спас­ское акци­о­нер­ное обще­ство», кото­рую воз­глав­лял англи­ча­нин Лес­ли Уркарт. Но реаль­ное про­мыш­лен­ное осво­е­ние реги­о­на нача­лось в годы пер­вых пяти­ле­ток и достиг­ло пика к кон­цу 30‑х годов, когда был запу­щен «Боль­шой Джез­каз­ган» — карье­ры, шах­ты и Джез­каз­ган­ский мед­ный комбинат.

В 1950‑е годы этот ком­плекс пред­при­я­тий был объ­еди­нен в Джез­каз­ган­ский гор­но-метал­лур­ги­че­ский ком­би­нат, на мощ­но­стях кото­ро­го в тот момент про­из­во­ди­лось более 90% всей меди в СССР. В 1987 году ком­би­нат был пре­об­ра­зо­ван в НПО «Джез­каз­ган­цвет­мет», а в 1992 году — в АО «Жез­каз­ган­цвет­мет», кото­рое впо­след­ствии и ста­ло кор­по­ра­ци­ей «Каза­хмыс».

Пре­об­ра­зо­ва­ние в АО запу­сти­ло про­цесс при­ва­ти­за­ции совет­ской моно­по­лии, став­шей досто­я­ни­ем неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на. Но при­ва­ти­за­ция была скры­той и про­во­ди­лась через пере­да­чу ком­плек­са в управ­ле­ние Samsung C&T Deutschland GmbH — под­раз­де­ле­нию корей­ско­го кон­цер­на. Было это в 1995 году.  Через год ком­па­ния Samsung выку­пи­ла у госу­дар­ства 40% акций ком­па­нии, но затем про­да­ла их.  После­до­ва­ла еще целая чере­да стран­ных тран­зак­ций с акци­я­ми, в кото­рых при­нял актив­ное уча­стие тогдаш­ний руко­во­ди­тель кор­по­ра­ции Ли Гон Хи. В 2008 году пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны Южной Кореи обви­ни­ли его в неупла­те нало­гов. По их дан­ным, гла­ва кон­цер­на выку­пал акции у сво­е­го кон­цер­на по зани­жен­ной цене. Это вело к обо­га­ще­нию руко­во­ди­те­ля за счет нане­се­ния убыт­ков Samsung. По ито­гам рас­сле­до­ва­ния Ли Гон Хи был осуж­ден, полу­чив услов­ный срок за укло­не­ние от нало­гов. При­чи­ны мани­пу­ля­ций, кото­рые про­во­дил вла­де­лец кон­цер­на, так и не были раскрыты.

В октяб­ре 2005 года часть акций ком­па­нии была про­да­на на Лон­дон­ской фон­до­вой бир­же широ­ко­му кру­гу инве­сто­ров. Осо­бую роль сре­ди них игра­ли Вла­ди­мир Ким и Олег Новачук.

Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич Ким начал свою карье­ру в мед­ном биз­не­се в 1995 году, заняв пост Управ­ля­ю­ще­го дирек­то­ра и Глав­но­го испол­ни­тель­но­го дирек­то­ра АО «Жез­каз­ган­цвет­мет». Это назна­че­ние слу­чи­лось в тот момент, когда ком­па­ния была пере­да­на в управ­ле­ние под­раз­де­ле­нию корей­ско­го кон­цер­на Samsung. В декаб­ре 2000 года Ким был избран уже Пред­се­да­те­лем Сове­та Дирек­то­ров ком­па­нии, ока­зав­шись вла­дель­цем круп­ней­ше­го паке­та (25,7%) акций кор­по­ра­ции (он кон­тро­ли­ро­вал это пакет через кор­по­ра­цию Cuprum Holding Limited).

Олег Нова­чук до 2005  года вла­дел 12% кор­по­ра­ции «Каза­хмыс» (через Harper Finance LTD), но после раз­ме­ще­ния на Лон­дон­ской бир­же раз­мер его паке­та умень­шил­ся до 5,6% акций (на 2011 год).

Сто­ит отме­тить, что в 2005 году при раз­ме­ще­нии акций на Лон­дон­ской бир­же вопро­сов к ком­па­нии не было. Одна­ко в 2010 году они появи­лись. В Лон­доне заду­ма­лись, кто все-таки кон­тро­ли­ру­ет евразий­скую мед­ную моно­по­лию. В рас­сле­до­ва­нии, про­ве­ден­ном бри­тан­ской НПО «Гло­бал вит­несс», гово­ри­лось о тес­ных свя­зях акци­о­не­ров «Каза­хмы­са» с пер­вым пре­зи­ден­том Казах­ста­на Нур­сул­та­ном Назарбаевым.

Инте­рес­но, что вре­мя пуб­ли­ка­ции рас­сле­до­ва­ния «Гло­бал вит­несс» сов­па­ло с при­ня­ти­ем «Каза­хмы­сом» новой инве­сти­ци­он­ной про­грам­мы, кото­рую соби­рал­ся финан­си­ро­вать Банк раз­ви­тия Китая.

Китайский план

Слу­чай­ным это было или нет, ска­зать слож­но, но упо­мя­ну­тая выше инве­сти­ци­он­ная про­грам­ма ради­каль­но меня­ла поло­же­ние дел в самой кор­по­ра­ции. Вме­сто добы­чи руды из хоро­шо раз­ве­дан­ных место­рож­де­ний с после­ду­ю­щим про­из­вод­ством каче­ствен­ной меди, кото­рая постав­ля­лась на миро­вой рынок, ком­па­ния при­сту­пи­ла к раз­ра­бот­ке карье­ров и про­да­жи кон­цен­тра­та в Китай. Это был совер­шен­но дру­гой по мас­шта­ба­ми мар­жи­наль­но­сти биз­нес, кото­рый соби­рал­ся финан­си­ро­вать Банк раз­ви­тия Китая.

Банк раз­ви­тия Китая выде­лял более 4 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров на раз­ра­бот­ку двух круп­ных место­рож­де­ний меди — Акто­гай и Бозша­коль. День­ги про­хо­ди­ли через кас­су казах­стан­ско­го гос­хол­дин­га ФНБ «Самрук-Казы­на», что при­да­ло это­му кре­ди­ту меж­го­су­дар­ствен­ный харак­тер. Добы­тая с новых место­рож­де­ний руда в обо­га­щен­ном виде долж­на была отправ­лять­ся на китай­ские меде­пла­виль­ные заво­ды. Таким обра­зом, эта про­грам­ма вела к уско­рен­но­му раз­ви­тию сырье­вой базы для китай­ской индустрии.

В сред­нем за пяти­лет­ку — с 2008 года по 2012 год  — про­да­жи в Китай обес­пе­чи­ва­ли уже око­ло 45% всех дохо­дов Kazakhmys Mining — метал­лур­ги­че­ско­го под­раз­де­ле­ния  «Каза­хмы­са» того вре­ме­ни ( в него не вхо­дил энер­ге­ти­че­ский диви­зи­он кон­цер­на). А в 2012 году в Китай было выве­зе­но око­ло 80% всей меди «Каза­хмы­са».

То есть совер­шен­но неваж­но в этой ситу­а­ции, кто был вла­дель­цем кор­по­ра­ции, так как ее рыноч­ная модель опре­де­ля­лась преж­де все­го финан­со­вой и товар­ной логистикой.

Геополитика “Казахмыса”

Все­го на тер­ри­то­рии Казах­стан раз­ве­да­но более 90 место­рож­де­ний меди. Теку­щие запа­сы меди состав­ля­ют око­ло 41 мил­ли­о­на тонн. Это при­мер­но 5% от миро­вых запа­сов. Рес­пуб­ли­ка зани­ма­ет 4‑е место в мире по запа­сам меди после Чили, Индо­не­зии и США.  И тем не менее это­го слиш­ком мало для обес­пе­че­ния нужд Китая. По крайне мере так счи­та­ет руко­вод­ство Казахстана.

В 2012 году министр инду­стрии и новых тех­но­ло­гий Асет Исе­ке­шев сде­лал гром­кое заяв­ле­ние о том, что «раз­ве­дан­ных запа­сов меди и поли­ме­тал­лов в Казах­стане оста­лось на 10–15 лет». Он объ­яс­нил это тем, что гео­ло­го­раз­вед­ка про­во­дит­ся в недо­ста­точ­ном объ­е­ме, в то вре­мя как место­рож­де­ния, откры­тые гео­ло­га­ми еще при СССР, раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся очень интен­сив­но. В резуль­та­те по дан­ным, при­ве­ден­ным Исе­ке­ше­вым, с 2000 года запа­сы меди в стране умень­ши­лись на 2,4 мил­ли­о­на тонн (5,8%).

Это было серьез­ное заяв­ле­ние, учи­ты­вая факт близ­ко­го рас­по­ло­же­ния Исе­ке­ше­ва по отно­ше­нию к пер­во­му пре­зи­ден­ту стра­ны. И осо­бен­но мно­го­зна­чи­тель­ным оно ока­за­лось для «Каза­хмы­са» — глав­но­го про­из­во­ди­те­ля меди в стране. Дело в том, что за год до это­го, летом 2011 года, гене­раль­ный управ­ля­ю­щий дирек­тор кор­по­ра­ции Олег Нова­чук обе­щал казах­стан­ским жур­на­ли­стам, что запа­сов меди на место­рож­де­ни­ях ком­па­нии хва­тит «более чем на 30 лет». Прав­да, ему при­шлось при­знать, что меде­со­дер­жа­щие руды ста­но­вят­ся все бед­нее, и если «10 лет назад содер­жа­ние руды 0,5 % вооб­ще про­ек­том не счи­та­лось, это были про­сто отхо­ды», то сего­дня «содер­жа­ние руды 0,51 % счи­та­ет­ся успеш­ным проектом».

Имен­но на такую добы­чу бед­ных руд были ори­ен­ти­ро­ва­ны новые про­ек­ты «Каза­хмы­са», кото­рые готов был финан­си­ро­вать Банк раз­ви­тия Китая. Туда же нача­ли под­тя­ги­вать­ся китай­ские под­ряд­чи­ки, кото­рые вытес­ня­ли преж­ние фир­мы из чис­ла турец­ких концернов.

Но самое глав­ное, в новых рай­о­нах добы­чи не было ника­ких меде­пла­виль­ных заво­дов, и стро­и­тель­ство их не пла­ни­ро­ва­лось. ГОКи долж­ны были отгру­жать про­дук­цию пря­мо в Китай, кото­рый гео­гра­фи­че­ски бли­же к новым место­рож­де­ни­ям, чем ста­рые цен­тры мед­ной металлургии.

Реструктуризация. ТОО «Корпорация Казахмыс»

В 2014 году новая гео­гра­фи­че­ская реаль­ность была закреп­ле­на новым юри­ди­че­ским ста­ту­сом. Биз­нес «Каза­хмы­са» был ради­каль­но реструк­ту­ри­ро­ван. Так назы­ва­е­мые «зре­лые» про­ек­ты, рас­по­ло­жен­ные в тра­ди­ци­он­ных цен­трах мед­ной про­мыш­лен­но­сти в цен­траль­ной части Казах­ста­на, были пере­да­ны в состав ТОО «Кор­по­ра­ция Каза­хмыс», вла­дель­ца­ми кото­рой явля­ют­ся Вла­ди­мир Ким и и Эду­ард Огай.

Реше­ние об этой пере­да­че было одоб­ре­но 15 авгу­ста 2014 года. С тех пор инфор­ма­ция о раз­ви­тии ком­па­нии ушла из пуб­лич­ной сфе­ры. Но нынеш­ней вес­ной ста­ло извест­но о ради­каль­ных пере­ме­нах в систе­ме ее управ­ле­ния. 14 апре­ля 2020 года пред­се­да­тель Прав­ле­ния ТОО «Кор­по­ра­ция Каза­хмыс» Эду­ард Огай назна­чил сво­им пер­вым заме­сти­те­лем Андрея Гай­ди­на, за кото­рым, как счи­та­ет­ся, сто­ят рос­сий­ские интересы.

Ока­зав­шись без под­держ­ки сто­рон­них акци­о­не­ров, ком­па­ния, вполне веро­ят­но, может стать лег­кой добы­чей рос­сий­ских кор­по­ра­ций, актив­но раз­ви­ва­ю­щих мед­ный биз­нес в сосед­них с Казах­ста­ном областях.

Что­бы уве­ли­чить схе­му, клик­ни­те на нее мыш­кой. Два кли­ка дают наи­боль­ший масштаб.

Все пер­спек­тив­ные про­ек­ты, ори­ен­ти­ро­ван­ные на добы­чу сырья, оста­лись в соста­ве «ста­ро­го Каза­хмы­са», заре­ги­стри­ро­ван­но­го в Лон­доне и  пере­име­но­ван­но­го в KAZ Minerals PLC. Акции имен­но этой кор­по­ра­ции сей­час тор­гу­ют­ся на Лон­дон­ской фон­до­вой бирже.

Впро­чем, оче­вид­но уже в 2021 году ком­па­ния утра­тит ста­тус пуб­лич­ной кор­по­ра­ции. Част­ная инве­сти­ци­он­ная ком­па­ния Nova Resources B.V., заре­ги­стри­ро­ван­ная в Гол­лан­дии, пред­ло­жи­ла акци­о­не­рам выку­пить у них акции с 12%-й пре­ми­ей к цене закры­тия на 27 октяб­ря 2020-го года. Сто­и­мость всей ком­па­нии оце­ни­ва­ет­ся в 3 мил­ли­ар­да бри­тан­ских фун­тов стер­лин­гов. Выкуп будет финан­си­ро­вать рос­сий­ский банк ВТБ, но сама ком­па­ния Nova Resources B.V.  заяв­ля­ет­ся как под­кон­троль­ная Вла­ди­ми­ру Киму и Оле­гу Нова­чу­ку, кото­рым при­над­ле­жат сей­час почти 40% акций KAZ Minerals (Киму — око­ло 31,6%, Нова­чу­ку — око­ло 7,8%).

Для при­об­ре­те­ния ком­па­нии необ­хо­ди­мо полу­чить одоб­ре­ние боль­шин­ства голо­су­ю­щих акци­о­не­ров, вла­де­ю­щих 75% акций, за исклю­че­ни­ем тех акций, кото­рые нахо­дят­ся в соб­ствен­но­сти или под кон­тро­лем Вла­ди­ми­ра Кима и Оле­га Новачука.

По мне­нию Нова­чу­ка, дол­го­сроч­ные инте­ре­сы KAZ Minerals будут луч­ше все­го соблю­де­ны в каче­стве част­ной ком­па­нии. Веро­ят­нее все­го, это объ­яс­ня­ет­ся более выгод­ны­ми усло­ви­я­ми при­вле­че­ния заем­но­го финан­си­ро­ва­ния по срав­не­нию с эмис­си­ей акций в инте­ре­сах внеш­них инвесторов.

Что­бы уве­ли­чить схе­му, клик­ни­те на нее мыш­кой. Два кли­ка дают наи­боль­ший масштаб.

Проекты китайского роста

Осно­ву биз­не­са KAZ Minerals состав­ля­ют два круп­ных про­ек­та, кото­рые име­ну­ют­ся про­ек­та­ми роста. Это место­рож­де­ния Бозша­коль и Акто­гай, раз­ра­бот­ку кото­рых  пра­ви­тель­ство Казах­ста­на счи­та­ет круп­ней­шей инду­стри­аль­ной строй­кой стра­ны за послед­ние 50 лет.

Место­рож­де­ния пред­став­ля­ют собой карье­ры, из кото­рых откры­тым спо­со­бом извле­ка­ет­ся руда. Огром­ное коли­че­ство самой руды и низ­кие издерж­ки по добы­че ком­пен­си­ру­ют низ­кое содер­жа­ние меди в гор­ной породе.

Запа­сы Бозша­ко­ля оце­ни­ва­ют­ся в 992 млн тонн. Содер­жа­ние меди в руде состав­ля­ет здесь в сред­нем око­ло 0,36%. По рас­че­там, место­рож­де­ние поз­во­лит добы­вать еже­год­но око­ло 100 тыся тонн меди на про­тя­же­нии деся­ти лет.

Запа­сы Акто­гая состав­ля­ют 1604 млн тонн мине­раль­ных ресур­сов с еще мень­шим содер­жа­ни­ем меди — 0,33%. Объ­е­мы добы­чи сей­час состав­ля­ют око­ло 146 тысяч тонн меди в год. Но уже в 2021 году пред­по­ла­га­ет­ся удво­ить этот пока­за­тель. Пред­по­ла­га­е­мый срок экс­плу­а­та­ции место­рож­де­ния – око­ло 25 лет (вклю­чая про­ект расширения).

Боль­шая часть добы­той руды с двух этих место­рож­де­ний, как и пред­по­ла­га­лось, отправ­ля­ет­ся в Китай в виде кон­цен­тра­та, про­из­во­ди­мо­го на ГОКах. И толь­ко неболь­шая часть попа­дет на Бал­хаш­ский меде­пла­виль­ный завод, где на усло­ви­ях тол­лин­га пере­плав­ля­ет­ся в катод­ную медь. По дан­ным финан­со­во­го отче­та, в 2019 году на плав­ку было отправ­ле­но 13,6 тысяч тонн мед­но­го кон­цен­тра­та с Бозша­ко­ля и 43,7 тысяч тонн — с Акто­гая. В этом же отче­те такие постав­ки объ­яс­ня­ют­ся нали­чи­ем доступ­ных меде­пла­виль­ных мощ­но­стей и при­вле­ка­тель­ны­ми условиями.

В состав KAZ Minerals вхо­дит так­же про­ект Бозым­чак — место­рож­де­ние откры­то­го типа, рас­по­ло­жен­ное на юго-запа­де Кыр­гыз­ста­на. По сво­им мас­шта­бам он серьез­но усту­па­ет Бозша­го­лю и Акто­гаю (в 2019 году на место­рож­де­нии были добы­ты 1 081 тыс. тонн руды из кото­рой было про­из­ве­де­но 7.3 тыс. тонн меди). Но зато содер­жа­ние меди в руде здесь состав­ля­ет 0,82%, что суще­ствен­но выше, чем на круп­ных проектах.

Кро­ме откры­тых карье­ров KAZ Minerals добы­ва­ет руду из трех под­зем­ных руд­ни­ков, рас­по­ло­жен­ных в Восточ­ном Казах­стане. На этих место­рож­де­ни­ях содер­жа­ние меди в руде пре­вы­ша­ет 2%. В 2019 году из шахт было под­ня­то око­ло 3,0 млн тонн руды и про­из­ве­де­на 51 тыся­ча тонн меди.

Но насто­я­щие пер­спек­ти­вы для биз­не­са KAZ Minerals свя­за­ны с еще не начав­шим­ся про­ек­том Баим­ская, кото­рый будет реа­ли­зо­вы­вать­ся в Рос­сии на Чукот­ском полу­ост­ро­ве. Здесь рас­по­ло­же­но место­рож­де­ние Пес­чан­ка — одно из круп­ней­ших в мире неосво­ен­ных место­рож­де­ний меди. Здесь может быть добы­то 9,5 млн тонн меди при сред­нем содер­жа­нии 0,43% это­го метал­ла в руде. В янва­ре 2019 года KAZ Minerals запла­ти­ла за пра­во раз­ра­бот­ки Баим­ской  900 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США.

На место­рож­де­нии будут обу­стро­е­ны три карье­ра и постро­ен ГОК. Это будет про­ект века для Чукот­ки. Здесь же будет обу­стро­е­на вся инфра­струк­ту­ра — вах­то­вый посе­лок для гор­ня­ков, аэро­дром и дру­гие вспо­мо­га­тель­ные объ­ек­ты. Общая сум­ма инве­сти­ций оце­ни­ва­ет­ся в 7 мил­ли­ар­дов  дол­ла­ров США.

Баим­ский ГОК будет про­из­во­дить 1,5 млн тонн мед­но­го кон­цен­тра­та. Заво­дов по выпус­ку про­ка­та из меди и ее спла­вов на Даль­нем Восто­ке Рос­сии нет. Глав­ным потре­би­те­лем сырья меди ста­нет все тот же Китай. Таким обра­зом, скла­ды­ва­ет­ся весь­ма инте­рес­ная кар­ти­на: казах­стан­ская кор­по­ра­ция будет кри­ти­че­ски зави­сеть от досту­па к рос­сий­ским акти­вам на Чукот­ке и досту­пу на китай­ский рынок. Без каких-либо альтернатив.

Источ­ник: http://klepto.asia/

архивные статьи по теме

Азию затянуло в мировые долги

Через парк Победы проложат дорогу?

Украину беспокоят репрессии в Казахстане