17 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

Из арестанта в президенты

Что изменилось в Кыргызстане за 10 дней после революции

Собы­тия в Кыр­гыз­стане раз­ви­ва­ют­ся стре­ми­тель­но: после захва­та про­те­сту­ю­щи­ми зда­ния пар­ла­мен­та и пре­зи­дент­ской рези­ден­ции про­шло все­го 10 дней, но власть уже пол­но­стью поме­ня­лась. Несмот­ря на заяв­ле­ния Крем­ля о заин­те­ре­со­ван­но­сти в сохра­не­нии ста­тус-кво, пре­зи­дент Жээн­бе­ков подал в отстав­ку — не помог даже спе­ци­аль­ный визит в Биш­кек вице-пре­мье­ра Дмит­рия Коза­ка. В ситу­а­ции без­вла­стия самым быст­рым ока­зал­ся вче­раш­ний заклю­чен­ный Садыр Жапа­ров, сумев­ший ней­тра­ли­зо­вать экс-пре­зи­ден­та Атам­ба­е­ва, так­же толь­ко что осво­бож­ден­но­го из тюрь­мы «рево­лю­ци­о­не­ра­ми». Жапа­ров стал и.о. пре­зи­ден­та, но за его спи­ной посто­ян­но при­сут­ству­ет Камчы­бек Таши­ев, в свою оче­редь полу­чив­ший пост гла­вы госбезопасности.

Вече­ром 5 октяб­ря 2020 года экс-депу­тат Жогор­ку Кене­ша (пар­ла­мен­та Кыр­гыз­ста­на) Садыр Нур­го­жо­е­вич Жапа­ров мир­но отбы­вал свой срок заклю­че­ния в 11,5 лет за захват залож­ни­ка (пол­пре­да пре­зи­ден­та в Иссык-куль­ской обла­сти), яко­бы совер­шен­ный им в 2013 году. При­го­вор Жапа­ро­ву был выне­сен в 2017 году и — даже в слу­чае УДО — он мог вый­ти на сво­бо­ду не рань­ше 2026 года.

Как и боль­шин­ство граж­дан Кыр­гыз­ста­на, Садыр Жапа­ров, оче­вид­но, имел в этот вечер воз­мож­ность наблю­дать в пря­мом эфи­ре бур­ный митинг про­те­ста у стен Бело­го дома (рези­ден­ции пре­зи­ден­та и пар­ла­мен­та), собран­ный коа­ли­ци­ей две­на­дца­ти пар­тий, не вошед­ших в пар­ла­мент по ито­гам состо­яв­ших­ся нака­нуне пар­ла­мент­ских выбо­ров. Коа­ли­ция не без осно­ва­ний сочла их неспра­вед­ли­вы­ми: прак­ти­че­ски нет сомне­ний в том, что резуль­та­ты выбо­ров были сфаль­си­фи­ци­ро­ва­ны в резуль­та­те мас­штаб­но­го при­ме­не­ния адми­ни­стра­тив­но­го ресур­са и под­ку­па голо­сов со сто­ро­ны двух про­власт­ных пар­тий, объ­яв­лен­ных побе­ди­те­ля­ми, — «Бирим­дик» и «Меке­ним Кыргызстан».

Воз­мож­но, ещё более зна­чи­мой — хотя и не столь явной — при­чи­ной недо­воль­ства выбо­ров ста­ло то, что, соглас­но офи­ци­аль­ным ито­гам, в 120-мест­ном пар­ла­мен­те стра­ны мог­ло бы ока­зать­ся око­ло 100 депу­та­тов, пред­став­ля­ю­щих южные кла­ны стра­ны. Для Кыр­гыз­ста­на, исто­ри­че­ски, гео­гра­фи­че­ски и даже отча­сти мен­таль­но раз­де­лен­но­го на Юг и Север, это было бы неоправ­дан­но серьез­ным дис­ба­лан­сом в реги­о­наль­ной кар­тине парламента.

Когда пар­тий­ные «про­те­стан­ты» поки­ну­ли позд­ним вече­ром 5 октяб­ря цен­траль­ную пло­щадь сто­ли­цы, Ала-Тоо, ночью там появи­лись дру­гие люди, гораз­до более агрес­сив­но настро­ен­ные. Они, исполь­зуя пожар­ную маши­ну в каче­стве тара­на, про­би­ли огра­ду Бело­го дома, ворва­лись вовнутрь, немно­го пома­ро­дер­ство­ва­ли в пре­зи­дент­ском каби­не­те — всё это было в пря­мом эфи­ре — и затем, раз­де­лив­шись на груп­пы (а может, это были уже дру­гие груп­пы), рину­лись в сто­ро­ну СИЗО коми­те­та нац­без­опас­но­сти и испра­ви­тель­ной коло­нии N 1, что­бы на гребне оче­ред­ной «рево­лю­ции» осво­бо­дить быв­ше­го пре­зи­ден­та Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва, экс-пре­мье­ра Сапа­ра Иса­ко­ва, дру­гих вид­ных заклю­чён­ных, а, глав­ное, как ста­ло ясно через пару дней, экс-депу­та­та и буду­ще­го вре­мен­но­го гла­ву госу­дар­ства Сады­ра Жапарова.

Пре­зи­дент Кыр­гыз­ста­на Соорон­бай Жээн­бе­ков не стал дожи­дать­ся маро­де­ров в сво­ём каби­не­те: преду­смот­ри­тель­но захва­тив пре­зи­дент­ские штан­дар­ты, вме­сте с бли­жай­шим окру­же­ни­ем он поки­нул Белый дом и скрыл­ся в неиз­вест­ном направ­ле­нии. Суще­ствен­но, что Жээн­бе­ков не отдал при­каз сило­ви­кам при­ме­нить ору­жие про­тив напа­дав­ших. Таким обра­зом, он учёл уро­ки пер­вых двух пере­во­ро­тов или рево­лю­ций — как кому угод­но счи­тать — и не стал про­ли­вать кровь ради удер­жа­ния власти.

С дру­гой сто­ро­ны, пре­зи­дент Жээн­бе­ков не стал заяв­лять и о сло­же­нии сво­их пол­но­мо­чий, что поз­во­ля­ло назы­вать собы­тия 5–6 октяб­ря «недо­пе­ре­во­ро­том». На сле­ду­ю­щее утро после исчез­но­ве­ния гла­вы госу­дар­ства пода­ли в отстав­ку пре­мьер-министр Боро­нов, спи­кер пар­ла­мен­та Джу­ма­бе­ков и ряд мини­стров, в т.ч. сило­вых. Мно­гие депу­та­ты сочли за бла­го уехать подаль­ше из сто­ли­цы, неко­то­рые из них — даже за границу…

ЦИК Кыр­гыз­ста­на в этот же день объ­явил пар­ла­мент­ские выбо­ры несо­сто­яв­ши­ми­ся. Побе­да про­те­сту­ю­щих упа­ла им в руки настоль­ко неожи­дан­но, что они растерялись.

Собы­тия раз­ви­ва­лись стре­ми­тель­но. Власть в Кыр­гыз­ской рес­пуб­ли­ке реаль­но валя­лась на зем­ле и, каза­лось, что эта зем­ля — на тех пло­ща­дях Биш­ке­ка, где соби­ра­лись тол­пы сто­рон­ни­ков раз­лич­ных пуб­лич­ных дея­те­лей, — быв­ших заклю­чён­ных, буду­щих депу­та­тов и даже пре­мьер-мини­стров. Это вовсе не шут­ка — имен­но на пло­ща­ди отдель­ные смель­ча­ки уже про­воз­гла­ша­ли себя пре­мьер-мини­стра­ми, отка­зы­вая в этом пра­ве тем, кто делал это на сосед­ней площади.

Тут важ­но понять, что долж­ность гла­вы пра­ви­тель­ства в Кыр­гыз­стане не столь­ко «рас­стрель­ная», сколь­ко этап­ная для ува­жа­ю­ще­го себя поли­ти­ка, — тех, кто в сво­ей био­гра­фии может обо­зна­чить себя строч­кой «экс-пре­мьер», за непол­ных 28 лет неза­ви­си­мо­сти было в стране боль­ше 30 человек(!).

Так­же 6 октяб­ря, т.е наут­ро после осво­бож­де­ния пре­мье­ром про­воз­гла­сил себя Садыр Жапа­ров. Леги­тим­ность в этом каче­стве он поста­рал­ся при­об­ре­сти на собра­нии части депу­та­тов Жогор­ку Кене­ша. Неваж­но, что там было менее поло­ви­ны 120-мест­но­го депу­тат­ско­го кор­пу­са — как ока­за­лось, глав­ное было сде­лать заяв­ку первым.

Доволь­но быст­ро выяс­ни­лось, что за Жапа­ро­вым сто­ит вну­ши­тель­ная груп­па под­держ­ки. Зри­мым ее выра­же­ни­ем был хоро­шо извест­ный в стране экс-депу­тат Камчы­бек Таши­ев, кото­рый неустан­но, как тень, сопро­вож­дал Жапа­ро­ва абсо­лют­но на всех его встре­чах — будь то с депу­та­та­ми, на пло­ща­ди или с самим пре­зи­ден­том Жээн­бе­ко­вым. Сво­им исклю­чи­тель­но народ­ным тем­пе­ра­мен­том Таши­ев хоро­шо изве­стен сооте­че­ствен­ни­кам. Осо­бен­но памя­тен он бур­ным про­те­стом про­тив неспра­вед­ли­во­сти вла­сти, когда, воз­гла­вив сво­их сто­рон­ни­ков в оче­ред­ном похо­де на Белый дом, Таши­ев пер­вым пере­лез через его огра­ду, где и был мир­но деак­ти­ви­ро­ван охра­ной. Кыр­гыз­ские СМИ и неко­то­рые наблю­да­те­ли, отме­чая еже­час­ное при­сут­ствие Таши­е­ва рядом с Жапа­ро­вым, дели­кат­но наме­ка­ли на его роль смот­ря­ще­го за буду­щим, пусть и вре­мен­ным, но лиде­ром страны.

Улич­ная и опре­де­лён­но «тене­вая» под­держ­ка груп­пы Жапа­ро­ва-Таши­е­ва обес­пе­чи­ла ей явное пре­иму­ще­ство над сто­рон­ни­ка­ми так­же осво­бож­дён­но­го экс-пре­зи­ден­та Атам­ба­е­ва, кото­рый был акти­вен лишь несколь­ко суток и успел толь­ко пуб­лич­но ска­зать спа­си­бо сво­им осво­бо­ди­те­лям, пото­му что «они ему как дети». Жапа­ров, ощу­щая себя побе­ди­те­лем в схват­ке с быв­ши­ми про­тив­ни­ка­ми, глав­ным из кото­рых был экс-пре­зи­дент, стре­мил­ся выгля­деть бла­го­род­ным и не мстить обид­чи­кам. После пол­но­мас­штаб­ной вой­ско­вой опе­ра­ции по воз­вра­ще­нию Атам­ба­е­ва из его заго­род­но­го дома обрат­но в СИЗО, све­же­на­зна­чен­ный пре­мьер насто­ял на его пере­во­де под домаш­ний арест. О каких-либо юри­ди­че­ских обос­но­ва­ни­ях и, тем более, о судеб­ных реше­ни­ях отно­си­тель­но судь­бы тех или пер­сон, нахо­дя­щих­ся в ста­ту­се осуж­дён­ных, в нынеш­ней кыр­гыз­ской сму­те речи не идёт.

Утром 16 октяб­ря на засе­да­нии пар­ла­мен­та депу­та­ты при­ня­ли отстав­ку пре­зи­ден­та Жээн­бе­ко­ва и согла­си­лись с тем, что обя­зан­но­сти и.о. пре­зи­ден­та будет испол­нять пре­мьер-министр Жапа­ров. Это­му пред­ше­ство­вал отказ спи­ке­ра пар­ла­мен­та Кана­та Иса­е­ва, кото­ро­му по кон­сти­ту­ции над­ле­жа­ло вре­мен­но испол­нять обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та. Иса­ев объ­яс­нил отказ «мораль­ны­ми сооб­ра­же­ни­я­ми», посколь­ку пол­но­мо­чия пар­ла­мен­та исте­ка­ют через несколь­ко недель.

Быв­ший вице-пре­зи­дент и экс-пре­мьер Кыр­гыз­ста­на Феликс Кулов, ссы­ла­ясь на ста­тью 23 зако­на о Чрез­вы­чай­ном поло­же­нии, ука­зал, что во вре­мя вве­дён­но­го ЧП нель­зя пере­да­вать пол­но­мо­чия от пре­зи­ден­та спи­ке­ру, и от спи­ке­ра — пре­мье­ру. Депу­та­ты отре­а­ги­ро­ва­ли момен­таль­но, вве­ден­ное до 19 октяб­ря ЧП было отменено.

Экс­пер­ты авто­ри­тет­ной в рес­пуб­ли­ке пра­во­вой кли­ни­ки «Адилет» после реше­ний, при­ня­тых 16 октяб­ря пар­ла­мен­том, ука­за­ли на дру­гие допу­щен­ные ими нару­ше­ния кон­сти­ту­ции. В част­но­сти, в законе не про­пи­са­но осно­ва­ний, допус­ка­ю­щих доб­ро­воль­ный отказ спи­ке­ра от пере­да­ва­е­мых ему пол­но­мо­чий пре­зи­ден­та. Кро­ме того, и.о. пре­зи­ден­та не может бал­ло­ти­ро­вать­ся на досроч­ных пре­зи­дент­ских выбо­рах и даже не может изби­рать­ся депу­та­том пар­ла­мен­та на повтор­ных пар­ла­мент­ских выборах.

Одна­ко, учи­ты­вая тот «пие­тет», кото­рый твор­цы нынеш­ней кыр­гыз­ской сму­ты испы­ты­ва­ют к зако­нам и кон­сти­ту­ции, они, веро­ят­но, най­дут воз­мож­ность при­стро­ить зако­ны под свои нуж­ды. Так, к при­ме­ру, посту­пил в свое вре­мя и экс-пре­зи­дент Алмаз­бек Атам­ба­ев, когда в 2010 году про­игно­ри­ро­вал вве­дён­ное в нынеш­нюю кон­сти­ту­цию им же самим, вме­сте с сорат­ни­ка­ми по Вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству, обя­за­тель­ство не вно­сить в неё поправ­ки до 2020 года. Заме­тим, что в кон­це кон­цов это пре­не­бре­же­ние зако­ном сто­и­ло ему свободы…

Впро­чем, глав­ный бене­фи­ци­ар нынеш­ней сму­ты, пре­мьер Жапа­ров, пред­ста­ви­тель Иссык-Куль­ско­го кла­на в пест­ром поли­ти­че­ском спек­тре стра­ны и экс-депу­тат счи­тав­шей­ся наци­о­на­ли­сти­че­ской пар­тии «Ата-Журт», счи­та­ет, что про­изо­шед­шее не было рево­лю­ци­ей. С этим труд­но не согла­сить­ся, но вот с тем, что, как утвер­жда­ет Жапа­ров, власть поме­ня­лась закон­ным обра­зом, согла­сить­ся уже труднее.

Уве­рен­ность в том, что нынеш­ние пер­тур­ба­ции в Кыр­гыз­стане не послед­ние, пита­ет­ся и той напо­ри­сто­стью, с кото­рой Жапа­ров сме­та­ет все пре­пят­ствия на сво­ём пути. Экс-пре­мьер Феликс Кулов, кото­рый утром 15 октяб­ря вме­сте с экс-пре­зи­ден­том Розой Отун­ба­е­вой и дву­мя экс-спи­ке­ра­ми пар­ла­мен­та посе­тил пре­зи­ден­та Жээн­бе­ко­ва, объ­яс­няя ему необ­хо­ди­мость сохра­не­ния сво­их пол­но­мо­чий до про­ве­де­ния новых пар­ла­мент­ских выбо­ров и объ­яв­ле­ния пре­зи­дент­ских выбо­ров, был уве­рен, что их дово­ды убе­ди­ли президента.

«Одна­ко, сра­зу после нас, — гово­рит Кулов, — к нему зашли Жапа­ров и Таши­ев и, уж не знаю, что такое они ска­за­ли ему, но пре­зи­дент объ­явил после это­го о сво­ей отставке…»

Дей­стви­тель­но, мож­но толь­ко дога­ды­вать­ся, что и от име­ни кого они ска­за­ли пре­зи­ден­ту. За пару дней до это­го вице-спи­кер пар­ла­мен­та Аида Каса­ма­ли­е­ва обви­ни­ла сто­рон­ни­ков Жапа­ро­ва в ока­зы­ва­е­мом ими дав­ле­нии на неё, вплоть до угро­зы изна­си­ло­ва­ния, что­бы она не пре­пят­ство­ва­ла назна­че­нию его пре­мьер-мини­стром. Отве­чая на обви­не­ния, Жапа­ров пред­по­ло­жил, что за угро­за­ми мог­ли сто­ять «вто­рая или тре­тья сила».

В ито­ге, как ска­зал 16 октяб­ря теперь уже на исто­ри­че­ском засе­да­нии Жогор­ку Кене­ша экс-спи­кер Омур­бек Теке­ба­ев, обра­ща­ясь к Жапа­ро­ву: «В ваших руках без­гра­нич­ная власть. Я вам не зави­дую, ситу­а­ция слож­ная». И отме­тил роль вер­но­го ору­же­нос­ца пре­мьер-мини­стра, Камчы­бе­ка Таши­е­ва, кото­рый, по сло­вам Теке­ба­е­ва, «не толь­ко выз­во­лил из тюрь­мы сво­е­го дру­га, но и воз­вел его на пье­де­стал. Я бы дал ему долж­ность друг-секретарь».

Каза­лось, судя по уже посту­пав­шим из Кыр­гыз­ста­на све­де­ни­ям, «дру­гу-сек­ре­та­рю» пре­мье­ра най­дёт­ся рабо­та после бег­ства из стра­ны быв­ше­го «глав­но­го по таможне» Рай­ым­бе­ка Мат­ра­и­мо­ва, кон­тро­ли­ро­вав­ше­го пото­ки кон­тра­бан­ды через гра­ни­цу… Но уже спу­стя пару часов после засе­да­ния пар­ла­мен­та Камчы­бек Таши­ев был назна­чен гла­вой Гос­ко­ми­те­та нац­без­опас­но­сти. Силь­ное решение…

Стране пред­сто­ят труд­ные вре­ме­на: нуж­но испол­нять бюд­жет нынеш­не­го года, фор­ми­ро­вать бюд­жет буду­ще­го года. День­ги — осо­бен­но налич­ные — нуж­ны уже сего­дня, осо­бен­но после отка­за Моск­вы финан­си­ро­вать Кыр­гыз­стан до ста­би­ли­за­ции там обста­нов­ки. Во вре­мя визи­та в Биш­кек замгла­вы крем­лев­ской адми­ни­стра­ции Дмит­рия Коза­ка и его встре­чи с пре­зи­ден­том Жээн­бе­ко­вым он дал тому понять, что в Москве не заин­те­ре­со­ва­ны в его отстав­ке. Ещё до поезд­ки Коза­ка офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель Пути­на Дмит­рий Пес­ков гово­рил, что «мы пыта­ем­ся нащу­пать в Кыр­гыз­стане твёр­дую поч­ву под ногами».

Ока­жет­ся ли новый вре­мен­ный началь­ник этой гор­ной и гор­дой стра­ны в этом смыс­ле доста­точ­но твёр­до­поч­вен­ным, гово­рить рано.

Когда-то, после ухо­да пято­го кир­гиз­ско­го пре­зи­ден­та Атам­ба­е­ва в отстав­ку, авто­ру при­шлось отме­тить, что все кыр­гыз­ские пре­зи­ден­ты, начи­ная с Ака­е­ва, так или ина­че пере­ста­ва­ли ими быть в воз­расте 61 года. Сады­ру Жапа­ро­ву сего­дня 51 год. Что из это­го сле­ду­ет, не берусь ска­зать. Тра­ди­ции в Кыр­гыз­стане могут ока­зать­ся креп­че, чем власть…

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Чем выше пост — тем больше кусок пирога

Как я съездил в Израиль

“Убеженцы демократии”. Тайные явки казахской оппозиции в Бишкеке

Editor