6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

“Известий” и “Правды” нет, остался “Труд” за три копейки

При­мер­но к тако­му анек­до­тич­но­му выво­ду при­шли участ­ни­ки чет­вер­то­го засе­да­ния Евразий­ско­го Медиа­фо­ру­ма – 2012. На нем обсуж­да­лась тема двой­ных стан­дар­тов в СМИ, пишу­щих на весь­ма щепе­тиль­ные темы: от цвет­ных рево­лю­ций до граж­дан­ской вой­ны в Сирии. 

 

Автор: Лидия ШМИДТ

 

Под­бор участ­ни­ков засе­да­ния был весь­ма пест­рым — от Рос­сии до Егип­та. Вот толь­ко казах­стан­цам сре­ди них места поче­му-то не нашлось. То ли в оте­че­ствен­ном инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве нет про­бле­мы двой­ных стан­дар­тов, то ли есть, но обсуж­дать ее не принято.

Моде­ра­то­ром засе­да­ния высту­пил эпа­таж­ный рос­сий­ский жур­на­лист, веду­щий про­грам­мы «В кон­тек­сте» Мак­сим Шев­чен­ко. С само­го нача­ла он заявил, что в наше вре­мя сам до кон­ца не может понять, что же такое эти двой­ные стандарты.

 

- Где грань для жур­на­ли­сти­ки сего­дня? — голо­сом про­ро­ка вызвал он. — Меж­ду пого­ней за жаре­ным фак­том, за под­ня­ти­ем рей­тин­га, за раз­ви­ти­ем биз­не­са, за транс­ля­ци­ей тако­го обра­за собы­тий, кото­рый явля­ет­ся про­да­ва­е­мым, и сле­до­ва­ни­ем прав­де! Прав­де, кото­рая может быть непри­ят­на зри­те­лю, не понят­на зри­те­лю, а может быть непри­ят­на и непо­нят­на еще и вла­стям, на тер­ри­то­рии кото­рых дей­ству­ют совре­мен­ные СМИ. 

Не ска­жем за весь мир, но на тер­ри­то­рии, на кото­рой про­хо­дил медиа­фо­рум, жизнь СМИ, пуб­ли­ку­ю­ще­го прав­ду, непри­ят­ную и непо­нят­ную вла­стям, будет яркой и впе­чат­ля­ю­щей. Но — недолгой.

Даешь плю­ра­лизм!

Судя по сло­вам моде­ра­то­ра, наи­бо­лее откры­той и сво­бод­ной стра­ной явля­ет­ся… не удив­ляй­тесь… Россия.

- Мы лег­ко гово­рим о Сирии, о Ливии, и мы видим, что есть две непри­ми­ри­мые точ­ки зре­ния, кото­рые борют­ся за пра­во посту­ли­ро­вать исти­ну, — отме­тил в сво­ем выступ­ле­нии Мак­сим Шев­чен­ко. - С точ­ки зре­ния Запа­да: Кад­да­фи пло­хой, оппо­зи­ция хоро­шая. Есть и иная точ­ка зре­ния — Кад­да­фи при­но­сил поль­зу сво­е­му наро­ду, а оппо­зи­ция явля­ет­ся аме­ри­кан­ской аген­ту­рой. Могу ска­зать, что эти точ­ки зре­ния вполне кон­ку­ри­ру­ют, в медий­ном про­стран­стве. К сожа­ле­нию, про­стран­ство запа­да на мой взгляд оно с един­ствен­ной точ­кой зре­ния. В Рос­сии, напри­мер, мы можем гово­рить, что Кад­да­фи пло­хой и Кад­да­фи хоро­ший. Чест­но ска­жу, в запад­ных медиа­ре­сур­сах я тако­го не встречал. 

Ну как ту не вспом­нить дру­гой застой­ный анек­дот, про сво­бо­ду сло­ва. Про аме­ри­кан­ца, утвер­жда­ю­ще­го, что у него в стране сво­бо­да сло­ва, и что он, без вся­ких послед­ствий, может кри­чать воз­ле Бело­го дома, что пре­зи­дент США — дурак. И про рус­ско­го, заве­ря­ю­ще­го аме­ри­кан­ца, что он тоже сво­бо­ден и тоже может без про­блем покри­чать на Крас­ной пло­ща­ди, что пре­зи­дент США — дурак и ниче­го ему за это не будет.

- Каким обра­зом, в совре­мен­ном мире, добить­ся от совре­мен­ных медиа объ­ек­тив­но­го пред­став­ле­ния кар­ти­ны реаль­но­сти? — вопро­шал Шев­чен­ко. — Или совре­мен­ные медиа уже заве­до­мо анга­жи­ро­ва­ны вслед­ствие сво­ей зави­си­мо­сти от финан­сов, об биз­не­са, от про­да­ва­е­мо­сти и т.д.?

По мне­нию бри­тан­ско­го пар­ла­мен­та­рия, извест­но­го жур­на­ли­ста Джор­джа Гал­лоуэя, спа­сти ситу­а­цию может толь­ко плю­ра­лизм мнений.

 

- Толь­ко посред­ством про­ли­фе­ра­ции медиа, толь­ко бла­го­да­ря плю­ра­лиз­му СМИ мы можем достичь какой-то прав­ды, — счи­та­ет он. — Как толь­ко инфор­ма­ция посту­па­ет через приз­му каких-нибудь соб­ствен­ни­ков-мил­ли­ар­де­ров, или посред­ством кор­по­ра­ции Буша и Блэ­ра, (кото­рую рань­ше назы­ва­ли Би-Би-Си), тогда идет орто­док­саль­ная оппо­зи­ция бри­та­но-аме­ри­кан­ской поли­ти­ки. Есть так же приз­ма Аль-Джа­зи­ры, когда коро­лев­ская семья будет не толь­ко направ­лять ново­сти, но еще их читать с теле­ка­на­ла. Фак­ти­че­ски осу­ществ­ля­ет­ся суи­цид жур­на­ли­стов в поль­зу внеш­них инте­ре­сов круп­ных неф­те­га­зо­вых госу­дарств. Суще­ству­ет очень мно­го призм. Нуж­но ново­сти, кото­рые посту­па­ют через эти приз­мы, нуж­но рас­смат­ри­вать с осторожностью. 

По мне­нию бри­тан­ца, опти­маль­ным вари­ан­том здесь буде чер­пать инфор­ма­цию из раз­ных источ­ни­ков, из Интер­не­та, радио, теле­ви­де­ния и газет, бла­го сей­час все они доступ­ны совре­мен­но­му чело­ве­ку. Но паль­му объ­ек­тив­но­сти он пред­по­чел отдать Интернету.

- Люди поку­па­ют все мень­ше и мень­ше газет, кото­рые при­над­ле­жат тра­ди­ци­он­ным соб­ствен­ни­кам, — утвер­жда­ет Гал­лоуэй. — Они смот­рят мень­ше и мень­ше теле­ви­зи­он­ных про­грамм, кото­рые предо­став­ля­ют­ся обыч­ны­ми, тра­ди­ци­он­ны­ми про­вай­де­ра­ми. Люди ищут по все­му интер­не­ту инфор­ма­цию, и это демо­кра­тич­но. Я уве­рен, что это гигант­ский шаг впе­ред для журналистики.

Пред­ста­ви­тель Изра­и­ля, гене­раль­ный сек­ре­тарь сове­та по делам прес­сы, Арик Бахар под­черк­нул, что для его стра­ны, (как, впро­чем, и для запад­но­го мира) харак­тер­на боль­шая кон­цен­тра­ция СМИ в руках несколь­ких круп­ных издателей.

 

- Плю­ра­лизм, важ­ный эле­мент здесь, — заявил изра­иль­тя­нин. — Не смот­ря на тот факт, что в Изра­и­ле доста­точ­но боль­шое коли­че­ство зако­нов и норм, кото­рые ино­гда про­ис­тек­ли из бри­тан­ско­го вре­ме­ни, СМИ смог­ли сохра­нить свою жиз­нен­ность. Они дей­стви­тель­но улуч­ша­ют жизнь и здо­ро­вье поли­ти­че­ской систе­мы. СМИ пишут о том, что наш быв­ший пре­зи­дент нахо­дит­ся сей­час в тюрь­ме, и за сек­су­аль­ные пре­ступ­ле­ния. У нас есть боль­шой спи­сок мини­стров финан­сов, кото­рые сидят в тюрь­ме за кор­руп­цию. И СМИ выжи­ли, пере­жи­ли раз­лич­ные попыт­ки со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства заглу­шить неза­ви­си­мые голоса.

По сло­вам Баха­ра сей­час его совет по прес­се уси­лен­но сопро­тив­ля­ет­ся про­тив огра­ни­чи­тель­ных пра­вил для СМИ, кото­рые лоб­би­ру­ет пра­вое кры­ло пар­ла­мен­та. И пока даже побеждает.

- Мож­но прий­ти к выво­ду, что на самом деле жур­на­ли­сти­ка толь­ко услов­но назы­ва­ет­ся сво­бод­ной, — поды­то­жил Шев­чен­ко. — Она носит доста­точ­но при­клад­ной харак­тер, явля­ет­ся инстру­мен­том в руках элит, осу­ществ­ля­ю­щих те или иные гло­баль­ные проекты.

Каж­дый пишет, как он дышит, а чита­ет, как он знает

А вот гла­ва Аме­ри­ка­но-иран­ско­го Сове­та (AIC) Хушан Амирх­ма­ди счи­та­ет, что про­бле­ма тут не в авто­рах и пере­дат­чи­ках инфор­ма­ции, а в зри­те­ле, слу­ша­те­ле и читателе.

 

- Важ­но, что слу­ша­тель и чита­тель дол­жен быть умным, — заявил он. - И чита­тель- слу­ша­тель тоже дол­жен быть обра­зо­ван­ным. Самая боль­шая про­бле­ма у нас, что боль­шин­ство чита­те­лей и слу­ша­те­лей необ­ра­зо­ван­ны, и медиа, как раз таки, поль­зу­ют­ся отсут­стви­ем обра­зо­ва­ния в обще­ствен­но­сти. Мож­но ска­зать, что про­бле­ма медиа, это не кон­троль со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства. Про­бле­ма в том, что они, СМИ, сами себя подавляют.

Гру­бо гово­ря, СМИ нега­тив­но вли­я­ют на зри­те­лей, а зри­те­ли, полу­чая такую инфор­ма­цию, не стре­мят­ся умнеть. И… круг замкнулся.

- Я не буду обоб­щать, — отме­тил он. — Есть хоро­шие СМИ, есть хоро­шие люди, есть кото­рым мож­но дове­рять. Но в целом СМИ сего­дня они име­ют свою направ­лен­ность. Нет тако­го поня­тия, как каче­ствен­ная инфор­ма­ция. СМИ исполь­зу­ют то, что я назы­ваю «двой­ной речью». Это такая кон­цеп­ция, кото­рая поз­во­ля­ет дез­ин­фор­ми­ро­вать, мани­пу­ли­ро­вать фак­та­ми. Исполь­зу­ет­ся так же целе­на­прав­лен­ная туман­ность выра­же­ния, неяс­ность. СМИ долж­ны сле­до­вать тому, что я назы­ваю стан­дарт­ный кодекс пове­де­ния, эти­ки. Они долж­ны стре­мить­ся к прав­ди­во­сти, к хоро­шей инфор­ми­ро­ван­но­сти. Они долж­ны пре­зен­то­вать фак­ты таки­ми, какие они есть. Нуж­но поз­во­лять чита­те­лю и слу­ша­те­лю само­му решать, что про­ис­хо­дит, вме­сто того, что­бы его редак­ти­ро­вать его созна­ние. Но это­го не про­ис­хо­дит к сожалению.

Мак­сим Шев­чен­ко про­дол­жил и раз­вил эту идею, заявив, что есть СМИ для дума­ю­щих людей, а есть СМИ для мас­сы людей, кото­рые у нас объ­яв­ля­ют­ся неду­ма­ю­щи­ми. Для пер­вой груп­пы источ­ни­кам инфор­ма­ции доста­точ­но быть про­сто инте­рес­ны­ми. Для вто­рой пресс долж­на быть умные, неза­ви­си­мее и пр.

- Может быть, нет ника­кой сво­бо­ды сло­ва? — пред­по­ло­жил рос­си­я­нин. — Может быть это про­сто выдум­ка? Может быть это про­сто инстру­мент, инфор­ма­ци­он­ное ору­жие, кото­рое нахо­дит­ся в руках носи­те­лей тех или иных про­ек­тов? Или все-таки сво­бо­да и неза­ви­си­мость жур­на­ли­сти­ки и явля­ет­ся какой-то само­до­ста­точ­ной вели­чи­ной, о кото­рой сто­ит и име­ет смысл говорить?

 

Его сооте­че­ствен­ник, пре­зи­дент Ком­па­нии экс­перт­но­го кон­суль­ти­ро­ва­ния «Неокон», Миха­ил Хазин, что каж­дое госу­дар­ство и каж­дое СМИ под поня­ти­ем сво­бо­да сло­ва под­ра­зу­ме­ва­ет что-то свое.

- Нуж­но пони­мать, что когда запад­ная прес­са пишет, напри­мер, про Сирию, она исхо­дит из неко­то­ро­го язы­ка опи­са­ния мира, — отме­тил он. — Что раз у вла­сти нахо­дят­ся люди, кото­рые защи­ща­ют биб­лей­скую систе­му цен­но­стей. Они по опре­де­ле­нию явля­ют­ся дик­та­то­ра­ми. Точ­ка. И как толь­ко вы это пони­ма­е­те, то даль­ше, исхо­дя из это­го, вы може­те вполне чет­ко и точ­но про­чи­тать, что же они пишут… 

А что­бы гово­рить о сво­бо­де прес­сы, (тут он согла­сил­ся с преды­ду­щи­ми ора­то­ра­ми),  иметь доступ к раз­ным источ­ни­кам инфор­ма­ции, кото­рые при этом опи­сы­ва­ют ситу­а­цию, образ­но гово­ря, на раз­ных язы­ках. И тогда, по мне­нию Хази­на, мож­но раз­го­ва­ри­вать о том, что мож­но полу­чать какую-то объ­ек­тив­ную информацию.

Глав­ный редак­тор еги­пет­ской газе­ты «Al-Ahram Hebdo» Моха­мед Саль­мауи счи­та­ет, что дело не в сво­бо­де СМИ, а в их объ­ек­тив­но­сти. Точ­нее в ее отсутствии.

 

- Люди, кото­рые дела­ют эти СМИ, это же люди, — кон­ста­ти­ро­вал он. - А чело­век это не маши­на, он не может быть объ­ек­тив­ным в этом смыс­ле. Ино­гда есть пред­рас­суд­ки скры­тые, ино­гда — скры­тые под видом объ­ек­тив­но­сти, ино­гда пред­рас­суд­ки выяв­ля­ют­ся пря­мо с пер­вых строк. 

Главред заявил, что объ­ек­тив­ность, это недо­сти­жи­мый иде­ал, к кото­ро­му мож­но стре­мить­ся, но достиг­нуть кото­ро­го нель­зя. Для при­ме­ра он при­вел запад­ные СМИ, кото­рые сна­ча­ла с вос­тор­гом при­вет­ство­ва­ли араб­скую вес­ну, а в послед­нее вре­мя замет­но сме­ни­ли тональ­ность на критичную.

- Я не счи­таю, то плю­ра­лизм может один решить этот вопрос, — заявил Саль­мауи. — Пото­му что может быть мно­го газет, но чита­тель бес­со­зна­тель­но скло­нен при­дер­жи­вать­ся все-таки одно­го типа газе­ты. Газе­ты, кото­рым он верит, кото­рые отра­жа­ют его соб­ствен­ные иде­а­лы. Поэто­му, выбрав газе­ту, что дела­ет эта газе­та — она закреп­ля­ет его соб­ствен­ные пред­рас­суд­ки. Плю­ра­лизм дол­жен быть, но в рам­ках одно­го СМИ, что­бы оно дава­ло мак­си­маль­но широ­кий спектр мне­ний. Для того, что­бы дать воз­мож­ность тра­ди­ци­он­но лево­го тол­ка чита­те­лю, кото­рый чита­ет левые газе­ты, что­бы он имел виде­ние и дру­гой сто­ро­ны, дру­гих идей, дру­гих точек зрения.

Я сол­дат, я сол­дат дав­но забы­той войны…

Мак­сим Шев­чен­ко под­вел итог выступлений.

- Мне хочет­ся дого­во­рить то, что участ­ни­ки дис­кус­сии, как буд­то недо­го­ва­ри­ва­ют до кон­ца, — резю­ми­ро­вал он. — То есть СМИ, это инстру­мен­ты идео­ло­ги­че­ской вой­ны. И нет ника­кой объ­ек­ти­вист­ской сво­бо­ды, кото­рая была бы дистан­ци­и­ро­ва­на от зада­чи, от инве­сти­ций в эту зада­чу и от раз­ви­тия зада­чи и пр. Нет ника­кой сво­бо­ды, есть борь­ба про­ек­тов и СМИ, жур­на­ли­сты, подоб­ны сол­да­там в этой войне.

При­сут­ству­ю­щие на встре­че жур­на­ли­сты как-то сра­зу ощу­ти­ли себя не то бой­ца­ми неви­ди­мо­го фрон­та, не то дивер­сан­та­ми окку­пи­ро­ван­но­го тыла.

 

Самое инте­рес­ное, что при этом высту­па­ю­щие в сво­их докла­дах ста­ра­тель­но дистан­ци­ро­ва­лись от медиа­сфе­ры. Мол, СМИ и их сотруд­ни­ки испол­ня­ют заказ сво­их вла­дель­цев, а мы не такие.

- Нет такой вещи, как объ­ек­тив­ность. Все зави­сит от того, по какую сто­ро­ну теле­ско­па ты нахо­дишь­ся, — кате­го­рич­но заявил Джордж Гал­лоуэй. Но тут же чуть поз­же доба­вил, что за вре­мя его рабо­ты на теле­ви­де­ние ни разу не про­сил ска­зать, (или не гово­рить), то, что шло бы враз­рез с его мнением.

— И если бы каж­дый жур­на­лист, каж­дый веща­тель при­нял эту поли­ти­ку, то медиа рынок был бы в целом более здо­ро­вым, — поды­то­жил британец.

- Я согла­сен с гос­по­ди­ном Голу­эем, что кто-то тянет ковер из-под прес­сы, выдер­ги­ва­ет этот ковер из-под ног жур­на­ли­стов, — под­дер­жал его Саль­мауи. — Я не уве­рен, что прес­са исчез­нет когда-либо насо­всем, я думаю, что прес­са про­хо­дит пери­од, когда она реадап­ти­ру­ет­ся, дви­га­ет­ся более в направ­ле­нии новост­но­го аспек­та. Сей­час на себя берут боль­шую роль интернет

В отли­чие от них Мак­сим Шев­чен­ко заявил, что искать объ­ек­тив­ность во Все­мир­ной пау­тине тоже бесполезно.

- Нет инфор­ма­ции, есть кон­стру­и­ро­ва­ние обра­зов и вой­на обра­зов, — заявил он. — А за инфор­ма­ци­ей нас отсы­ла­ют в Интер­нет. Яко­бы там, в Интер­не­те мы най­дем более объ­ек­тив­ную инфор­ма­цию, чем в этом мире, где все при­сту­пи­ли к кон­стру­и­ро­ва­нию раз­ных обра­зов мира, про­и­ран­ский — анти­иран­ский, про­рос­сий­ский — анти­рос­сис­кий, про­аме­ри­кан­ский — анти­аме­ри­кан­ский и т.д..

Хазин под­дер­жал соотечественника.

 

- Нуж­но пони­мать, что если какая-то груп­па, не важ­но, в горо­де, в стране, в мире, при­шла к вла­сти, она неми­ну­е­мо созда­ет систе­му сво­ей под­держ­ки, — отме­тил он. — И не толь­ко в газе­тах, но и в Сети. Эта груп­па под­держ­ки будет любое явле­ние интер­пре­ти­ро­вать в поль­зу тех, кто, соот­вет­ствен­но, ее создал. Не зави­си­мо от того, что реаль­но про­ис­хо­дит. И в этом смыс­ле систе­ма двой­ных стан­дар­тов абсо­лют­но понят­на. Все, что про­ис­хо­дит нам на поль­зу — это хоро­шо, все, что идет нам не на поль­зу — это пло­хо. Не зави­си­мо от того, что было на самом деле. Давай­те смот­реть прав­де в гла­за — это так. 

Чест­но гово­ря, по ито­гам дан­но­го засе­да­ния, всем высту­па­ю­щим хоте­лось дать зва­ние капи­та­на Оче­вид­ность. Сотруд­ни­ки медиа-сфе­ры  пого­во­ри­ли на тему, какая про­даж­ная и необъ­ек­тив­ная эта самая медиа­сфе­ра. Ниче­го ново­го, по сути,  не про­зву­ча­ло: не сде­ла­но ника­ких откры­тий, не посту­пи­ло каких-то пред­ло­же­ний и идей для изме­не­ния ситу­а­ции. Цель и смысл меро­при­я­тия так и оста­лись неизвестными.

Continue reading here:
“Изве­стий” и “Прав­ды” нет, остал­ся “Труд” за три копейки

архивные статьи по теме

К власти в России придет партия богатых

Без побед и гарантий 

Editor

Клоунаду придумали в “Ак орде”?