3 C
Астана
20 сентября, 2021
Image default

«Золотой» мотив. Зачем Аскару Акаеву позволили приехать в Кыргызстан, а потом уехать?

Нахо­дя­щий­ся в бегах пер­вый пре­зи­дент Кыр­гыз­ста­на Аскар Ака­ев неожи­дан­но вер­нул­ся на роди­ну. Это про­изо­шло впер­вые с момен­та его изгна­ния в 2005 году. Ака­ев был дома несколь­ко дней, потом так же вне­зап­но уехал — назад в Моск­ву. У кыр­гыз­ских вла­стей, поз­во­лив­ших ему вер­нуть­ся, был на это «золо­той» мотив.

Кыр­гыз­стан участ­ву­ет в меж­ду­на­род­ном спо­ре о пра­вах соб­ствен­но­сти на очень при­быль­ное золо­то­руд­ное место­рож­де­ние, и пра­ви­тель­ство про­де­мон­стри­ро­ва­ло, что гото­во сде­лать всё необ­хо­ди­мое для того, что­бы заявить о сво­их пра­вах, вклю­чая воз­вра­ще­ние опаль­но­го экс-президента.

После более 16 лет изгна­ния пер­вый пре­зи­дент Кыр­гыз­ста­на Аскар Ака­ев впер­вые побы­вал на родине 2 авгу­ста. Ака­ев пона­до­бил­ся пра­ви­тель­ству для дачи пока­за­ний о пред­по­ла­га­е­мой кор­руп­ции и дру­гих нару­ше­ни­ях, свя­зан­ных с золо­то­до­бы­ва­ю­щим руд­ни­ком «Кум­тор».

Про­тив него по-преж­не­му выдви­ну­ты обви­не­ния, име­ю­щие отно­ше­ние к «Кум­то­ру», и хотя он был допро­шен в свя­зи с эти­ми обви­не­ни­я­ми, его визит был тща­тель­но орга­ни­зо­ван и про­длил­ся все­го шесть дней.

По воз­вра­ще­нии Ака­ев пуб­лич­но пока­ял­ся в том, что в нача­ле сво­е­го пре­зи­дент­ства, кото­рое про­дли­лось с 1990 по 2005 год, он согла­сил­ся на невы­год­ные усло­вия канад­ской гор­но­до­бы­ва­ю­щей ком­па­нии, обо­шед­ши­е­ся Кыр­гыз­ста­ну в сот­ни мил­ли­о­нов долларов.

Аскар Ака­ев заявил, что счи­та­ет сво­ей боль­шой ошиб­кой то, что дал согла­сие [кыр­гыз­ско­му] пра­ви­тель­ству на реструк­ту­ри­за­цию сдел­ки по «Кум­то­ру» в 2003 году

Госу­дар­ствен­ный коми­тет наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Кыр­гыз­ста­на (ГКНБ) орга­ни­зо­вал крат­кое воз­вра­ще­ние Ака­е­ва на роди­ну для допро­са отно­си­тель­но дого­во­рен­но­стей, достиг­ну­тых с канад­ской ком­па­ни­ей Cameco по пово­ду «Кум­то­ра», рас­по­ло­жен­но­го в горах на севе­ро-восто­ке Кыргызстана.

Ака­ев ясно дал понять это в день при­ез­да, ска­зав: «Я при­е­хал сотруд­ни­чать, помо­гать, и я рас­ска­жу всё, что знаю по “Кум­то­ру”».

Хотя Ака­е­ву по-преж­не­му предъ­яв­ле­ны обви­не­ния в кор­руп­ции в свя­зи с согла­ше­ни­я­ми по пово­ду «Кум­то­ра», с момен­та его при­бы­тия было ясно, что ника­кие обви­не­ния ему предъ­яв­ле­ны не будут — ско­рее, он был гостем пре­зи­ден­та Сады­ра Жапа­ро­ва, оста­но­вив­шись в пре­зи­дент­ской рези­ден­ции за пре­де­ла­ми сто­ли­цы Бишкека.

— Я при­зна­те­лен пре­зи­ден­ту Сады­ру Жапа­ро­ву за то, что он предо­ста­вил мне воз­мож­ность при­быть в Кыр­гыз­стан, — ска­зал Акаев.

Коррупционные мотивы были

Дан­ные прес­се ком­мен­та­рии Ака­е­ва сви­де­тель­ству­ют о том, что при заклю­че­нии сдел­ки с канад­ской ком­па­ни­ей на самом деле были допу­ще­ны опро­мет­чи­вые реше­ния и при­сут­ство­ва­ли кор­руп­ци­он­ные мотивы.

ГКНБ уже задер­жал или аре­сто­вал несколь­ких нынеш­них и быв­ших чле­нов пар­ла­мен­та, пре­мьер-мини­стров, заме­сти­те­лей пре­мьер-мини­стров и дру­гих долж­ност­ных лиц из преды­ду­щих адми­ни­стра­ций в попыт­ке пока­зать, что неко­то­рые согла­ше­ния, под­пи­сан­ные с канад­ски­ми ком­па­ни­я­ми за эти годы, содер­жа­ли ошиб­ки и они долж­ны счи­тать­ся незаконными.

Одна­ко, так как Ака­ев был у вла­сти с само­го нача­ла заклю­че­ния сдел­ки, его пока­за­ния име­ют важ­ней­шее зна­че­ние для обос­но­ва­ния того, что пер­во­на­чаль­ные согла­ше­ния, а так­же после­ду­ю­щие сдел­ки, под­пи­сан­ные в тече­ние 15 лет его пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий, при наи­луч­шем рас­кла­де не соот­вет­ство­ва­ли инте­ре­сам Кыр­гыз­ста­на, а в худ­шем — были про­сто незаконными.

По сло­вам Ака­е­ва, Кыр­гыз­стан с само­го нача­ла, в 1992 году, пошел «на мно­го­чис­лен­ные уступ­ки, в том чис­ле и на нару­ше­ния в инте­ре­сах канад­ской сто­ро­ны, в ущерб наци­о­наль­ным интересам».

Ака­ев в чис­ле глу­пых усту­пок, сде­лан­ных его пра­ви­тель­ством, назвал «неза­кон­ное» реше­ние 1992 года осво­бо­дить Cameco от упла­ты нало­гов, «в том чис­ле за исполь­зо­ва­ние при­род­ных ресур­сов», и пере­да­чу управ­ле­ния про­ек­том компании.

Но он заявил, что самой боль­шой его ошиб­кой была «дача согла­сия пра­ви­тель­ству Кыр­гыз­ста­на на реструк­ту­ри­за­цию про­ек­та “Кум­тор” в 2003 году». Он ска­зал, что «в тот момент пра­ви­тель­ство меня убе­ди­ло в том, что это необходимо».

Согла­ше­ния о реструк­ту­ри­за­ции 2003–2004 годов сни­зи­ли долю Кыр­гыз­ста­на в «Кум­то­ре» на 25,7 процента.

В насто­я­щее вре­мя Кыр­гыз­ста­ну при­над­ле­жит все­го 26 про­цен­тов про­ек­та раз­ра­бот­ки месторождения.

Акаев тоже выудил кое-что из визита

В мае пра­ви­тель­ство Жапа­ро­ва вве­ло внеш­нее управ­ле­ние на руд­ни­ке «Кум­тор» в свя­зи с самым послед­ним спо­ром с канад­ской ком­па­ни­ей Centerra, кото­рая в 2009 году при­об­ре­ла акции Cameco в проекте.

Этот шаг поз­во­лил вре­мен­но пере­ве­сти руд­ник в веде­ние Кыр­гыз­ста­на, но Centerra быст­ро пода­ла иск в меж­ду­на­род­ный арбит­раж­ный суд, кото­рый, веро­ят­нее все­го, выне­сет реше­ние в поль­зу канад­ской компании.

Кыр­гыз­ские вла­сти, похо­же, пол­ны реши­мо­сти дока­зать, что сдел­ки с Cameco, а затем и с Centerra были неза­кон­ны­ми с само­го нача­ла и яви­лись резуль­та­том попу­сти­тель­ства кор­рум­пи­ро­ван­ных мест­ных поли­ти­ков канад­ской стороне.

Что каса­ет­ся Ака­е­ва, то он тоже выудил кое-что из это­го визита.

Ему впер­вые за 16 лет раз­ре­ши­ли посе­тить род­ной Кемин­ский рай­он — и там его очень теп­ло встре­ти­ли дру­зья и род­ствен­ни­ки. Так­же была запла­ни­ро­ва­на поезд­ка в севе­ро-запад­ную Талас­скую область на празд­но­ва­ние 103-летия родственницы.

Ко все­му про­че­му, у Ака­е­ва появи­лась воз­мож­ность попы­тать­ся частич­но оправ­дать свое прошлое.

Экс-пре­зи­дент заявил в видео­об­ра­ще­нии, запи­сан­ном им неза­дол­го до его воз­вра­ще­ния 8 авгу­ста домой в Моск­ву: «С про­ек­том “Кум­тор” были свя­за­ны боль­шие надеж­ды… К сожа­ле­нию, не всё полу­чи­лось так, как нам хотелось».

В интер­вью 4 авгу­ста Ака­ев обви­нил нынеш­не­го мини­стра эко­но­ми­ки и финан­сов Акыл­бе­ка Жапа­ро­ва (одно­фа­ми­лец пре­зи­ден­та Жапа­ро­ва) в заклю­че­нии согла­ше­ний о реструктуризации.

— Акыл­бек Жапа­ров тогда играл клю­че­вую роль в [согла­ше­ни­ях о реструк­ту­ри­за­ции]. [Он] был пред­се­да­те­лем пар­ла­мент­ско­го коми­те­та по нало­гам, тамо­жен­ным и дру­гим сбо­рам, — ска­зал Акаев.

Ака­ев ска­зал, что Акыл­бек Жапа­ров был чле­ном комис­сии, при­быв­шей в Торон­то для пере­го­во­ров по пово­ду новой сдел­ки. Вер­нув­шись, Жапа­ров заявил, что «[Cameco] очень достой­ная ком­па­ния» и что согла­ше­ние отве­ча­ет инте­ре­сам каж­дой стороны.

Забыл упомянуть своих детей

Ака­е­ву во вре­мя его визи­та так­же пред­ста­ви­лась хоро­шая воз­мож­ность рас­ска­зать кыр­гыз­ским сред­ствам мас­со­вой инфор­ма­ции о сво­ем виде­нии собы­тий 2005 года, кото­рые при­ве­ли к его изгна­нию и после­ду­ю­ще­му бег­ству из Кыргызстана.

— Как у пер­во­го пре­зи­ден­та, руко­во­див­ше­го пер­вые 15 лет неза­ви­си­мо­сти, у меня есть одно сожа­ле­ние. Если бы в 2005 году были про­ве­де­ны выбо­ры и я бы пере­дал власть сво­и­ми рука­ми, то сожа­ле­ний у меня не было бы, — ска­зал Акаев.

Он обви­нил «поли­ти­че­ских аван­тю­ри­стов», кото­рые, по его сло­вам, «зна­ли, что в сво­бод­ных выбо­рах не смо­гут выиг­рать» и «поэто­му устро­и­ли пере­во­рот за пол­го­да до окон­ча­ния мое­го сро­ка и силой захва­ти­ли власть».

Вер­сия Ака­е­ва опус­ка­ет фаль­си­фи­ци­ро­ван­ные пар­ла­мент­ские выбо­ры в фев­ра­ле и мар­те 2005 года, на кото­рых были избра­ны двое из его детей, а несколь­ко попу­ляр­ных поли­ти­ков были лише­ны пра­ва участ­во­вать в голо­со­ва­ни­ях по сомни­тель­ным судеб­ным реше­ни­ям. Наря­ду с тем фак­том, что были вне­се­ны поправ­ки в Кон­сти­ту­цию, кото­рые поз­во­ли­ли ему бал­ло­ти­ро­вать­ся на тре­тий срок в 2000 году, мно­гие подо­зре­ва­ли, что он одер­жит побе­ду на чет­вер­тый срок на выбо­рах позд­нее в 2005 году.

Меж­ду тем пра­ви­тель­ство Сады­ра Жапа­ро­ва про­из­во­дит впе­чат­ле­ние уве­рен­но­го в том, что визит Ака­е­ва и его заяв­ле­ния о ран­них согла­ше­ни­ях с «Кум­то­ром» повы­сят убе­ди­тель­ность судеб­ных исков Кыр­гыз­ста­на о полу­че­нии кон­тро­ля над золо­то­до­бы­ва­ю­щим рудником.

Все­го через несколь­ко дней после отъ­ез­да Ака­е­ва, 11 авгу­ста, кыр­гыз­ское пра­ви­тель­ство офи­ци­аль­но денон­си­ро­ва­ло ряд согла­ше­ний с Centerra.

Арбит­раж­ный суд вряд ли одоб­рит одно­сто­рон­ние шаги пра­ви­тель­ства Жапа­ро­ва по отъ­е­му «Кум­то­ра». В суде это может сра­бо­тать реши­тель­но про­тив Кыр­гыз­ста­на в целом.

Но пока­за­ния Ака­е­ва, ско­рее все­го, про­де­мон­стри­ру­ют то, что в согла­ше­ни­ях по «Кум­то­ру» име­лись серьез­ные про­бле­мы и что Кыр­гыз­стан не полу­чил сво­ей спра­вед­ли­вой доли богатств, добы­тых на золо­то­руд­ном месторождении.

При под­го­тов­ке ста­тьи были исполь­зо­ва­ны мате­ри­а­лы Кыр­гыз­ской редак­ции Азаттыка.

Пере­ве­ла с англий­ско­го язы­ка Али­са Вальсамаки.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Олимпийцы сказали елбасы «ку», а Меркель развязал руки оппозиции

Мухтар Аблязов: «Я получил уже второе письмо с угрозами»

Арест Симбинова — провокация полиции