fbpx

Земельный вопрос в Казахстане: точка или многоточие?

1 июля 2016 года в Казах­стане долж­ны были всту­пить в силу новые поправ­ки в Земель­ный кодекс. Одна­ко за неде­лю до это­го, 23 июня, Сенат пар­ла­мен­та пере­нес эту дату на 31 декаб­ря нынеш­не­го года, еди­но­глас­но при­няв соот­вет­ству­ю­щий закон. Речь в поправ­ках идет о предо­став­ле­нии в арен­ду зем­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния не граж­да­нам Казах­ста­на и ино­стран­ным юри­ди­че­ским лицам, а так­же о предо­став­ле­нии физи­че­ским или юри­ди­че­ским лицам в част­ную соб­ствен­ность участ­ков сель­хоз­на­зна­че­ния, нахо­дя­щих­ся в госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти. Рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции о наме­ре­нии пра­ви­тель­ства облег­чить усло­вия арен­ды зем­ли для ино­стран­цев вызва­ло вол­ну про­те­стов, про­ка­тив­шу­ю­ся в кон­це апре­ля по ряду горо­дов Казах­ста­на.

Точ­ка или мно­го­то­чие?

Пре­зи­дент стра­ны Нур­сул­тан Назар­ба­ев 5 мая ввел мора­то­рий на дей­ствие этих попра­вок, а при пра­ви­тель­стве была созда­на Земель­ная комис­сия, кото­рой над­ле­жа­ло осу­ще­ствить диа­лог меж­ду вла­стью и обще­ствен­но­стью по столь остро­му вопро­су. Одна­ко этот диа­лог, судя по все­му, не сло­жил­ся. На 21 мая по всей рес­пуб­ли­ке были наме­че­ны несанк­ци­о­ни­ро­ван­ные мас­со­вые акции про­те­ста, но вме­сто них в этот день про­шли мас­со­вые аре­сты жур­на­ли­стов и граж­дан­ских акти­ви­стов.

Петр Своик

Петр Сво­ик

Тем не менее закон, при­ня­тый пар­ла­мен­том в минув­ший чет­верг, вро­де бы при­зна­ет право­ту тех, кто воз­ра­жал про­тив попра­вок, и сни­ма­ет опа­се­ния обще­ствен­но­сти по пово­ду “зем­ли для ино­стран­цев”. “Митин­го­вая вспыш­ка была крат­ко­вре­мен­ной, а нынеш­нее реше­ние Сена­та ста­вит на вре­мя точ­ку в этом вопро­се. Пока, по край­ней мере до каких-то серьез­ных поли­ти­че­ских пере­мен в стране, к нему не будет обра­щать­ся ни сама власть, ни обще­ствен­ность”, — счи­та­ет казах­стан­ский поли­то­лог Петр Сво­ик.

В интер­вью DW он гово­рит, что у насе­ле­ния нако­пи­лось мно­го дру­гих пово­дов для недо­воль­ства вла­стью, а земель­ный вопрос в силу ряда при­чин, и в первую оче­редь, в силу осо­бо­го отно­ше­ния каза­хов к зем­ле, послу­жил мощ­ным ката­ли­за­то­ром для про­тестных настро­е­ний. Но теперь власть при­оста­но­ви­ла его дей­ствие.

Амиржан Косанов

Амир­жан Коса­нов

Оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Амир­жан Коса­нов оце­ни­ва­ет ситу­а­цию ина­че. “Реше­ние пар­ла­мен­та ни в коей мере не сни­ма­ет земель­ный вопрос с повест­ки дня, как и воз­мож­ность новых акций про­те­ста. Ибо про­бле­ма не реше­на прин­ци­пи­аль­но, а толь­ко отло­же­на на вре­мя, до 31 декаб­ря”, — рас­суж­да­ет он.

Власть — залож­ни­ца обе­ща­ний?

“Власть в самом нача­ле про­те­стов гово­ри­ла о том, что земель­но­го вопро­са в стране нет. Поз­же, уви­дев мощ­ное сопро­тив­ле­ние обще­ства, она при­зна­ла нали­чие про­бле­мы и созда­ла Земель­ную комис­сию из 75 чело­век. Но, судя по ее соста­ву, где абсо­лют­ное боль­шин­ство име­ют про­власт­ные орга­ни­за­ции и пер­со­ны, и по ходу ее рабо­ты, она при­зва­на толь­ко выпу­стить пар и не более того, ” — про­дол­жа­ет собе­сед­ник DW.

“Вла­сти уже дав­но руко­вод­ству­ют­ся иде­ей при­ва­ти­за­ции зем­ли. Как мне пред­став­ля­ет­ся, они дали опре­де­лен­ные обе­ща­ния китай­ским парт­не­рам, что этот вопрос посте­пен­но будет решать­ся в направ­ле­нии про­ве­де­ния такой при­ва­ти­за­ции. Вспыш­ка недо­воль­ства этим была уже несколь­ко лет назад, тогда вла­сти сра­зу пошли на попят­ную. Сей­час про­изо­шла вто­рая вспыш­ка и они опять отсту­пи­ли. Но это не зна­чит, что они могут пол­но­стью отка­зать­ся от сво­их обе­ща­ний Китаю”, — пред­по­ла­га­ет Петр Сво­ик.

Розлана Таукина

Роз­ла­на Тау­ки­на

При этом, по его оцен­ке, “попят­ной” с точ­ки зре­ния “наез­дов” на акти­ви­стов не будет. Тем из них, кто ока­зал­ся за решет­кой, вряд ли сле­ду­ет ждать послаб­ле­ния после реше­ния Сена­та. “Реак­ция вла­сти адек­ват­на сте­пе­ни ее испу­га перед митин­га­ми — их так боя­лись, что пред­при­ня­ли жест­кие пре­вен­тив­ные меры”, — гово­рит поли­то­лог.

Логич­но ска­зать “спа­си­бо”

“Те граж­дан­ские акти­ви­сты, кото­рые сего­дня оста­ют­ся под аре­стом, как, напри­мер, Макс Бока­ев в Аты­рау и мно­гие дру­гие, пыта­лись повли­ять на обще­ствен­ное мне­ние, кото­рое выну­ди­ло пар­ла­мент при­оста­но­вить дей­ствие попра­вок к Земель­но­му кодек­су. Их логич­но осво­бо­дить и ска­зать “спа­си­бо”. Одна­ко это­го не про­ис­хо­дит, им гро­зят мно­го­лет­ни­ми сро­ка­ми за нару­ше­ние обще­ствен­но­го поряд­ка, за при­зы­вы к несанк­ци­о­ни­ро­ван­ным митин­гам”, — под­чер­ки­ва­ет пре­зи­дент Феде­ра­ции рав­но­прав­ных жур­на­ли­стов Казах­ста­на Роз­ла­на Тау­ки­на.

В интер­вью DW она ука­зы­ва­ет на то, что никто из сотруд­ни­ков МВД не понес нака­за­ние за дей­ствия 21 мая. “Всех, кто при­хо­дил на митин­ги 21 мая, мили­ция пыта­лась изо­ли­ро­вать. В том чис­ле жур­на­ли­стов, хотя они име­ют пра­во при­сут­ство­вать на месте собы­тий и осве­щать их. По все­му Казах­ста­ну 21 мая были аре­сто­ва­ны 50 жур­на­ли­стов. Их уво­зи­ли в рай­он­ные и город­ские ОВД, где дер­жа­ли три часа и более, что­бы они не смог­ли осве­тить про­ис­хо­див­шее. У мно­гих поли­цей­ские неза­кон­но сти­ра­ли фото­сним­ки и запи­си, кото­рые те успе­ли сде­лать”, — напо­ми­на­ет она.

“Поз­же зам­ми­ни­стра МВД ска­зал, что жур­на­ли­стов аре­сто­вы­ва­ли непра­во­мер­но, что поли­ции дано ука­за­ние так боль­ше не делать. Но никто из поли­цей­ских за это к ответ­ствен­но­сти не при­вле­чен. И такой прак­ти­ки — нака­за­ния пред­ста­ви­те­лей вла­сти за вос­пре­пят­ство­ва­ние жур­на­лист­ской дея­тель­но­сти — в Казах­стане нет. Хотя закон есть”, — под­чер­ки­ва­ет Роз­ла­на Тау­ки­на.

По сло­вам Амир­жа­на Коса­но­ва, дис­кус­сии в обще­стве, кото­рые вызвал земель­ный вопрос, вышли за его пре­де­лы, и каса­ют­ся кри­ти­ки всей госу­дар­ствен­ной систе­мы. “Не тра­ди­ци­он­ная поли­ти­че­ская оппо­зи­ция, а про­стые граж­дане откры­то под­ни­ма­ют такие про­бле­мы, как соблю­де­ние кон­сти­ту­ци­он­ных прав граж­дан, спра­вед­ли­вость в рас­пре­де­ле­нии неф­тя­ных дохо­дов, кор­руп­ция. Власть же, фор­маль­но пред­ло­жив обще­ству диа­лог, не толь­ко не осво­бо­ди­ла мно­гих акти­ви­стов, высту­пав­ших про­тив Земель­но­го кодек­са, но и обви­ня­ет неко­то­рых из них в более серьез­ных пре­ступ­ле­ни­ях. Это гово­рит о том, что репрес­сии будут про­дол­жать­ся”, — счи­та­ет поли­тик.

Смот­ри­те так­же:

Let’s block ads! (Why?)

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan