-17 C
Астана
29 ноября, 2022
Image default

Жерард отпущения, или Как ENRC судилось в Англии с SFO

Бри­тан­ский суд поста­вил на днях точ­ку в трех­лет­нем спо­ре меж­ду гор­но-метал­лур­ги­че­ским гиган­том ENRC* и Управ­ле­ни­ем по борь­бе с круп­ным мошен­ни­че­ством (SFO — Serious Fraud Office). Боль­шин­ство пре­тен­зий ENRC к SFO суд откло­нил. Винов­ным был при­знан один един­ствен­ный юрист. Но уго­лов­ное рас­сле­до­ва­ние «пре­ступ­ной дея­тель­но­сти» ENRC продолжается.

Ком­мер­че­ский суд Англии и Уэль­са вынес вер­дикт по граж­дан­ско­му иску, подан­но­му казах­стан­ской фир­мой ENRC про­тив коа­ли­ции противников.

В 2017 году иск был подан про­тив юри­ди­че­ской ком­па­нии Dechert и ее парт­не­ра Ней­ла Жерар­да (Neil Gerrard), а в 2019‑м — про­тив Бюро по борь­бе с серьез­ным мошен­ни­че­ством (Serious Fraud Office) — бри­тан­ско­го госу­дар­ствен­но­го учре­жде­ния, создан­но­го для рас­сле­до­ва­ния слож­ных пре­ступ­ле­ний в финан­со­вой сфе­ре. Впо­след­ствии два этих иска были объ­еди­не­ны в один и слу­ша­лись вместе.

Винов­ным в деле было при­зна­но толь­ко одно лицо — юрист Нейл Жерард.

Судья Дэвид Вокс­ман (David Waksman) при­знал спра­вед­ли­вы­ми обви­не­ния, выдви­ну­тые ENRC в том, что, будучи юри­ди­че­ским пред­ста­ви­те­лем кор­по­ра­ции, Жерард «сов­ме­щал» эту дея­тель­ность с рабо­той на Serious Fraud Office (SFO). Это сотруд­ни­че­ство было скреп­ле­но дру­же­ски­ми отно­ше­ни­я­ми с тогдаш­ним гла­вой Бюро Ричар­дом Альдерманом.

По инфор­ма­ции ENRC, Дже­рард снаб­жал сво­е­го при­я­те­ля кон­фи­ден­ци­аль­ной инфор­ма­ци­ей, одно­вре­мен­но пере­да­вая ее в бри­тан­скую прес­су для рас­кру­чи­ва­ния ситу­а­ции в пуб­лич­ной сфе­ре. А затем, уже в роли юри­ста ENRC, «геро­и­че­ски сра­жал­ся» с послед­стви­я­ми этих инфор­ма­ци­он­ных атак.

Начало проблем ENRC

Счи­та­ет­ся, что про­бле­мы у ENRC нача­лись в декаб­ре 2010 года, когда из Казах­ста­на посту­пи­ло пись­мо от сотруд­ни­ка (-цы) Соко­лов­ско-Сар­бай­ско­го гор­но-обо­га­ти­тель­но­го про­из­вод­ствен­но­го объ­еди­не­ния (ССГПО) — под­раз­де­ле­ния ENRC. В деле не гово­рит­ся о содер­жа­нии это­го пись­ма, но, судя по пуб­ли­ка­ци­ям в казах­стан­ской прес­се того пери­о­да, речь шла о кон­трак­тах на 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, заклю­чен­ных с ком­па­ни­я­ми, свя­зан­ны­ми с чле­на­ми семьи З. Заур­бе­ко­вой, финан­со­во­го дирек­то­ра ENRC. В част­но­сти о том, что сто­и­мость этих кон­трак­тов была завы­ше­на, а часть работ была про­ве­де­на самим ССГПО, а не подрядчиками.

Надо ска­зать, что по мер­кам «наци­о­наль­ной кор­руп­ци­он­ной шка­лы» такие вещи даже на серьез­ный ком­про­мат не тянут. Но для ENRC, пуб­лич­ной ком­па­нии с коти­ров­ка­ми на Лон­дон­ской бир­же, ситу­а­ция выгля­де­ла совер­шен­но иначе.

Ком­па­нии при­шлось нанять для про­ве­де­ния внут­рен­не­го рас­сле­до­ва­ния спе­ци­аль­ную фир­му. Ей и ста­ла Dechert —  юри­ди­че­ская ком­па­ния, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ща­я­ся на слож­ных и запу­тан­ных ситу­а­ци­ях. Рас­сле­до­ва­ние кури­ро­вал парт­нер Dechert Нейл Жерард.

Но декабрь­ская утеч­ка ока­за­лась ран­ней и мало­зна­чи­тель­ной ласточкой.

Пер­вым насто­я­щим инфор­ма­ци­он­ным уда­ром по репу­та­ции ENRC ста­ла ста­тья, опуб­ли­ко­ван­ная 9 авгу­ста 2011 года в бри­тан­ской The Times. Осно­ван­ная на кон­фи­ден­ци­аль­ных мате­ри­а­лах, эта пуб­ли­ка­ция ста­ла нача­лом кон­ца лон­дон­ской исто­рии корпорации.

10 авгу­ста, на сле­ду­ю­щий день после пуб­ли­ка­ции этой ста­тьи, глав­ный сле­до­ва­тель SFO Мак­Кар­ти (McCarthy) отпра­вил в адрес ENRC пись­мо, в кото­ром напом­нил мене­дже­рам ENRC о необ­хо­ди­мо­сти соблю­дать кор­по­ра­тив­ные нор­мы, опре­де­лен­ные самой ком­па­ни­ей в 2009 году для про­ве­де­ния внут­рен­них рас­сле­до­ва­ний. Одно­вре­мен­но сле­до­ва­тель пред­ло­жил орга­ни­зо­вать встре­чу с дирек­то­ром SFO Аль­дер­ма­ном для того, что­бы обсу­дить про­бле­мы кор­по­ра­тив­но­го управ­ле­ния корпорации.

Ника­ких фор­маль­ных рас­сле­до­ва­ний SFO в тот момент еще не вела, так что все встре­чи мог­ли носить исклю­чи­тель­но доб­ро­воль­ный характер.

Игра в несколько рук

ENRC согла­си­лись пой­ти на пря­мой кон­такт толь­ко спу­стя несколь­ко меся­цев после посту­пив­ше­го пред­ло­же­ния. Ответ­ное пись­мо с согла­си­ем на сотруд­ни­че­ство дати­ро­ва­но 9 нояб­ря 2011 года.

Соглас­но тек­сту судеб­но­го реше­ния, ответ был под­го­тов­лен на осно­ва­нии реко­мен­да­ции, дан­ной… Ней­лом Жерар­дом, кото­рый, соглас­но реше­нию суда, и стал авто­ром утеч­ки кон­фи­ден­ци­аль­ной информации.

Двой­ная игра Жерар­да при­нес­ла свои пло­ды — как гово­рит­ся в реше­нии суда, актив­ность ком­па­нии Dechert, кото­рая, соб­ствен­но, и зани­ма­лась внут­рен­ни­ми рас­сле­до­ва­ни­я­ми в ENRC, возросла.

Более того, область ее инте­ре­сов рас­про­стра­ни­лась за пре­де­лы Казах­ста­на, затро­нув биз­нес, кото­рый ENRC орга­ни­зо­ва­ла в Афри­ке, купив три ком­па­нии — Camec, Camrose и Chambishi. Пер­вые две вели опе­ра­ции в Демо­кра­ти­че­ской Рес­пуб­ли­ке Кон­го (быв­шей Заир), а тре­тья — в Зам­бии. Сдел­ка состо­я­лась в 2010 году, сле­до­ва­тель­но Dechert полу­чи­ла доступ ко всем схе­мам не толь­ко по веде­нию, но и по созда­нию биз­не­са ENRC в этих весь­ма спе­ци­фи­че­ских регионах.

Перед Жерар­дом откры­лись новые воз­мож­но­сти, кото­рые он, судя по все­му, актив­но исполь­зо­вал. По дан­ным судеб­но­го реше­ния, в пери­од с октяб­ря 2011 по 28 мар­та 2013 года меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми SFO и ENRC состо­я­лось восемь вполне офи­ци­аль­ных встреч. Жерард при­нял уча­стие в каж­дой из них, пред­став­ляя, по сути, сра­зу обе стороны.

Кро­ме офи­ци­аль­ных были и неофи­ци­аль­ные кон­так­ты (в деле упо­ми­на­ют­ся 30 лич­ных встреч и теле­фон­ных раз­го­во­ров), в кото­рых все­гда при­ни­мал уча­стие адво­кат Жерард, с одной сто­ро­ны, и SFO — с дру­гой. Сто­ро­ны для ENRC в этих кон­так­тах не нашлось. Таким обра­зом в нефор­маль­ной обста­нов­ке у Жерар­да был, по сути, карт-бланш.

Одно­вре­мен­но с эти­ми пере­го­во­ра­ми в прес­се про­дол­жа­ли пуб­ли­ко­вать­ся мате­ри­а­лы с ком­про­ма­том на ENRC, осно­ван­ные на утеч­ках из недр фирмы.

Эскалация

В мар­те 2013 года Dechert пред­ста­ви­ла SFO обсто­я­тель­ный доклад о состо­я­нии кор­по­ра­тив­ных дел ENRC в Казах­стане, одно­вре­мен­но про­дол­жая рабо­ту над докла­дом об афри­кан­ском бизнесе.

Но 27 мар­та ENRC раз­ры­ва­ет кон­тракт с Dechert, по кото­ро­му ком­па­ния в общей слож­но­сти полу­чи­ла 13 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов. А через месяц, 25 апре­ля, SFO дела­ет офи­ци­аль­ное заяв­ле­ние о нача­ле уго­лов­но­го рас­сле­до­ва­ния дело­вой прак­ти­ки ENRC, фак­ти­че­ски обви­няя ком­па­нию в мошен­ни­че­стве, взят­ках и кор­руп­ции как в Казах­стане, так и в Африке.

Спу­стя девять лет рас­сле­до­ва­ние это­го дела про­дол­жа­ет­ся, хотя ника­ких офи­ци­аль­ных обви­не­ний по нему предъ­яв­ле­но так и не было.

Пре­кра­ще­ние кон­тракт­ных отно­ше­ний Dechert не оста­но­ви­ло поток ком­про­ма­та. В июне 2013 года SFO полу­чи­ло корич­не­вый пакет с доку­мен­та­ми, содер­жа­щи­ми кон­фи­ден­ци­аль­ную инфор­ма­цию. Это было ано­ним­ное посла­ние, и оно ста­ло завер­ша­ю­щим в этой истории.

Граж­дан­ский иск про­тив ком­па­нии Dechert и ее парт­не­ра Ней­ла Жерар­да ENRC пода­ла лишь четы­ре года спу­стя — в 2017 году. В этом иске ком­па­ния обви­ни­ла сво­их юри­стов не про­сто в пре­ступ­ной халат­но­сти, но в созна­тель­ной дея­тель­но­сти про­тив инте­ре­сов сво­е­го клиента.

Это самое тяж­кое обви­не­ние в сфе­ре кон­фи­ден­ци­аль­ных услуг, кото­рое может уни­что­жить любой юри­ди­че­ский биз­нес. Вдо­ба­вок ко все­му пред­ста­ви­те­ли ENRC посчи­та­ли гоно­рар, полу­чен­ный фир­мой, завышенным.

При вполне оче­вид­ных обсто­я­тель­ствах дела уди­ви­тель­ным  стал сам факт его дли­тель­но­го рас­смот­ре­ния, а так­же сама про­це­ду­ра. Пона­до­би­лось два года, что­бы подать иск про­тив SFO, кото­рый затем был объ­еди­нен с пер­вым иском.

И вот толь­ко теперь, спу­стя пять лет, был выне­сен при­го­вор, кото­рый кам­ня на камне не оста­вил от изна­чаль­но­го замыс­ла пода­те­лей иска — дока­зать нали­чие пре­ступ­но­го заго­во­ра. Вме­сто это на выхо­де дела винов­ным ока­зал­ся все­го лишь один юрист, кото­рый к тому же не рабо­та­ет в фир­ме. А госу­дар­ствен­ное бюро осво­бо­ди­лось от тяже­сти граж­дан­ско­го иска.

Конеч­но, воз­ни­ка­ет вопрос, что это было? Но оче­вид­но­го отве­та на него нет и не может быть в рам­ках это­го дела. Воз­мож­но, он появит­ся в резуль­та­те рас­сле­до­ва­ния дела уго­лов­но­го — того само­го, кото­рое было ини­ци­и­ро­ва­но самим SFO более деся­ти лет назад. Хотя, вспо­ми­ная исто­рию неза­бвен­но­го дела Казахгей­та, кото­рое так­же рас­сле­до­ва­лось более деся­ти лет и закон­чи­лось боль­шим пши­ком, мы в этом силь­но сомневаемся.

Источ­ник: respublika.kz

архивные статьи по теме

В объективности Курамшину отказано

О методах работы спецслужб ИГИЛ

Editor

«Эти осужденные – жертвы власти!»