22 C
Астана
31 июля, 2021
Image default

Жапаров и другие кандидаты: кто хочет стать президентом Кыргызстана

В Кыр­гыз­стане утвер­жден спи­сок кан­ди­да­тов на выбо­ры пре­зи­ден­та. Есть ли сре­ди них кон­ку­рен­ты Сады­ру Жапа­ро­ву, и оста­нет­ся ли стра­на после голо­со­ва­ния пар­ла­мент­ской республикой?

Пар­ла­мент Кыр­гыз­ста­на подав­ля­ю­щим боль­шин­ством голо­сов при­нял зако­но­про­ект о рефе­рен­ду­ме по опре­де­ле­нию фор­мы прав­ле­ния в рес­пуб­ли­ке — быть ей по-преж­не­му пар­ла­мент­ской, или же вновь пре­зи­дент­ской, как до 2010 года. Рефе­рен­дум дол­жен быть про­ве­ден 10 янва­ря, то есть одно­вре­мен­но с пре­зи­дент­ски­ми выбо­ра­ми. 13 декаб­ря кир­гиз­ский поли­тик и поли­то­лог Таа­лат­бек Маса­ды­ков сооб­щил DW, что вопрос со спис­ком участ­ни­ков этих выбо­ров окон­ча­тель­но решен, удо­сто­ве­ре­ния полу­чи­ли 18 кан­ди­да­тов. Сре­ди них — Садыр Жапа­ров, кото­рый в нача­ле октяб­ря в резуль­та­те сило­во­го захва­та вла­сти сме­стил Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва в пре­зи­дент­ском крес­ле, а затем объ­явил о том, что идет на вне­оче­ред­ные выбо­ры. После это­го он дол­жен был оста­вить пози­цию испол­ня­ю­ще­го обя­зан­но­сти гла­вы госу­дар­ства, и это место занял Талант Мамы­тов.

Кто главные конкуренты на выборах в Киргизии?

Сады­ра Жапа­ро­ва, Талан­та Мамы­то­ва и Камчы­бе­ка Таши­е­ва (он после октябрь­ско­го пере­во­ро­та занял место гла­вы ГКНБ, назы­ва­ют «тре­мя дру­зья­ми», кото­рые, по мне­нию мест­ных обо­зре­ва­те­лей, и учи­ты­вая заня­тые ими пози­ции во вла­сти, име­ют все шан­сы обес­пе­чить побе­ду на выбо­рах одно­го из чле­нов сво­ей груп­пы. Более того, они наме­ре­ны суще­ствен­но укре­пить пол­но­мо­чия побе­ди­те­ля бла­го­да­ря рефе­рен­ду­му, если в ито­ге он даст резуль­тат в поль­зу пре­зи­дент­ской фор­мы прав­ле­ния. В этом кон­тек­сте воз­ни­ка­ет вопрос: есть ли сре­ди осталь­ных кан­ди­да­тов поли­ти­ки, кото­рые могут соста­вить Сады­ру Жапа­ро­ву серьез­ную кон­ку­рен­цию?

По оцен­ке Таа­лат­бе­ка Маса­ды­ко­ва, «в спис­ке есть эко­но­ми­сты, есть люди, рабо­тав­шие в биз­не­се, есть лидер моло­дой пар­тии «Рефор­ма», кото­рую в Рос­сии счи­та­ют про­за­пад­ной, быв­шая судья Кон­сти­ту­ци­он­ной пала­ты, Кла­ра Соорон­ку­ло­ва». Сре­ди кан­ди­да­тов есть новые лица, но каж­дый из них име­ет лишь свой, узкий элек­то­рат. Впро­чем, за одним исклю­че­ни­ем, про­дол­жа­ет собе­сед­ник DW. «Там есть поли­тик, поль­зу­ю­щий­ся сре­ди наро­да попу­ляр­но­стью. Это Ада­хан Маду­ма­ров», — счи­та­ет экс­перт. То есть, кон­ку­рен­ция у кан­ди­да­та от «трой­ки дру­зей» Сады­ра Жапа­ро­ва все же будет.

Реформа конституции, выборы президента и легитимность власти Садыра Жапарова

Науч­ная сотруд­ни­ца Цен­тра восточ­но­ев­ро­пей­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний (ZOiS) Беа­те Эшмент (Beate Eschment) гово­рит, одна­ко, о том, что пре­иму­ще­ство есть у Сады­ра Жапа­ро­ва. Но в слу­чае, если он все же усту­пит кому-либо из сопер­ни­ков, немец­кий экс­перт видит сле­ду­ю­щую про­бле­му: при­зна­ет ли он соб­ствен­ное пора­же­ние? «Те обсто­я­тель­ства, в кото­рых он при­шел к вла­сти, в том чис­ле при­ме­не­ние наси­лия, угро­зы депу­та­там со сто­ро­ны его сто­рон­ни­ков, и так далее, наво­дят на мысль о воз­мож­но­сти граж­дан­ско­го про­ти­во­сто­я­ния», — гово­рит она.

Свои опа­се­ния Беа­те Эшмент под­креп­ля­ет тем, что идея одно­вре­мен­но­го с выбо­ра­ми рефе­рен­ду­ма, кото­рую “про­да­вил” Садыр Жапа­ров, не при­бав­ля­ет леги­тим­но­сти нынеш­ней вла­сти. Она ука­зы­ва­ет на то, что, с одной сто­ро­ны, в Кыр­гыз­стане попро­бо­ва­ли и пре­зи­дент­скую, и пар­ла­мент­скую, и сме­шан­ную фор­мы прав­ле­ния, и все они там мало что дали. «Новая кон­сти­ту­ция нуж­на, что­бы госу­дар­ство нача­ло функ­ци­о­ни­ро­вать. Но у нынеш­ней попыт­ки есть при­вкус: ее пред­ла­га­ют те, кто фак­ти­че­ски сверг преж­не­го пре­зи­ден­та, не осо­бен­но спра­ши­вая об этом у наро­да. И теперь рефор­ма про­во­дит­ся в увяз­ке с попыт­кой утвер­дить ново­го пре­зи­ден­та. Эта после­до­ва­тель­ность дей­ствий выгля­дит очень сомни­тель­ной», — под­чер­ки­ва­ет сотруд­ни­ца ZOiS.

Ей воз­ра­жа­ет Таа­лат­бек Маса­ды­ков. По инфор­ма­ции поли­то­ло­га, «люди хотят идти на рефе­рен­дум, это­го не хотят депу­та­ты, боя­щи­е­ся за свою “кор­муш­ку”, и их окру­же­ние. Им удоб­но поле­ми­зи­ро­вать за демо­кра­тию и пугать рас­па­дом стра­ны». Одна­ко и он уве­рен, что рефе­рен­дум гото­вит­ся про­цес­су­аль­но непра­виль­но. «Нель­зя навя­зы­вать один вари­ант кон­сти­ту­ции. Надо про­ве­сти широ­кое обсуж­де­ние через ТВ и радио, и не за месяц-два, а мини­мум в тече­ние полу­го­да. А после это­го пусть люди голо­су­ют, остав­лять ли пар­ла­мент­скую фор­му или вво­дить пре­зи­дент­скую. Важ­нее дру­гое — чет­ко про­пи­сать ответ­ствен­ность слуг наро­да, вклю­чая ответ­ствен­ность пре­зи­ден­та, и дать осно­ву для борь­бы с кор­руп­ци­он­ны­ми схе­ма­ми», — гово­рит Масадыков.

Отношение к референдуму в Кыргызстане на Западе и в России

Раз­ные пози­ции по отно­ше­нию к рефе­рен­ду­му и к выбо­рам в Кыр­гыз­стане обо­зна­чи­ли Запад и Рос­сия. США уже рез­ко выска­за­лись про­тив рефе­рен­ду­ма, сход­ную пози­цию выра­зил ЕС. Вашинг­тон при­оста­но­вил выпла­ту тран­шей по гума­ни­тар­ным про­грам­мам и наста­и­ва­ет на под­пи­са­нии согла­ше­ния о сотруд­ни­че­стве с Биш­ке­ком, а это согла­ше­ние поста­вит перед кир­гиз­ской вла­стью ряд усло­вий. В октяб­ре Рос­сия так­же замо­ро­зи­ла финан­со­вую помощь Кыр­гыз­ста­ну. Одна­ко сей­час Москва не выска­зы­ва­ет пре­тен­зий к тому, что Садыр Жапа­ров и его дру­зья заня­ли доми­ни­ру­ю­щие пози­ции перед выборами.

«США и ЕС смот­рят на ситу­а­цию более кри­ти­че­ским взгля­дом, посколь­ку исхо­дят из того, что ста­биль­ность в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве мож­но обес­пе­чить толь­ко при демо­кра­тии. Для Рос­сии самое глав­ное, что­бы на юге Кир­ги­зии было отно­си­тель­но ста­биль­но, и Садыр Жапа­ров пока эту ста­биль­ность обес­пе­чил», — пояс­ня­ет эти раз­ли­чия Беа­те Эшмент. «В нача­ле октяб­ря после скан­даль­ных пар­ла­мент­ских выбо­ров соот­вет­ству­ю­щие струк­ту­ры в Рос­сии совер­шен­но не допус­ка­ли воз­мож­но­сти новой рево­лю­ции в рес­пуб­ли­ке. Москва к это­му не была гото­ва, и ей это не понра­ви­лось. Но сей­час Рос­сия не высту­па­ет про­тив рефе­рен­ду­ма. Москве была бы более понят­на пре­зи­дент­ская фор­ма прав­ле­ния в Кир­ги­зии, когда хотя бы было понят­но, с кем раз­го­ва­ри­вать», — утвер­жда­ет Таа­лат­бек Масадыков.

Этот тезис кос­вен­но под­твер­жда­ет сооб­ще­ние источ­ни­ка в Москве, пере­дан­ное на усло­вии ано­ним­но­сти. «Окон­ча­тель­ное реше­ние о том, как отно­сить­ся к ситу­а­ции в Кир­ги­зии, в Крем­ле еще не при­ня­то. Там пони­ма­ют, что союз “двух бок­се­ров”, Талан­та Мамы­то­ва и Кам­чи­бе­ка Таши­е­ва (оба рань­ше серьез­но зани­ма­лись бок­сом. - Ред.), с Сады­ром Жапа­ро­вым недол­го­ве­чен, а дого­во­рен­но­сти меж­ду ними совер­шен­но не про­зрач­ны», — пояс­нил источник.

Вита­лий ВОЛКОВ, DW
Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Мы не ждем перемен — мы их создаем

ЛОКТЕМ, КОЛЕНОМ ИЛИ ПОСЛАТЬ МОЛЧА

Editor

А где же любящий лидера народ?!