17 C
Астана
11 августа, 2022
Image default

Жанболат Мамай: «Угроза применения санкций – это дамоклов меч над казахстанской властью»

В День памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий в Нур-Сул­тане у мону­мен­та жерт­вам голо­до­мо­ра 1932–33 годов про­шли собра­ния пар­тий «Акжол», «Ел тіре­гі» и ДПК. Самым мас­со­вым из них ста­ло меро­при­я­тие с уча­сти­ем сто­рон­ни­ков Жан­бо­ла­та Мамая – собра­лось чуть более 100 чело­век. Поодаль сто­я­ли тра­ди­ци­он­ные авто­бу­сы, ско­рая помощь, «глу­шил­ка» интер­не­та и поли­ция, но раз­го­нять нико­го не ста­ли. Жан­бо­лат Мамай отве­тил на вопро­сы Exclusive.kz.

– Я думаю, что 31 мая мы долж­ны выхо­дить на пло­ща­ди и тре­бо­вать осво­бож­де­ния поли­ти­че­ских заклю­чен­ных неза­ви­си­мо­го совре­мен­но­го Казах­ста­на. Мы сего­дня почти­ли память тех жертв, кото­рые погиб­ли в 30-ые годы в резуль­та­те мас­со­вых репрес­сий, голо­до­мо­ра, ста­лин­ских пре­сле­до­ва­ний. И в то же вре­мя мы сего­дня озву­чи­ли име­на поли­ти­че­ских заклю­чен­ных Казах­ста­на, кото­рые постра­да­ли из-за сво­их поли­ти­че­ских взгля­дов, граж­дан­ской актив­но­сти. Я думаю, что все эти люди, кото­рые нахо­дят­ся в застен­ках, долж­ны быть осво­бож­де­ны. Госу­дар­ство долж­но не про­сто их немед­лен­но их осво­бо­дить, но и выпла­тить им ком­пен­са­ции. Это люди, кото­рые про­сто выра­жа­ли свою пози­цию. Тот же Арон Ата­бек 15 лет уже нахо­дит­ся в тюрь­ме, его здо­ро­вье ухуд­ша­ет­ся с каж­дым годом, фак­ти­че­ски он сей­час явля­ет­ся инва­ли­дом. Но власть про­дол­жа­ет дер­жать его в застен­ках. Мы тре­бу­ем осво­бож­де­ния Алма­та Жума­гу­ло­ва, Кен­же­бе­ка Аби­ше­ва, Асе­та Аби­ше­ва, Асха­та Жек­се­ба­е­ва, Кай­ра­та Клы­ше­ва, дру­гих акти­ви­стов. Сего­дня мы при­е­ха­ли в Аста­ну, что­бы власть услы­ша­ла нас, что­бы власть уви­де­ла, что есть люди, кото­рые тре­бу­ют сво­бо­ды поли­ти­че­ских заклю­чен­ных и пре­кра­ще­ния пре­сле­до­ва­ния за свои поли­ти­че­ские взгля­ды. Тока­ев обе­щал про­во­дить поли­ти­че­ские рефор­мы, заре­ги­стри­ро­вать поли­ти­че­ские пар­тии, про­ве­сти чест­ные и сво­бод­ные выбо­ры, но ни одно обе­ща­ние выпол­не­но не было. Мы счи­та­ем, что, если власть не хочет соци­аль­но­го взры­ва, поли­ти­че­ских вол­не­ний в Казах­стане, то она долж­на про­ве­сти поли­ти­че­ские рефор­мы, дать воз­мож­ность участ­во­вать в кон­ку­рент­ных выбо­рах, выра­жать свою точ­ку зре­ния, созда­вать пар­тии, созда­вать неза­ви­си­мые СМИ. И толь­ко тогда Казах­стан смо­жет раз­ви­вать­ся. Дру­го­го пути нет.

– Года­ми поли­ти­че­ская оппо­зи­ция фор­ми­ро­ва­ла повест­ку дня в Алма­ты. Все акции, про­те­сты, реак­ции на обще­ствен­ные ини­ци­а­ти­вы про­во­ди­лись в Алма­ты. В Аста­ну при­ез­жа­ли лишь для пере­да­чи пети­ций и под­пи­сей, либо про­сить у пра­ви­тель­ства какие-либо льго­ты. Сего­дняш­ний фор­мат – дру­гой: оппо­зи­ция впер­вые про­во­дит в Астане поли­ти­че­скую акцию. Что это за мес­седж? Оппо­зи­ция будет пере­ез­жать в Астану?

– Пра­ви­тель­ство нахо­дит­ся здесь. Пре­зи­дент нахо­дит­ся в Астане. Поли­ти­че­ская вер­хуш­ка, истеб­лиш­мент нахо­дят­ся в сто­ли­це. Поэто­му мы счи­та­ем, что, поми­мо Алма­ты, мы долж­ны уси­ли­вать про­тест­ную актив­ность в Астане. Сей­час здесь про­жи­ва­ет более 1 млн чело­век. Я не думаю, что все здесь явля­ют­ся чинов­ни­ка­ми и их род­ствен­ни­ка­ми. Есть огром­ное коли­че­ство про­стых людей, кото­рые не доволь­ные сво­им соци­аль­ным и эко­но­ми­че­ским поло­же­ни­ем. Тра­ге­дия сго­рев­ших пяте­рых детей слу­чи­лась в Астане. В сто­ли­це рас­тет соци­аль­ное недо­воль­ство. Мы видим очень кра­си­вые фаса­ды, зда­ния в цен­тре. Но если отъ­е­хать бук­валь­но на 20 км от Аста­ны, в тот же Кос­шы, то уви­дим, что там нет дорог, там нище­та. Поэто­му актив­ность в Астане будет рас­ти. Воз­мож­но, мы созда­дим свои штаб-квар­ти­ры, боль­шие груп­пы в сто­ли­це, кото­рая все чаще ста­но­вит­ся местом протестов.

– В Алма­ты послед­ний земель­ный митинг про­шел без раз­го­на поли­ци­ей, без кетт­лин­га. Сего­дня в сто­лич­ный аки­мат тоже занял сугу­бо наблю­да­тель­ную пози­цию. Вла­сти ста­ли при­слу­ши­вать­ся к мне­нию ДПК, оппо­зи­ции? Или, может быть, повли­я­ли потен­ци­аль­ные санк­ци­он­ные списки?

– Вы упо­мя­ну­ли о санк­ци­он­ных спис­ках. Это дей­стви­тель­но мес­седж США и Евро­пей­ско­го пар­ла­мен­та казах­стан­ским вла­стям. Евро­пар­ла­мент при­нял очень жест­кую резо­лю­цию по Казах­ста­ну, впер­вые про­зву­ча­ли угро­зы при­ме­не­ния санк­ций в отно­ше­нии долж­ност­ных лиц РК. В Кон­грес­се США заго­во­ри­ли о клеп­то­кра­тах Казах­ста­на, о кор­рум­пи­ро­ван­ных чинов­ни­ках. Все это, без­услов­но, вли­я­ет и на пра­ви­тель­ство Казах­ста­на. В то же вре­мя, 31 мая – это день памя­ти жертв голо­до­мо­ра, день памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий. Если бы сего­дня нача­ли при­ме­нять кетт­линг, раз­го­ны, это было бы про­сто кощун­ствен­но. Поэто­му власть тоже извле­ка­ет уро­ки. Она не хочет попасть под санк­ци­он­ные спис­ки, и не хочет выгля­деть совсем уж не пра­виль­но в гла­зах обще­ствен­но­сти. Угро­за при­ме­не­ния санк­ций – это дамо­клов меч над казах­стан­ской вла­стью. Если срав­ни­вать с бело­рус­ским руко­вод­ством, казах­стан­ские чинов­ни­ки име­ют вил­лы, яхты, огром­ные сче­та в запад­ных бан­ках. Санк­ции могут очень боль­но уда­рить по казах­стан­ским чинов­ни­кам. Но демо­кра­ти­че­ские рефор­мы нач­нут­ся толь­ко тогда, когда на пло­ща­дях будут не сот­ни чело­век, а десят­ки тысяч. Сидеть и упо­вать на Запад мы не должны.

– Вы дума­е­те, эти десят­ки тысяч когда-нибудь вый­дут на ули­цы? Когда, по вашим прогнозам?

– Я думаю, что преду­га­дать, когда в Казах­стане будут мас­со­вые про­те­сты, никто не смо­жет. Если посмот­реть на нача­ло 2020 года в Бела­ру­си, то там даже 100–200 чело­век не соби­ра­лись на пло­ща­ди. Там не было боль­ших поли­ти­че­ских групп, боль­ших неза­ви­си­мых СМИ. Но уча­стие Тиха­нов­ской в выбо­рах пре­зи­ден­та ста­ло триг­ге­ром для мас­со­во­го выхо­да на ули­цы Мин­ска. Что ста­нет послед­ней кап­лей народ­но­го тер­пе­ния в нашей стране, пред­ска­зать никто не смо­жет. Соци­аль­но-поли­ти­че­ская ситу­а­ция ухуд­ша­ет­ся. Каких-либо поли­ти­че­ских сво­бод на гори­зон­те не пред­ве­ща­ет­ся. Вполне воз­мож­но, что люди вый­дут на пло­ща­ди, и будут тре­бо­вать поли­ти­че­ских пере­мен в стране.

Это может слу­чить­ся и через месяц, и через год, и через пять лет. Во мно­гом это будет зави­сеть от меж­ду­на­род­ной обста­нов­ки, от цен на нефть, от эко­но­ми­че­ско­го поло­же­ния в стране, от того, что про­ис­хо­дит во вла­сти. Здесь очень мно­го фак­то­ров. Но недо­воль­ство есть. Мож­но про­сто пого­во­рить с людь­ми, что они дума­ют о вла­сти, о режи­ме Назар­ба­е­ва. Еще 10 лет назад мож­но было най­ти людей, кото­рые реаль­но под­дер­жи­ва­ли эту власть. Сей­час вы не най­де­те ни одно­го тако­го чело­ве­ка. На чест­ных, сво­бод­ных выбо­рах кан­ди­дат от пар­тии вла­сти не побе­дит. Поэто­му ситу­а­ция будет менять­ся очень быст­ро. Преду­га­дать это невоз­мож­но, но выход десят­ков тысяч людей на пло­ща­ди вполне реален.

– Сего­дня мно­гие ора­то­ры гово­ри­ли, что людям нуж­но объ­еди­нять­ся. У это­го же мону­мен­та утром высту­па­ли акжо­лов­цы, после – «Ел тіре­гі», и мно­гие из сто­рон­ни­ков Аль­та­е­ва реши­ли остать­ся на меро­при­я­тие ДПК. Не буду гово­рить о «пла­чу­щей» пар­тии, но, может быть, ведут­ся пере­го­во­ры об объ­еди­не­нии уси­лий с «Ел тіре­гі» либо о созда­нии коа­ли­ции с ней?

– Сего­дня мы раз­го­ва­ри­ва­ли с Кай­ыр­лы Омар (член коор­ди­на­ци­он­но­го сове­та оппо­зи­ции – авт.), граж­дан­ски­ми акти­ви­ста­ми Аста­ны. Они тоже созда­ют какой-то совет, хотят объ­еди­нить­ся, выра­бо­тать общую повест­ку дня. Я им пред­ло­жил одно: «Если вы хоти­те объ­еди­не­ния и выра­бот­ки еди­ной пози­ции, давай­те в Астане про­ве­дем митинг, выдви­нем общую поли­ти­че­скую повест­ку дня всех поли­ти­че­ских групп и пар­тий». Этот митинг может выкри­стал­ли­зо­вать и дать поч­ву для объ­еди­не­ния. Мы не долж­ны про­сто сидеть за круг­лым сто­лом, на сло­вах объ­еди­нять­ся. Это не вари­ант. Един­ствен­ный вари­ант – объ­еди­нять­ся делом, поступ­ка­ми. Когда мы будем совер­шать поступ­ки, тогда мы уви­дим, у кого реаль­ное жела­ние бороть­ся с этой вла­стью, а у кого – нет. Мы гото­вы при­е­хать из Алма­ты. Я думаю, это послу­жит хоро­шим моти­вом для объ­еди­не­ния про­тестных групп. Я вижу, что оппо­зи­ция гото­ва к объ­еди­не­нию и, воз­мож­но, общий митинг состо­ит­ся в бли­жай­шее время.

– А если вам воз­ра­зят, что нуж­но полу­чить раз­ре­ше­ния вла­стей на митинг?

– Если у них будет такая пози­ция, то люди это уви­дят. Мы не будем гово­рить, кто пло­хой, у кого пло­хая орга­ни­за­ция, а у кого – хоро­шая. Люди сами это уви­дят и сде­ла­ют выбор, я думаю.Махамбет Абжан

Источ­ник: https://www.exclusive.kz/

архивные статьи по теме

Власть продолжает разорять – бунт продолжает зреть…

Аннета ЭСС: «Ожидание девальвации хуже самой девальвации»

Автомобилисты готовы митинговать