16 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

Еще один инструмент давления на прессу

Нур­сул­тан Назар­ба­ев пред­ло­жил Мини­стер­ству куль­ту­ры раз­ра­бо­тать наци­о­наль­ный кодекс эти­ки для жур­на­ли­стов, что­бы «огра­дить чита­те­лей от иска­жен­ной инфор­ма­ции». Эта новость заста­ви­ла меди­а­экс­пер­тов весь день отве­чать на звон­ки «горя­чей линии» – сооб­ще­ство пыта­ет­ся очер­тить бере­га: зачем нужен кодекс от пре­зи­ден­та и чем он может гро­зить прессе. 

 

Автор: Ири­на МЕДНИКОВА

 

Мне­ни­ем об ини­ци­а­ти­ве с нами поде­ли­лась гла­ва фон­да защи­ты сво­бо­ды сло­ва «Адил соз» Тама­ра Калеева.

- Тамар Мис­хадов­на, как Вы оце­ни­ва­е­те пред­ло­же­ние пре­зи­ден­та? Нор­ма­лен ли в прин­ци­пе этот при­каз свер­ху для всех без исклю­че­ния СМИ, не толь­ко государственных? 

- Ни один эти­че­ский мораль­ный и нрав­ствен­ный кодекс нико­гда не при­ни­мал­ся по ука­за­нию свы­ше, пото­му что это изна­чаль­но обре­че­но не на успех, а на про­вал. В исто­рии Казах­ста­на уже очень мно­го этих кодек­сов. Я пом­ню кодекс глав­ных редак­то­ров, кодекс «Чистые руки», кодекс «Чистые перья», декла­ра­цию нрав­ствен­ных основ казах­стан­ских жур­на­ли­стов — по-мое­му, она до сих пор висит на сай­те Кон­грес­са жур­на­ли­стов Казахстана.

- И как они работали?

- Одно дело про­пи­сать эти нор­мы, дру­гое дело — сле­до­вать им. Эти­ка это не пра­во, ее не внед­ришь с помо­щью зако­нов и под­за­кон­ных актов. У чело­ве­ка либо есть эти­ка, либо ее нет, и либо есть воз­мож­ность сле­до­вать сво­им эти­че­ским нор­мам, либо нет. Если чело­век хочет зара­бо­тать и он счи­та­ет, что это самое глав­ное, а как и где его сло­во отзо­вет­ся, ему пле­вать, он под­пи­шет любой кодекс и будет над этим сме­ять­ся. Если у чело­ве­ка есть совесть, он поста­ра­ет­ся хотя бы сле­до­вать прин­ци­пу «не навре­ди». Я счи­таю, что для жур­на­ли­ста глав­ное — писать так, что­бы не навре­дить людям, может быть, в ущерб сен­са­ци­он­но­сти и еще чему-то.

Могу еще доба­вить, что кодекс — это меха­низм само­ре­гу­ля­ции жур­на­лист­ско­го сооб­ще­ства. И наш фонд счи­та­ет, что само­ре­гу­ля­ция жур­на­лист­ско­го сооб­ще­ства начи­на­ет­ся тогда, когда нет избыт­ка пра­во­вых норм, огра­ни­че­ний. Все эти кодек­сы необ­хо­ди­мы в тех стра­нах, где нет зако­на о СМИ, нет Мини­стер­ства информации.

В усло­ви­ях же наше­го репрес­сив­но­го зако­но­да­тель­ства и репрес­сив­ной пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки раз­ра­ба­ты­вать этот кодекс — все рав­но что при­зы­вать рабов на гале­ры. Мало вам над­смотр­щи­ков, так вы еще и сами друг за дру­гом сле­ди­те, сами себя дис­ци­пли­ни­руй­те, что­бы друж­нее гре­сти. Казах­стан­ское сооб­ще­ство не на том уровне сво­бо­ды, что­бы кодек­сы про­фес­си­о­наль­ной эти­ки жур­на­ли­стов были реаль­но регу­ли­ру­ю­щим документом.

- Зачем тогда нужен оче­ред­ной кодекс и кому?

- Оче­ред­ное ука­за­ние пре­зи­ден­та будет очень быст­ро испол­не­но. Я думаю, что сей­час у нас доста­точ­но гон­го, кото­рые возь­мут под козы­рек, тем более что рабо­тать мно­го не надо над эти­ми кодек­са­ми. В миро­вой прак­ти­ке на все слу­чаи жиз­ни их выра­бо­та­ны сот­ни, если не тыся­чи. Что-нибудь быст­рень­ко состря­па­ют, на каком-нибудь оче­ред­ном офи­ци­аль­ном фору­ме при­мут, пове­сят на какой-то сайт и спо­кой­но забу­дут. Это не пер­вый раз делается.

Дру­гое дело — в исто­рии казах­стан­ской жур­на­ли­сти­ки были ситу­а­ции, когда в кодек­сах было зало­же­но усло­вие, что его нару­ше­ние ведет к уволь­не­нию жур­на­ли­ста. Это было доста­точ­но дав­но, но пом­ню, что тогда наш фонд тоже высту­пал с заяв­ле­ни­ем, что это невоз­мож­но и про­ти­во­ре­чит зако­ну. Уволь­не­ние не может зави­сеть от эти­че­ских стан­дар­тов, а толь­ко от пра­во­вых норм.

Тут, я думаю, есть опас­ность, посколь­ку сам пре­зи­дент дал отмаш­ку, что этот кодекс несо­мнен­но ста­нет пред­ло­гом для непра­во­вой рас­пра­вы над жур­на­ли­ста­ми, кото­рые про­ви­ни­лись перед кем угод­но и как угод­но. Рас­пра­вы с неугод­ны­ми жур­на­ли­ста­ми — думаю, что это един­ствен­ное реаль­ное зна­че­ние это­го буду­ще­го кодекса.

- Цель кодек­са, как заявил автор идеи, — ограж­де­ние чита­те­лей и зри­те­лей от иска­жен­ной инфор­ма­ции, но мож­но ли это сде­лать с помо­щью кодек­са? И как? Не счи­та­е­те ли Вы это цензурой?

- Ой, ну есте­ствен­но… Глав­ное — вос­пе­вать госу­дар­ство. Мож­но ска­зать очень мно­го кра­си­вых фраз, обо­зна­чить и инте­ре­сы чита­те­ля, и инте­ре­сы госу­дар­ства, и инте­ре­сы обще­ства, и инте­ре­сы под­пис­чи­ков и зри­те­лей. Я не могу оспа­ри­вать эту цель, это хоро­шая цель. Но это все обре­че­но на неуда­чу изна­чаль­но, нрав­ствен­ные зако­ны — внут­ри нас. Общая атмо­сфе­ра вокруг нас либо спо­соб­ству­ет про­яв­ле­нию этих нрав­ствен­ных основ, либо противодействует.

Если редак­тор циник и застав­ля­ет жур­на­ли­стов убла­жать рекла­мо­да­те­ля, что­бы полу­чать от него день­ги, и если соб­ствен­ник СМИ — циник и гово­рит: «давай-ка сде­лай очерк» про это­го чинов­ни­ка, пото­му что я от него зави­шу или он мне нужен, о какой эти­ке мож­но гово­рить? И о какой эти­ке мож­но гово­рить, когда у нас нет редак­ци­он­ной само­сто­я­тель­но­сти, жур­на­лист не ограж­ден в сво­их про­фес­си­о­наль­ных пра­вах от про­из­во­ла того же редак­то­ра, когда у него нет соци­аль­ных гаран­тий, когда тру­до­вые дого­во­ры заклю­ча­ют­ся как попа­ло, если вооб­ще заклю­ча­ют­ся, когда аким счи­та­ет себя впра­ве сме­нить любо­го редак­то­ра, закрыть газету.

Груст­но и неле­по гово­рить в этих усло­ви­ях о кодек­сах, кото­рые помо­гут наше­му чита­те­лю. И если оце­ни­вать сего­дняш­нюю ситу­а­цию со сво­бо­дой выра­же­ния, то это будет еще один инстру­мент дав­ле­ния и на редак­ции, и на журналистов.

Read the original post:
Еще один инстру­мент дав­ле­ния на прессу

архивные статьи по теме

Владимир Козлов готов к голодовке

Мясной рынок сдадим России без боя

В названии статьи Токаева увидели аналогии с фильмом о фюрере

Editor