-7 C
Астана
2 октября, 2022
Image default

Досым Сатпаев: «выборы в Казахстане не создают предохранительный механизм от эффекта парового котла, который рано или поздно может взорваться»

Отра­жа­ют ли ито­ги выбо­ров реаль­ные пред­по­чте­ния изби­ра­те­лей? К чему при­ве­дет под­держ­ка вла­сти непо­пу­ляр­ных пар­тий? Воз­мож­но ли в окру­же­нии авто­ри­тар­ных Китая и Рос­сии создать ост­ров демо­кра­тии в Казах­стане? Что ждет стра­ну после дей­ству­ще­го пре­зи­ден­та? Об этом и мно­гом дру­гом рас­ска­зы­ва­ет неза­у­ряд­ный интел­лек­ту­ал, извест­ный поли­то­лог, дирек­тор Груп­пы оцен­ки рис­ков Досым САТПАЕВ. 

- Завер­ши­лись пар­ла­мент­ские выбо­ры. Отра­жа­ют ли их ито­ги реаль­ные пред­по­чте­ния изби­ра­те­лей? Каков истин­ный уро­вень под­держ­ки сре­ди насе­ле­ния пра­вя­щей пар­тии «Нур Отан»?

Dosym_Satpayev

- В иде­а­ле любые выбо­ры явля­ют­ся тестом на попу­ляр­ность и под­держ­ку тех или иных поли­ти­ков или пар­тий. В нашем слу­чае выбо­ры всех уров­ней дав­но уже ста­ли свое­об­раз­ным поли­ти­че­ским риту­а­лом, где все роли про­пи­са­ны, а резуль­тат изве­стен. То же самое каса­ет­ся и пар­ла­мент­ских выбо­ров, так как реаль­ные пред­по­чте­ния изби­ра­те­лей мож­но выяс­нить толь­ко в усло­ви­ях реаль­ной элек­то­раль­ной борь­бы. Но у нас боль­ше оза­бо­че­ны обес­пе­че­ни­ем явки к изби­ра­тель­ным уров­ням, поэто­му акцент дела­ет­ся на созда­ние мас­сов­ки, а не на рабо­ту с элек­то­ра­том. Что каса­ет­ся пар­тии «Нур Отан», то она напо­ми­на­ет мне КПСС кон­ца 80‑х годов. Фор­маль­но у нее вро­де мно­го чле­нов. Есть под­держ­ка со сто­ро­ны вла­сти. Но и лояль­ность к этой пар­тии у мно­гих чле­нов так­же боль­ше фор­маль­ная, конъ­юнк­тур­ная, карьер­ная. Это, кста­ти, при­ве­ло к тому, что во вре­мя раз­ва­ла СССР мало кто из мно­го­мил­ли­он­ной армии пар­тий­цев высту­пил в под­держ­ку того же ГКЧП, лаге­ря кон­сер­ва­то­ров из КПСС. Поэто­му реаль­ную под­держ­ку «Нур Ота­на» в обще­стве сей­час мог­ли бы пока­зать реаль­ные выбо­ры, а не их ими­та­ция. А в буду­щем реаль­ная и мифи­че­ская под­держ­ка пар­тии про­явит­ся во вре­мя тран­зи­та власти.
Ведь теку­щая сила «Нур Ота­на» не в самой пар­тии, а в ее при­вяз­ке к фигу­ре дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та. Но в этом и сла­бость пар­тии, так как она слиш­ком персонифицирована.
Таким обра­зом, оче­ред­ные досроч­ные выбо­ры в Казах­стане не созда­ют рабо­та­ю­щий предо­хра­ни­тель­ный меха­низм от эффек­та паро­во­го кот­ла, кото­рый рано или позд­но может взо­рвать­ся. Актив­но под­дер­жи­вая искус­ствен­ные и непо­пу­ляр­ные пар­тии, власть попа­да­ет в состо­я­ние опас­ной иллю­зии пол­но­стью кон­тро­ли­ру­е­мой ситуации.

Кста­ти, здесь вспо­ми­на­ет­ся «кон­цеп­ция инфор­ма­ци­он­ной эко­но­ми­ки» в рам­ках нео­клас­си­че­ской шко­лы эко­но­ми­ки, кото­рая так­же объ­яс­ня­ет поро­ки дефор­ми­ро­ван­ной инфор­ма­ци­он­ной пет­ли, но на при­ме­ре функ­ци­о­ни­ро­ва­ния эко­но­ми­че­ских систем. Как пишет Ха-Джун ЧАНГ (один из веду­щих экс­пер­тов по раз­ви­ва­ю­щим­ся рын­кам и автор кни­ги «Как устро­е­на эко­но­ми­ка»), отца­ми этой кон­цеп­ции были Джо­зеф СТИГЛИЦ, Джордж АКЕРЛОФ, Май­кл СПЕНС, кото­рые счи­та­ли, что «инфор­ма­ци­он­ная эко­но­ми­ка объ­яс­ня­ет, поче­му асси­мет­рич­ная инфор­ма­ция – когда одна из сто­рон рыноч­но­го обме­на зна­ет то, чего не зна­ет дру­гая, — при­во­дит к сбо­ям в рабо­те рын­ков и даже к их краху».

То есть, с точ­ки зре­ния этих эко­но­ми­стов, доми­ни­ро­ва­ние асси­мет­рич­ной инфор­ма­ции может при­ве­сти к раз­ру­ше­нию рын­ков. Ана­ло­гич­ная ситу­а­ция может воз­ник­нуть и с поли­ти­че­ски­ми систе­ма­ми, где полу­ча­е­мая вла­стью инфор­ма­ция не соот­вет­ству­ет реаль­ной дей­стви­тель­но­сти по при­чине того, что все основ­ные инфор­ма­ци­он­ные пото­ки она замкну­ла внут­ри госу­дар­ствен­но­го аппа­ра­та, парал­лель­но сокра­тив рабо­ту с допол­ни­тель­ны­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми кана­ла­ми из него­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра, в том чис­ле со сто­ро­ны партий.

- По неко­то­рым пред­по­ло­же­ни­ям, новый созыв пар­ла­мен­та будет актив­но участ­во­вать в тран­зи­те вла­сти и его леги­ти­ми­за­ции. Сле­ду­ет ли ожи­дать того, что ново­из­бран­ный мажи­лис будет утвер­ждать пре­ем­ни­ка елба­сы? Мож­но ли пола­гать, что про­шед­шие пре­зи­дент­ские и пар­ла­мент­ские выбо­ры – послед­ние элек­то­раль­ные кам­па­нии Нур­сул­та­на Абишевича?

— Во вре­мя дня голо­со­ва­ния, 20 мар­та, пре­зи­дент так­же заявил о том, что не исклю­ча­ет транс­фор­ма­цию поли­ти­че­ской систе­мы Казах­ста­на и вне­се­ния изме­не­ний в Кон­сти­ту­цию, в том чис­ле для уси­ле­ния пар­ла­мен­та. Кста­ти, в 2013 году в нашей кни­ге «Суме­реч­ная зона, или Ловуш­ки пере­ход­но­го пери­о­да» мы как раз пред­ла­га­ли начать такую транс­фор­ма­цию. Инте­рес­но то, что на эту же тему в послед­нее вре­мя актив­но высту­па­ет и спи­кер cена­та Касым-Жомарт ТОКАЕВ. То есть такой сце­на­рий уже рассматривается.

В иде­а­ле это мог­ло бы сде­лать пар­ла­мент кол­лек­тив­ным пре­ем­ни­ком во вре­мя тран­зи­та вла­сти. Ведь кем бы ни был буду­щий пре­ем­ник дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та, ему надо опи­рать­ся не толь­ко на свою груп­пи­ров­ку, но и на поли­ти­че­ские институты.

Хотя пока идут толь­ко раз­го­во­ры. Более того, в нояб­ре про­шло­го года пре­зи­дент намек­нул, что всем луч­ше дер­жать­ся за него, так как сле­ду­ю­щий гла­ва госу­дар­ства может быть хуже. Поэто­му дело не в том, будут ли эти выбо­ры послед­ни­ми для дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та. Более важ­ным явля­ет­ся вопрос, успе­ет ли он сфор­ми­ро­вать силь­ные поли­ти­че­ские инсти­ту­ты, кото­рые изба­ви­ли бы стра­ну от ловуш­ки опас­но­го про­ти­во­по­став­ле­ния: пре­ем­ник — антипреемник.

- В веду­щих миро­вых изда­ни­ях выхо­дит нема­ло мате­ри­а­лов о том, что сни­же­ние цен на энер­го­но­си­те­ли при­ве­дет к неми­ну­е­мо­му паде­нию неф­тя­ных авто­ри­тар­ных режи­мов. А как подей­ству­ет в бли­жай­шей и дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве паде­ние цен на «чер­ное золо­то» на поли­ти­че­скую ситу­а­цию в Казахстане?

— На офи­ци­аль­ном уровне при­зна­ют, что 2016 год будет тяже­лым для казах­стан­ской эко­но­ми­ки, а сле­до­ва­тель­но, сохра­ня­ет­ся риск роста соци­аль­ной напря­жен­но­сти. Тем более что министр здра­во­охра­не­ния и соци­аль­но­го раз­ви­тия РК Тама­ра ДУЙСЕНОВА уже сооб­щи­ла о том, что в Казах­стане из-за паде­ния цен на нефть до кон­ца 2015 года лиши­лись рабо­ты око­ло 50 тысяч чело­век. При этом она не уточ­ни­ла, о работ­ни­ках каких пред­при­я­тий идет речь. В то вре­мя как министр энер­ге­ти­ки РК В. ШКОЛЬНИК уже посчи­тал, что сре­ди работ­ни­ков неф­те­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний при цене ниже 50 дол­ла­ров за бар­рель риск поте­ри рабо­чих мест может соста­вить до 10%, то есть до 7 тысяч чело­век. Инте­рес­но то, что эти заяв­ле­ния дела­ют­ся, даже несмот­ря на под­пи­сан­ные мемо­ран­ду­мы с круп­ны­ми добы­ва­ю­щи­ми ком­па­ни­я­ми по пово­ду сохра­не­ния соци­аль­ной ста­биль­но­сти в тру­до­вых кол­лек­ти­вах в пери­од сни­же­ния цен на нефть и обес­пе­че­ния тру­до­вых прав и гаран­тий работ­ни­ков. При этом соци­аль­ные взры­вы могут воз­ник­нуть по любо­му поводу.

Дру­гой вопрос, что все эти точ­ки напря­же­ния име­ют локаль­ные мас­шта­бы, так как в стране уже нет ни одной обще­рес­пуб­ли­кан­ской поли­ти­че­ской орга­ни­за­ции оппо­зи­ци­он­ной направ­лен­но­сти, кото­рая мог­ла бы суще­ству­ю­щие про­тестные настро­е­ния в стране кана­ли­зи­ро­вать в виде тре­бо­ва­ний. То есть на дан­ный момент у вла­сти не оста­лось ста­рых поли­ти­че­ских оппо­нен­тов из чис­ла оппо­зи­ции ни за пре­де­ла­ми Казах­ста­на, ни внут­ри стра­ны. А новые еще не появились.

- В поли­ти­че­ской нау­ке суще­ству­ет такое поня­тие, как «месть гео­гра­фии». Воз­мож­но ли побе­дить гео­гра­фию и постро­ить демо­кра­ти­че­ское и раз­ви­тое госу­дар­ство в окру­же­нии таких круп­ных сосе­дей, как Китай и Рос­сия? Смо­гут ли демо­кра­ти­че­ские инсти­ту­ты выжить в казах­ских сте­пях и дать тол­чок к раз­ви­тию государства?

— Отве­чая на ваш вопрос, я вспо­ми­наю конец 90‑х годов, когда будучи аспи­ран­том про­хо­дил повы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции в поль­ском Кра­ко­ве по сво­ей спе­ци­аль­но­сти «поли­ти­че­ская нау­ка». И тогда на одном меро­при­я­тии встре­тил­ся с одним из извест­ных поль­ских жур­на­ли­стов, дис­си­ден­тов и обще­ствен­ных дея­те­лей Ада­мом МИХНИКОМ. В ходе ожив­лен­ной дис­кус­сии я задал ему вопрос, как раз свя­зан­ный с гео­гра­фи­че­ским детер­ми­низ­мом: «Адам, давай­те пред­ста­вим, что не Казах­стан, а Поль­ша ока­за­лась бы в окру­же­нии неде­мо­кра­ти­че­ских госу­дарств в лице Рос­сии, Китая или Узбе­ки­ста­на. Смог­ла бы тогда Поль­ша быст­ро постро­ить демо­кра­ти­че­ское обще­ство?» Он поду­мал и отве­тил, что вряд ли. И под­черк­нул, что гео­гра­фи­че­ское окру­же­ние дей­стви­тель­но игра­ет боль­шое зна­че­ние с точ­ки зре­ния вли­я­ния на внут­рен­ние поли­ти­че­ское про­цес­сы сосед­них стран.

Поэто­му, по его мне­нию, Поль­ше повез­ло, что гео­гра­фи­че­ски она нахо­ди­лась по сосед­ству с демо­кра­ти­че­ски­ми стра­на­ми. В конеч­ном сче­те и Рос­сии, и Китаю более ком­форт­но вести диа­лог с более при­выч­ны­ми авто­ри­тар­ны­ми систе­ма­ми, чем с демо­кра­ти­че­ски­ми. Но это не зна­чит, что мы нахо­дим­ся в гео­гра­фи­че­ском тупи­ке с точ­ки зре­ния поли­ти­че­ско­го раз­ви­тия. И здесь доволь­но инте­рес­ным для нас может быть при­мер Мон­го­лии, кото­рая, тоже нахо­дясь в окру­же­нии неде­мо­кра­ти­че­ских госу­дарств, смог­ла выстро­ить более или менее кон­ку­рент­ную поли­ти­че­скую систему.

По край­ней мере, пар­ла­мент­ские выбо­ры в этой стране более при­бли­же­ны к поня­тию «выбо­ры», чем у нас. Ана­ло­гич­ная ситу­а­ция с демо­кра­тич­ным Изра­и­лем, кото­рый вооб­ще дол­гое вре­мя нахо­дит­ся во враж­деб­ном и дале­ко не демо­кра­ти­че­ском гео­гра­фи­че­ском окру­же­нии. Поэто­му ниче­го не пред­опре­де­ле­но. Глав­ное — иметь поли­ти­че­скую волю, под­держ­ку в эли­те и в обще­стве с точ­ки зре­ния про­ве­де­ния демо­кра­ти­че­ских реформ.

- «Араб­ская вес­на» и дру­гие рево­лю­ции в мире пока­зы­ва­ют, что на сме­ну авто­ри­тар­ным режи­мам не обя­за­тель­но при­хо­дит демо­кра­тия. Пло­да­ми рево­лю­ции вполне могут вос­поль­зо­вать­ся исла­ми­сты, наци­о­на­ли­сты или дру­гие анти­де­мо­кра­ти­че­ские силы. Что может стать аль­тер­на­ти­вой авто­ри­та­риз­му у нас? Гото­вы ли казах­стан­цы к демо­кра­ти­че­ским преобразованиям?

— Авто­ри­та­ризм тоже быва­ет раз­ный. Есть у него и модер­ни­за­ци­он­ная вер­сия, как некий пере­ход­ный этап к демо­кра­ти­че­ском обще­ству. Через такую модель про­хо­ди­ли мно­гие стра­ны, кото­рые сей­час име­ют более или менее рабо­та­ю­щий демо­кра­ти­че­ский меха­низм. Я не иде­а­лист и пони­маю, что быст­ро создать такой меха­низм не полу­чит­ся. Но учить людей тому, как он рабо­та­ет, нуж­но уже сей­час. Поэто­му любые раз­го­во­ры о том, что обще­ство не гото­во к демо­кра­тии, невер­ны, так как оно нико­гда не будет к нему гото­во, если посте­пен­но не повы­шать уро­вень поли­ти­че­ской куль­ту­ры и не учить людей осо­зна­вать себя граж­да­на­ми стра­ны, от кото­рых хоть что-то зави­сит. Кста­ти, пре­зи­дент 20 мар­та так­же под­нял тему о том, что Казах­стан не надо торо­пить с демо­кра­ти­че­ским развитием.

Этот тезис укла­ды­ва­ет­ся в дав­нюю тео­рию Акор­ды о нали­чии «тре­тье­го пути» раз­ви­тия стра­ны, с уче­том ее исто­ри­че­ской, куль­тур­ной и поли­ти­че­ской спе­ци­фи­ки. Кста­ти, не так дав­но руко­вод­ство Казах­ста­на свя­за­ло нача­ло демо­кра­ти­че­ских реформ с уве­ли­че­ни­ем доли сред­не­го клас­са в стране до 50%. Сей­час, по офи­ци­аль­ным дан­ным, эта доля состав­ля­ет око­ло 20–30%. Хотя она может быть еще мень­ше. При этом гла­ва госу­дар­ства сде­лал акцент на пре­иму­ще­стве ази­ат­ской моде­ли раз­ви­тия, гово­ря об опы­те Син­га­пу­ра и Малай­зии. Тем самым, с точ­ки зре­ния вла­сти, в Казах­стане необ­хо­ди­мо сохра­нить авто­ри­тар­ную модель раз­ви­тия, так как, по мне­нию пре­зи­ден­та, суще­ству­ет опас­ность в слу­чае «фор­си­ро­ван­ной демо­кра­ти­за­ции». Но про­шло уже 25 лет с момен­та обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти, и мы видим обрат­ный про­цесс. Не в сто­ро­ну демо­кра­ти­че­ско­го раз­ви­тия, а в сто­ро­ну кон­сер­ва­ции суще­ству­ю­щей поли­ти­че­ской системы.

- Даже по срав­не­нию с Совет­ским Сою­зом, где были Полит­бю­ро, пар­тий­ные орга­ны, в Казах­стане, кро­ме дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та, нет ни одно­го дее­спо­соб­но­го инсти­ту­та вла­сти. Каким будет Казах­стан после НАЗАРБАЕВА? Есть ли буду­щее у госу­дар­ства без елба­сы? Пере­жи­вет ли неза­ви­си­мое казах­ское госу­дар­ство сво­е­го пер­во­го президента?

— Глав­ное для стра­ны во вре­мя тран­зи­та вла­сти — сохра­нить поли­ти­че­скую ста­биль­ность для под­го­тов­ки к посте­пен­ным, про­ду­ман­ным поли­ти­че­ским рефор­мам, кото­рые долж­ны идти парал­лель­но с эко­но­ми­че­ской модер­ни­за­ци­ей. Любой кон­фликт, любое столк­но­ве­ние (меж­эт­ни­че­ское, меж­ре­ли­ги­оз­ное или соци­аль­ное) может бро­сить стра­ну в эпо­ху сму­ты, хао­са и даже поте­ри неза­ви­си­мо­сти, так как жела­ю­щих отку­сить у Казах­ста­на кусок пожир­нее нема­ло. При­мер с Укра­и­ной хоро­шо гово­рит о том, что стра­на сна­ча­ла начи­на­ет раз­ва­ли­вать­ся изнут­ри, а толь­ко потом ее начи­на­ют делить уже извне. Но сохра­не­ние ста­биль­но­сти отнюдь не озна­ча­ет сохра­не­ние поли­ти­че­ско­го ста­тус-кво. Дол­жен начать­ся обще­на­ци­аль­ный диа­лог с уча­сти­ем вла­сти и пред­ста­ви­те­лей раз­лич­ных обще­ствен­ных сег­мен­тов для раз­ра­бот­ки «дорож­ной кар­ты» поли­ти­че­ско­го раз­ви­тия. Этот диа­лог важен, так как в любом слу­чае появят­ся ради­ка­лы, кото­рые будут заин­те­ре­со­ва­ны в деста­би­ли­за­ции обста­нов­ки в стране, вплоть до про­во­ци­ро­ва­ния кон­флик­тов. Ведь в мут­ной воде лег­че ловить золо­тую рыб­ку. Имен­но поэто­му дру­гой тре­вож­ный момент, на кото­рый сле­ду­ет обра­щать вни­ма­ние, это сра­щи­ва­ние экс­тре­миз­ма с вла­стью. Вся про­бле­ма в том, что ни у кого нет точ­ной инфор­ма­ции по пово­ду уров­ня пас­сив­ной про­тестно­сти внут­ри наше­го бюро­кра­ти­че­ско­го аппарата.

Не ясно, какое коли­че­ство чинов­ни­ков явля­ют­ся при­вер­жен­ца­ми той или иной рели­ги­оз­ной или псев­до­ре­ли­ги­оз­ной идеи.

Это «чер­ный ящик». Хотя, как пока­зы­ва­ют собы­тия в том же Егип­те, «Бра­тья мусуль­мане» вре­мен­но при­шли к вла­сти после Хос­ни МУБАРАКА в том чис­ле и пото­му, что смог­ли инкор­по­ри­ро­вать внутрь бюро­кра­ти­че­ско­го аппа­ра­та стра­ны и даже в сило­вые струк­ту­ры сво­их сто­рон­ни­ков, кото­рые про­сто сиде­ли и жда­ли часа «Х» и «сиг­наль­но­го огня». Есте­ствен­но, что мно­гие экс­тре­мист­ские струк­ту­ры все­гда будут заин­те­ре­со­ва­ны в появ­ле­нии сво­их пред­ста­ви­те­лей во вла­сти. И этот тро­ян­ский конь будет ждать сво­е­го момен­та, како­вым ста­нет тран­зит вла­сти. Ведь при смене вла­сти в Казах­стане воз­мо­жен риск опре­де­лен­ной деста­би­ли­за­ции, пусть даже вре­мен­ной, обра­зо­ва­ние неко­е­го ваку­у­ма, что может при­ве­сти к акти­ви­за­ции опре­де­лен­ных сил.

- Демо­кра­тия и поли­ти­че­ская кон­ку­рен­ция при­но­сят нема­ло диви­ден­дов круп­ным биз­не­сме­нам и оли­гар­хам. Они полу­ча­ют воз­мож­ность не толь­ко вести биз­нес, но и актив­но участ­во­вать в поли­ти­че­ской гон­ке. Яркие тому при­ме­ры – Дональд ТРАМП в США, Петр ПОРОШЕНКО в Укра­ине. Насколь­ко казах­стан­ские оли­гар­хи гото­вы участ­во­вать в поли­ти­че­ской жиз­ни в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од? Не при­ве­дут ли бит­вы тол­сто­су­мов к поли­ти­че­ским потря­се­ни­ям в стране?

— Часть из них про­сто уедет, что­бы пере­ждать смут­ные вре­ме­на. Неда­ром в Казах­стане дав­но уже суще­ству­ет шут­ка о том, что у нашей эли­ты кро­ме Аста­ны есть еще две сто­ли­цы: север­ная – Лон­дон и южная – Дубай.
В кни­ге «Суме­реч­ная зона, или Ловуш­ки пере­ход­но­го пери­о­да» мы с кол­ле­га­ми уже писа­ли, что основ­ная борь­ба за леги­тим­ность и стра­те­ги­че­скую поли­ти­че­скую ини­ци­а­ти­ву в «суме­реч­ной зоне» будет идти меж­ду тре­мя группами.
Пер­вая — это груп­па ста­тус-кво (эли­та, часть бюро­кра­ти­че­ско­го аппа­ра­та и часть обще­ства). Их глав­ная зада­ча — мак­си­маль­но рас­тя­нуть бес­кон­фликт­ное суще­ство­ва­ние дей­ству­ю­щей системы.
Вто­рая груп­па — рефор­ма­то­ры (сто­рон­ни­ки мяг­кой транс­фор­ма­ции систе­мы). Сюда так­же могут вой­ти часть эли­ты и бюро­кра­ти­че­ско­го аппа­ра­та, а так­же кон­струк­тив­ная часть обще­ства. При этом рефор­ма­то­ры будут искать под­держ­ку в той части оппо­зи­ци­он­но­го поля, кото­рая так­же высту­па­ет за эво­лю­ци­он­ную модель транзита.

Тре­тьи игро­ки — это ради­каль­ные груп­пы, кото­рые будут высту­пать за быст­рое раз­ру­ше­ние суще­ству­ю­щей систе­мы с целью рас­чист­ки поля для укреп­ле­ния сво­ей леги­тим­но­сти. К их чис­лу мож­но отне­сти не толь­ко экс­тре­мист­ские и тер­ро­ри­сти­че­ские орга­ни­за­ции, но так­же часть поли­ти­че­ской и биз­нес-эли­ты стра­ны. Ведь те, кто оста­нет­ся, есте­ствен­но, будут заин­те­ре­со­ва­ны сохра­нить свою соб­ствен­ность, что невоз­мож­но сде­лать без нали­чия поли­ти­че­ской вла­сти. Поэто­му борь­ба меж­ду оли­гар­хи­че­ски­ми груп­па­ми вполне реаль­на. Как это было на Укра­ине перед поте­рей части тер­ри­то­рии. Хуже все­го, если в этой борь­бе дан­ные груп­пы попы­та­ют­ся най­ти под­держ­ку у внеш­них игро­ков. Тогда наша стра­на может стать раз­мен­ной моне­той меж­ду круп­ны­ми гео­по­ли­ти­че­ски­ми участниками.

- Эко­но­ми­че­ский кри­зис все боль­ше тол­ка­ет Казах­стан в объ­я­тия Китая. Акор­да про­дол­жа­ет брать огром­ные день­ги в виде дол­гов и инве­сти­ций от Пеки­на. К чему при­ве­дет эко­но­ми­че­ская и финан­со­вая зави­си­мость РК от КНР? Чем угро­жа­ет уси­ле­ние вли­я­ния Китая в нашем регионе?

— Не сле­ду­е­ет пере­оце­ни­вать зна­чи­мость Казах­ста­на в гла­зах Китая. Мы для Пеки­на инте­рес­ны лишь с точ­ки зре­ния трех изме­ре­ний. Во-пер­вых, как источ­ник сырья. Во-вто­рых, как парт­нер в рам­ках обес­пе­че­ния реги­о­наль­ной без­опас­но­сти, так как Китай очень силь­но обес­по­ко­ен риском сра­щи­ва­ния сепа­ра­тист­ских настро­е­ний в том же СУАР с ради­ка­ла­ми Цен­траль­ной Азии. В‑третьих, как тран­зит­ная зона для реа­ли­за­ции сво­ей новой про­грам­мы «Эко­но­ми­че­ский пояс Шел­ко­во­го пути».

Сле­ду­ет отме­тить, что не толь­ко Казах­стан, но и прак­ти­че­ски все стра­ны Цен­траль­ной Азии уже нахо­дят­ся под кре­дит­ным зон­ти­ком Китая. И мож­но уже сей­час при­знать, что с эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния Рос­сия поте­ря­ла реги­он, даже несмот­ря на попыт­ку рас­ши­рить бес­пер­спек­тив­ный ЕАЭС за счет того же Кыр­гыз­ста­на. При этом, в отли­чие от Рос­сии, Китай боль­ше дела­ет став­ку на «мяг­кую эко­но­ми­че­скую силу», когда мож­но через посте­пен­ную при­вяз­ку эко­но­мик сосед­них стран к сво­ей кре­дит­ной игле и по мере уве­ли­че­ния коли­че­ства китай­ских граж­дан на их тер­ри­то­рии чуть поз­же сфор­ми­ро­вать внут­ри элит про­ки­тай­ское лобби.

- Ваш фонд недав­но открыл музей опер­но­го теат­ра име­ни Абая в Алма­ты. Бла­го­да­ря вам в музее собра­ны мно­гие сокро­ви­ща искус­ства, вклю­чая балет­ное пла­тье Гали­ны УЛАНОВОЙ, эксиз Сер­гея КАЛМЫКОВА. Как при­шла эта идея? Так­же вы про­фи­нан­си­ро­ва­ли изда­ние кни­ги извест­но­го казах­стан­ско­го жур­на­ли­ста Вади­ма БОРЕЙКО «Коте­лок». Какие новые про­све­ти­тель­ские и куль­тур­ные про­ек­ты будет под­дер­жать ваш фонд в будущем?

— Я уже доволь­но часто и дав­но гово­рил о такой серьез­ной про­бле­ме казах­стан­ско­го обще­ства, как пони­же­ние куль­тур­ной и обра­зо­ва­тель­ной план­ки. Где-то в этом есть объ­ек­тив­ные при­чи­ны. А где-то, воз­мож­но, и чей-то субъ­ек­тив­ный инте­рес. Так как неве­же­ствен­ной тол­пой управ­лять лег­че, чем дума­ю­щи­ми людь­ми. На этом фоне нам ката­стро­фи­че­ски не хва­та­ет куль­тур­но-про­све­ти­тель­ских про­ек­тов, в первую оче­редь для моло­де­жи. Даже в поли­ти­ке есть такое поня­тие, как «поли­ти­че­ская куль­ту­ра», кото­рая из мас­сы дела­ет граж­дан сво­ей стра­ны. Поэто­му мой куль­тур­но-про­све­ти­тель­ский фонд — это преж­де все­го выра­же­ние моей граж­дан­ской пози­ции. Счи­таю, что нет смыс­ла все вре­мя жало­вать­ся и гово­рить о про­бле­мах. Неко­то­рые из них надо решать на сво­ем локаль­ном уровне. Поэто­му решил ини­ци­и­ро­вать и реа­ли­зо­вы­вать инте­рес­ные и дол­го­сроч­ные про­ек­ты в сфе­ре куль­ту­ры, лите­ра­ту­ры и нау­ки, кото­рые мог­ли бы созда­вать пус­кай малень­кие, но новые пло­щад­ки для куль­тур­но­го и обра­зо­ва­тель­но­го раз­ви­тия. Кста­ти, моим пер­вым про­ек­том было созда­ние в про­шлом году для сту­ден­тов самой боль­шой биб­лио­те­ки по поли­ти­че­ской нау­ке на базе факуль­те­та фило­со­фии и поли­то­ло­гии Каз­НУ им. аль-Фара­би. И в этом мне помог­ли мно­гие мои кол­ле­ги-поли­то­ло­ги. Что каса­ет­ся теат­раль­но­го музея, то идея его созда­ния воз­ник­ла у меня летом про­шло­го года, руко­вод­ство Госу­дар­ствен­но­го ака­де­ми­че­ско­го теат­ра опе­ры и бале­та им.Абая одоб­ри­ло, и я смог реа­ли­зо­вать ее при финан­со­вой под­держ­ке меце­на­та Мар­гу­ла­на СЕЙСЕМБАЕВА. Мне очень хоте­лось сде­лать пода­рок люби­мо­му горо­ду, где я родил­ся и вырос. К тому же в этом теат­ре когда-то рабо­та­ла моя мама.
Осо­бен­но­стью это­го про­ек­та явля­ет­ся то, что дан­ный музей явля­ет­ся част­ной ини­ци­а­ти­вой самих алма­тин­цев, кото­рых тре­во­жит тренд сни­же­ния куль­тур­ной план­ки Алма­ты. Ведь южная сто­ли­ца сей­час боль­ше ассо­ци­и­ру­ет­ся с тор­го­вы­ми цен­тра­ми, чем с куль­тур­ны­ми учре­жде­ни­я­ми. Но горо­ду нуж­ны как новые куль­тур­ные и науч­ные про­стран­ства, так и сохра­не­ние памя­ти о тех людях, кото­рые еще при жиз­ни были гор­до­стью стра­ны. И судь­бы неко­то­рые из этих людей были тес­но свя­за­ны с ГАТОБ им.Абая, где в нашем уни­каль­ном теат­раль­ном музее созда­но несколь­ких инте­рес­ных экс­по­зи­ций. Во-пер­вых, это ред­кие архив­ные фото­до­ку­мен­ты, свя­зан­ные с дея­тель­но­стью осно­ва­те­лей теат­ра. Сим­во­лич­но, что крас­ную лен­точ­ку при откры­тии музея пере­ре­за­ла имен­но Биби­гуль ТУЛЕГЕНОВА, она отно­сит­ся к чис­лу немно­гих ныне живу­щих людей, кото­рые не толь­ко пом­нят самих осно­ва­те­лей, но и рабо­та­ли вме­сте с ними. Во-вто­рых, в музее выстав­ле­ны теат­раль­ные костю­мы (начи­ная с 40‑х годов про­шло­го века), в кото­рых когда-то высту­па­ли извест­ные арти­сты опе­ры и бале­та ГАТОБ им.Абая. В‑третьих, важ­ной частью музея явля­ет­ся пер­вый в исто­рии Казах­ста­на «Зал эски­зов и афиш», где впер­вые выстав­ле­ны рари­тет­ные афи­ши зна­ме­ни­тых поста­но­вок теат­ра с 30‑х годов про­шло­го века, а так­же пре­крас­ные эски­зы к теат­раль­ным костю­мам и деко­ра­ци­ям, кото­рые рисо­ва­ли не менее извест­ные худож­ни­ки, рабо­тав­шие в теат­ре в раз­ные годы его дея­тель­но­сти. Поэто­му я при­гла­шаю алма­тин­цев и гостей горо­да посе­тить наш музей, что­бы немно­го погру­зить­ся в исто­рию теат­ра и Алматы.
Так­же в рам­ках сво­е­го фон­да я решил начать лите­ра­тур­ный про­ект «Сөз», что­бы один-два раза в год выпус­кать кни­ги инте­рес­ных авто­ров. Отрад­но, что кни­га «Коте­лок» Вади­ма БОРЕЙКО ста­ла самым пер­вым книж­ным про­дук­том это­го про­ек­та, глав­ной целью кото­ро­го явля­ет­ся под­держ­ка раз­ви­тия казах­стан­ской литературы.
Что каса­ет­ся даль­ней­ших пла­нов, то в этом году мы, кудай кала­са, пла­ни­ру­ем выпу­стить еще кни­гу одно­го япон­ско­го авто­ра, кото­рый будет писать ее спе­ци­аль­но для казах­стан­ских чита­те­лей. Так­же у нас есть сов­мест­ный про­ект с алма­тин­ским теат­ром «ARTи­ШОК» с кото­рым мы хотим сде­лать сов­мест­ную теат­раль­ную поста­нов­ку. Наде­юсь, что все это будет инте­рес­но не толь­ко для нас, но так­же для буду­щих зри­те­лей и читателей.

- Мы искренне жела­ем вам уда­чи и поздрав­ля­ем со свет­лым празд­ни­ком Наурыз! Как хоте­лось бы, что­бы в стране было мно­го таких интел­лек­ту­а­лов и нерав­но­душ­ных к судь­бе госу­дар­ства пат­ри­о­тов! Бла­го­да­рим за содер­жа­тель­ную и инте­рес­ную беседу!

Интер­вью под­го­то­ви­ла Инга ИМАНБАЙ

Ори­ги­нал ста­тьи: Три­бу­на — Рес­пуб­ли­кан­ская обще­ствен­но-поли­ти­че­ская газе­та / tribunakz.com

архивные статьи по теме

Беспросветный непотизм: новое назначение зятя президента и растущий контроль семьи

Editor

Кто еще работает на Акорду в Британии

Editor

Одна ступенька вверх погоды не делает