15 C
Астана
28 июля, 2021
Image default

Документирование трагедии в Синьцзяне: взгляд на Атаджурт изнутри

Столк­нув­шись с колос­саль­ны­ми про­бле­ма­ми, волон­те­ры Ата­д­жур­та посвя­ти­ли себя защи­те заклю­чен­ных в Синьцзяне.

В Казах­стане был холод­ный фев­раль­ский день. У неболь­шо­го дере­вен­ско­го дома в Кара­бу­ла­ке, селе неда­ле­ко от Тал­ды­кор­га­на в Алма­тин­ской обла­сти, собра­лось око­ло сот­ни чело­век, с ран­не­го утра ждав­ших вхо­да. Внут­ри дома волон­те­ры с Ата­д­жур­том — в том чис­ле и я — запи­са­ли око­ло 60 видео­за­пи­сей людей, чьи близ­кие содер­жа­лись в китай­ских тюрь­мах, кон­цен­тра­ци­он­ных лаге­рях и фаб­ри­ках при­ну­ди­тель­но­го тру­да. После того, как я лич­но про­вел око­ло 40 интер­вью (это был мой лич­ный рекорд с Ата­д­жур­том), пере­во­дя с казах­ско­го на англий­ский и турец­кий, я поте­рял созна­ние от изне­мо­же­ния в кон­це дня. Сна­ру­жи все еще жда­ли люди, что­бы рас­ска­зать свои истории. 

На этом сним­ке от 7 декаб­ря 2018 года, сде­лан­ном из видео, род­ствен­ни­ки про­пав­ших без вести в даль­нем запад­ном рай­оне Китая Синьц­зян дер­жат фото­гра­фии в Алма­ты, Казахстан

Нака­нуне мы были в горо­де Теке­ли, где рабо­та­ли в отно­си­тель­но боль­шом и уют­ном ресто­ране. У нас было три каме­ры, куп­лен­ных на пожерт­во­ва­ния, собран­ные щед­ры­ми казах­стан­ца­ми для жите­лей Синьц­зя­на. Трое из нас из Ата­д­жур­та, вклю­чая само­го Сери­к­жа­на Била­ша, пере­во­ди­ли видео сви­де­тель­ства на англий­ский, китай­ский и турец­кий язы­ки, в то вре­мя как дру­гие волон­те­ры Ата­д­жур­та помо­га­ли людям гото­вить пись­мен­ные петиции. 

Через месяц Сери­к­жан был задер­жан. Его задер­жа­ние широ­ко осве­ща­лось меж­ду­на­род­ной прес­сой. Меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции высту­пи­ли за его освобождение. 

Казах­ская пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция «Ата­д­журт» предо­ста­ви­ла огром­ное коли­че­ство инфор­ма­ции о китай­ских конц­ла­ге­рях и анти­уто­пи­че­ском режи­ме в Синьц­зяне. Мы при­ни­ма­ли жур­на­ли­стов со все­го мира, в том чис­ле из Гон­кон­га, Япо­нии, Рос­сии, США, Кана­ды, Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции и Гер­ма­нии. Сери­к­жан сыг­рал настоль­ко важ­ную роль в доку­мен­ти­ро­ва­нии тра­ге­дии в Синьц­зяне, что его арест вызвал вол­ну меж­ду­на­род­ной под­держ­ки. Веду­щие СМИ, вклю­чая CNN, BBC и New York Times, посе­ти­ли офис Ата­д­жур­та в Алма­ты; Жур­на­ли­сты и пра­во­за­щит­ни­ки осо­зна­ва­ли цен­ность Ата­д­жур­та как источ­ни­ка информации. 

Тем не менее, роль, уси­лия и мас­шта­бы дея­тель­но­сти Ата­д­жур­та ред­ко при­зна­ва­лись по– насто­я­ще­му . Настоль­ко, что в недав­ней ста­тье запад­но­го жур­на­ли­ста, опуб­ли­ко­ван­ной под заго­лов­ком « Как мир узнал о китай­ских лаге­рях мас­со­во­го интер­ни­ро­ва­ния », Ата­д­журт не упо­ми­на­ет­ся. Фак­ти­че­ски, в первую оче­редь заслу­га запад­ных жур­на­ли­стов, уче­ных и правозащитников. 

Люди обыч­но не зна­ют, сколь­ко уси­лий волон­те­ры «Ата­д­журт» вкла­ды­ва­ют в эту рабо­ту. Когда ино­стран­ные жур­на­ли­сты посе­ща­ют наш офис, они сно­ва и сно­ва выра­жа­ют удив­ле­ние по пово­ду того, что так мно­го людей часа­ми ждут, что­бы пого­во­рить с ними; и лишь неболь­шая часть из них про­жи­ва­ет в Алма­ты. Лег­ко пред­по­ло­жить, что Atajurt про­сто дела­ет объ­яв­ле­ние и 50 чело­век вры­ва­ют­ся в наш офис. Если бы все было так про­сто. В сред­нем за день до задер­жа­ния Сери­к­жа­на мы орга­ни­зо­вы­ва­ли интер­вью для ино­стран­ных жур­на­ли­стов, гото­ви­ли пись­мен­ные пети­ции для каж­дой жерт­вы и запи­сы­ва­ли соб­ствен­ные видео­ин­тер­вью. В напря­жен­ный день, как нака­нуне задер­жа­ния Сери­к­жа­на, более сот­ни чело­век ворва­лись к нам в офис, что­бы попро­сить помо­щи у нас и у ино­стран­ных жур­на­ли­стов. Когда мы рабо­та­ли на пол­ную мощ­ность с октяб­ря 2018 года до задер­жа­ния Сери­к­жа­на 10 мар­та 2019 года, око­ло двух десят­ков доб­ро­воль­цев посвя­ти­ли свою жизнь делу. Как Джин Бунин, кура­тор Синьц­зяне жертв базы дан­ных , ска­зал там, веро­ят­но , не будет база дан­ных Синьц­зян жертв без неустан­ной рабо­ты Atajurt в. 

Боль­шин­ство из тех, кто дал сви­де­тель­ские пока­за­ния, необ­ра­зо­ван­ны или ста­ры; мно­гие даже не зна­ли, что могут подать про­ше­ние вла­стям в первую оче­редь или обра­тить­ся за помо­щью к меж­ду­на­род­ным пра­во­за­щит­ным орга­ни­за­ци­ям. Волон­те­ры Atajurt неустан­но и без­ро­пот­но учи­ли этих людей писать пети­ции, обра­щать­ся к вла­стям и при­вле­кать меж­ду­на­род­ное вни­ма­ние. Когда я наблю­даю, как дру­гие волон­те­ры Atajurt раз­го­ва­ри­ва­ют с людь­ми, я удив­ля­юсь тому, насколь­ко они тер­пе­ли­вы и скром­ны. Серик­д­жан знал исто­рии каж­дой жерт­вы; у него был к это­му талант. Но и дру­гие чле­ны, вклю­чая наше­го нынеш­не­го лиде­ра Бекза­та, раз­го­ва­ри­ва­ют с каж­дым, кто при­хо­дит к нам, один за дру­гим, и у них нико­гда не закан­чи­ва­ет­ся тер­пе­ние. Гюль­д­жан, одна из наших жен­щин-волон­те­ров, кото­рая еже­днев­но кон­так­ти­ру­ет с людь­ми и отве­ча­ет за пись­мен­ные пети­ции, ска­за­ла мне, что у нее есть 67 групп в WhatsApp, свя­зан­ных с рабо­той Ата­д­жур­та. В 67 раз­лич­ных груп­пах она отве­ча­ет на каж­дое сооб­ще­ние, инфор­ми­ру­ет людей о дея­тель­но­сти Ата­д­жур­та и побуж­да­ет их высказываться.

Неве­же­ство было не един­ствен­ной про­бле­мой. Сей­час широ­ко извест­но, что мно­гие люди за гра­ни­цей боя­лись гово­рить о сво­их близ­ких в Синьц­зяне. Мно­гие так­же сооб­ща­ли, что сна­ча­ла хра­ни­ли мол­ча­ние, пото­му что ожи­да­ли ско­ро­го осво­бож­де­ния сво­их род­ствен­ни­ков. По этим при­чи­нам боль­шин­ство уйгу­ров до сих пор хра­нят мол­ча­ние. Хотя казах­ское насе­ле­ние в Синьц­зяне намно­го мень­ше, чем уйгур­ское, по моим оцен­кам, почти 70–80 про­цен­тов инфор­ма­ции о кон­цен­тра­ци­он­ных лаге­рях в Синьц­зяне при­шло из Ата­д­жур­та, осо­бен­но в пер­вые дни борь­бы. Но и каза­хи вна­ча­ле мол­ча­ли из-за стра­ха и неве­же­ства. Доб­ро­воль­цы «Ата­д­журт» при­ло­жи­ли огром­ные уси­лия, что­бы побу­дить людей высказаться. 

Наша поезд­ка в Тал­ды­кор­ган и близ­ле­жа­щие горо­да в фев­ра­ле про­шло­го года была лишь одной из мно­гих поез­док Ата­д­жур­та в про­вин­цию и сель­скую мест­ность для сбо­ра сви­де­тельств. В Тал­ды­кор­гане (и Алма­тин­ской обла­сти) про­жи­ва­ет боль­шая общи­на каза­хов, имми­гри­ро­вав­ших из Синьц­зя­на. С 2017 года Ата­д­журт так­же совер­шил две поезд­ки в Аста­ну, три в Усть-Каме­но­горск и Восточ­но-Казах­стан­скую область и одну в Шым­кент. Кро­ме того, отдель­ные волон­те­ры «Ата­д­журт» мно­го раз езди­ли в сель­ские рай­о­ны, что­бы най­ти людей. Во мно­гом бла­го­да­ря этим поезд­кам и неустан­ным уси­ли­ям волон­те­ров «Ата­д­журт», при­зван­ных побу­дить людей выска­зать­ся, мы собра­ли тыся­чи видео-сви­де­тельств и пись­мен­ных пети­ций. «Ата­д­журт» даже покрыл дорож­ные рас­хо­ды мно­гих сви­де­те­лей, посколь­ку у них не было средств при­е­хать в Алма­ты. Сей­час мы напи­са­ли пети­ции и видео-сви­де­тель­ства почти на 3, 000 чело­век и око­ло 5000 сви­де­тель­ских пока­за­ний. Все пети­ции, с кото­ры­ми мы помо­га­ем людям в пись­мен­ной фор­ме, отправ­ля­ют­ся в Мини­стер­ство ино­стран­ных дел Казах­ста­на и в ООН. По нашим пети­ци­ям тыся­чи людей были осво­бож­де­ны, а неко­то­рые даже вер­ну­лись в Казах­стан. Что еще более важ­но, в кон­це 2018 года меж­ду­на­род­ные СМИ ста­ли более актив­но осве­щать синьц­зян­скую тра­ге­дию во мно­гом бла­го­да­ря Атаджурту. 

Сна­ча­ла «Ата­д­журт» соби­рал толь­ко пись­мен­ные обра­ще­ния. Но Сери­к­жан осо­знал силу СМИ и летом 2018 года начал сбор видео сви­де­тельств. К сен­тяб­рю он пере­во­дил сви­де­тель­ства на англий­ский и китай­ский язы­ки. Поз­же казах­ский турец­кий казах начал пере­во­дить видео на турец­кий язык, а казах­стан­ский уйгур­ский язык — на араб­ский язык. До задер­жа­ния Сери­кья­на мы так­же регу­ляр­но дава­ли пока­за­ния на рус­ском язы­ке и вре­мя от вре­ме­ни дава­ли пока­за­ния на немец­ком и фран­цуз­ском язы­ках. В общей слож­но­сти мы предо­ста­ви­ли видео сви­де­тель­ства на вось­ми язы­ках: казах­ском, китай­ском, англий­ском, рус­ском, турец­ком, араб­ском, фран­цуз­ском и немец­ком. Перед задер­жа­ни­ем Серик­д­жан пла­ни­ро­вал най­ти людей, кото­рые пере­во­дят сви­де­тель­ские пока­за­ния на корей­ский и япон­ский язы­ки. Мы созда­ли «сте­ну печа­ли» в нашем офи­се и предо­ста­ви­ли воз­мож­ность жур­на­ли­стам визу­а­ли­зи­ро­вать тра­ге­дию. Мы орга­ни­зо­ва­ли мно­же­ство кон­фе­рен­ций, посвя­щен­ных жерт­вам опре­де­лен­ных окру­гов Синьц­зя­на или осо­бым темам, таким как задер­жан­ные има­мы. Бла­го­да­ря этим уси­ли­ям меж­ду­на­род­ные СМИ смог­ли осве­тить исто­рии наших отча­яв­ших­ся свидетелей. 

Теперь Ата­д­журт не толь­ко соби­ра­ет пока­за­ния, но и дру­ги­ми спо­со­ба­ми помо­га­ет и под­дер­жи­ва­ет тех, чьи род­ствен­ни­ки содер­жат­ся под стра­жей в Синьц­зяне. Мы ока­за­ли финан­со­вую под­держ­ку семьям, а так­же казах­стан­ским сту­ден­там из Китая, кото­рые не хоте­ли воз­вра­щать­ся в Синьц­зян, опа­са­ясь задер­жа­ния. Мы орга­ни­зо­ва­ли мно­же­ство бла­го­тво­ри­тель­ных акций, осо­бен­но в помощь детям. Хотя основ­ная часть нашей рабо­ты заклю­ча­лась в сбо­ре и рас­про­стра­не­нии сви­де­тельств, это не каса­ет­ся все­го, что мы делаем.

18 нояб­ря мы сно­ва еха­ли в Тал­ды­кор­ган. Это была наша пер­вая поезд­ка из Алма­ты после задер­жа­ния Сери­к­жа­на в мар­те. Пока мы, волон­те­ры глав­но­го офи­са в Алма­ты, путе­ше­ство­ва­ли, что­бы собрать боль­ше сви­де­тельств, наш офис в сто­ли­це, осно­ван­ный нашим нынеш­ним лиде­ром Бекза­том, орга­ни­зо­вал пресс-кон­фе­рен­цию в Наци­о­наль­ном пресс-клу­бе при под­держ­ке несколь­ких неза­ви­си­мых жур­на­ли­стов. Пят­на­дцать наших дав­них сви­де­те­лей были там, что­бы пого­во­рить с вла­стя­ми. Несмот­ря на то, что офи­ци­аль­ные лица не при­е­ха­ли на кон­фе­рен­цию, как ожи­да­ли наши сви­де­те­ли, их исто­рии в ред­ких слу­ча­ях осве­ща­лись основ­ны­ми казах­стан­ски­ми СМИ ; По боль­шей части казах­стан­ские СМИ игно­ри­ро­ва­ли нашу рабо­ту. Через неде­лю они про­ве­ли в еще боль­шую пресс — кон­фе­рен­ци­юс уча­сти­ем более 20 сви­де­те­лей Ата­д­журт. В свя­зи с этой дея­тель­но­стью Капар Ахат, один из наших волон­те­ров в Нур-Сул­тане, был аре­сто­ван 10 декаб­ря и заклю­чен в тюрь­му на 10 суток. На той же неде­ле Сай­ра­гуль Сауыт­бай , чье дело было обна­ро­до­ва­но и интер­на­ци­о­на­ли­зи­ро­ва­но Atajurt и кото­рый сей­час живет в Шве­ции, отпра­вил­ся в Евро­пей­ский пар­ла­мент вме­сте со сто­рон­ни­ком Atajurt в Гер­ма­нии. Тем вре­ме­нем Бекзат и наши волон­те­ры про­дол­жа­ли сле­дить за дела­ми Касте­ра Муса­ха­на и Мура­ге­ра Али­му­лы — двух китай­ских каза­хов, кото­рые бежа­ли из Китая и сей­час нахо­дят­ся под стра­жей и про­сят убе­жи­ща в Казахстане.

Вла­сти Казах­ста­на одна­жды заяви­ли , что вер­нут двух муж­чин в Китай. Кро­ме того, пре­зи­дент Тока­ев в декаб­ре под­дер­жал поли­ти­ку Китая в Синьц­зяне в исклю­чи­тель­но про­ки­тай­ском заяв­ле­нии . Atajurt про­дол­жа­ет свою рабо­ту, несмот­ря на эти гран­ди­оз­ные про­бле­мы. Хариз­ма­ти­че­ское руко­вод­ство Сери­к­жа­на Била­ша сде­ла­ло «Ата­журт» зна­чи­тель­ной орга­ни­за­ци­ей; мы про­дол­жа­ем бороть­ся за задер­жан­ных и лишен­ных прав в Синьцзяне. 

Сери­к­жан был осво­бож­ден в авгу­сте , но ему запре­ти­ли зани­мать­ся какой-либо поли­ти­че­ской или обще­ствен­ной дея­тель­но­стью в тече­ние семи лет. Вдо­ба­вок в сен­тяб­ре в «Ата­д­жур­те» про­изо­шел рас­кол, когда двое наших чле­нов не при­зна­ли лидер­ство Бекза­та. После несколь­ких лет отка­за в реги­стра­ции «Ата­д­журт» казах­стан­ские вла­сти заре­ги­стри­ро­ва­ли отко­лов­шу­ю­ся груп­пу под нашим име­нем — основ­ная мас­са наших волон­те­ров про­дол­жа­ла рабо­тать без реги­стра­ции под руко­вод­ством Бекза­та. Это было не более чем попыт­кой вла­стей Казах­ста­на при­ру­чить Атаджурт.

Заре­ги­стри­ро­ван­ная отко­лов­ша­я­ся груп­па не сде­ла­ла ниче­го, кро­ме напа­де­ния на нас, и дав­ле­ние со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства так­же про­дол­жа­ет­ся. Мы поте­ря­ли наш быв­ший офис в Алма­ты и неко­то­рые пред­ме­ты снаб­же­ния и впо­след­ствии были изгна­ны еще из двух мест. У нас воз­ник­ли серьез­ные финан­со­вые трудности. 

Но мы про­дол­жа­ем нашу важ­ную рабо­ту под новым назва­ни­ем: «Nagyz Atajurt Eriktileri» (Насто­я­щие волон­те­ры Атаджурта).

Что мне боль­ше все­го нра­вит­ся в Ата­д­жур­те, так это то, насколь­ко он открыт для всех этни­че­ских групп, даже несмот­ря на то, что им управ­ля­ют каза­хи. Боль­шин­ство наших сви­де­те­лей — каза­хи, но у нас было несколь­ко десят­ков уйгу­ров (и гораз­до боль­ше сви­де­тельств для уйгу­ров от каза­хов), дюжи­на кыр­гы­зов и несколь­ко татар­ских сви­де­те­лей. У нас так­же были сви­де­тель­ства каза­хов о дун­га­нах. Сре­ди наших сви­де­те­лей — граж­дане Казах­ста­на, Китая, Кир­ги­зии, Узбе­ки­ста­на, а ино­гда и зару­беж­ные уче­ные . Недав­но у нас был сви­де­те­ли из Тур­ции, кото­рые не смог­ли полу­чить ника­ко­го отве­та от Мини­стер­ства ино­стран­ных дел Тур­ции и обра­ти­лись к нам за помо­щью. Ата­д­журт все­ля­ет надеж­ду не толь­ко в казах­стан­цев, и все это бла­го­да­ря неустан­ной борь­бе наших волон­те­ров. Что отли­ча­ет «Ата­д­журт» от мно­гих дру­гих орга­ни­за­ций, так это энту­зи­азм и энер­гия доб­ро­воль­цев, кото­рые борют­ся с фашиз­мом 21 века, посто­ян­но стал­ки­ва­ясь с про­бле­ма­ми в Казахстане. 

Источ­ник: https://thediplomat.com/

архивные статьи по теме

Следствие по делу о соцрозни закончено

Экс-советник Трампа и Аблязов в расследовании об «отмывании денег»

Editor

Дарига Назарбаева потребовала закрытия социальных сетей