8 C
Астана
2 октября, 2022
Image default

Довели страну до ручки!

«Само­под­рыв» чело­ве­ка в зда­нии актю­бин­ско­го КНБ, угро­за «Ак орде» со сто­ро­ны афган­ских тали­бов, взрыв воз­ле СИЗО КНБ в Астане… Эти собы­тия, «уме­стив­ши­е­ся» в одну неде­лю, не на шут­ку испу­га­ли насе­ле­ние. Еще бы – ведь ста­биль­ность, отсут­ствие тер­ак­тов и «мир­ное небо над голо­вой» нам пре­под­но­си­лись как дости­же­ния два­дца­ти­лет­не­го прав­ле­ния Назар­ба­е­ва. И куда все это делось?
Подроб­но­сти читай­те на respublika-kaz.info/news/politics/15026/
 

Автор: Татья­на ТРУБАЧЕВА

Поче­му «лич­ные» дости­же­ния елба­сы ста­ли рас­сы­пать­ся на гла­зах? К чему это может при­ве­сти Казах­стан? Или, может, наше «непу­га­ное» обще­ство дела­ет слиш­ком поспеш­ные выво­ды? Отве­тить на эти и дру­гие вопро­сы мы попро­си­ли гла­ву Сою­за мусуль­ман Казах­ста­на Мура­та Телибекова.

Есть аргу­мен­ты за теракт

- Мурат Айт­жа­но­вич, что, по-ваше­му, про­изо­шло в Акто­бе — тер­акт или «попыт­ка уйти от ответственности»?

- Нали­цо все при­зна­ки тер­ак­та. У любо­го пре­ступ­ни­ка есть логи­ка: если бы он захо­тел избе­жать уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти, он бы про­сто уехал из стра­ны, а на такой шаг — само­лик­ви­да­цию — пошел бы толь­ко в слу­чае совер­шен­но без­вы­ход­но­го поло­же­ния. Здесь же чело­век при­шел не куда-либо, а имен­но в КНБ. Его не при­вез­ли туда в наруч­ни­ках — он сам при­шел. Он созна­тель­но изго­то­вил себе пояс шахи­да. То есть все было сде­ла­но сознательно.

- Но нас уве­ря­ют, что в Акто­бе не было ника­кой рели­ги­оз­ной под­оплеки. В то же вре­мя недав­но сме­нил­ся актю­бин­ский имам…

- Подоб­ный инци­дент дол­жен при­ве­сти не толь­ко к смене има­ма, но и к смене руко­вод­ства област­но­го депар­та­мен­та Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, не гово­ря уже о руко­вод­стве област­но­го и город­ско­го аки­ма­тов. Я думаю, что все-таки име­ла место рели­ги­оз­ная моти­ва­ция. Если мы срав­ним тер­ак­ты, кото­рые сего­дня про­ис­хо­дят в Паки­стане и Афга­ни­стане, то есть общие чер­ты с тем, что про­изо­шло у нас. Эти догад­ки под­твер­жда­ют све­де­ния о том, что этот чело­век дей­стви­тель­но был рели­ги­оз­ным, актив­но прак­ти­ко­вал ислам, посе­щал сек­ты. Кро­ме того, он был из бла­го­по­луч­ной семьи — к уго­лов­ной сре­де не принадлежал.

- А что обще­го меж­ду тер­ак­та­ми в Афга­ни­стане и взры­вом в Актобе?

- Эти взры­вы про­изо­шли в «зна­ко­вых» местах. Тем самым тер­ро­ри­сты пока­зы­ва­ют, про­тив кого направ­ле­но недо­воль­ство людей. Мно­гие ислам­ские орга­ни­за­ции про­па­ган­ди­ру­ют подоб­ные поступ­ки как одну из форм про­те­ста. Чело­век созна­тель­но идет на смерть, что­бы снис­кать милость Алла­ха, ибо тем самым он про­те­сту­ет про­тив зла, про­из­во­ла, наси­лия, так как уже не нахо­дит иных форм протеста.

Такая идео­ло­гия очень силь­но рас­про­стра­не­на не толь­ко в Цен­траль­ной Азии, но и во всем мусуль­ман­ском мире. К нам, в Союз мусуль­ман Казах­ста­на, из Акто­бе посту­па­ло мно­го жалоб от мусуль­ман­ских орга­ни­за­ций на про­из­вол со сто­ро­ны Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Порой речь шла об откро­вен­ном шан­та­же, вымогательстве.

- Выхо­дит, «коми­тет­чи­ки» сами спро­во­ци­ро­ва­ли «само­под­рыв»?

- В усло­ви­ях тоталь­ной кор­руп­ции, кото­рая сего­дня царит в Казах­стане, в усло­ви­ях, когда все сфе­ры жиз­ни, все сту­пе­ни вла­сти зара­же­ны этой болез­нью, обще­ство изба­ви­лось от иллю­зии, что КНБ — свя­тая свя­тых. Обще­из­вест­но, что пред­ста­ви­те­ли гене­ра­ли­те­та КНБ — это бога­тые люди. Неволь­но воз­ни­ка­ет вопрос — отку­да день­ги? Более того, мне извест­но от одно­го из има­мов Алма­тин­ской обла­сти, что несколь­ко лет назад пред­ста­ви­те­ли пра­во­охра­ни­тель­ных струк­тур, а так­же КНБ насто­я­тель­но тре­бо­ва­ли пре­кра­тить про­па­ган­ду про­тив нар­ко­ти­ков. Дело в том, что ряд нар­ко­ди­ле­ров, попав под вли­я­ние это­го има­ма, отка­зы­ва­лись участ­во­вать в нар­ко­биз­не­се. Но кое-кто из пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, выхо­дит, заин­те­ре­со­ван в обратном.

Сла­вян­ский экс­тре­мизм не исключен

- По нашей инфор­ма­ции, взрыв в Астане пыта­лись скрыть от СМИ. Как Вы дума­е­те, почему?

- У чинов­ни­ков на всех сту­пе­нях вла­сти сра­ба­ты­ва­ет инстинкт само­со­хра­не­ния, они пре­крас­но пони­ма­ют, что после это­го инци­ден­та будут боль­шие непри­ят­но­сти у руко­вод­ства КНБ, МВД, аки­ма­та горо­да. Поэто­му все­гда най­дет­ся мас­са людей во вла­сти, кото­рые будут пытать­ся если не скрыть, то хотя бы дать трак­тов­ку собы­ти­ям в нуж­ном свете.

- А взры­вы в Акто­бе 17 мая и в Астане 24 мая меж­ду собой связаны?

- Я не исклю­чаю, что эти два акта были согла­со­ва­ны и явля­ют­ся зве­нья­ми одной цепи. Я так­же пред­по­ла­гаю, что к это­му могут быть при­част­ны не толь­ко ино­стран­ные мис­си­о­не­ры и что это может быть след­стви­ем кла­но­вой борь­бы, кото­рая сего­дня раз­во­ра­чи­ва­ет­ся на выс­ших эта­жах нашей вла­сти. Эти тех­но­ло­гии дав­но и широ­ко исполь­зу­ют­ся во всем мире, когда рели­ги­оз­ный экс­тре­мизм исполь­зу­ет­ся про­ти­во­бор­ству­ю­щи­ми поли­ти­че­ски­ми груп­пи­ров­ка­ми за доми­ни­ро­ва­ние во 
вла­сти.

- По пер­во­на­чаль­ной инфор­ма­ции, в Астане погиб­ли сла­вяне, види­мо, поэто­му МВД сра­зу отме­ло вер­сию тер­ак­та. Но мож­но ли при «сла­вян­ском фак­то­ре» исклю­чать теракт?

- Я не исклю­чаю, что сре­ди рели­ги­оз­ных экс­тре­ми­стов могут быть люди сла­вян­ской наци­о­наль­но­сти. Мы в этом можем убе­дить­ся, если зай­дем в любую мечеть, осо­бен­но во вре­мя пят­нич­но­го нама­за: там мно­го сла­вян. Как пра­ви­ло, эти люди про­яв­ля­ют осо­бое рели­ги­оз­ное рве­ние, пото­му что они при­ня­ли ислам напе­ре­кор тем тра­ди­ци­ям, кото­рые суще­ству­ют в их среде.

Елба­сы умрет — стра­на развалится

- В Казах­стане мус­си­ру­ет­ся тема, что запад рес­пуб­ли­ки — реги­он, наи­бо­лее под­вер­жен­ный вли­я­нию экс­тре­мист­ских тече­ний. Вы соглас­ны с этим мнением?

- Да, согла­сен. Бли­зость рос­сий­ских гра­ниц, Кав­ка­за, где идут оже­сто­чен­ные бои, в кото­рых участ­ву­ют ислам­ские экс­тре­ми­сты, ока­зы­ва­ет вли­я­ние. Но поч­ву все-таки для это­го созда­ют преж­де все­го небла­го­при­ят­ная эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция и рост кор­руп­ции. На пери­фе­рии эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция гораз­до слож­нее, уро­вень жиз­ни ниже, и там все эти про­бле­мы усу­губ­ля­ют­ся многократно.

- Но ведь запад Казах­ста­на — это неф­те­нос­ные бога­тые регионы…

- В том-то и пара­докс: люди «сидят на золо­те» и в то же вре­мя вла­чат жал­кое суще­ство­ва­ние. Если подоб­ная нера­зум­ная поли­ти­ка «Ак орды» будет про­дол­жать­ся даль­ше, это может спро­во­ци­ро­вать сепа­ра­тив­ные настро­е­ния в Запад­ном Казах­стане. У людей воз­ни­ка­ет мысль: поче­му мы долж­ны кор­мить всю стра­ну, а сами нищенствовать?

И уже созда­ны пред­по­сыл­ки для таких настро­е­ний. Посмот­ри­те на нашу систе­му вла­сти: каж­дый аким — это удель­ный князь, у него есть адми­ни­стра­тив­ные рыча­ги, свои отря­ды, кото­рые в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти могут исполь­зо­вать сило­вые мето­ды, у него есть связь с кри­ми­наль­ным миром. Думаю, каж­дый из аки­мов в глу­бине души леле­ет меч­ту стать само­дер­жав­ным пра­ви­те­лем в сво­ей малень­кой республике.

- Дума­е­те, есть рис­ки рас­па­да стра­ны на т. н. удель­ные княжества?

- Когда огром­ный репрес­сив­ный аппа­рат не поз­во­ля­ет людям транс­фор­ми­ро­вать обще­ство, когда реши­тель­но пре­се­ка­ют­ся любые фор­мы про­те­ста, у людей воз­ни­ка­ет мысль отторг­нуть­ся от этой стра­ны. И здесь инте­ре­сы рядо­вых граж­дан могут сов­пасть с инте­ре­са­ми пра­вя­щей эли­ты и кри­ми­наль­ных кру­гов. Думаю, после смер­ти Назар­ба­е­ва Казах­стан может постичь печаль­ная участь СССР.

Поспе­ши­ли с решением

- Как Вы отно­си­тесь к реше­нию напра­вить воин­ский кон­тин­гент в Афганистан?

- Здесь нуж­но при­нять во вни­ма­ние ста­тус нашей стра­ны — она воз­глав­ля­ет Орга­ни­за­цию Ислам­ская кон­фе­рен­ция. И в то же вре­мя начи­на­ет под­дер­жи­вать воен­ные дей­ствия, кото­рые ведет нему­суль­ман­ская стра­на про­тив мусуль­ман­ской стра­ны! В этом отно­ше­нии Казах­стан ста­вит себя в весь­ма невы­год­ное поло­же­ние, ведь речь идет о некой двой­ной мора­ли: вме­сто того что­бы защи­щать инте­ре­сы мусуль­ман­ской стра­ны, Казах­стан откры­то вста­ет на сто­ро­ну меж­ду­на­род­ной коа­ли­ции, кото­рая сего­дня в гла­зах мусуль­ман­ско­го мира пред­ста­ет в обли­ке агрессора.

- А заяв­ле­ние тали­бов? Нам дей­стви­тель­но есть чего опасаться?

- Думаю, это не пус­тая угро­за. Тали­бы — это серьез­ная сила, кото­рая име­ет раз­ветв­лен­ную сеть во всем мире. Не исклю­чаю, что «Тали­бан» неглас­но могут под­дер­жи­вать мно­гие поли­ти­ки мно­гих стран. С эти­ми людь­ми нуж­но считаться.

При нашем сла­бом воен­ном и демо­гра­фи­че­ском потен­ци­а­ле, при той соци­аль­ной напря­жен­но­сти, кото­рая царит в Казах­стане, Казах­стан дол­жен вести более взве­шен­ную поли­ти­ку. Реше­ние вве­сти наш кон­тин­гент в Афга­ни­стан было весь­ма опро­мет­чи­вым. Думаю, оно было при­ня­то под дав­ле­ни­ем со сто­ро­ны меж­ду­на­род­но­го аль­ян­са, в част­но­сти Соеди­нен­ных Штатов.

Вопрос «на засып­ку». Чего нам ждать в рели­ги­оз­ной сфе­ре после этих двух взрывов?

«Сле­ду­ет ждать рефлек­тор­ную реак­цию вла­стей — аре­сты, репрес­сии, закру­чи­ва­ние гаек. Но все-таки мне хочет­ся надеть­ся, что власть изме­нит свою поли­ти­ку в отно­ше­нии рели­ги­оз­ной жиз­ни. Сей­час власть дела­ет став­ку исклю­чи­тель­но на сило­вые мето­ды. У меня воз­ни­ка­ет вопрос, поче­му мы не видим идео­ло­ги­че­ской борь­бы с рели­ги­оз­ным экс­тре­миз­мом? То, что сего­дня идет от офи­ци­аль­но­го духо­вен­ства, — это при­ми­тив­ная идео­ло­гия, кото­рая не может кон­ку­ри­ро­вать на рав­ных с совре­мен­ны­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Может, отдель­ные пред­ста­ви­те­ли вла­сти заин­те­ре­со­ва­ны в искус­ствен­ном взра­щи­ва­нии рели­ги­оз­но­го экстремизма?»

«Раз­ве­лось у нас тут пар­кет­ных генералов!»

Совсем иную точ­ку зре­ния выска­зал док­тор исто­ри­че­ских наук Гали Азим­ба­ев. По его мне­нию, отправ­ка миро­твор­цев в Афга­ни­стан поз­во­лит повы­сить уро­вень под­го­тов­ки казах­стан­ских кадров.

- Наши воен­ные долж­ны делать свою воен­ную рабо­ту, а не в каби­не­тах сидеть, а то раз­ве­лось у нас пар­кет­ных гене­ра­лов! Если у нас есть армия, зна­чит, она долж­на рабо­тать, — счи­та­ет г‑н Азимбаев.

Для него тали­бы — источ­ник ради­ка­лиз­ма и вполне реаль­ная угро­за не толь­ко для Казах­ста­на, но и для все­го мира. Их цен­но­сти, гово­рит он, совер­шен­но отли­ча­ют­ся от демо­кра­ти­че­ских прин­ци­пов: «Вы дума­е­те, что они вас и меня пожа­ле­ют? Вы оши­ба­е­тесь, они вооб­ще нас не счи­та­ют мусуль­ма­на­ми. Я с пушту­на­ми гово­рил и с паки­стан­ца­ми гово­рил, они дума­ют, что часть их тра­ди­ций — это часть исла­ма. Поэто­му силь­но не нуж­но заис­ки­вать перед ними, нуж­но гото­вить­ся к серьез­но­му жест­ко­му отно­ше­нию. Мы долж­ны малы­ми сила­ми в этом участ­во­вать и тести­ро­вать уро­вень угро­зы от талибов!»

Экс­перт счи­та­ет, что искать связь — пря­мую или кос­вен­ную меж­ду заяв­ле­ни­ем тали­бов и тер­ак­том в Акто­бе бес­смыс­лен­но. Рели­ги­оз­ный ради­ка­лизм на запа­де Казах­ста­на, по его сло­вам, был уже кон­це XIX — нача­ле ХХ века. «Меня боль­ше тре­во­жит, что там внут­ри­ис­лам­ские дела ока­зы­ва­ют­ся более обострен­ны­ми», — гово­рит Азим­ба­ев. По его мне­нию, зада­ча вла­сти сего­дня — бороть­ся с т. н. вах­ха­биз­мом, фун­да­мен­та­лиз­мом и ради­ка­лиз­мом, а не с «мяг­ким исламом».

- К при­ме­ру, нель­зя запре­щать плат­ки, ина­че мы коче­га­рим печ­ку. Запре­тишь сего­дня девуш­ке носить пла­ток, зав­тра она может при­мкнуть к ради­каль­но­му тече­нию исла­ма в каче­стве про­те­ста. Нуж­но быть осто­рож­ны­ми. Мы можем про­иг­рать на сво­ем поле по этим момен­там и поте­рять какую-то часть моло­де­жи, — предо­сте­ре­га­ет Азимбаев.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №19 (195) от 27 мая 2011 года

Link:
Дове­ли стра­ну до ручки!

архивные статьи по теме

Казахстан: «Да, это была попытка государственного переворота»

Editor

Марат Максудов скинул портки

Standard & Poor’s опять обрушило рынки