24 C
Астана
22 июля, 2024
Image default

Дело Курамшина стало еще запутаннее

На оче­ред­ном судеб­ном засе­да­нии по делу Курам­ши­на Кари­бай Куса­и­нов, про­хо­дя­щий по делу в каче­стве сви­де­те­ля, дал зад­ний ход. Он заявил, что ника­кой взят­ки помощ­ни­ку про­ку­ро­ра Удер­ба­е­ву не было. Напи­сав заяв­ле­ние, он, мол, все это выду­мал, что­бы таким обра­зом быст­рее вер­нуть раз­во­ро­ван­ный товар Кузьминой.

 

Автор: Андрей АНДРЕЕВ

 

В нача­ле засе­да­ния 29 нояб­ря судья Аби­дов огла­сил поста­нов­ле­ние по хода­тай­ству сто­ро­ны защи­ты. Адво­ка­ты про­си­ли изме­нить меру пре­се­че­ния Курам­ши­ну с аре­ста на под­пис­ку о невы­ез­де и над­ле­жа­щем пове­де­нии. Судья оста­вил хода­тай­ство без удо­вле­тво­ре­ния, так как Курам­шин, по его мне­нию, нару­шил под­пис­ку о невы­ез­де, выехав в Поль­шу 22 сентября.

- Апел­ля­ци­он­ный про­тест на при­го­вор был подан 11 сен­тяб­ря, его копия была отправ­ле­на Курам­ши­ну. Не име­ет­ся све­де­ний о запро­се сто­ро­ны защи­ты све­де­ний о вступ­ле­нии при­го­во­ра от 28 авгу­ста в закон­ную силу. Поэто­му хода­тай­ство под­ле­жит остав­ле­нию без удо­вле­тво­ре­ния, — про­из­нес судья.

Далее судья озву­чил заяв­ле­ние кок­ше­та­уской пред­при­ни­ма­тель­ни­цы Анны Кузь­ми­ной. Она попро­си­ла про­ве­сти ее допрос в свя­зи с тяже­лым состо­я­ни­ем здо­ро­вья в суде Кок­че­та­ва посред­ством онлайн-свя­зи. По инфор­ма­ции судьи, Кузь­ми­на яви­лась в суд Кок­че­та­ва и гото­ва давать пока­за­ния по видео­свя­зи. Защи­та высту­пи­ла про­тив удо­вле­тво­ре­ния прось­бы Кузьминой.

- Воз­мож­но, это улов­ка, что­бы не являть­ся в суд, — пояс­ни­ла Разия Нур­ма­ше­ва. — В про­шлый раз она аргу­мен­ти­ро­ва­ла свой отказ являть­ся в суд тем, что яко­бы у нее нет денег на доро­гу. Но мы взя­ли справ­ку с погра­нич­но­го поста в Кор­дае о том, что она за вре­мя про­шло­го про­цес­са несколь­ко раз пере­се­ка­ла гра­ни­цу. Поэто­му мы подо­зре­ва­ем, что нынеш­нее заяв­ле­ние о пло­хом состо­я­нии здо­ро­вья явля­ет­ся про­сто пово­дом для неяв­ки в суд.

Суд поин­те­ре­со­вал­ся мне­ни­ем гособ­ви­ни­те­ля о допро­се Кузь­ми­ной посред­ством онлайн-связи.

- Я не про­тив, — про­из­нес Рустам Абдыалиулы.

- Остав­ляю этот вопрос откры­тым до удо­сто­ве­ре­ния невоз­мож­но­сти ее при­ез­да в суд лич­но. Пока есть ее заяв­ле­ние, а справ­ки о состо­я­нии здо­ро­вья нет, — решил судья.

Адво­кат или «раз­во­дя­щий»?

Сле­дом в зал засе­да­ния был при­гла­шен сви­де­тель Жана­бай Куа­ныш­бе­ков, адво­кат Жам­был­ской город­ской кол­ле­гии адво­ка­тов. Напом­ним, Куа­ныш­бе­ков был скрыт­но снят на видео­ка­ме­ру Кари­ба­ем Куса­и­но­вым в тот момент, когда он полу­чал 75 тысяч тен­ге воз­ле зда­ния про­ку­ра­ту­ры Кор­дай­ско­го рай­о­на. Сам Куа­ныш­бе­ков утвер­жда­ет, что это был его гоно­рар за юри­ди­че­ские услу­ги. Защи­та Курам­ши­на подо­зре­ва­ет, что эти день­ги были запла­че­ны ему за посред­ни­че­ские услу­ги при пере­да­че взят­ки помощ­ни­ку про­ку­ро­ра Удербаеву.

- Мне позво­нил Али­ев. Мы встре­ти­лись, и он мне рас­ска­зал, что его товар задер­жа­ли сотруд­ни­ки РОВД и водво­ри­ли на тер­ри­то­рию про­ку­ра­ту­ры. Ска­зал, что доку­мен­ты на товар есть. Я пошел в про­ку­ра­ту­ру узнать. Под­нял­ся к Удер­ба­е­ву, кото­рый мне рас­ска­зал, что Онгар­ба­ев пере­во­зил товар без доку­мен­тов, за что и был задер­жан. Ска­зал мне, что нуж­но при­не­сти доку­мен­ты. Я вышел на ули­цу и ска­зал Али­е­ву, что нуж­но собрать доку­мен­ты и предо­ста­вить их в про­ку­ра­ту­ру, что­бы вопрос решил­ся поло­жи­тель­но. За свои услу­ги я попро­сил запла­тить 75 тысяч тен­ге. Он сра­зу рас­пла­тил­ся купю­ра­ми по 5 тысяч. После того как они при­вез­ли доку­мен­ты, я пока­зал их Удер­ба­е­ву. В свою оче­редь он мне ска­зал, что будут оформ­лять адми­ни­стра­тив­ное дело на води­те­ля за рабо­ту без лицен­зии. После адми­ни­стра­тив­но­го суда авто­мо­биль с това­ром осво­бо­ди­ли. На этом моя мис­сия закончилась.

- В чем кон­крет­но заклю­ча­лась ваша юри­ди­че­ская помощь Али­е­ву? — задал вопрос госу­дар­ствен­ный обвинитель.

- Я дол­жен был поло­жи­тель­но решить этот вопрос, — после­до­вал ответ.

- Вы дава­ли кому-нибудь из сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов день­ги за поло­жи­тель­ное реше­ние это­го вопро­са? — про­дол­жил прокурор.

- Нет, не давал.

- От кого вы узна­ли про задер­жа­ние Курам­ши­на? — при­сту­пи­ла к допро­су пред­ста­ви­тель сто­ро­ны защи­ты Разия Нурмашева.

- Не знаю. Кор­дай — это боль­шая дерев­ня. Узнал, что кого-то задер­жа­ли в про­ку­ра­ту­ре, — отве­тил свидетель.

- В адми­ни­стра­тив­ном деле име­ет­ся ордер на пред­став­ле­ние инте­ре­сов Онгар­ба­е­ва по ста­тье 71, то есть ваши рас­хо­ды по ока­за­нию юри­ди­че­ской помо­щи вам ком­пен­си­ро­ва­ло госу­дар­ство. Поче­му вы взя­ли еще 75 тысяч?

- Это ошиб­ка. Я заклю­чал дого­вор с Али­е­вым. Если там ука­зан Онгар­ба­ев, то это ошиб­ка, — слег­ка напряг­ся ста­рав­ший­ся выгля­деть невоз­му­ти­мым адвокат-свидетель.

- Пред­став­ля­ли ли вы ордер либо дове­рен­ность Удер­ба­е­ву от Али­е­ва на ока­за­ние юри­ди­че­ских услуг?

- Нет.

- В видео­ро­ли­ке вы гово­ри­те, что на гра­ни­це пасут­ся все: и КНБ, и фин­пол, и про­ку­ра­ту­ра. Что вы име­ли в виду? — спро­си­ла Разия Нурмашева.

- Я имел в виду, что эти орга­ны охра­ня­ют наши инте­ре­сы, уси­лен­но борют­ся с кон­тра­бан­дой, — невоз­му­ти­мо отве­тил адвокат-свидетель.

- А какой смысл был Онгар­ба­е­ву пла­тить вам 75 тысяч, если суд по адми­ни­стра­тив­но­му делу оштра­фо­вал его все­го на 14 тысяч? — про­дол­жа­ла сто­ро­на защиты.

- Вопрос не по суще­ству! — вме­шал­ся судья Аби­дов. — Это его лич­ное дело, сколь­ко платить.

- Куса­и­нов вам неод­но­крат­но зво­нил с угро­за­ми, что снял вас на видео­ка­ме­ру, где вы, мол, пере­да­ва­ли взят­ку про­ку­ро­ру, и тре­бо­вал ком­пен­са­цию за раз­во­ро­ван­ный товар. Поче­му не обра­ти­лись в полицию?

- Это мое дело. Пока это дело не закон­чит­ся, я обра­щать­ся не пла­ни­рую, — был ответ.

- Куса­и­нов напи­сал заяв­ле­ние на вас в фин­пол. Вы пода­ли заяв­ле­ние за клевету?

- Нет.

Заяв­ле­ние полу­чил, но не рассмотрел

Сле­дом в зал засе­да­ния был при­гла­шен сле­до­ва­тель управ­ле­ния финан­со­вой поли­ции по Кор­дай­ско­му рай­о­ну Есен­га­ли Дарим­бе­ков. Имен­но ему из про­ку­ра­ту­ры было пере­да­но заяв­ле­ние, напи­сан­ное Кари­ба­ем Куса­и­но­вым о вымо­га­тель­стве 7 тысяч дол­ла­ров за осво­бож­де­ние авто­мо­би­ля с товаром.

- После того как заяв­ле­ние посту­пи­ло ко мне, я созво­нил­ся с Куса­и­но­вым, — пояс­нил сви­де­тель. — Мне нуж­ны были его пояс­не­ния. Куса­и­нов ска­зал, что нахо­дит­ся в Астане и при­е­дет через 2—3 дня. Но так и не при­е­хал. Затем, уже после задер­жа­ния Курам­ши­на, он напи­сал объ­яс­ни­тель­ную. Факт вымо­га­тель­ства и пере­да­чи взят­ки Удер­ба­е­ву не под­твер­дил­ся. Осталь­ные лица, ука­зан­ные в заяв­ле­нии, эти фак­ты не под­твер­ди­ли. Затем я пере­дал все мате­ри­а­лы по под­след­ствен­но­сти в РОВД.

- Поче­му не рас­смот­ре­ли по суще­ству, а пере­да­ли в ДВД? — спро­си­ла Разия Нурмашева.

- Пере­дал по под­след­ствен­но­сти. Это было мое лич­ное решение.

- На про­шлом суде Вы ска­за­ли, что пере­дать мате­ри­а­лы рас­по­ря­дил­ся про­ку­рор Кор­дая. Было такое?

- Да. Я ого­во­рил­ся сейчас.

Куса­и­нов веша­ет всех собак на Курамшина

30 нояб­ря на суд при­был один из глав­ных сви­де­те­лей Кари­бай Куса­и­нов. Фак­ти­че­ски это он втя­нул Вади­ма Курам­ши­на в исто­рию с задер­жан­ным това­ром, кото­рая впо­след­ствии обер­ну­лась уго­лов­ным пре­сле­до­ва­ни­ем правозащитника.

- У Вас были с под­су­ди­мым непри­яз­нен­ные отно­ше­ния? — поин­те­ре­со­вал­ся судья у сви­де­те­ля перед нача­лом допроса.

- Нет, — отве­тил Кусаинов.

- Да, были! — в свою оче­редь отве­тил Вадим Курам­шин. — Когда мы вме­сте с ним нахо­ди­лись в аста­нин­ской зоне, я голо­дал, весил 52 кило­грам­ма, падал в голод­ные обмо­ро­ки. А он в то же самое вре­мя при­сва­и­вал себе про­дук­ты и беш­бар­ма­ки варил себе.

- Нель­зя при при­сяж­ных раз­гла­шать све­де­ния, кото­рые могут у них вызвать предубеж­де­ние! — заме­тил судья.

- Ну, хоро­шо, — попра­вил­ся Вадим. — У меня появи­лось непри­яз­нен­ное чув­ство к нему с того вре­ме­ни, как мы нахо­ди­лись в одном госу­дар­ствен­ном учреждении.

- После осво­бож­де­ния, — рас­ска­зал сви­де­тель Куса­и­нов, — я узнал, что Курам­шин зани­ма­ет­ся пра­во­за­щит­ной дея­тель­но­стью. Узнал, что он хочет заре­ги­стри­ро­вать ОО «Про­ти­во­дей­ствие про­из­во­лу». Цель: защи­щать пра­ва осуж­ден­ных в местах лише­ния сво­бо­ды. Когда задер­жа­ли авто­ма­ши­ну с това­ром, мне позво­нил Гетьман и попро­сил съез­дить в Кор­дай, выяс­нить все обсто­я­тель­ства задер­жа­ния. Со мной созво­нил­ся Гей­дар Али­ев, чей товар так­же был задер­жан. Я поехал в Кор­дай. Воз­ле про­ку­ра­ту­ры встре­ти­лись с Али­е­вым и еще дву­мя-тре­мя людь­ми. Али­ев ска­зал, что адво­кат уже зашел в про­ку­ра­ту­ру. Как быв­ший сотруд­ник пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, я знаю, что авто­ма­ши­на с това­ром не долж­на сто­ять воз­ле зда­ния про­ку­ра­ту­ры. Поэто­му я снял на каме­ру мобиль­но­го теле­фо­на авто­мо­биль, сто­я­щий там (еще на роли­ке был пока­зан момент пере­да­чи Куа­ныш­бе­ко­ву 75 тысяч тен­ге, о кото­ром Куса­и­нов умол­чал — авт.). Так­же мне ска­за­ли, что за осво­бож­де­ние авто­мо­би­ля с това­ром про­ку­рор тре­бу­ет 10 тысяч дол­ла­ров. Поз­же я взял у Маме­до­ва Ромы рас­пис­ку в полу­че­нии им 300 тысяч тен­ге от Гетьма­на Вале­рия и напи­сал заяв­ле­ние про­ку­ро­ру о неза­кон­ном задер­жа­нии авто­ма­ши­ны с това­ром. Через несколь­ко дней Куа­ныш­бе­ков сооб­щил о том, что авто­мо­биль отпу­сти­ли. Товар при­шел в Кок­ше­тау, но сум­ки были вскры­ты и това­ра недо­ста­ва­ло. Я рас­ска­зал об этом Курам­ши­ну. Он ска­зал, что если Анна Кузь­ми­на выдаст ему дове­рен­ность, то он будет пред­став­лять ее инте­ре­сы. Я позво­нил Кузь­ми­ной, она выпи­са­ла дове­рен­ность и ски­ну­ла ее по элек­трон­ной почте. Потом Курам­шин взял у меня интер­вью, кото­рое выло­жил в Интер­нет. До нача­ла интер­вью он про­ин­струк­ти­ро­вал меня, что гово­рить. Во вре­мя интер­вью он задал мне вопрос: «Кто дол­жен вер­нуть день­ги?» Я отве­тил: «Про­ку­рор». Потом я отдал ему видео­съем­ку у про­ку­ра­ту­ры. Через несколь­ко дней мы выеха­ли в Кор­дай. С собой взя­ли това­ри­ща Вади­ма Арма­на Ожау­ба­е­ва. По при­ез­де туда сра­зу при­бы­ли к зда­нию про­ку­ра­ту­ры. Лич­но я ехал в Кор­дай с целью посе­ще­ния сле­до­ва­те­ля финан­со­вой поли­ции, а он — с целью посе­ще­ния про­ку­ра­ту­ры, что­бы узнать судь­бу исчез­нув­ше­го това­ра. Он зашел в про­ку­ра­ту­ру, минут через 15 вышел, попро­сил мой нет­бук и сно­ва зашел в зда­ние. Потом вышел, и мы поеха­ли в кафе обе­дать. Толь­ко мы нача­ли обе­дать, ему на сотку позво­ни­ли и он уехал. Мы с Арма­ном оста­лись обе­дать. Потом при­е­ха­ли сотруд­ни­ки поли­ции, задер­жа­ли нас и при­вез­ли в РОВД. Нам они сооб­щи­ли, что Курам­шин задер­жан за вымо­га­тель­ство. Я не пове­рил это­му. Отпу­сти­ли нас в два часа ночи.

- От кого вы узна­ли, что про­ку­рор тре­бу­ет день­ги за выпуск авто­ма­ши­ны с тер­ри­то­рии про­ку­ра­ту­ры? — вопро­сы начал зада­вать госу­дар­ствен­ный обвинитель.

- Сей­час не пом­ню, надо смот­реть видео­за­пись, — отве­тил свидетель.

- Сколь­ко раз обра­ща­лись в прокуратуру?

- Один раз, после того как товар при­был к Кузьминой.

- Вы досто­вер­но были уве­ре­ны в дово­дах, изло­жен­ных в вашем заявлении?

- Все, до пере­да­чи 7 тысяч дол­ла­ров, прав­да, — стал отне­ки­вать­ся от сво­е­го же заяв­ле­ния свидетель.

- Пояс­ни­те, зачем вы тогда это все написали.

- Я наде­ял­ся, что так быст­рее вер­нут товар, так как заяв­ле­ния о кор­руп­ции рас­смат­ри­ва­ют­ся быст­ро, — отве­тил Куса­и­нов, гля­дя чест­ны­ми гла­за­ми на прокурора.

- Для чего вы запи­са­ли интер­вью о вымо­га­тель­стве взят­ки прокурором?

- Курам­шин ска­зал, что все это надо озву­чить в СМИ, в Интернете.

- Поче­му вы в этом роли­ке утвер­жда­е­те, что про­ку­рор вымо­га­ет деньги?

- Курам­шин попро­сил. Так­же он попро­сил меня ска­зать, что на Кор­дае за день­ги мож­но про­вез­ти хоть атом­ную бомбу.

- Вы гово­ри­ли, что еха­ли в Кор­дай, что­бы попасть к сле­до­ва­те­лю фин­по­ла, к кото­ро­му пере­да­ли ваше заяв­ле­ние. Попали?

- Да, попал, но уже после задер­жа­ния Курамшина.

Про­дол­же­ние допро­са Куса­и­но­ва ожи­да­ет­ся на сле­ду­ю­щем заседании.

…В завер­ше­ние пред­ла­га­ем чита­те­лям озна­ко­мить­ся с упо­ми­нав­шим­ся здесь заяв­ле­ни­ем Кари­бая Куса­и­но­ва, где он обви­ня­ет помощ­ни­ка про­ку­ро­ра в вымо­га­тель­стве и полу­че­нии взятки.

See more here:
Дело Курам­ши­на ста­ло еще запутаннее

архивные статьи по теме

«Зорлап, зорлау…»

«Если Россия продолжит агрессивные действия, мы ответим». Интервью с госсекретарем США

Editor

За Назарбаева агитировали бесплатно?!