fbpx

«Дайте мне семь лет, и на этом разойдемся». Как судят Альнура Ильяшева

ОНЛАЙН-РЕЖИМ, НАЗВАННЫЙ «ИЗДЕВАТЕЛЬСТВОМ»

Аль­нур Илья­шев, кото­рый нахо­дит­ся под стра­жей с 17 апре­ля — в этот день его задер­жа­ли вслед за тем, как в квар­ти­ру акти­ви­ста и его род­ных нагря­нул спец­наз, поло­жив на пол взрос­лых и напу­гав детей, — гово­рит, что готов про­си­деть в СИЗО еще меся­цы, лишь бы засе­да­ния суда про­хо­ди­ли офлайн. Сей­час, когда его под­клю­ча­ют к про­цес­су из след­ствен­но­го изо­ля­то­ра через видео­связь, Илья­шев не слы­шит вопро­сов суда, хода­тайств сво­их адво­ка­тов и реплик про­ку­ро­ра.

Активист Альнур Ильяшев (на переднем плане). Алматы, 30 июня 2019 года.
Акти­вист Аль­нур Илья­шев (на перед­нем плане). Алма­ты, 30 июня 2019 года.

43-лет­ний акти­вист с юри­ди­че­ским обра­зо­ва­ни­ем не скры­ва­ет воз­му­ще­ния про­ис­хо­дя­щим — в знак про­те­ста в пер­вый день пред­ва­ри­тель­ных слу­ша­ний, 12 июня, он отклю­чил видео­ка­ме­ру и поки­нул ком­на­ту в изо­ля­то­ре, отку­да его под­клю­ча­ют к про­цес­су.

«[Это] откро­вен­ное изде­ва­тель­ство над “пра­во­су­ди­ем” и участ­ни­ка­ми про­цес­са, — напи­сал в Facebook’е Вита­лий Воро­нов, один из трех адво­ка­тов Илья­ше­ва, 15 июня, в день про­дол­жив­ших­ся пред­ва­ри­тель­ных слу­ша­ний. — Ужас­ный про­цесс. Отвра­ти­тель­ное каче­ство видео­кон­фе­рен­ции».

Недо­воль­ны и сто­рон­ни­ки Илья­ше­ва. Боль­ше двух десят­ков людей в день нача­ла про­цес­са при­шли к зда­нию Меде­уско­го рай­он­но­го суда № 2 с пла­ка­та­ми с над­пи­ся­ми: #FreeAlnur — и его изоб­ра­же­ни­ем, кри­ча­ли лозун­ги «Сво­бо­ду Аль­ну­ру!».

«Бара­хол­ки, тор­го­вые цен­тры откры­ва­ют­ся, поче­му суды про­хо­дят онлайн? Не исполь­зуй­те пан­де­мию для репрес­сий», — ска­за­ла акти­вист­ка Даная Кали­е­ва, обра­ща­ясь к вла­стям.

Илья­шев обра­тил­ся с хода­тай­ством о про­ве­де­нии засе­да­ний с достав­ле­ни­ем его в суд. Но суд счи­та­ет это невоз­мож­ным. Судья Зали­на Маха­рад­зе заяви­ла, что все слу­ша­ния в стране про­хо­дят онлайн из-за каран­тин­ных мер. Прось­бу Илья­ше­ва пере­не­сти раз­би­ра­тель­ство на более позд­ний срок, после сня­тия каран­ти­на, суд не при­нял.

СТАТЬЯ, ПО КОТОРОЙ «СВЕТИТ» ДЛИТЕЛЬНЫЙ СРОК

Ста­тья уго­лов­но­го кодек­са, обви­не­ние по кото­рой предъ­яв­ля­ют Илья­ше­ву, преду­смат­ри­ва­ет нака­за­ние до семи лет лише­ния сво­бо­ды. Обви­не­ние стро­ит­ся на двух постах Илья­ше­ва в соц­се­тях с кри­ти­кой пра­вя­щей пар­тии «Нур Отан» и видео­об­ра­ще­нии, в кото­ром акти­вист и его сорат­ни­ки при­зы­ва­ют быв­ше­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва (он сохра­ня­ет заку­лис­ное вли­я­ние, несмот­ря на отстав­ку в про­шлом году и пере­да­чу пре­зи­дент­ско­го поста сво­е­му став­лен­ни­ку Касым-Жомар­ту Тока­е­ву) «уйти на заслу­жен­ный отдых». След­ствие посчи­та­ло, что пуб­ли­ка­ции пред­став­ля­ют «опас­ность» во вре­мя ЧП. Потер­пев­ших по делу нет.

Адво­ка­ты наста­и­ва­ли на изме­не­нии меры пре­се­че­ния Илья­ше­ву, пред­ла­гая отпу­стить его из СИЗО под пору­чи­тель­ство. Защит­ни­ки Илья­ше­ва в суде заяви­ли, что в изо­ля­то­ре состо­я­ние здо­ро­вья Илья­ше­ва, стра­да­ю­ще­го аст­мой, ухуд­ша­ет­ся. Адво­кат Нур­лан Рах­ма­нов ска­зал, что его под­за­щит­ный во вре­мя встре­чи в суб­бо­ту жало­вал­ся, что «отхар­ки­ва­ет кро­вью».

Судья заяви­ла со ссыл­кой на работ­ни­ков изо­ля­то­ра, что состо­я­ние здо­ро­вья аре­сто­ван­но­го «удо­вле­тво­ри­тель­ное», и отка­за­ла в осво­бож­де­нии из-под стра­жи.

15 июня в суде защи­та Илья­ше­ва вновь про­си­ла отло­жить засе­да­ние из-за каче­ства свя­зи: заяв­лен­ное адво­ка­том Таи­ром Назха­но­вым хода­тай­ство не рас­слы­ша­ли его кол­ле­ги и под­за­щит­ный Илья­шев. Это выяс­ни­лось, когда судья спро­си­ла мне­ние под­су­ди­мо­го о хода­тай­стве.

«Пред­ла­гаю, что­бы нико­го не мучить, не наси­ло­вать, дай­те мне семь лет сра­зу, и на этом разой­дем­ся», — отве­тил Илья­шев.

15 июня про­ку­рор начал было зачи­ты­вать обви­ни­тель­ный акт. Адво­кат Вита­лий Воро­нов ска­зал, что не озна­ком­лен с мате­ри­а­ла­ми дела, и заявил отвод судье.

АКТИВНОСТЬ ИЛЬЯШЕВА. ПРИЗЫВЫ ЕГО ОСВОБОДИТЬ

В одном из постов, кото­рые лег­ли в осно­ву уго­лов­но­го дела, Илья­шев назы­ва­ет пар­тию «Нур Отан», кото­рой руко­во­дит Назар­ба­ев, «пар­ти­ей жули­ков и воров» (это попу­ляр­ное выра­же­ние, запу­щен­ное рос­сий­ским оппо­зи­ци­о­не­ром Алек­се­ем Наваль­ным и исполь­зу­е­мое в Рос­сии по отно­ше­нию к пра­вя­щей пар­тии «Еди­ная Рос­сия»). Экс­пер­ти­за, назна­чен­ная след­стви­ем, при­шла к выво­дам, что тек­сты содер­жат нега­тив­ную инфор­ма­цию и поро­чат репу­та­цию «Нур Ота­на». Аль­нур Илья­шев про­сил при­знать потер­пев­шей сто­ро­ной по делу «Нур Отан», но это хода­тай­ство след­ствие не при­ня­ло. Отка­зал­ся удо­вле­тво­рять такое хода­тай­ство и суд.

Аль­нур Илья­шев писал пост о «Нур Отане» вслед за про­шло­год­ним судом в Алма­ты, когда его в нояб­ре вме­сте с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми Сана­вар Заки­ро­вой и Мара­том Турым­бе­то­вым обя­за­ли выпла­тить в общей слож­но­сти шесть мил­ли­о­нов тен­ге (более 14 тысяч дол­ла­ров) четы­рем чле­нам пар­тии «Нур Отан» по иску «о защи­те чести и досто­ин­ства», напи­сать опро­вер­же­ния серии преды­ду­щих постов в Facebook’е. В постах, кото­рые пар­тия вла­сти сочла оскор­би­тель­ны­ми, Илья­шев, Заки­ро­ва и Турым­бе­тов писа­ли, что «Нур Отан» пре­пят­ству­ет им в созда­нии пар­тии «Наше пра­во», учре­ди­тель­ный съезд кото­рой не состо­ял­ся в мар­те 2019 года (Заки­ро­ва заяви­ла о дав­ле­нии на нее со сто­ро­ны вла­стей, а Турым­бе­тов и Илья­шев в день съез­да под­верг­лись задер­жа­ни­ям на выхо­де из дома). Трое акти­ви­стов обжа­ло­ва­ли судеб­ное реше­ние, но без­успеш­но — в янва­ре это­го года его оста­ви­ли в силе.

Про­иг­рав­шая «Нур Ота­ну» акти­вист­ка Заки­ро­ва вышла за пода­я­ни­ем (22 нояб­ря 2019 года):

Илья­шев в нача­ле мар­та это­го года про­вел акцию «Окку­пи­руй “Нур Отан”» в Алма­ты в день засе­да­ния бюро полит­со­ве­та пар­тии. Ее участ­ни­ки тре­бо­ва­ли пояс­нить заяв­ле­ния о рас­про­стра­не­нии кор­руп­ции в рядах пар­тии (в кото­рой состо­ят мно­гие чинов­ни­ки и работ­ни­ки бюд­жет­ных орга­ни­за­ций) и при­зва­ли к отстав­ке Назар­ба­е­ва с поста пред­се­да­те­ля пар­тии.

«Stop Nazarbayev System». Как акти­ви­сты ходи­ли в «Нур Отан» (5 мар­та 2020 года):

Аль­нур Илья­шев изве­стен уча­сти­ем в обще­ствен­ных меро­при­я­ти­ях, посвя­щен­ных соци­аль­ным вопро­сам, пра­вам чело­ве­ка и сво­бо­де мир­ных собра­ний, а так­же иском про­тив город­ско­го аки­ма­та. Он 35 раз обра­щал­ся к вла­стям горо­да за раз­ре­ше­ни­ем про­ве­сти мир­ный митинг, но полу­чал отказ. После это­го он подал в суд на аки­мат и про­иг­рал. Поз­же ему раз­ре­ши­ли про­ве­сти митинг. Акция за сво­бо­ду мир­ных собра­ний, кото­рая собра­ла сот­ни участ­ни­ков, про­шла 30 июня про­шло­го года на окра­ине Алма­ты — в скве­ре за кино­те­ат­ром «Сары-Арка», — кото­рая отве­де­на мест­ны­ми вла­стя­ми в каче­стве пло­щад­ки для про­ве­де­ния санк­ци­о­ни­ро­ван­ных митин­гов. Участ­ни­ки кри­ти­ко­ва­ли зако­но­да­тель­ство, кото­рое обя­зы­ва­ет казах­стан­цев полу­чать раз­ре­ше­ния на митин­ги. Вла­сти стра­ны в этом году при­ня­ли новый закон, объ­явив о пере­хо­де к «уве­до­ми­тель­но­му харак­те­ру» про­ве­де­ния акций, но пра­во­за­щит­ни­ки рас­кри­ти­ко­ва­ли всту­пив­ший в силу в этом меся­це доку­мент как не соот­вет­ству­ю­щий меж­ду­на­род­ным стан­дар­там и изоби­лу­ю­щий мно­го­чис­лен­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми.

Меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции после аре­ста Илья­ше­ва при­зва­ли вла­сти Казах­ста­на осво­бо­дить его и снять с него обви­не­ния. В апре­ле Human Rights Watch заяви­ла, что вла­сти Казах­ста­на во вре­мя каран­ти­на вос­поль­зо­ва­лись дей­ству­ю­щи­ми зако­на­ми для подав­ле­ния сво­бо­ды выра­же­ния мне­ний. В интер­вью Азатты­ку дирек­тор HRW по Евро­пе и Цен­траль­ной Азии Хью Уильям­сон ска­зал, что пра­ва граж­дан в эпо­ху пан­де­мии огра­ни­чи­ва­ют­ся пра­ви­тель­ства­ми, и назвал задер­жа­ния в Казах­стане акти­ви­стов, кри­ти­ку­ю­щих вла­сти, «очень тре­вож­ным сиг­на­лом». Мира Ритт­ман, стар­ший иссле­до­ва­тель Human Rights Watch по Цен­траль­ной Азии, в заяв­ле­нии от 12 июня под­черк­ну­ла, что «казах­стан­ские акти­ви­сты не долж­ны под­вер­гать­ся заклю­че­нию за осу­ществ­ле­ние сво­е­го пра­ва на сво­бо­ду сло­ва».

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»