10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

ГАЗЕТА — Кто был в суде, тот в цирке не смеется

Более 30 засе­да­ний с девя­ти утра до семи вече­ра – на про­тя­же­нии почти двух меся­цев област­ной суд Актау рас­смат­ри­вал дело Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва. На этом про­цес­се побы­ва­ли пред­ста­ви­те­ли почти всех извест­ных меж­ду­на­род­ных пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, депу­та­ты Евро­пар­ла­мен­та, посоль­ства США и даже поль­ско­го бундестага. 

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА

 

Депу­тат из-за рубе­жа никак не мог вру­бить­ся — в чем суть это­го дела? С искрен­ним удив­ле­ни­ем он повто­рял казах­стан­ским жур­на­ли­стам: нега­тив­ные выра­же­ния, кото­ры­ми, как фла­гом, раз­ма­хи­ва­ло обви­не­ние, они на сво­их засе­да­ни­ях слы­шат каж­дый день, да еще и похле­ще — такие порой бата­лии раз­го­ра­ют­ся, хоть свя­тых выно­си. Но ни разу нико­му в голо­ву не при­шло, что кри­ти­ка вла­сти и жела­ние ее поме­нять могут рас­це­ни­вать­ся как пре­ступ­ле­ние. Эх, не в ту стра­ну при­е­хал удивляться!

Ощу­ще­ние дежавю

Про­цесс в Актау орга­ни­зо­ва­ли как мож­но демо­кра­тич­нее. Отдель­но­го зала жур­на­ли­стам (как на преды­ду­щих про­цес­сах), прав­да, не дали, но раз­ре­ши­ли поль­зо­вать­ся ноут­бу­ка­ми, так что СМИш­ни­ки вовсю твит­те­ри­ли про­цесс кто во что горазд.

С завид­ным упор­ством работ­ни­ки суда почти каж­дое засе­да­ние пере­пи­сы­ва­ли пас­порт­ные дан­ные людей, при­хо­дя­щих на про­цесс, ино­гда заби­ра­ли сот­ки. Пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис это ноу-хау сра­зу про­ком­мен­ти­ро­вал судье пись­мен­но — напи­сал заяв­ле­ние, напом­нив, что нет таких пра­вил. Все, что про­ис­хо­ди­ло в зале суда, запи­сы­ва­лось четырь­мя видео­ка­ме­ра­ми, а то, что на ули­це, — посту­па­ло в пере­движ­ную лабо­ра­то­рию КНБ.

Было боль­но смот­реть на отча­ян­ные, а теперь понят­но, что и бес­смыс­лен­ные, попыт­ки Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва убе­дить суд в неви­нов­но­сти — сво­ей и его сорат­ни­ков. В то же вре­мя дру­гую подоб­ную пло­щад­ку для того, что­бы раз­ве­ять создан­ный след­стви­ем демо­ни­че­ский образ оппо­зи­ци­он­но­го «ОПГ», най­ти было слож­но. Тот, кто не знал рань­ше об «Алге» и ее лиде­ре ниче­го, про­ник­лись ува­же­ни­ем. Те, кто верил в клят­вы «гово­рить в суде толь­ко прав­ду», авто­ри­тет­ных экс­пер­тов и все еще вызы­ва­ю­щее ува­же­ние сло­во «про­ку­рор», теперь ста­ли, навер­ное, нигилистами.

Все это, впро­чем, было похо­же на дежа­вю: все это мы виде­ли на суде 37 неф­тя­ни­ков — и лже­сви­де­тель­ство­ва­ния, и вину без дока­за­тельств. Но на этом про­цес­се было понят­но — сле­до­ва­те­ли КНБ, кото­рые вели дело, в ста­ра­нии назна­чить винов­ных в жана­о­зен­ской тра­ге­дии пре­взо­шли самих себя.

Глав­ны­ми в этой пье­се ста­ли скан­да­лы с дока­за­тель­ства­ми, неожи­дан­ные пока­я­ния под­су­ди­мых Акжа­на­та Ами­но­ва и Сери­ка Сапар­га­ли, инер­нет-вой­на, раз­вер­ну­тая про­тив семьи Коз­ло­ва, выво­ды экс­пер­тов сто­ро­ны обви­не­ния, неко­то­рые из кото­рых даже умуд­ри­лись оскор­бить под­су­ди­мых, пока­за­ния лиде­ров заба­сто­воч­но­го дви­же­ния — неф­тя­ни­ков, кото­рые хором заяви­ли, что их «исполь­зо­ва­ли», и, конеч­но, трех­днев­ное выступ­ле­ние само­го Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, кото­рое после пуб­ли­ка­ции пол­но­го тек­ста навер­ня­ка рас­та­щат на цитаты.

Вино­ва­ты поли­тик и «К‑плюс»

Про­бе­жим­ся по самым ярким эпи­зо­дам это­го скан­даль­но­го процесса.

Сви­де­тель сто­ро­ны обви­не­ния, быв­ший дирек­тор АО «Озен­му­най­газ», жана­о­зе­нец Кийк­бай Ешма­нов пыта­ет­ся убе­дить суд, что делал все воз­мож­ное для раз­ре­ше­ния тру­до­вых спо­ров с неф­тя­ни­ка­ми. В под­твер­жде­ние это­му он вдруг рас­ска­зал в суде о теле­фон­ном звон­ке пер­во­го заме­сти­те­ля быв­ше­го аки­ма обла­сти Кушер­ба­е­ва Айт­ку­ло­ва. Это заяв­ле­ние све­ло на нет все преды­ду­щие утвер­жде­ния сви­де­те­ля о «деструк­тив­ном вли­я­нии» тех, кто при­ез­жал под­дер­жать неф­тя­ни­ков: мест­ные чинов­ни­ки пла­ни­ро­ва­ли 16 декаб­ря спро­во­ци­ро­вать неф­тя­ни­ков, толь­ко вот зна­ли об этом не все.

- 15 декаб­ря по ука­за­нию аки­ма­та я дол­жен был поста­вить юрты в цен­тре пло­ща­ди: десять юрт «Озен­му­най­га­за», — рас­ска­зал Кийк­бай Ешма­нов. — Я не мог понять: рань­ше юрты ста­ви­ли по обе сто­ро­ны сце­ны, теперь — в цен­тре. Мои замы объ­яс­ни­ли: отдел внут­рен­ней поли­ти­ки аки­ма­та дал такое ука­за­ние. Мы зна­ли о пре­тен­зи­ях неф­тя­ни­ков по пово­ду уста­нов­ле­ния юрт. Кто будет решать еще и эту про­бле­му? Я вышел на аки­ма и про­сил не ста­вить юрты… Я опа­сал­ся беды. Мне позво­нил Айт­ку­лов и ска­зал: «Кийк­бай, ты чего бес­по­ко­ишь­ся? У нас есть 200 поли­цей­ских, мы долж­ны «отбить» пло­щадь». Это предот­вра­тить было невоз­мож­но — и юрты были выстав­ле­ны с гаран­ти­ей акимата.

На сле­ду­ю­щий день Ешма­но­ву и Айт­ку­ло­ву устро­и­ли очную став­ку. Ешма­нов при­шел с дру­гим настро­е­ни­ем и в ито­ге отка­зал­ся от сво­их слов:

- Да, я зво­нил Айт­ку­ло­ву, а сло­ва «будем «брать» Алан» — это были лиш­ние сло­ва с моей стороны.

На тре­тьем засе­да­нии суда по делу Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, Сери­ка Сапар­га­ли и Акжа­на­та Ами­но­ва опро­шен­ные сви­де­те­ли сто­ро­ны обви­не­ния заяви­ли, что не слы­ша­ли и не виде­ли выступ­ле­ний Коз­ло­ва перед неф­тя­ни­ка­ми. При этом как под копир­ку твер­ди­ли: в жана­о­зен­ских собы­ти­ях вино­ва­ты… поли­тик и теле­ка­нал «К‑плюс»!

На вто­рой неде­ле про­цес­са наблю­да­те­ли кате­го­рич­но заяви­ли жур­на­ли­стам: «Нет ника­ких при­чин­но-след­ствен­ных свя­зей меж­ду помо­щью, кото­рую ока­зы­ва­ли неф­тя­ни­кам поли­ти­ки и обще­ствен­ные дея­те­ли, и тем, что слу­чи­лось 16 декаб­ря в Жана­о­зене. Обви­ни­тель­ное заклю­че­ние сле­до­ва­те­лей — сплош­ной твор­че­ский подход!»

Эта фра­за ста­ла самой цити­ру­е­мой на суде: один из про­ку­ро­ров назвал 62-том­ный «труд» сле­до­ва­те­лей КНБ про­дук­том… твор­че­ской работы.

- Мы слу­ша­ли о том, как зарож­дал­ся кон­фликт, — про­ком­мен­ти­ро­вал пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис. — Наблю­да­ли за тем, как пыта­лись себя обе­лить те, кто в первую оче­редь отно­сит­ся к топ-мене­дже­рам: они пред­при­ни­ма­ли какие-то шаги, раз­го­ва­ри­ва­ли с неф­тя­ни­ка­ми… При этом бро­са­ли наме­ки: если бы не «К‑плюс» и не акти­ви­сты оппо­зи­ции, то они бы кон­фликт раз­ре­ши­ли. Учи­ты­вая, как они его реша­ли, я так пони­маю, име­лось в виду, что они бы «дода­ви­ли» этих рабо­чих. Ну а посколь­ку неф­тя­ни­ков под­дер­жа­ли, они не смог­ли это­го сде­лать. Вот смысл все­го. Те, кто писал обви­ни­тель­ное заклю­че­ние, про такое поня­тие, как меж­ду­на­род­ная соли­дар­ность тру­дя­щих­ся, вооб­ще слышали?

Не слы­ша­ли о таком поня­тии, види­мо, и при­гла­шен­ные в суд экс­пер­ты, с помо­щью выво­дов кото­рых сто­ро­на обви­не­ния пыта­лась уста­но­вить при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи, при­вед­шие к тра­ги­че­ским последствиям.

Как зажи­га­ли эксперты

На суде высту­пи­ли судеб­ные экс­пер­ты Асет Сван­ку­лов и Дина­ра Момбе­ко­ва из Цен­тра судеб­ной экс­пер­ти­зы Алма­ты и Назым Меде­уова из Реги­о­наль­ной науч­ной лабо­ра­то­рии судеб­ных экс­пер­тиз Аста­ны. Все они — сотруд­ни­ки Мини­стер­ства юстиции.

Асет Сван­ку­лов, про­ана­ли­зи­ро­вав сте­но­грам­мы бесед и теле­фон­ных раз­го­во­ров Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, Бола­та Ата­ба­е­ва и Жан­бо­ла­та Мамая, заявил: про­из­но­ся в раз­го­во­ре такие сло­ва, как «буча» и «той», они вкла­ды­ва­ли в них скры­тый смысл.

Дина­ра Момбе­ко­ва дока­зы­ва­ла суду: рабо­та пар­тии «Алга» по орга­ни­за­ции митин­гов и демон­стра­ций, бой­ко­ту выбо­ров пре­зи­ден­та и кри­ти­ке оши­бок пра­ви­тель­ства была наце­ле­на на свер­же­ние кон­сти­ту­ци­он­но­го строя. В каче­стве аргу­мен­та тоже при­ве­ла сло­ва «ора­за», «гид­ра» и «бур­да».

- Все они — пред­ста­ви­те­ли испол­ни­тель­ной вла­сти. Сам факт, что люди рабо­та­ют на испол­ни­тель­ную власть и чело­ве­ку предъ­яв­ля­ет­ся обви­не­ние в лице испол­ни­тель­ной вла­сти, вызы­ва­ет сомне­ния, — отком­мен­ти­ро­ва­ли выступ­ле­ния экс­пер­тов пра­во­за­щит­ни­ки, заме­тив: — В сре­де адво­ка­тов и пра­во­за­щит­ни­ков дав­но зна­ют: судеб­ная экс­пер­ти­за — это про­дол­же­ние сто­ро­ны следствия.

В неза­ви­си­мых экс­пер­тах на этом про­цес­се был боль­шой дефи­цит. Даже при­гла­шен­ный сто­ро­ной обви­не­ния рос­сий­ский экс­перт Миха­ил Гра­чев, про­фес­сор из ниже­го­род­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та име­ни Доб­ро­лю­бо­ва, заявил в зале суда, что соци­аль­ную враж­ду под­су­ди­мые воз­буж­да­ли меж­ду… Назар­ба­е­вым, пред­при­ни­ма­те­ля­ми, гос­слу­жа­щи­ми (с одной сто­ро­ны) и Абля­зо­вым и его сорат­ни­ка­ми (с дру­гой сто­ро­ны). Он ана­ли­зи­ро­вал три обра­ще­ния Мух­та­ра Абля­зо­ва «Встань с колен, казах!», «Пора побе­дить страх» и «Пора выби­рать свои орга­ны власти».

- Не знаю, какой он спе­ци­а­лист в обла­сти линг­ви­сти­ки, но выво­ды чело­ве­ка, кото­рый объ­еди­ня­ет в одну груп­пу пре­зи­ден­та, пред­при­ни­ма­те­лей и гос­слу­жа­щих, а в дру­гую — Абля­зо­ва и его сорат­ни­ков и дела­ет поли­то­ло­ги­че­ские выво­ды, слу­шать не надо: он не экс­перт, — пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис бук­валь­но не нахо­дил слов, ком­мен­ти­руя выступ­ле­ние профессора.

Поз­же он решил напра­вить экс­пер­ти­зу Гра­че­ва пред­се­да­те­лю Гиль­дии линг­ви­стов-фило­ло­гов, с кото­ры­ми у пра­во­за­щит­ни­ка непло­хие свя­зи, что­бы полу­чить у рос­си­ян ответ на вопрос, что это за экспертиза.

Недо­ра­зу­ме­ния с экс­пер­та­ми сто­ро­ны обви­не­ния попы­та­лась испра­вить сто­ро­на защи­ты, при­гла­сив мос­ков­ско­го экс­пер­та с созвуч­ной фами­ли­ей Гар­чев (ему при­шлось два­жды при­ез­жать в Актау, пото­му что судья все откла­ды­вал опрос это­го сви­де­те­ля). Дмит­рий Гар­чев под­твер­дил: да, кри­ти­че­ские выска­зы­ва­ния в ана­ли­зи­ру­е­мых мате­ри­а­лах (листов­ки, выступ­ле­ния, теле­сю­же­ты и ста­тьи) есть, но они вовсе не при­зы­ва­ют к свер­же­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя и не раз­жи­га­ют соци­аль­ную рознь.

Уди­ви­лись все, когда экс­пер­ты сто­ро­ны обви­не­ния опре­де­ли­ли власть в соци­аль­ную груп­пу (пото­му что кро­ме вла­сти оппо­зи­ция нико­го не кри­ти­ко­ва­ла, а что­бы под­ве­сти базу под ста­тью о соци­аль­ной роз­ни, нуж­на как раз была соци­аль­ная груп­па) и на пол­ном серье­зе гово­ри­ли: «Они (Коз­лов, обще­ствен­ные дея­те­ли) ста­ви­ли под сомне­ние реше­ния вла­сти, при­зы­ва­ли к митин­гам и несо­гла­сию». Об идео­ло­ги­че­ском и поли­ти­че­ском мно­го­об­ра­зии, понят­но, никто из сви­де­те­лей сто­ро­ны обви­не­ния не заикался.

Наи­бо­лее точ­но про­ком­мен­ти­ро­вал выво­ды сотруд­ни­ков Цен­тра судеб­ной экс­пер­ти­зы Евге­ний Жовтис: «Попыт­ка усмот­реть в неко­то­рых оце­ноч­ных суж­де­ни­ях и мне­ни­ях при­зы­вы к насиль­ствен­но­му изме­не­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя вызы­ва­ет очень серьез­ные вопро­сы. Что это за опе­ра­тив­но-разыск­ные меро­при­я­тия, санк­ци­о­ни­ро­ван­ные про­ку­ро­ром? При этом про­слу­ши­ва­ют мас­штаб­но, вклю­чая всех, в том чис­ле г‑на Сапар­га­ли, кото­рый изби­рал­ся кан­ди­да­том в депу­та­ты мас­ли­ха­та. Если мы послу­ша­ем, что гово­рят на наших кух­нях, то, что на суде пере­чис­ли­ли, пока­жет­ся дет­ским лепе­том. Здесь нуж­но оттал­ки­вать­ся от меж­ду­на­род­ной прак­ти­ки. Она заклю­ча­ет­ся в одной про­стой фор­му­ле: выра­же­ние соб­ствен­но­го мне­ния — это пра­во, а пра­во на сво­бо­ду сло­ва абсо­лют­но за исклю­че­ни­ем момен­та, когда оно пред­став­ля­ет реаль­ную угро­зу насилия».

«Заплы­ли за буйки»

Пока пра­во­за­щит­ни­ки, юри­сты и про­сто наблю­да­те­ли лома­ли голо­ву в поис­ках логи­ки в выво­дах экс­пер­тов, те про­дол­жа­ли шоки­ро­вать пуб­ли­ку: если 28-лет­ний Жан­бо­лат Мамай гово­рит с Вла­ди­ми­ром Коз­ло­вым на «вы», а поли­тик с ним — на «ты», зна­чит, это дирек­тив­ный харак­тер обще­ния в рам­ках «пре­ступ­ной дея­тель­но­сти «ОПГ».

Пси­хо­ло­ги-экпер­ты с сво­ем рве­нии пошли даль­ше, вер­нее вооб­ще «заплы­ли за буй­ки», назвав под­су­ди­мо­го Сапар­га­ли «неудач­ни­ком», а Вла­ди­мир Коз­лов из поли­ти­ка пре­вра­тил­ся в «богем­ную личность».

Вме­сто того что­бы про­ана­ли­зи­ро­вать репор­та­жи жур­на­ли­стов пор­та­ла «Рес­пуб­ли­ка» и газе­ты «Голос рес­пуб­ли­ки», экс­пер­ты пере­чис­ли­ли в суде с деся­ток назва­ний ста­тей и сде­ла­ли вывод: жур­на­ли­сты так вли­я­ли на под­со­зна­ние чита­те­лей, что люди настра­и­ва­лись на свер­же­ние суще­ству­ю­щей власти.

То, что неза­ви­си­мые СМИ обви­ни­ли в… экс­тре­миз­ме, — сам по себе факт из ряда вон выхо­дя­щий! Тут впо­ру самим жур­на­ли­стам с кол­лек­тив­ным иском высту­пить. Но не менее уди­ви­тель­ной была ситу­а­ция, когда при­е­хав­шую на про­цесс редак­то­ра газе­ты «Голос рес­пуб­ли­ки» Татья­ну Тру­ба­че­ву про­ку­ро­ры не кину­лись тща­тель­но опра­ши­вать. Более того, попро­си­ли… не гово­рить о дея­тель­но­сти издания.

В обви­не­ни­ях в адрес СМИ при­чи­на была та же — кри­ти­ка в адрес власти.

- В сово­куп­но­сти соче­та­ний мате­ри­а­лы этих СМИ пред­став­ля­ют собой мани­пу­ля­тив­ную схе­му для дости­же­ния пре­дель­ных поли­ти­че­ских резуль­та­тов. Ком­пе­тен­ция этих СМИ — созда­ние коли­че­ствен­но­го и каче­ствен­но­го пре­иму­ще­ства точ­ки зре­ния внед­ре­ния стой­ких ассо­ци­а­ций, схем и мифов (?!), отве­ча­ю­щих инте­ре­сам ОПГ, — ну про­сто доби­ла нас экс­перт Роза Акбарова.

Не отка­жем­ся от еще одной фор­му­ли­ров­ки (боль­но уж цве­ти­стая): «И фор­ми­ро­ва­ли чув­ство стра­ха и… тоталь­ной слежки».

Под­ло­ги, запре­ты, «про­слуш­ки»

О под­ло­гах в мате­ри­а­лах уго­лов­но­го дела — осо­бый раз­го­вор. Адво­ка­ты Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва Вене­ра Сар­сем­би­на и Алек­сей Плу­гов (оба, к сло­ву, в про­шлом опыт­ные работ­ни­ки след­ствен­ных орга­нов), несмот­ря на то что не име­ли воз­мож­но­сти тща­тель­но озна­ко­мить­ся с мате­ри­а­ла­ми дела, вылав­ли­ва­ли «мух» сле­до­ва­те­лей в ходе процесса.

Напри­мер, под­лог про­то­ко­лов допро­са началь­ни­ка депар­та­мен­та управ­ле­ния кад­ра­ми «РД «КМГ» Аман­тая Сма­ди­но­ва: когда его допра­ши­ва­ли в суде, он давал одни пока­за­ния, а в обви­ни­тель­ном заклю­че­нии обна­ру­жил­ся совер­шен­но дру­гой текст его допроса.

Два оди­на­ко­вых по содер­жа­нию листа всплы­ли и во вре­мя зачи­ты­ва­ния пока­за­ний сви­де­те­лей-неф­тя­ни­ков, кото­рые яко­бы не смог­ли явить­ся в суд. А затем адво­кат Сар­сем­би­на обна­ру­жи­ла несов­па­де­ния в рус­ском и казах­ском вари­ан­тах обви­ни­тель­но­го заключения.

- Пере­вод пол­но­стью лож­ный: в рус­ском вари­ан­те — одно пока­за­ние, а в казах­ском вари­ан­те — дру­гое. А на деле все долж­но сов­па­дать на 100%, — под­черк­ну­ла адвокат.

Вот как раз в этот момент один из про­ку­ро­ров про­из­нес став­шую зна­ме­ни­той фра­зу: «Это твор­че­ские выво­ды следователей!»

Все ста­ра­ния адво­ка­тов, впро­чем, были бла­го­по­луч­но забы­ты в сове­ща­тель­ной ком­на­те судьи Мыр­за­бе­ко­ва — туда он пере­но­сил почти все скан­даль­ные хода­тай­ства сто­ро­ны защи­ты. Пого­ва­ри­ва­ли даже, что по всем подоб­ным вопро­сам реше­ние выно­си­лось кол­ле­ги­аль­но — с уча­сти­ем опыт­ных судей, при­е­хав­ших из дру­гих реги­о­нов Казахстана.

А вот сре­ди зна­ме­ни­тых запре­тов скан­даль­но­го поли­ти­че­ско­го про­цес­са (поми­мо отка­зов в хода­тай­ствах адво­ка­тов) — отказ упол­но­мо­чен­но­му по пра­вам чело­ве­ка пра­ви­тель­ства Гер­ма­нии Мар­ку­су Ленин­гу встре­тить­ся с Вла­ди­ми­ром Козловым.

И прось­ба к суду биз­не­сме­на Мух­та­ра Абля­зо­ва, пред­се­да­те­ля ред­кол­ле­гии «Голо­са рес­пуб­ли­ки» Ири­ны Пет­ру­шо­вой, редак­то­ра газе­ты «Взгляд» Иго­ря Виняв­ско­го, вице-пре­зи­ден­та поль­ско­го фон­да «Откры­тый диа­лог» Люд­ми­лы Коз­лов­ской высту­пить на про­цес­се с помо­щью скайп-свя­зи и отве­тить на все вопро­сы судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства. Судья на эти пред­ло­же­ния кате­го­рич­но ска­зал: «Нет».

Что каса­ет­ся заяв­ле­ний сви­де­те­лей-неф­тя­ни­ков, кото­рые высту­пи­ли в суде про­тив Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, на чем, как «на трех китах» (вме­сте с листов­ка­ми, кото­рые так и не дошли до рабо­чих Жана­о­зе­на, а так­же выво­да­ми экс­пер­тов), пыта­лись постро­ить обви­не­ние пол­сот­ни сле­до­ва­те­лей, то, как гово­ри­ли наблю­да­те­ли, раз­ве мож­но дове­рять пока­за­ни­ям людей, кото­рые после декабрь­ско­го рас­стре­ла, после суда на неф­тя­ни­ка­ми нахо­дят­ся под стра­хом полу­чить реаль­ные сро­ки заключения?

И нако­нец, осно­ва­тель­но под­пор­ти­ли кар­ти­ну обви­не­ния выдер­ну­тые из кон­тек­ста фраг­мен­ты «про­слу­шек» и небезыз­вест­ной скайп-кон­фе­рен­ции. Избран­ность предо­став­лен­ных сто­ро­ной обви­не­ния фраг­мен­тов была дока­за­на на про­цес­се: при столь тяже­лых обви­не­ни­ях дока­за­тель­ная база след­ствия ока­за­лась про­сто рыхлой.

- Из того, что я наблю­дал и слы­шал на этом про­цес­се, могу ска­зать: в аргу­мен­та­ци­ях гособ­ви­ни­те­лей пря­мо про­скаль­зы­ва­ли нот­ки 60‑х и 70‑х годов, когда рас­смат­ри­ва­ли дело совет­ских писа­те­лей Андрея Синяв­ско­го и Нико­лая Дани­э­ля, запо­до­зрен­ных в анти­со­вет­ской про­па­ган­де. Ассо­ци­а­ции очень тяже­лые, — про­ком­мен­ти­ро­вал Евге­ний Жовтис. — Печаль­но, что про­ис­хо­дит это в стране, кото­рая поте­ря­ла зна­чи­тель­ную часть сво­ей интел­ли­ген­ции, обще­ствен­ных и поли­ти­че­ских дея­те­лей по делам, скон­стру­и­ро­ван­ным имен­но таким обра­зом. Страш­но от все­го этого…

…Зачи­ты­вая 8 октяб­ря резуль­та­тив­ную часть при­го­во­ра Вла­ди­ми­ру Коз­ло­ву, судья Бер­ди­бек Мыр­за­бе­ков почти пол­но­стью повто­рил… обви­ни­тель­ное заклю­че­ние след­ствия. Слу­ша­ли его, и поче­му-то скла­ды­ва­лось ощу­ще­ние, что он сам не верил в то, что читал. Во вся­ком слу­чае, глаз судья ста­рал­ся не поднимать.

 

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №38 (260) от 12 октяб­ря 2012 года

See the article here:
ГАЗЕТА — Кто был в суде, тот в цир­ке не смеется

архивные статьи по теме

Газета будет в продаже завтра

Бюллетень социалистов изъяли в Караганде

Астана заговаривает журналистам зубы