12 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

В обороне нашли коррупционные риски

Казах­стан по уров­ню кор­руп­ци­он­ных рис­ков в воен­ной сфе­ре ока­зал­ся в одном ряду с Ганой, Кени­ей, Уган­дой, Рос­си­ей и т.п. Опре­де­ли­ла его туда Transparency International UK, про­ве­дя иссле­до­ва­ние эффек­тив­но­сти кон­тро­ля рабо­ты мини­стерств обо­ро­ны и воору­жен­ных сил со сто­ро­ны парламента. 

Пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Transparency International UK опуб­ли­ко­ва­ла новое иссле­до­ва­ние «Над­зор?», про­ве­ден­но­го в рам­ках Про­грам­мы обо­ро­ны и без­опас­но­сти (TI-DSP). Соглас­но ему две тре­ти пред­ста­ви­тель­ных зако­но­да­тель­ных орга­нов стран мира не спо­соб­ны осу­ществ­лять эффек­тив­ный кон­троль рабо­ты мини­стерств обо­ро­ны и воору­жен­ных сил. Кро­ме того, семь­де­сят про­цен­тов круп­ней­ших в 2012 году стран-постав­щи­ков ору­жия остав­ля­ют в зако­нах лазей­ки для коррупции.

Иссле­до­ва­ние явля­ет­ся род­ствен­ным про­ек­том Индек­са госу­дар­ствен­ной анти­кор­руп­ци­он­ной поли­ти­ки в обо­рон­ном сек­то­ре 2013 года. В нем был про­ве­ден ана­лиз анти­кор­руп­ци­он­ной поли­ти­ки в обла­сти обо­ро­ны, реа­ли­зу­е­мой 82 стра­на­ми. В рам­ках насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния госу­дар­ства были объ­еди­не­ны в груп­пы по уров­ню кор­руп­ци­он­но­го риска.

Четыр­на­дцать стран попа­ли в ниж­нюю часть рей­тин­га, так как обна­ру­жи­ли кри­ти­че­ски нуле­вой уро­вень пар­ла­мент­ско­го над­зо­ра за обо­рон­ной отрас­лью: это Алжир, Анго­ла, Каме­рун, Кот-д’И­ву­ар, Демо­кра­ти­че­ская рес­пуб­ли­ка Кон­го, Еги­пет, Эритрея, Иран, Ливия, Катар, Шри-Лан­ка, Сау­дов­ская Ара­вия, Сирия и Йемен.

Очень высо­кие кор­руп­ци­он­ные рис­ки у 21 стра­ны: это Афга­ни­стан, Бах­рейн, Бан­гла­деш, Бела­русь, Китай, Эфи­о­пия, Ирак, Иор­да­ния, Малай­зия, Марок­ко, Ниге­рия, Оман, Пале­сти­на, Паки­стан, Руан­да, Син­га­пур, Тунис, ОАЭ, Узбе­ки­стан, Вене­су­э­ла, Зимбабве.

Высо­кие рис­ки у 17 стран: это Гру­зия, Гана, Гре­ция, Индия, Индо­не­зия, Изра­иль, Казах­стан, Кения, Кувейт, Ливан, Непал, Филип­пи­ны, Рос­сия, Сер­бия, Тан­за­ния, Тур­ция, Уганда.

Уме­рен­ные у 14: это Арген­ти­на, Бос­ния и Гер­це­го­ви­на, Чили, Хор­ва­тия, Кипр, Чехия, Вен­грия, Ита­лия, Лат­вия, Мек­си­ка, ЮАР, Испа­ния, Таи­ланд, Украина.

Низ­кие у 12 стран: это Австрия, Бра­зи­лия, Бол­га­рия, Колум­бия, Фран­ция, Япо­ния, Поль­ша, Сло­ва­кия, Южная Корея, Шве­ция, Тай­вань, США.

Ну а очень низ­кие кор­руп­ци­он­ные рис­ки лишь у 4 стран: это Австра­лия, Гер­ма­ния, Нор­ве­гия, Великобритания.

По сло­вам дирек­то­ра TI-DSP Мар­ка Пай­ма­на «Кор­руп­ция в обо­рон­ной отрас­ли — это опас­ное, сею­щее рознь и крайне доро­го­сто­я­щее явле­ние, за кото­рое при­хо­дит­ся пла­тить воен­но­слу­жа­щим, ком­мер­че­ским ком­па­ни­ям, пра­ви­тель­ствам и граж­да­нам. Боль­шин­ство зако­но­да­тель­ных инсти­ту­тов раз­ных стран теря­ет изби­ра­те­лей, так как ока­зы­ва­ет­ся неспо­соб­ным кон­тро­ли­ро­вать гигант­ский обо­рон­ный сек­тор. При­ме­ры удач­ных прак­тик, содер­жа­щи­е­ся в иссле­до­ва­нии, могут помочь пар­ла­мен­там с про­бле­ма­ми, свя­зан­ны­ми с поли­ти­че­ской сре­дой, недо­стат­ка­ми зако­но­да­тель­ства или невер­ной поли­ти­кой парламентариев».

Соглас­но оцен­ке TI-DSP, общая сто­и­мость кор­руп­ции в обо­рон­ном сек­то­ре дости­га­ет как мини­мум два­дца­ти мил­ли­ар­дов дол­ла­ров в год. Дан­ные осно­вы­ва­ют­ся на све­де­ни­ях Миро­во­го бан­ка и Сток­гольм­ско­го инсти­ту­та иссле­до­ва­ний про­блем мира (SIPRI).

Пар­ла­мен­ты могут мини­ми­зи­ро­вать риск кор­руп­ции в сек­то­ре, тра­ди­ци­он­но харак­те­ри­зу­ю­щем­ся доро­го­сто­я­щи­ми кон­трак­та­ми и высо­кой сек­рет­но­стью, при­ни­мая соот­вет­ству­ю­щие зако­ны, под­ни­мая вопро­сы кор­руп­ции в обо­рон­ной отрас­ли на уровне обще­на­ци­о­наль­ных дис­кус­сий и совер­шен­ствуя над­зор­ные меха­низ­мы. Одна­ко, соглас­но иссле­до­ва­нию «Над­зор?», пред­став­лен­ном в Брюс­се­ле в рам­ках про­грам­мы Security & Defence Agenda, 85% пар­ла­мен­тов недо­ста­ет эффек­тив­но­го, под­от­чет­но­го и все­объ­ем­лю­ще­го кон­тро­ля обо­рон­ной поли­ти­ки. «Из-за это­го появ­ля­ют­ся воз­мож­но­сти для укры­тия кор­руп­ции от граж­дан­ско­го над­зо­ра и рас­хо­до­ва­ния средств, кото­рые мож­но было бы потра­тить иным обра­зом» — заявил Пайман.

В иссле­до­ва­нии дела­ет­ся пред­по­ло­же­ние, что пре­зи­дент­ские систе­мы более под­вер­же­ны рис­ку кор­руп­ции, чем непре­зи­дент­ские. Замет­но, что кор­руп­ция воз­рас­та­ет там, где зна­чи­тель­ную часть насе­ле­ния состав­ля­ют воен­ные: круп­ная армия обла­да­ет воз­мож­но­стью более зна­чи­тель­но воз­дей­ство­вать на рабо­ту пра­ви­тель­ства с помо­щью лоб­биз­ма и сабо­ти­ро­ва­ния дей­ствий пар­ла­мен­та по кон­тро­лю обо­рон­но­го сектора.

Читать ори­ги­нал статьи:

В обо­роне нашли кор­руп­ци­он­ные риски

архивные статьи по теме

Сценарий КНБ: от Тищенко – к Туменовой

Победу одержал не Назарбаев, а административный ресурс

Уполномоченный ЕС по Центральной Азии: “Права человека не менее важны, чем…