11 C
Астана
5 октября, 2022
Image default

В КНР пересчитали жертвы Мао Цзэдуна

Голод, от кото­ро­го Китай стра­дал с 1958 года по 1962 год, мно­гие счи­та­ют самым смер­то­нос­ным в исто­рии чело­ве­че­ства. Он унес жиз­ни от 20 до 30 мил­ли­о­нов чело­век – а может быть, и еще боль­ше – и счи­та­ет­ся одной из глав­ных ката­строф вре­мен прав­ле­ния Мао Цзэ­ду­на. Тра­ди­ци­он­но пар­тия ста­ра­лась обхо­дить эту тему, при­бе­гая к цен­зу­ре и эвфе­миз­мам, что­бы не подо­рвать ува­же­ние к фигу­ре осно­ва­те­ля ком­му­ни­сти­че­ско­го государства. 

Одна­ко в пред­две­рии пред­сто­я­ще­го 26 декаб­ря 120-летия со дня рож­де­ния Мао неко­то­рые из его сто­рон­ни­ков и пар­тий­ных поле­ми­стов реши­ли отой­ти от офи­ци­аль­ной линии на замал­чи­ва­ние голо­да и выдви­нуть соб­ствен­ную, силь­но смяг­чен­ную вер­сию об этом бед­ствии. Несо­глас­ных с ними исто­ри­ков они под­вер­га­ют ярост­ным нападкам.

Они отри­ца­ют, что от голо­да погиб­ли десят­ки мил­ли­о­нов граж­дан Китая, утвер­ждая, что речь идет лишь о несколь­ких мил­ли­о­нах, и обви­ня­ют тех исто­ри­ков, кото­рые выска­зы­ва­ют более высо­кие оцен­ки, в раз­жи­га­нии анти­пар­тий­ных настроений.

«30 мил­ли­о­нов погиб­ших за три года тягот – раз­ду­тый слух», – гла­сил заго­ло­вок в одном из сен­тябрь­ских номе­ров «Хуа­нь­цю шибао», вли­я­тель­но­го пар­тий­но­го таблоида. 

Под этим заго­лов­ком был раз­ме­щен ком­мен­та­рий мате­ма­ти­ка Сунь Цзин­ся­ня (Sun Jingxian), заслу­жив­ше­го извест­ность сво­и­ми заяв­ле­ни­я­ми о том, что во вре­мя Боль­шо­го скач­ка от «про­блем с пита­ни­ем» умер­ли мак­си­мум 2,5 мил­ли­о­на чело­век. По его сло­вам, более высо­кие оцен­ки – это иллю­зия, осно­ван­ная на иска­жен­ной статистике.

Г‑н Сунь объ­яс­ня­ет боль­шую часть пред­по­ла­га­е­мых смер­тей ста­ти­сти­че­ски­ми мира­жа­ми – люди уез­жа­ли из дере­вень, не реги­стри­ро­ва­лись на новом месте и для ста­ти­сти­ки выгля­де­ли мертвыми.

Новая кни­га под назва­ни­ем «Кто-то дол­жен нако­нец ска­зать прав­ду» ста­ла кра­е­уголь­ным кам­нем для сто­рон­ни­ков Мао, отри­ца­ю­щих, что голод убил десят­ки мил­ли­о­нов. Ее автор – отстав­ной чинов­ник Ян Сун­линь (Yang Songlin) счи­та­ет, что «ано­маль­ная смерт­ность» во вре­мя голо­да соста­ви­ла не более четы­рех мил­ли­о­нов человек. 

Он при­зна­ет, что это было тра­ге­ди­ей, но ее при­чи­ной счи­та­ет, ско­рее, плохую пого­ду, чем плохую поли­ти­ку. Как и про­чие реви­зи­о­ни­сты, сво­их про­тив­ни­ков он обви­ня­ет в том, что они раз­ду­ва­ют мас­штаб голо­да, что­бы дис­кре­ди­ти­ро­вать Мао и партию.

«Неко­то­рые видят в этом воз­мож­ность. Они дума­ют, что, если они смо­гут дока­зать гибель десят­ков мил­ли­о­нов чело­век из-за Боль­шо­го скач­ка, то пра­вя­щая пар­тия, Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, нико­гда не смо­жет очи­стить свою репу­та­цию», –  заявил по теле­фо­ну г‑н Ян, про­жи­ва­ю­щий в Чжэн­чжоу, горо­де в цен­траль­ном Китае.

Пока китай­ские вла­сти пуб­лич­но не ком­мен­ти­ро­ва­ли эту шуми­ху. Одна­ко репу­та­ция Мао по-преж­не­му важ­на для пар­тии, кото­рая про­дол­жа­ет апел­ли­ро­вать к сво­е­му рево­лю­ци­он­но­му про­шло­му, даже отка­зав­шись от послед­них остат­ков рево­лю­ци­он­ной поли­ти­ки. Став­ший в нояб­ре лиде­ром пар­тии Си Цзинь­пин осо­бен­но рья­но защи­ща­ет это насле­дие, хотя его семья постра­да­ла при Мао силь­нее, чем семьи дру­гих лиде­ров, кото­рые воз­глав­ля­ли пар­тию в послед­нее время.

Боль­шой ска­чок начал­ся в 1958 году, когда пар­тий­ное руко­вод­ство при­ня­ло план Мао по уско­рен­ной инду­стри­а­ли­за­ции Китая. Для это­го вла­сти нача­ли лихо­ра­доч­ную кам­па­нию по моби­ли­за­ции рабо­чей силы и при­ня­лись сли­вать сель­ские коопе­ра­ти­вы в боль­шие – и, тео­ре­ти­че­ски, более про­дук­тив­ные – народ­ные ком­му­ны. Одна­ко попыт­ка пре­вра­тить фаб­ри­ки, ком­му­ны и общие сто­ло­вые в чудес­ные образ­цы ком­му­ни­сти­че­ско­го изоби­лия быст­ро потер­пе­ли неуда­чу под вли­я­ни­ем рас­то­чи­тель­но­сти, неэф­фек­тив­но­сти и неумест­но­го рвения. 

К 1959 году сель­ская мест­ность нача­ла стра­дать от нехват­ки про­до­воль­ствия, кото­рая уси­ли­ва­лась из-за того, что кре­стья­нам при­хо­ди­лось сда­вать госу­дар­ству все боль­ше зер­на, что­бы кор­мить раз­рас­тав­ши­е­ся горо­да. В ито­ге начал­ся голод. 

Чинов­ни­ков, выра­жав­ших сомне­ние в офи­ци­аль­ном кур­се, вычи­ща­ли из пар­тии, и во вла­сти сло­жи­лась атмо­сфе­ра трус­ли­во­го кон­фор­миз­ма, из-за кото­ро­го эта поли­ти­ка про­дол­жа­лась, пока ката­стро­фи­че­ская обста­нов­ка нако­нец не заста­ви­ла Мао сме­нить курс.

С нача­ла 1980‑х годов огра­ни­че­ния, меша­ю­щие изу­чать пери­од голо­да, нача­ли осла­бе­вать. Исто­ри­ки полу­чи­ли неко­то­рый доступ в архи­вы, и им посте­пен­но ста­но­ви­лась доступ­ной часть дан­ных пере­пи­сей и про­чая демо­гра­фи­че­ская инфор­ма­ция. Это поз­во­ля­ло иссле­до­ва­те­лям соста­вить более подроб­ную, хотя по-преж­не­му непол­ную кар­ти­ну того, что происходило.

Неко­то­рые исто­ри­ки пред­по­ла­га­ют, что погиб­ло 17 мил­ли­о­нов чело­век, в то вре­мя как дру­гие насчи­ты­ва­ют до 45 мил­ли­о­нов – в зави­си­мо­сти от сво­их пред­став­ле­ний о смерт­но­сти в нор­маль­ное вре­мя и от ряда дру­гих фак­то­ров (в част­но­сти, неяс­но, насколь­ко в пери­од голо­да офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка зани­жа­ла чис­ло смертей). 

«Уче­ные рас­хо­дят­ся в оцен­ках, одна­ко неза­ви­си­мо от того, будут ли кон­крет­ные циф­ры несколь­ко боль­ше или несколь­ко мень­ше, факт оста­ет­ся фак­том: Боль­шой ска­чок поро­дил серьез­ное бед­ствие, – утвер­жда­ет в теле­фон­ной бесе­де рабо­тав­ший исто­ри­ком пар­тии Линь Юнь­ху­эй (Lin Yunhui), рабо­тав­ший в пекин­ском Наци­о­наль­ном обо­рон­ном уни­вер­си­те­те и в тече­ние боль­шей части сво­ей про­фес­си­о­наль­ной карье­ры изу­чав­ший пери­од прав­ле­ния Мао. – По моей лич­ной оцен­ке ано­маль­ная смерт­ность состав­ля­ет око­ло 30 мил­ли­о­нов человек».

Заяв­ле­ни­ям реви­зи­о­ни­стов не верит никто – или почти никто – из про­фес­си­о­наль­ных исто­ри­ков, одна­ко спе­ци­а­ли­сты выра­жа­ют тре­во­гу в свя­зи с тем, что пар­тия, в послед­нее вре­мя тер­пев­шая срав­ни­тель­но сво­бод­ное изу­че­ние пери­о­да Боль­шо­го скач­ка, по-види­мо­му, теперь поощ­ря­ет отход к лжи­вой ортодоксии.

«Меня дол­го поро­чи­ли и кри­ти­ко­ва­ли за мои иссле­до­ва­ния, а теперь еще и появи­лись эти люди, фак­ти­че­ски отри­ца­ю­щие, что боль­шой голод вооб­ще был», – заме­тил в теле­фон­ном раз­го­во­ре 72-лет­ний исто­рик Янь Цзи­шен (Yang Jisheng), быв­ший жур­на­лист агент­ства «Синь­хуа», став­ший основ­ной мише­нью напа­док ревизионистов.

Извест­ное иссле­до­ва­ние Яня Цзи­ше­на о голо­де вре­мен Боль­шо­го скач­ка под назва­ни­ем «Над­гро­бье» вышло в 2008 году в Гон­кон­ге на китай­ском и в 2012 году в сокра­щен­ном англо­языч­ном изда­нии. В кон­ти­нен­таль­ном Китае оно запре­ще­но, одна­ко его вве­зен­ные кон­тра­бан­дой копии поль­зу­ют­ся популярностью. 

По оцен­ке Яня Цзи­ше­на, от зверств и нехват­ки про­до­воль­ствия в пери­од Боль­шо­го скач­ка умер­ло 36 мил­ли­о­нов чело­век. Отри­ца­ние голо­да более чем полу­ве­ко­вой дав­но­сти исто­рик счи­та­ет тре­во­жа­щим про­яв­ле­ни­ем совре­мен­ных поли­ти­че­ских страхов.

«Что­бы защи­тить гос­под­ству­ю­щее поло­же­ние Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, им при­хо­дит­ся отри­цать голод­ную смерть десят­ков мил­ли­о­нов людей, – заме­тил г‑н Ян. – Сей­час пар­тий­ное руко­вод­ство чув­ству­ет соци­аль­ный кри­зис, поэто­му защи­та ста­тус-кво ста­но­вит­ся насущ­ным вопро­сом. Соот­вет­ствен­но, вла­сти счи­та­ют необ­хо­ди­мым избе­гать смот­реть в лицо прав­де о прошлом». 

Лидер Китая Си Цзинь­пин – сын Си Чжун­сю­ня (Xi Zhongxun), това­ри­ща Мао, кото­рый в 1962 году попал под чист­ку и пере­жил 16 лет тюрь­мы и поли­ти­че­ско­го бесчестья. 

Тем не менее, в сво­ем отно­ше­нии к про­шло­му г‑н Си руко­вод­ству­ет­ся не семей­ны­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми, а поли­ти­че­ски­ми сооб­ра­же­ни­я­ми, пола­га­ет заслу­жен­ный про­фес­сор Уни­вер­си­те­та Вис­кон­си­на в Мэди­соне Эдвард Фрид­ман (Edward Friedman), редак­ти­ро­вав­ший англий­ское изда­ние «Над­гро­бья» г‑на Яна.

В янва­ре Си Цзинь­пин уве­до­мил чинов­ни­ков, что им не сле­ду­ет пре­умень­шать дости­же­ния Мао или ста­вить их под сомнение. 

Он неод­но­крат­но гово­рил, что рас­пад Совет­ско­го Сою­за может слу­жить пре­ду­пре­жде­ни­ем о том, как доро­го сто­ит поли­ти­че­ская слабость. 

В издан­ной в апре­ле дирек­ти­ве Си Цзинь­пин в чис­ле семи основ­ных идео­ло­ги­че­ских угроз для вла­сти пар­тии назы­ва­ет «исто­ри­че­ский ниги­лизм», опре­де­ля­е­мый как «попыт­ки подо­рвать дол­го­сроч­ную леги­тим­ность прав­ле­ния Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Китая» путем очер­не­ния ее прошлого.

«Им нуж­но, что­бы их вели­кий лидер был чист, – гово­рит г‑н Фрид­ман. – Им необ­хо­дим образ про­шло­го, о кото­ром мож­но ностальгировать».

Источ­ник: Inosmi.ru

Читать ори­ги­нал статьи: 

В КНР пере­счи­та­ли жерт­вы Мао Цзэдуна

архивные статьи по теме

«Назарбаев не уйдет, а за Аблязова боюсь»

Editor

Повинитесь, люди

О роли Казахстана в союзе с Россией