-5 C
Астана
19 апреля, 2021
Image default

«В Казахстане с правами человека хорошо, без прав человека – плохо!»

День протестов прошел в Казахстане

По при­зы­ву ини­ци­а­тив­ной груп­пы, не заре­ги­стри­ро­ван­ной «Демо­кра­ти­че­ской пар­тии», во гла­ве с Жан­бо­ла­том Мама­ем и дви­же­ния «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на» Мух­та­ра Абля­зо­ва (ДВК судом Казах­ста­на при­знан экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей) в Нур-Сул­тане, Алма-Ате, Ураль­ске, Акто­бе и Семее оппо­зи­ци­он­ные груп­пы 28 фев­ра­ля назна­чи­ли мир­ные акции про­те­ста, шествия и митин­ги. Толь­ко в Ураль­ске орга­ни­за­то­ры полу­чи­ли согла­сие вла­стей, в дру­гих горо­дах поли­ция при­ме­ни­ла силу в отно­ше­нии акти­ви­стов, сооб­ща­ет Радио Азаттык.

В Алма-Ате сило­ви­ки при­ме­ни­ли кетт­линг: у двор­ца спор­та име­ни Балу­а­на Шола­ка сто­рон­ни­ки Жан­бо­ла­та Мамая были взя­ты в коль­цо, кото­рое окру­жа­ли несколь­ко «сло­ев» поли­цей­ских. В этом рай­оне вла­сти закры­ли стан­цию мет­ро, оста­но­ви­ли поток машин, про­езд был раз­ре­шен толь­ко обще­ствен­но­му транспорту.

Но в то же вре­мя, по сви­де­тель­ству Радио Азаттык, сило­ви­ки лояль­но отно­си­лись к тем, кто высту­пал про­тив Мамая и его «Дем­пар­тии». Эти, так назы­ва­е­мые, «титуш­ки» мог­ли близ­ко подой­ти к кру­гу, выкри­ки­вая «Мамай-позор­ник».

В дру­гое, запла­ни­ро­ван­ное для митин­гов, место в Алма-Ате – Цен­траль­ный парк куль­ту­ры и отды­ха акти­ви­стов при­гла­шал оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Мух­тар Абля­зов, но оно ока­за­лось закры­тым на «сани­тар­ный день», тем не менее, люди соби­ра­лись у ворот. Имен­но здесь про­шли мас­со­вые задер­жа­ния митин­гу­ю­щих – поли­ция схва­ти­ла око­ло 50 чело­век. Они кри­ча­ли: «Сво­бо­ду полит­за­клю­чен­ным!» и «Назар­ба­ев-дик­та­тор!».

В сто­ли­це в коль­це сило­ви­ков ока­за­лись те, кто при­шел на помин­ки по акти­ви­сту Дула­ту Ага­ди­лу, погиб­ше­му при зага­доч­ных обсто­я­тель­ствах год назад в СИЗО, напо­ми­на­ет Радио Азаттык. Помин­ки долж­ны были прой­ти в мече­ти Саду­а­ка­са Гыл­ма­ни, но 28 фев­ра­ля на воро­тах мече­ти висел замок. Работ­ни­ки хра­ма сооб­щи­ли, что «ремонт­ные рабо­ты идут вот уже две неде­ли», а на объ­яв­ле­нии, висев­шем на воро­тах, напи­са­но, что мечеть в том чис­ле закры­та и на дезинфекцию.

В ито­ге про­те­сту­ю­щие про­сто­я­ли в коль­це поли­ции око­ло трех часов на деся­ти­гра­дус­ном моро­зе. Потом свер­ну­ли свои пла­ка­ты, и поки­ну­ли это место.

В Ураль­ске согла­со­ван­ный митинг на пло­ща­ди Ман­шук Маме­то­вой орга­ни­зо­вал жур­на­лист Лук­пан Ахме­дь­я­ров. Он высту­пил с резо­лю­ци­ей «О необ­хо­ди­мо­сти поли­ти­че­ских реформ и пре­кра­ще­ния поли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ний в Казах­стане», в кото­рой, в част­но­сти, потре­бо­вал от вла­стей про­ве­сти поли­ти­че­ские рефор­мы, пере­хо­дя от авто­ри­та­риз­ма к демо­кра­тии, пре­кра­тить поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ные пре­сле­до­ва­ния граж­дан, осво­бо­дить всех поли­ти­че­ских заклю­чён­ных, запре­тить поли­ти­че­ский сыск, убрав эти функ­ции у сило­вых структур.

Кро­ме того, сот­ни людей, при­шед­ших на пло­щадь, тре­бо­ва­ли сме­ны вла­сти и выбор­но­сти аки­мов всех уровней.

В Акто­бе, по све­де­ни­ям Радио Азаттык, поли­ция задер­жа­ла око­ло 10 чело­век на месте пред­по­ла­га­е­мо­го митин­га. Люди не успе­ли собрать­ся, но во вре­мя задер­жа­ний кри­ча­ли: «Сво­бо­ду полит­за­клю­чен­ным!». В Аты­рау митинг соби­рал­ся про­ве­сти акти­вист Макс Бока­ев, недав­но вышед­ший из тюрь­мы, но, уви­дев, что поли­ция соби­ра­ет­ся окру­жить его сто­рон­ни­ков, рас­пу­стил митин­гу­ю­щих. В Семее поли­ция про­ве­ла пре­вен­тив­ные задер­жа­ния: людей заби­ра­ли в поли­цию до того, как они под­хо­ди­ли к месту пред­по­ла­га­е­мо­го митинга.

По дан­ным пра­во­за­щит­ни­цы Бахыт­жан Торе­го­жи­ной, кото­рая мони­то­рит ситу­а­цию с граж­дан­ски­ми акти­ви­ста­ми в стране, на сего­дняш­ний день 29 акти­ви­стов нахо­дят­ся под стра­жей в след­ствен­ных изо­ля­то­рах, либо под домаш­ним аре­стом. В рам­ках уго­лов­ных дел про­хо­дят более 250 акти­ви­стов — в ста­ту­се подо­зре­ва­е­мых, сви­де­те­лей с пра­вом на защи­ту, про­сто сви­де­те­лей, кото­рых неред­ко вызы­ва­ют на допросы.

«Теперь совер­шен­но оче­вид­но, что в стране есть две систе­мы про­те­стов, — пишет на сво­ей стра­ни­це в Фейс­бу­ке жур­на­лист и обще­ствен­ный дея­тель Гуль­жан Ерга­ли­е­ва.- Одной заправ­ля­ет Абля­зов, кото­рая слу­жит про­ти­во­по­став­ле­ни­ем всем дру­гим оппо­зи­ци­он­ным груп­пам и лиде­рам в Казах­стане. Поче­му они так ярост­но всех нена­ви­дят, хотя по идее долж­ны стре­мить­ся к объ­еди­не­нию? Пото­му что Абля­зов дер­жит­ся за рубе­жом за счет того, что сотруд­ни­ча­ет с казах­ски­ми спец­служ­ба­ми, кон­тро­ли­руя часть про­тестно­го насе­ле­ния». По мне­нию Ерга­ли­е­вой, он сна­ча­ла при­вле­ка­ет сво­их сто­рон­ни­ков «ост­ры­ми» спи­ча­ми, вызы­ва­ет дове­рие, а потом оптом сда­ет их спец­служ­бам, кото­рые лег­ко вычис­ля­ют их по адре­сам, пре­вен­тив­но сажа­ют на 15 и более суток перед поли­ти­че­ски­ми кам­па­ни­я­ми, а наи­бо­лее актив­ных при­вле­ка­ют к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти и даже уби­ва­ют. Абля­зов, счи­та­ет Гуль­жан, не ведет серьез­ную поли­ти­че­скую дея­тель­ность в Казах­стане, сво­их сто­рон­ни­ков он кор­мит совер­шен­но нере­аль­ны­ми обе­ща­ни­я­ми, а всех лиде­ров оппо­зи­ци­он­ных обра­зо­ва­ний дис­кре­ди­ти­ру­ет, оскорб­ля­ет и сеет по отно­ше­нию к ним недо­ве­рие в наро­де. За это он име­ет опре­де­лен­ные поблаж­ки со сто­ро­ны казах­ских вла­стей, кото­рые боль­ше не стре­мят­ся его экс­тра­ди­ро­вать в стра­ну и не боль­но то ищут укра­ден­ные им день­ги. «По сути, Абля­зов самый цен­ный агент казах­ско­го режи­ма в борь­бе с про­тестным наро­дом. Кото­рый намно­го опас­нее для вла­сти чем затер­тый Абля­зов»,- заклю­ча­ет Ергалиева.

Вто­рую систе­му про­те­стов Гуль­жан Ерга­ли­е­ва опре­де­ля­ет ленин­ской фра­зой: «луч­ше мень­ше, да луч­ше». Неваж­но, счи­та­ет она, что на митин­ги ходят не очень мно­го людей: меня­ет­ся сама фило­со­фия митин­гов — про­те­сты долж­ны быть как боле­вые точ­ки обще­ства, кото­рые посто­ян­но кри­чат и не дают вла­стям далее обма­ны­вать народ сво­и­ми тра­ди­ци­он­ны­ми фишками.

«Сей­час власть стро­ит свои типа граж­дан­ские над­строй­ки, как НСОД, Граж­дан­ские аль­ян­сы, Жен­ские коми­те­ты, раз­во­дят сай­ты и ютюб кана­лы в огром­ном коли­че­стве. Одна­ко их удар­ная вол­на и ради­ус рас­про­стра­не­ния дости­га­ют толь­ко их самих и не про­ни­ка­ют в тол­щу народ­ных масс».- пишет она на сво­ей стра­ни­це в Фейс­бу­ке.- А вот пря­мые про­те­сты, даже при их мало­чис­лен­но­сти, име­ют силь­ный эффект и длин­ный резо­нанс в обще­стве и за рубе­жом. Поэто­му вла­сти их так боят­ся и моби­ли­зу­ют про­тив про­те­стов весь свой сило­вой арсе­нал. Зна­чит, это самый эффек­тив­ный путь! И народ это начи­на­ет пони­мать и ценить».

«В Казах­стане с пра­ва­ми чело­ве­ка хоро­шо, без прав чело­ве­ка – пло­хо!», — так афо­ри­стич­но на сво­ей стра­ни­це в Фейс­бу­ке отре­а­ги­ро­вал жур­на­лист Ибраш Нусу­п­ба­ев на «оче­ред­ной бес­пре­дел вла­сти в Алма-Ате про­тив поли­ти­че­ски актив­ных граж­дан». По его мне­нию, забав­но, что после это­го пре­зи­дент Тока­ев оби­жа­ет­ся на нега­тив­ную оцен­ку ЕС поли­ти­че­ско­му режи­му в Казах­стане, а МИД РК стро­чит полу­гра­мот­ные депе­ши в Евро­со­юз, что в Казах­стане с пра­ва­ми чело­ве­ка всё хорошо.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Хвалить можно, требовать — нельзя

Активы Алиева заморожены по решению суда Мальты. Арестованы также счета его супруги и доверенных лиц.

Казахские спецслужбы хозяйничают на Мальте