20 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

«Вся власть президенту». За что 11 апреля голосовали кыргызстанцы

В Кыр­гыз­стане 11 апре­ля про­хо­дит рефе­рен­дум по изме­не­нию Кон­сти­ту­ции стра­ны. Вла­сти пред­ла­га­ют одоб­рить вари­ант, кото­рый силь­но уси­лит власть пре­зи­ден­та, лик­ви­ди­ру­ет пост пре­мье­ра и во мно­гих аспек­тах под­дер­жи­ва­ет «тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти». Теле­ка­нал «Насто­я­щее Вре­мя» подроб­но раз­би­ра­ет, за что имен­но пред­ла­га­ют про­го­ло­со­вать граж­да­нам вла­сти Кыргызстана.

Традиции предков вместо демократии

Пер­вое, и самое глав­ное: из пре­ам­бу­лы про­ек­та основ­но­го зако­на стра­ны исчез пункт о том, что Кон­сти­ту­ция направ­ле­на на «постро­е­ние сво­бод­но­го и неза­ви­си­мо­го демо­кра­ти­че­ско­го госу­дар­ства, выс­ши­ми цен­но­стя­ми кото­ро­го явля­ют­ся чело­век, его жизнь, здо­ро­вье, пра­ва и свободы».

Вме­сто него появ­ля­ет­ся такой пас­саж: «…сле­дуя тра­ди­ци­ям пред­ков, про­дол­жая жить в един­стве, мире и согла­сии, гар­мо­нии с при­ро­дой, осно­вы­ва­ясь на заве­тах Мана­са Великодушного…»

Президент = исполнительная власть

Новую Кон­сти­ту­цию в Кыр­гыз­стане не слу­чай­но уже про­зва­ли «Хан­сти­ту­ци­ей». Ведь в слу­чае ее при­ня­тия пол­но­мо­чия одно­го чело­ве­ка, пре­зи­ден­та, силь­но расширятся.

На дан­ный момент вет­ви вла­сти в Кыр­гыз­стане чет­ко рас­пре­де­ле­ны. Испол­ни­тель­ную (пра­ви­тель­ство) воз­глав­ля­ет пре­мьер-министр. В новой Кон­сти­ту­ции это пред­ла­га­ют изме­нить: в нее вне­се­на фор­му­ли­ров­ка, что «пре­зи­дент явля­ет­ся гла­вой госу­дар­ства, выс­шим долж­ност­ным лицом и воз­глав­ля­ет испол­ни­тель­ную власть Кыр­гыз­ской Республики».

Пре­мьер же пре­вра­ща­ет­ся в гла­ву каби­не­та мини­стров и адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та. Все его власт­ные пол­но­мо­чия отхо­дят к гла­ве госу­дар­ства, кото­рый, кста­ти, смо­жет нахо­дить­ся у вла­сти еще доль­ше. Пре­зи­ден­та в новом вари­ан­те Кон­сти­ту­ции пред­ла­га­ет­ся изби­рать на срок 5 лет, соот­вет­ствен­но, одно и то же лицо смо­жет пра­вить стра­ной 10 лет (не более двух сроков).

Лишить пре­зи­ден­та долж­но­сти до окон­ча­ния сро­ка в новой Кон­сти­ту­ции ста­нет слож­нее. Сей­час, для того что­бы было при­ня­то реше­ние об импич­мен­те, тре­бу­ет­ся под­держ­ка одной тре­ти депу­та­тов пар­ла­мен­та и реше­ние депу­тат­ской спец­ко­мис­сии. В про­ек­те новой Кон­сти­ту­ции ука­за­но, что для импич­мен­та необ­хо­ди­мо заклю­че­ние спе­ци­аль­ной комис­сии пар­ла­мен­та, Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры и Кон­сти­ту­ци­он­но­го суда. Но при этом и руко­во­ди­те­ля Ген­про­ку­ра­ту­ры, и гла­ву КС назна­ча­ет сам пре­зи­дент, и его став­лен­ни­кам вряд ли будет выгод­но при­ни­мать реше­ния об отстра­не­нии поли­ти­ка от власти.

Ослабление роли парламента

В пар­ла­мен­те Кыр­гыз­ста­на сей­час 120 депу­та­тов. Соглас­но про­ек­ту новой Кон­сти­ту­ции, их будет 90. Сей­час отзыв депу­та­та изби­ра­те­ля­ми невоз­мо­жен. А вот, соглас­но ново­му основ­но­му зако­ну, лишить депу­та­та места в пар­ла­мен­те мож­но. И самое глав­ное: вотум недо­ве­рия пра­ви­тель­ству депу­та­ты в новой вер­сии Кон­сти­ту­ции предъ­явить тоже не смогут.

В пред­ла­га­е­мой Кон­сти­ту­ции на поли­ти­че­ской арене Кыр­гыз­ста­на появ­ля­ет­ся новый игрок: Курул­тай, или Народ­ное собра­ние. Новый орган будет пред­ла­гать пре­зи­ден­ту лишать долж­но­стей неко­то­рых чинов­ни­ков, выдви­гать сво­их пред­ста­ви­те­лей в совет по делам пра­во­су­дия, а так­же ини­ци­и­ро­вать зако­но­про­ек­ты. По сути, Курул­тай будет дуб­ли­ро­вать функ­ции пар­ла­мен­та. Но при этом пол­но­мо­чия Народ­но­го сове­та и то, как он будет фор­ми­ро­вать­ся, в про­ек­те Кон­сти­ту­ции не прописаны.

Неза­ви­си­мые юри­сты пре­ду­пре­жда­ют, что это пред­ло­же­ние созда­ет боль­шие рис­ки: ведь Курул­тай при жела­нии мож­но наде­лить огром­ной вла­стью, даже боль­шей, чем пар­ла­мент. Ну а дуб­ли­ро­ва­ние пол­но­мо­чий и созда­ние «аль­тер­на­тив­ных» пар­ла­мен­тов авто­ри­тар­ные лиде­ры часто исполь­зу­ют, когда хотят огра­ни­чить власть избран­ных депу­та­тов. Один из послед­них таких слу­ча­ев про­изо­шел в Вене­су­э­ле, где суще­ство­ва­ли два «пар­ла­мен­та»: один из избран­ных депу­та­тов, в основ­ном оппо­зи­ци­он­ных, а один из сто­рон­ни­ков пре­зи­ден­та Мадуро.

Законы от судей и прокуроров

Если новая Кон­сти­ту­ция будет при­ня­та, в Кыр­гыз­стане поме­ня­ет­ся и про­цесс зако­но­твор­че­ства. Сей­час пра­во пред­ла­гать зако­но­про­ек­ты име­ют толь­ко 3 инсти­ту­та: пар­ла­мент, народ и пра­ви­тель­ство. Но в новом доку­мен­те такую воз­мож­ность дают уже 7 инсти­ту­там: к ним добав­ля­ет­ся Курул­тай, Ген­про­ку­ра­ту­ра, Вер­хов­ный суд и, конеч­но же, пре­зи­дент стра­ны. По сло­вам экс­пер­тов, это может при­ве­сти к «поли­цей­ско­му государству».

Преследования за слова

В про­ек­те новой Кон­сти­ту­ции фор­маль­но запре­ще­на цен­зу­ра. Но в ней так­же нет пунк­та о том, что запре­ще­но уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние за сло­во, кото­рый есть в дей­ству­ю­щем основ­ном законе Кыр­гыз­ста­на. Зато появ­ля­ет­ся поправ­ка, кото­рая может зна­чи­тель­но огра­ни­чить сво­бо­ду выра­же­ния. Она зву­чит так: «В целях защи­ты под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния меро­при­я­тия, про­ти­во­ре­ча­щие мораль­ным и нрав­ствен­ным цен­но­стям, обще­ствен­но­му созна­нию наро­да Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки, могут огра­ни­чи­вать­ся законом».

Что имен­но вла­сти соби­ра­ют­ся огра­ни­чи­вать — в про­ек­те Кон­сти­ту­ции не ука­за­но. Так­же в нем не ука­за­но и то, что отно­сит­ся к «мораль­ным и нрав­ствен­ным цен­но­стям». Юри­сты гово­рят, что вла­сти могут исполь­зо­вать эту ста­тью как для офи­ци­аль­ной цен­зу­ры, так и для само­цен­зу­ры граждан.

Что в итоге

Пред­сто­я­щий рефе­рен­дум по изме­не­нию Кон­сти­ту­ции — уже 11‑й за 30 лет неза­ви­си­мо­сти Кыр­гыз­ста­на. Основ­ной закон стра­ны меня­ли все пре­зи­ден­ты стра­ны. Дей­ству­ю­щий гла­ва госу­дар­ства Садыр Жапа­ров тоже не стал исклю­че­ни­ем и уве­ря­ет, что новая Кон­сти­ту­ция в слу­чае ее одоб­ре­ния ста­нет зало­гом раз­ви­тия государства.

Но новый про­ект Кон­сти­ту­ции актив­но кри­ти­ку­ет­ся юри­ста­ми. По их мне­нию, в доку­мен­те отсут­ству­ет систе­ма сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, а сами поправ­ки недо­ра­бо­та­ны. С мне­ни­ем кыр­гыз­ских экс­пер­тов соглас­ны и меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции. Вене­ци­ан­ская комис­сия Сове­та Евро­пы и Бюро по демо­кра­ти­че­ским инсти­ту­там и пра­вам чело­ве­ка ОБСЕ уже поста­ви­ли под сомне­ние леги­тим­ность кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­ща­ния и при­зва­ли пере­смот­реть сам про­ект и назна­че­ние рефе­рен­ду­ма. А меж­ду­на­род­ная непра­ви­тель­ствен­ная орга­ни­за­ция Freedom House счи­та­ет, что оче­ред­ное пере­пи­сы­ва­ние Кон­сти­ту­ции — одна из при­чин того, что Кыр­гыз­стан в послед­нем рей­тин­ге вклю­чен в кате­го­рию несво­бод­ных вме­сте с осталь­ны­ми стра­на­ми Цен­траль­ной Азии.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Европа ждет спасения от центробанка

Мамытбеков рассказал о планах на жизнь

Современный социальный либерализм в России