6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

Военные должны служить народу, а не власти

Откры­тое пись­мо напи­сал мини­стру обо­ро­ны Казах­ста­на акти­вист граж­дан­ско­го обще­ства Марат Жан­у­за­ков. Оттолк­нув­шись от част­но­го слу­чая, в нем он под­нял ост­рые про­бле­мы совре­мен­ной казах­стан­ской армии и рас­суж­да­ет о том вре­ме­ни, когда офи­це­ры нач­нут пони­мать, что слу­жить госу­дар­ству – почет­но, а при­слу­жи­вать­ся началь­ству – стыдно.

 

Автор: Марат ЖАНУЗАКОВ

 

Мини­стру обо­ро­ны Рес­пуб­ли­ки Казахстан 

Пово­дом для это­го пись­ма стал слу­чай из моей семей­ной жиз­ни, свя­зан­ный с мно­го­гран­ной дея­тель­но­стью ваше­го ведом­ства, хотя истин­ной при­чи­ной его напи­са­ния явля­ет­ся общее состо­я­ние казах­стан­ской армии, кото­рое меня, как граж­да­ни­на и пат­ри­о­та, не может остав­лять безразличным.

Сра­зу хочу ого­во­рить­ся, что мое пись­мо нель­зя рас­це­ни­вать как жало­бу, жела­ние нака­зать каких-то функ­ци­о­не­ров ваше­го мини­стер­ства, добить­ся прав­ды. Обра­щать­ся с жало­бой мож­но к людям и инстан­ци­ям, кото­рые вос­при­ни­ма­ют­ся в обще­стве в каче­стве оли­це­тво­ре­ния спра­вед­ли­во­сти и поряд­ка. Я же при всем жела­нии не могу пред­ста­вить руко­вод­ство Мини­стер­ства обо­ро­ны в виде рыца­рей без стра­ха и упре­ка. В вопи­ю­щих пре­ступ­ле­ни­ях, кото­ры­ми армия пери­о­ди­че­ски шоки­ру­ет обще­ство, вино­ват — я в этом убеж­ден — преж­де все­го наш гене­ра­ли­тет, его низ­кий мораль­ный и про­фес­си­о­наль­ный уро­вень. Народ­ная муд­рость гла­сит: каков поп — таков и при­ход. В нашем поло­же­нии попы зна­чи­тель­но хуже прихожан.

16-го авгу­ста теку­ще­го года я выехал из Кок­ше­тау в Аста­ну, имея на руках авиа­би­лет на вечер­ний рейс в Актау.Там в этот день начи­нал­ся судеб­ный про­цесс над В.Козловым, моим дру­гом и сорат­ни­ком, обви­ня­е­мом в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни. Я про­хо­дил по это­му делу в каче­стве сви­де­те­ля со сто­ро­ны обвиняемого.

Бук­валь­но через пол­ча­са после мое­го отъ­ез­да мне сооб­щи­ли, что сын мой, Жан­у­за­ков Бауы­р­жан, задер­жан сотруд­ни­ка­ми управ­ле­ния адми­ни­стра­тив­ной поли­ции УВД горо­да, капи­та­на­ми поли­ции Т.Бикеевым и Е.Аскаровым, обви­ня­ет­ся в упо­треб­ле­нии и рас­про­стра­не­нии наркотиков.Все мои попыт­ки свя­зать­ся с сыном по мобиль­но­му теле­фо­ну не увен­ча­лись успе­хом. Как выяс­ни­лось, сотруд­ни­ки поли­ции забра­ли теле­фон у сына еще в машине, куда его зата­щи­ли силой.

Я изна­чаль­но знал, что обви­не­ние мое­го сына в упо­треб­ле­нии нар­ко­ти­ков и их рас­про­стра­не­нии абсурд­но. Мой сын ведет здо­ро­вый образ жиз­ни, не курит, не пьет, регу­ляр­но зани­ма­ет­ся спор­том. Тре­на­же­ры, про­беж­ки, бас­сейн, каток зани­ма­ют зна­чи­тель­ную часть его сво­бод­но­го вре­ме­ни. Не было сомне­нии у меня и отно­си­тель­но истин­ных моти­вов его задер­жа­ния. Спец­служ­бы хоте­ли сорвать мою поезд­ку в Актау, где начи­на­лось поли­ти­че­ское суди­ли­ще над моим товарищем.

Далее собы­тия отча­сти ста­ли раз­ви­вать­ся по их сце­на­рию. Дочь и супру­га ста­ли зво­нить мне по теле­фо­ну, умо­ляя вер­нуть­ся и помочь сыну. Я, как мог, успо­ка­и­вал их, выра­жал уве­рен­ность, что вско­ре все про­яс­нить­ся, что спец­служ­бы, нака­зы­вая сына, метят в меня. Дей­стви­тель­но, так и про­изо­шло. Про­дер­жав несколь­ко часов в УВД, не най­дя сле­дов уко­лов на теле (вот уж поис­ти­не труд­но най­ти чер­ную кош­ку в тем­ной ком­на­те, осо­бен­но если ее там нет), эти же офи­це­ры повез­ли мое­го сына в Акмо­лин­ский област­ной депар­та­мент по обо­роне (началь­ник — пол­ков­ник Стар­цев А.Н.), обьяс­няя это тем, что он попал в спи­сок злост­ных укло­ни­стов от служ­бы в армии.

Здесь сле­ду­ет ска­зать, что сын мой явля­ет­ся сту­ден­том вар­шав­ско­го фили­а­ла одно­го бри­тан­ско­го вуза (уни­вер­си­тет Лазар­ско­го), учит­ся по спе­ци­аль­но­сти «меж­ду­на­род­ные отно­ше­ния». В этом году успеш­но закон­чил бака­лаври­ат, защи­тил диплом­ную рабо­ту, посту­пил в маги­стра­ту­ру. Будучи зако­но­по­слуш­ны­ми граж­да­на­ми, мы еже­год­но отно­си­ли в воен­ко­мат справ­ку с места уче­бы сына. После­де­ний раз это было сде­ла­но в апре­ле. Поэто­му, что­бы при­дать види­мость закон­но­сти пре­тен­зи­ям к мое­му сыну, работ­ни­ки воен­ко­ма­та пошли на долж­ност­ное пре­ступ­ле­ние: они изъ­яли из лич­но­го дела сына апрель­скую справ­ку и обви­ни­ли нас в ее отсутствии.

Полу­ча­ет­ся, что теперь, при­но­ся оче­ред­ную справ­ку об уче­бе сына, я дол­жен брать справ­ку в воен­ко­ма­те о свое­вре­мен­ном предо­став­ле­нии доку­мен­та? Что может быть неле­пее такой ситу­а­ции? Спу­стя неко­то­рое вре­мя, когда при­нес­ли копию этой зло­счаст­ной справ­ки, чинов­ни­ки в воен­ной фор­ме ста­ли при­ди­рать­ся к язы­ку справ­ки, к фор­ме печа­ти и др.

Таким обра­зом, после пяти-шести часов обще­ния с офи­це­ра­ми поли­ции и воен­ко­ма­та без пра­ва общать­ся по теле­фо­ну с род­ствен­ни­ка­ми мое­го сына отпу­сти­ли. Оба обви­не­ния ока­за­лись без­осно­ва­тель­ны­ми. К нар­ко­ти­кам мой сын отно­ше­ния не име­ет. От служ­бы в армии не бежал и бежать не мог. С гор­до­стью могу кон­ста­ти­ро­вать, что в нашем роду дезер­ти­ров не было. Идеи пат­ри­о­тиз­ма нам не чуж­ды. Во вся­ком слу­чае не джак­сы­бе­ко­вым и стар­це­вым учить нас любить Роди­ну и быть гото­вы­ми ее защи­щать. Перед сво­и­ми ком­ба­та­ми, как перед алла­хом, мы чисты. Я слу­жил в ГСВГ, в тан­ко­вых вой­сках. Там же слу­жи­ли мои бра­тья, стар­ший и млад­ший. Отец про­шел вой­ну в пехо­те и закон­чил ее в Восточ­ной Прус­сии вес­ной 1945-го после чет­вер­то­го ране­ния. Стар­ший брат отца и един­ствен­ный брат мате­ри погиб­ли на войне. Если надо — отслу­жит и мой сын в нашей, с поз­во­ле­ния ска­зать, армии.

Под­ве­дем неко­то­рые ито­ги этой исто­рии част­но­го и обще­го харак­те­ра. В сво­их пред­по­ло­же­ни­ях спец­служ­бы ока­за­лись пра­вы толь­ко в одном: я, как вся­кий нор­маль­ный чело­век, сво­их детей люб­лю и на мно­гое спо­со­бен ради них. Вывод же из это­го фак­та они сде­ла­ли непра­виль­ный. «На мно­гое спо­со­бен» не озна­ча­ет «спо­со­бен на все». Моя фило­со­фия в вопро­се о сыне про­ста и понят­на. Поми­мо все­го, я дол­жен сво­е­го сына ува­жать. А ува­же­ние мое мож­но толь­ко заслу­жить достой­ным пове­де­ни­ем. Слом­лен­ный духом, раз­дав­лен­ный обсто­я­тель­ства­ми сын-сла­бак мне не нужен ни на воле, ни в казен­ном доме. Силь­но­го и стой­ко­го, я буду ува­жать его и под­дер­жи­вать везде.

То, что сотруд­ни­ки поли­ции выпол­ня­ют роль мари­о­не­ток КНБ, зна­ют все. Что с них воз­мешь: мен­ты — они есть мен­ты. Они отли­ча­ют­ся друг от дру­га, выра­жа­ясь сло­ва­ми клас­си­ка марк­сиз­ма, как синий черт отли­ча­ет­ся от жел­то­го чер­та. А вот, что воен­ные ходят в мен­тов­ских шестер­ках — эта тема для серьез­но­го раз­мыш­ле­ния. Уже не пер­вый, и не вто­рой раз спец­служ­бы рука­ми воен­ко­ма­та пыта­ют­ся нака­зать мое­го сына, загнать его в нуро­та­нов­ское стой­ло, сде­лать его послуш­ным быд­ло. Два года назад воен­ко­мат с помо­щью пове­сток и меди­цин­ских комис­сий пытал­ся задер­жать его от поезд­ки в Алма­ты на собра­ние обще­ствен­но­сти по ини­ци­ро­ва­нию рефе­рен­ду­ма о досроч­ном сло­же­нии пол­но­мо­чии президента.

И нет сомне­ния, что такая прак­ти­ка ста­ла нор­мой в дея­тель­но­сти воен­ных комис­са­ри­а­тов, дея­тель­ность кото­рых, более-менее, откры­та для обще­ствен­но­сти. А что тво­рит­ся в воин­ских гар­ни­зо­нах, мож­но толь­ко дога­ды­вать­ся. В прес­се неод­но­крат­но писа­ли о слу­ча­ях дав­ле­ния на детей оппо­зи­ци­о­не­ров, про­хо­дя­щих сроч­ную служ­бу в раз­лич­ных кон­цах страны.

Из исто­ри­че­ской лите­ра­ту­ры мы зна­ем, что в былые вре­ме­на в офи­цер­ском кор­пу­се любой армии были чет­кие пред­став­ле­ния о том, чем долж­ны и чем не долж­ны зани­мать­ся воору­жен­ные силы. Любая попыт­ка пере­дать армии функ­ции поли­ции всре­ча­лась в шты­ки. Обще­ство клей­ми­ло армей­ское руко­вод­ство за позор и бес­че­стье. Сами офи­це­ры ста­ра­лись быть щепе­тиль­ны­ми в вопро­сах чести. За созна­тель­ное и неосо­знан­ное выпол­не­ние обя­зан­но­стей пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, за мало­ду­шие и уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние офи­це­ров вынуж­да­ли уйти из армии. Уве­рен, что такие или при­мер­но такие тра­ди­ции сохра­ня­ют­ся в луч­ших арми­ях и сегодня.

В нашей армии, судя по все­му, всем этим и не пах­нет. В рабо­леп­стве и тру­со­сти воен­ные не отста­ют от граж­дан­ских, в борь­бе с поли­ти­че­ской оппо­зи­ци­ей они сорев­ну­ют­ся с мен­та­ми. Одни гене­ра­лы-беш­бар­мач­ни­ки клян­чат пре­зи­ден­та не ухо­дить с долж­но­сти до 2020 года и тем самым зара­ба­ты­ва­ют побря­куш­ки и теп­лые места, дру­гие меня­ют убеж­де­ния, как пер­чат­ки. Офи­це­ры-бауыр­сач­ни­ки ходят на посыл­ках у мен­тов, в сво­ем лакей­ском рве­нии понра­вить­ся спец­служ­бам дохо­дят до амо­раль­ных поступ­ков. Мно­го гово­ри­лось и писа­лось в СМИ об уча­стии армии в рас­стре­ле без­оруж­ных людей в Ман­ги­ста­уской обла­сти. Если это так, то, как гово­рит­ся, куда дальше?

Меж­ду тем гене­ра­лам и офи­це­рам вро­де бы есть куда напра­вить свою энер­гию. Армия нахо­дит­ся, на взгляд мно­гих, на ста­дии мораль­но­го раз­ло­же­ния. Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что в ней про­да­ет­ся и поку­па­ет­ся все, от долж­но­стей и зва­ний до воен­ной тех­ни­ки. Сол­да­ты бегут из воин­ских частей, как тара­ка­ны от дуста. Рас­тет коли­че­ство само­убийств. Уста­нав­ли­ва­ют­ся рекор­ды по само­уни­что­же­нию. Пят­на­дцать тру­пов на одной заста­ве — в какой стране смог­ли больше?!

А какие чело­ве­че­ские типы про­ду­ци­ру­ет армия! Сре­да, кото­рая в иде­а­ле может выда­вать на-гора силь­ных и неза­ви­си­мых лич­но­стей, насто­я­щих воен­ных и граж­дан­ских геро­ев, мно­го ли таких дала? Кто в армии высту­пил с осуж­де­ни­ем двух­крат­но­го пере­вер­ты­ша гене­ра­ла-кос­мо­нав­та Т.Аубакирова? Кто нибудь из быв­ших или нынеш­них воен­ных ска­зал гене­ра­лу Б.Ертаеву: «Я тебе, при­двор­ный беш­бар­мач­ник, руки не подам». Суды офи­цер­ской чести назва­ли хоть одно­го рабо­леп­ству­ю­ще­го офи­це­ра «мен­тов­ской шестер­кой» и потре­бо­ва­ли его доб­ро­воль­ной отстав­ки? А о слу­ча­ях, когда насто­я­щие офи­це­ры били сво­их кол­лег кан­де­ляб­ром и с пре­зре­ни­ем гово­ри­ли: «Тре­бую сатис­фак­ции!» или про­ще, по-рус­ски: «К барье­ру, сука!» — мы чита­ли толь­ко в книгах.

Может быть, часть все­го это­го надо вве­сти в совре­мен­ную армей­скую жизнь? Обо­га­тим евро­пей­ские тра­ди­ции восточ­ны­ми эти­че­ски­ми доб­ле­стя­ми, кодекс дво­рян­ской чести скре­стим с буси­до. С помо­щью дуэ­ли и хара­ки­ри очи­стим армию от вся­кой мра­зи, засев­шей в шта­бах и воен­ко­ма­тах. Гля­дишь — со вре­ме­нем выкри­стал­ли­зу­ет­ся у офи­цер­ско­го кор­пу­са отсут­ству­ю­щее ныне поня­тие чести. Посло­ви­ца «ради жиз­ни пожерт­вую богат­ством, ради чести — жиз­нью» (малым жаным­ның садаға­сы, жаным арым­ның садаға­сы) ста­нет мораль­ным кодек­сом, а не про­сто про­из­ве­де­ни­ем фольк­ло­ра, цити­ру­е­мым в ресто­ран­ных посиделках.

Офи­це­ры нач­нут пони­мать, что слу­жить госу­дар­ству — почет­но, а при­слу­жи­вать началь­ству — стыд­но, что армей­ская дис­ци­пли­на — не сино­ним холоп­ства, что пося­га­тель­ства дес­по­ти­че­ско­го госу­дар­ства, пыта­ю­ще­го­ся во все вре­ме­на узур­пи­ро­вать пра­ва лич­но­сти, долж­ны быть оста­нов­ле­ны там, где начи­на­ет­ся честь офи­це­ра. Воен­ные, нако­нец, осо­зна­ют, что они долж­ны слу­жить наро­ду, а не вла­сти. Оскорб­лен­ные лей­те­нан­ты из про­стых семей будут бить наот­машь по сытым физио­но­ми­ям пол­ков­ни­ков из цар­ству­ю­щих кла­нов, а затем над­мен­ным тоном добав­лять: «Топас басы­ң­ды оқпен тесем, пидор!», что в пере­во­де с казах­ско­го озна­ча­ет: «Про­стре­лю твою тупую баш­ку, опу­щен­ное существо!».

Так посте­пен­но, гово­ря по-лер­мон­тов­ски, в «стране рабов», в «стране гос­под» ста­нет мень­ше и раб­ства, и бар­ской спе­си, вза­и­мо­от­но­ше­ния людей будут опре­де­лять­ся ува­же­ни­ем к чело­ве­че­ско­му досто­ин­ству и долж­ност­ны­ми обя­зан­но­стя­ми, появит­ся одно сосло­вие, одна каста, в кото­рой честь будут ценить выше карье­ры и самой жиз­ни. Воз­мож­но, так, начи­ная с армии, кото­рая ста­нет ката­ли­за­то­ром бла­го­твор­но­го про­цес­са очи­ще­ния обще­ства и его мораль­но­го воз­рож­де­ния, обу­стро­им мы и всю страну.

Марат Жан­у­за­ков

г.Кокшетау, октябрь 2012

See more here:
Воен­ные долж­ны слу­жить наро­ду, а не власти

архивные статьи по теме

Что в имени твоем…

Чей ход изменит баланс?

Editor

В РК все чаще говорят по-китайски