8 C
Астана
28 сентября, 2021
Image default

Верный курс тенге?

Наци­о­наль­ный банк: от рез­ких обва­лов к пол­зу­чей девальвации

Воз­вра­ще­ние Нац­бан­ка к управ­ля­е­мо­му обмен­но­му кур­су через про­ве­де­ние валют­ных интер­вен­ций ожи­да­е­мо при­ве­ло к сни­же­нию золо­то­ва­лют­ных резер­вов. Толь­ко за сен­тябрь акти­вы регу­ля­то­ра в сво­бод­но кон­вер­ти­ру­е­мой валю­те сокра­ти­лись на пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Теперь еще боль­шее ослаб­ле­ние тен­ге, похо­же, ста­но­вит­ся лишь вопро­сом времени.

Как и пред­по­ла­гал Каз­ТАГ, сво­бод­ное пла­ва­ние тен­ге ока­жет­ся недол­гим. С 16 сен­тяб­ря, объ­явив о воз­об­нов­ле­нии валют­ных интер­вен­ций, Нац­банк фак­ти­че­ски вер­нул­ся к режи­му управ­ля­е­мо­го кур­са. А это в прин­ци­пе деваль­ви­ру­ет заяв­ле­ния регу­ля­то­ра о пере­хо­де к поли­ти­ке инфля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния, кото­рая пред­по­ла­га­ет сво­бод­ное кур­со­об­ра­зо­ва­ние.
При­чем внешне все выгля­дит так, что Наци­о­наль­ный банк исполь­зо­вал недол­гий режим сво­бод­но­го пла­ва­ния для про­ве­де­ния оче­ред­но­го – вто­ро­го за два послед­них года – рез­ко­го обва­ла тен­ге, тем самым попы­тав­шись снять с себя ответ­ствен­ность за новый деваль­ва­ци­он­ный пры­жок тенге.

Кста­ти, подоб­ное уже мож­но было наблю­дать в дале­ком 1999 году. В то вре­мя вла­сти впер­вые обва­ли­ли нац­ва­лю­ту с Т84 до Т138 за дол­лар, вве­дя на корот­кое вре­мя режим сво­бод­но­го кур­со­об­ра­зо­ва­ния. Тогда, как и сей­час, все закон­чи­лось воз­вра­том к управ­ля­е­мо­му кур­су и даль­ней­ше­му посте­пен­но­му ослаб­ле­нию тен­ге.
Толь­ко после нача­ла эко­но­ми­че­ско­го бума в 2000 – 2003 годах, когда воз­рос­ли цены на нефть, а бан­ки ста­ли актив­но при­вле­кать сред­ства на меж­ду­на­род­ном рын­ке капи­та­ла, нац­ва­лю­та посте­пен­но ста­ла укреп­лять­ся к дол­ла­ру. В кон­це авгу­ста 2008 года на фоне рез­ко­го роста неф­тя­ных цен она достиг­ла рекорд­ной отмет­ки в паре с аме­ри­кан­ской валю­той – ниже Т120, про­дер­жав­шись на ней вплоть до 12 нояб­ря того же года.
Но это было в 2008‑м, сей­час же раз­ви­тие ситу­а­ции и поли­ти­ка Нац­бан­ка на валют­ном рын­ке, слов­но под копир­ку, напо­ми­на­ет кур­со­вые манев­ры регу­ля­то­ра образ­ца 1999 года, с той толь­ко раз­ни­цей, что в этот раз моне­тар­ные вла­сти пыта­ют­ся регу­ли­ро­вать ситу­а­цию не толь­ко путем про­ве­де­ния валют­ных интер­вен­ций, но и исполь­зуя базо­вую став­ку.
Напом­ним, что она была вве­де­на Нац­бан­ком 2 сен­тяб­ря это­го года и уста­нов­ле­на на уровне 12% ‑5%/+5% по изъ­я­тию и предо­став­ле­нию лик­вид­но­сти соот­вет­ствен­но. Одна­ко ее повы­ше­ние уже 2 октяб­ря это­го года с 12% до 16% и суже­ние ста­вок по изъ­я­тию и предо­став­ле­нию лик­вид­но­сти до ‑1%/+1% вку­пе с интер­вен­ци­я­ми не смог­ли предот­вра­тить даль­ней­шее ослаб­ле­ние наци­о­наль­ной валю­ты. В резуль­та­те уже в этот поне­дель­ник на вечер­ней сес­сии KASE курс дол­ла­ра пере­ва­лил за отмет­ку Т275.
После это­го не на сло­вах, а на деле ста­ла оче­вид­ной неспо­соб­ность Нац­бан­ка лишь сво­и­ми инстру­мен­та­ми оста­но­вить деваль­ва­цию тен­ге, даже на фоне роста неф­тя­ных цен и укреп­ле­ния рос­сий­ско­го руб­ля.
При этом регу­ля­тор ока­зал­ся перед непро­стым выбо­ром: либо отка­зать­ся от валют­ных интер­вен­ций и зажа­тия тен­го­вой лик­вид­но­сти, сни­жая став­ки, отдав судь­бу тен­ге в руки рын­ка, либо про­во­дить жест­кую валют­ную и моне­тар­ную поли­ти­ку для обес­пе­че­ния управ­ля­е­мой, а зна­чит, посте­пен­ной деваль­ва­ции в ущерб насы­ще­нию бан­ков­ской систе­мы сред­ства­ми в нац­ва­лю­те. И, судя по раз­ви­тию ситу­а­ции на валют­ном и денеж­ном рын­ке, моне­тар­ные вла­сти сде­ла­ли выбор в поль­зу послед­не­го вари­ан­та. При­чем нель­зя с пол­ной уве­рен­но­стью ска­зать, что этот выбор из двух зол ока­зал­ся мень­шим.
Да, Нац­банк при­оста­но­вил оче­ред­ной рез­кий обвал нац­ва­лю­ты и сохра­нил финан­со­вую ста­биль­ность. Но без рез­ко­го взле­та цен на нефть ему вряд ли удаст­ся пол­но­стью исклю­чить оче­ред­ной деваль­ва­ци­он­ный пры­жок, тем более что ожи­да­ния даль­ней­ше­го ослаб­ле­ния тен­ге нику­да не делись.
Одна­ко с боль­шой долей веро­ят­но­сти на каком-то эта­пе регу­ля­то­ру при­дет­ся вновь дать еще боль­ше ослаб­нуть нац­ва­лю­те для сохра­не­ния золо­то­ва­лют­ных резер­вов. Но до тех пор, пока это про­изой­дет, ситу­а­ция в эко­но­ми­ке без под­пит­ки тен­го­вой лик­вид­но­стью из-за жест­кой моне­тар­ной поли­ти­ки Нац­бан­ка еще боль­ше изме­нит­ся в худ­шую сто­ро­ну.
Как ни пара­док­саль­но это зву­чит, но это весь­ма выгод­но само­му регу­ля­то­ру, посколь­ку на фоне ухуд­ше­ния общей эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции вслед за сни­же­ни­ем пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са будет умень­шать­ся инфля­ци­он­ное дав­ле­ние. Тем самым Нац­банк смо­жет отра­пор­то­вать о мни­мых дости­же­ни­ях в поли­ти­ке тар­ге­ти­ро­ва­ния инфля­ции.
Соглас­но инфор­ма­ции регу­ля­то­ра, толь­ко за сен­тябрь акти­вы Нац­фон­да «поху­де­ли» на $854 млн, или на 1,24% – с $68,776 до $67,922 млрд. При этом их сни­же­ние с нача­ла года до кон­ца сен­тяб­ря достиг­ло $5,321 млрд, или 7,27%. На этом фоне, несмот­ря на уско­ре­ние роста инфля­ции в сен­тяб­ре до 1% с 0,3% в авгу­сте, с нача­ла года этот пока­за­тель соста­вил 4,8%, а с сен­тяб­ря 2014-го по сен­тябрь 2015-го – 4,4%.
Столь незна­чи­тель­ный рост офи­ци­аль­ной инфля­ции в авгу­сте-сен­тяб­ре на фоне обваль­ной деваль­ва­ции тен­ге вполне объ­яс­ним неболь­шим удо­ро­жа­ни­ем импор­та из-за замед­ле­ния гло­баль­ной эко­но­ми­ки и умень­ше­ния пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са в Казах­стане.
Послед­ний факт вызы­ва­ет еще боль­шую тре­во­гу, посколь­ку из-за суже­ния тен­го­вой лик­вид­но­сти Нац­бан­ком на фоне дефи­ци­та кре­дит­ных ресур­сов в эко­но­ми­ке и сокра­ще­ния рас­хо­дов бюд­же­та в этом году паде­ние спро­са повле­чет еще боль­шее сни­же­ние роста несы­рь­во­го сек­то­ра и реаль­ных дохо­дов насе­ле­ния.
И если эко­но­ми­че­ская цена это­го кур­са вполне оче­вид­на – паде­ние бла­го­со­сто­я­ния насе­ле­ния, то его поли­ти­че­ская цена в конеч­ном сче­те может ока­зать­ся самой непред­ска­зу­е­мой для власти.

Читать ори­ги­нал статьи: 

Вер­ный курс тенге?

архивные статьи по теме

Суд Казахстана заблокировал закон о запрете “гей-пропаганды”

Назарбаев — диктатор, но образованный

«Излюбленный тезис Назарбаева», «фактор Библиотеки» и «синдром временщика». Досым Сатпаев — о «послании» Токаева

Editor