-22 C
Астана
28 ноября, 2022
Image default

Великая Августовская… революция?

Автор: Андрей СВИРИДОВ
19.08.2011
Ровно два десятилетия минуло со дня начала путча в стране Советов

Ров­но два деся­ти­ле­тия мину­ло со дня нача­ла неод­но­знач­но­го собы­тия, кото­рое поста­ви­ло точ­ку в исто­рии Стра­ны Сове­тов. Оце­нить былое пред­ло­жил в сво­ем мате­ри­а­ле жур­на­лист, пра­во­за­щит­ник Андрей Сви­ри­дов. Мы реши­ли, что его ста­тья име­ет пра­во быть опуб­ли­ко­ван­ной, и, как обыч­но, ждем про­дол­же­ния дискуссии.

Вели­кая Авгу­стов­ская… рево­лю­ция? контр­ре­во­лю­ция? реформация?

Не буду играть заго­ло­воч­ны­ми неопре­де­лен­но­стя­ми — пусть-де чита­тель сам вылу­щи­ва­ет пози­цию авто­ра из тек­ста. И хотя моя автор­ская пози­ция выра­же­на в этом тек­сте совер­шен­но чет­ко, счи­таю нуж­ным декла­ри­ро­вать ее в виде отве­та на вопро­сы из заго­лов­ка. И два­дцать лет назад, и десять лет назад, и теперь я ощу­щаю собы­тия той мос­ков­ской трех­днев­ки 19—21 авгу­ста 1991 года (точ­нее, не сам по себе путч ГКЧП, а крах пут­чи­стов и их раз­гром тогдаш­ни­ми рос­сий­ски­ми демо­кра­та­ми) как демо­кра­ти­че­скую рево­лю­цию со зна­ком «плюс», завер­шив­шую гор­ба­чев­скую пере­строй­ку как послед­нюю в ХХ веке попыт­ку рефор­ма­ции свер­ху. И еще — как важ­ней­шее исто­ри­че­ское собы­тие кон­ца ХХ века наря­ду с пред­ва­ряв­шей его по вре­ме­ни демо­кра­ти­че­ской рево­лю­ци­ей в стра­нах Восточ­ной Евро­пы. Паде­ни­ем Бер­лин­ской сте­ны. Соб­ствен­но гово­ря, в исто­ри­че­ской пуб­ли­ци­сти­ке встре­ча­ет­ся еди­ное обо­зна­че­ние этой рево­лю­ции с общей дати­ров­кой 1989—91 гг.

Оста­лось разъ­яс­нить свою пози­цию насчет эпи­те­та «вели­кая»: по зна­че­нию — да, по зву­ча­нию сло­ва — не очень. Слиш­ком уж меша­ет все то, что мы видим послед­ние без мало­го 12 лет на родине авгу­ста-1991, в номи­наль­но по-преж­не­му демо­кра­ти­че­ской Рос­сии. Все­об­щее пере­рож­де­ние, дегра­да­ция, мощ­ней­ший откат от все­го того, что состав­ля­ло идей­ный и поли­ти­че­ский воз­дух того авгу­ста. Иной раз смот­ришь на эту Рос­сию и дума­ешь: пол­но­те, та ли это Рос­сия вооб­ще? И не вышло ли так, что раз­гром­лен­ные в 1991‑м пут­чи­сты взя­ли реванш в 2000‑м и с тех пор регу­ляр­но про­дол­жа­ют его брать?

О при­чи­нах и про­яв­ле­ни­ях этой, мож­но назвать и так, деав­гу­сти­за­ции мож­но и нуж­но гово­рить отдель­но, в мои пла­ны вхо­дит несколь­ко дру­гое: рас­ска­зать сегодня­шним чита­те­лям «Рес­пуб­ли­ки» о том, как это было в авгу­сте 1991-го у нас, в Казах­стане. Нисколь­ко не пере­оце­ни­вая исто­ри­че­ское зна­че­ние казах­стан­ско­го аспек­та авгу­ста-1991, в очень малой сте­пе­ни соот­но­си­мо­го с тем, что совер­ша­лось в те дни в Москве, счи­таю это все-таки пред­став­ля­ю­щим инте­рес и достой­ным вни­ма­ния. В этом я — при­знаю — не вполне бес­при­стра­стен, да я нико­гда и не стал бы играть в отре­шен­ность и надмирность.

Дело в том, что в те три авгу­стов­ских дня, а рав­но и в три пере­стро­еч­ных года, счи­тая с лета 1988-го по лето 1991-го, я актив­но участ­во­вал в созда­нии и дея­тель­но­сти пер­вых в Казах­стане обще­ствен­ных дви­же­ний — исто­ри­ко-про­све­ти­тель­ских обществ «Мемо­ри­ал» и «Адилет», клу­бов изби­ра­те­лей двух рай­о­нов тогдаш­ней Алма-Аты, объ­еди­нив­шей их Ассо­ци­а­ции неза­ви­си­мых обще­ствен­ных орга­ни­за­ций Казах­ста­на (АНООК) и создан­ной на ее базе Соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Казах­ста­на (СДПК — не путать с нынеш­ней ОСДП). В 1989—1992 гг. я был в чис­ле учре­ди­те­лей и редак­то­ров пер­вой в Казах­стане поли­ти­че­ской оппо­зи­ци­он­ной газе­ты «Мне­ние», позд­нее «С‘Демократ», на стра­ни­цах кото­рой осе­нью 1991-го впер­вые попы­тал­ся собрать по горя­чим сле­дам и систе­ма­ти­зи­ро­вать пере­жи­тое и уви­ден­ное в августе.

Спу­стя десять лет, в 2001‑м, к пер­вой круг­лой годов­щине авгу­ста-1991, мне слу­чи­лось пред­ста­вить эти мате­ри­а­лы уже как ретро­спек­ти­ву, в виде тема­ти­че­ско­го раз­во­ро­та на стра­ни­цах изда­вав­шей­ся в те годы газе­ты «Рес­пуб­ли­ка-2000». А спу­стя еще пять лет — в сво­ей кни­ге «Казах­стан: два­дцать лет обще­ствен­ной мыс­ли» (име­лись в виду годы с 1985-го по 2005‑й, фак­ти­че­ски же уда­лось подроб­но осве­тить пери­од 1985—1991 гг. с отдель­ны­ми захо­да­ми-вылаз­ка­ми в 90‑е и первую поло­ви­ну «нуле­вых»). Разу­ме­ет­ся, при таких интер­ва­лах это не было про­стым само­по­вто­ром, а каж­дая новая ретро­спек­ти­ва при­бав­ля­ла какие-то новые оттенки

Август 1991-го — нака­нуне путча

Мно­гие собы­тия политичес­кой жиз­ни допут­че­вой части того жар­ко­го и душ­но­го лета, как ста­ло ясно впо­след­ствии, логи­че­ски пред­ва­ря­ли путч. Два из этих собы­тий каса­лись непо­сред­ствен­но Казах­ста­на — речь об июнь­ском 1991 года визи­те в Алма-Ату Миха­и­ла Гор­ба­че­ва и в еще боль­шей сте­пе­ни — о визи­те Бори­са Ель­ци­на, завер­шив­шем­ся 17 авгу­ста, за два дня до пут­ча. Оба визи­та были напря­мую свя­за­ны с про­хо­див­шим тогда ново-ога­рев­ским про­цес­сом, когда гото­ви­лось под­пи­са­ние гла­ва­ми 11-ти союз­ных рес­пуб­лик (без 3  при­бал­тий­ских) ново­го союз­но­го дого­во­ра. Пози­ция в этом вопро­се казах­стан­ско­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, види­мо, дей­стви­тель­но име­ла боль­шой вес в гла­зах как Гор­ба­че­ва (имен­но тогда, сви­де­тель­ству­ют мему­а­ри­сты, он пред­ла­гал Назар­ба­е­ву на выбор посты вице-пре­зи­ден­та или пре­мьер-мини­стра СССР), так и Ель­ци­на (ого­вор­ку насчет «види­мо, дей­стви­тель­но» делаю, отда­вая дань закон­но­му скеп­си­су отно­си­тель­но офи­ци­аль­ной казах­стан­ской исто­рио­гра­фии, кото­рая склон­на раз­ду­вать до небес зна­че­ние любо­го упо­ми­на­ния о буду­щем «лиде­ре нации»).

Для нашей исто­рии то пер­вое и послед­нее за все годы прав­ле­ния Гор­ба­че­ва посе­ще­ние им Алма-Аты име­ет зна­че­ние в двух аспектах:

(1) в плане отно­ше­ния к визи­ту в поли­ти­че­ском сооб­ще­стве (пикет акти­ви­стов дви­же­ния «Жел­ток­сан» с анти­гор­ба­чев­ски­ми про­те­ста­ми на тему пере­оцен­ки собы­тий декаб­ря-1986);

(2) в плане осве­ще­ния этих визи­тов казах­стан­ски­ми СМИ (ста­тья редак­то­ра газе­ты «Бир­ле­су» Нины Савиц­кой, впер­вые в нашей прес­се поста­вив­шей вопрос об огром­ных жиз­нен­ных неудоб­ствах, при­чи­ня­е­мых обыч­ным людям визи­та­ми высо­ких особ: в част­но­сти, пере­кры­ти­ем улиц, из-за чего к некой жен­щине не успе­ла «ско­рая» и паци­ент­ка умерла).

Логи­ка вос­про­из­ве­ден­но­го про­те­ста зву­чит для совре­мен­но­го уха не слиш­ком убе­ди­тель­но, но в те годы све­жо и взрыв­но зву­ча­ло уже само по себе воль­ное обра­ще­ние на пуб­ли­ке и в печа­ти с име­нем и титу­лом Ген­се­ка ЦК КПСС и пре­зи­ден­та СССР. Ока­зы­ва­ет­ся, мож­но кри­ти­ко­вать и его — совер­шен­но без послед­ствий для кри­ти­ков! Впро­чем, даже и в 1991 году в нас в Казах­стане так было не вез­де: в мар­те того же года в Пет­ро­пав­лов­ске осу­ди­ли на 2 года испра­ви­тель­ных работ сту­ден­та Вале­рия Леон­тье­ва, оди­ноч­но­го при­вер­жен­ца «Демо­кра­ти­че­ско­го сою­за» (пар­тия Вале­рии Ново­двор­ской), за рас­про­стра­не­ние вполне себе легаль­но напе­ча­тан­но­го в Москве настен­но­го кален­да­ря с кари­ка­тур­ным изоб­ра­же­ни­ем Гор­ба­че­ва в кон­тек­сте январ­ских 1991 года собы­тий в Виль­ню­се и Риге. При­ме­ча­тель­но, что тот при­го­вор не был отме­нен и про­дол­жал испол­нять­ся (выче­ты из сти­пен­дии Леон­тье­ва исправ­но про­дол­жа­ли делать) даже и после отстав­ки само­го Гор­ба­че­ва и роспус­ка СССР в уже год как неза­ви­си­мом Казахстане!..

Авгу­стов­ский же визит в Алма-Ату рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та Ель­ци­на не полу­чил в те дни сколь­ко-нибудь запом­нив­ше­го­ся откли­ка в обще­стве и прес­се, но зато он имел еще более пря­мое отно­ше­ние к гото­вя­ще­му­ся пут­чу. Как ста­ло извест­но в пер­вые после­пут­че­вые дни, созда­ние и выступ­ле­ние ГКЧП было спе­ци­аль­но при­уро­че­но его чле­на­ми к утру поне­дель­ни­ка, 19 авгу­ста, как к дню выхо­да Б.Ельцина на рабо­ту после воз­вра­ще­ния из Алма-Аты, воз­вра­ще­ния Гор­ба­че­ва из Форо­са и назна­чен­но­му на втор­ник, 20 авгу­ста, под­пи­са­нию союз­но­го дого­во­ра. Утром же 19-го нам в Алма-Ате еще не было извест­но, вер­нулся ли он в Моск­ву (позд­нее в неко­то­рых мему­а­рах рос­сий­ских поли­тиков гово­ри­лось, что Назар­ба­ев вся­че­ски удер­жи­вал Ель­ци­на в Алма-Ате, види­мо, будучи в кур­се пред­сто­я­ще­го выступ­ле­ния ГКЧП).

Все преды­ду­щие дни, начи­ная с 12 авгу­ста, в тогдаш­ней сто­ли­це Казах­ста­на дей­ство­ва­ла новая «поли­ти­че­ская пло­щад­ка» на алма-атин­ском «Арба­те» — обо­ру­до­ван­ной за год до того по мос­ков­ско-арбат­ско­му образ­цу пеше­ход­ной зоне ули­цы Жибек Жолы, меж­ду ЦУМом и Цен­траль­ным пере­го­вор­ным пунктом.

Всю неде­лю, с 11-го по 18 авгу­ста, на пло­щад­ке перед домом-«трилистником» про­сто­я­ла «поли­ти­че­ская юрта», в кото­рой и вокруг нее непре­рыв­но митин­говали: «аза­тов­цы» и «жел­ток­са­нов­цы» — про­тив под­пи­са­ния союз­но­го дого­во­ра и попы­ток воз­рож­де­ния ураль­ского каза­че­ства, груп­па моло­дых рабо­чих мебель­ной фаб­ри­ки «Мерей» — про­тив при­ва­ти­за­ции род­но­го пред­при­я­тия, а «ала­шев­цы» — про­тив все­го сра­зу [1].

В «поли­ти­че­ской юрте» наци­о­нал-пат­ри­от Жаса­рал Куа­ны­ша­лин дер­жал голо­дов­ку про­тив под­пи­са­ния Казах­ста­ном ново­го союз­но­го дого­во­ра, тре­буя про­воз­гла­ше­ния пол­ной госу­дар­ствен­ной неза­ви­си­мо­сти. В вечер­них ново­стях 18 авгу­ста по радио «Сво­бо­да» сооб­щи­ли, что после завер­ше­ния визи­та Ель­ци­на к Назар­ба­е­ву алма-атин­ская мили­ция полу­чи­ла при­каз очи­стить «поли­ти­че­ский Арбат».

По ито­гам же алма-атин­ской встре­чи Ель­ци­на с Назар­ба­е­вым отку­да-то воз­ник­ло лож­ное пред­став­ле­ние (то ли «испор­чен­ный теле­фон», то ли спе­ци­аль­но запу­щен­ная «деза»), буд­то казах­стан­ский пре­зи­дент не про­сто про­во­дил рос­сий­ско­го кол­ле­гу в Алма-Атин­ском аэро­пор­ту, но и сам выле­тел вме­сте с ним в Моск­ву. Как след­ствие это­го «инфор­ма­ци­он­но­го завих­ре­ния», когда ран­ним утром 19-го по радио из Моск­вы начи­на­ют пере­да­вать мани­фест ГКЧП, а про Гор­ба­че­ва ста­ло извест­но, что он заперт в крым­ском Форо­се, то о место­пре­бы­ва­нии Ель­ци­на и Назар­ба­е­ва вооб­ще не было извест­но до само­го вече­ра. И тогда в нашей оппо­зи­ци­он­но-поли­ти­че­ской и поли­ти­ко-жур­на­лист­ской сре­де мы так пере­жи­ва­ли за «род­но­го Нуре­ке», гипо­те­ти­че­ски схва­чен­но­го пут­чи­ста­ми вме­сте с Бори­сом Нико­ла­е­ви­чем на тра­пе в Домо­де­до­во, что чуть было не про­сти­ли наше­му «ноль пер­во­му» все то «хоро­шее», что у нас про­тив него к тому вре­ме­ни нако­пи­лось. А сколь­ко нако­пит­ся за после­ду­ю­щие годы! А уж за два пол­ных десятилетия!..

Смех про­тив стра­ха, актив­ность про­тив безразличия

Утром 19-го часам при­мер­но к 11 на алма-атин­ском «Арба­те» по­явились теле­ви­зи­он­щи­ки, раз­вер­ну­ли аппа­ра­ту­ру и ста­ли интер­вью­и­ро­вать людей: «Как вы оце­ни­ва­е­те про­ис­шед­шее в стране?» И люди отве­ча­ли ску­по и одно­слож­но, стыд­ли­во отво­дя гла­за: мол, не зна­ем, не наше дело. А когда один из при­сут­ство­вав­ших поли­ти­ков-нефор­ма­лов взял пред­ло­жен­ный мик­ро­фон и, сби­ва­ясь, прерывающим­ся голо­сом начал гово­рить о том, что это — реак­ци­он­ный пере­во­рот и пре­ступ­ле­ние про­тив всех нас, то вокруг гово­ря­ще­го обра­зо­ва­лось отчуж­ден­ное про­стран­ство — вер­ну­лась ста­рая совет­ская привычка.

А ведь это было сре­ди людей, тол­пив­ших­ся вокруг «поли­ти­че­ской юрты», то есть хоть в какой-то мере нерав­но­душ­ных поли­ти­че­ски — что же тогда гово­рить о пол­но­стью апо­ли­тич­ном наро­де, сно­вав­шем в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти: в ЦУМе, на аэро­вок­за­ле, воз­ле уни­вер­са­ма или на Зеле­ном рын­ке, да и во всех осталь­ных местах сто­ли­цы. На ули­цах, в транс­пор­те шла буд­нич­ная жизнь, на лицах людей — види­мое без­раз­ли­чие (прав­да, может быть, толь­ко с виду). Точ­но так же, как потом не раз отме­ча­лось в прес­се, было в тот день и в Москве, исклю­че­ние — рай­он «Бело­го дома» в ночь с 19-го на 20‑е плюс сле­ду­ю­щие день и ночь, но уже в полу­ки­ло­мет­ре от БД все было как в осталь­ной стране. В после­ду­ю­щие дни и меся­цы после про­ва­ла ГКЧП мно­гие писав­шие о нем удив­ля­лись или насме­ха­лись над тем, что пут­чи­сты пло­хо рас­счи­та­ли… Нет, пут­чи­сты рас­счи­та­ли очень даже хоро­шо! Они рас­счи­ты­ва­ли и на мас­со­вое без­раз­ли­чие, и на потом­ствен­ный страх.

Прав­да, в те же часы и на том же алма-атин­ском «Арба­те» слу­чил­ся и дру­гой эпи­зод — про­ти­во­по­лож­но­го свой­ства: не без­раз­ли­чие и страх, а нача­ло исце­ле­ния от стра­ха и без­раз­ли­чия, вытес­не­ние стра­ха через смех.

Здесь надо пояс­нить, что к полу­дню 19 авгу­ста дале­ко не все из поли­ти­че­ских нефор­ма­лов, съез­жав­ших­ся на пло­щад­ку Жибек Жолы, успе­ли про­слу­шать по радио весь «пакет пред­ло­же­ний» пут­чи­стов. И вот Миша Кубе­ков, «жел­ток­са­но­вец» и соб­кор мос­ков­ской «Экс­пресс-хро­ни­ки», жив­ший через квар­тал от ЦУМа, при­но­сит из дома мощ­ный радио­при­ем­ник, при­со­еди­ня­ет его к митин­го­во­му дина­ми­ку и вру­ба­ет на пол­ную гром­кость. На голос ГКЧ­Пист­ско­го дик­то­ра сте­ка­ют­ся люди, и вот уже чело­век сто или три­ста сто­ят вокруг при­ем­ни­ка полу­кру­гом, и при­мер­но столь­ко же смот­рят с бал­ко­нов и из окон двух высот­ных домов по обе сто­ро­ны быв­шей ули­цы Горь­ко­го. Это еще не митинг, но уже где-то театр, а ведь о теат­раль­но­сти ситу­а­ции потом гово­ри­ли напе­ре­бой и те, кто у рос­сий­ско­го «Бело­го дома» сто­ял про­тив реаль­ных танков…

И вот из при­ем­ни­ка нако­нец раз­да­ет­ся тот самый наи­бо­лее «забой­ный» кусок — о том, что рань­ше, до пере­строй­ки, совет­ский чело­век гор­дил­ся, бывая за гра­ни­цей, а шесть лет пере­строй­ки ото­бра­ли у него эту гор­дость… В этот момент надо было быть там и слы­шать этот все­об­щий — до верх­них эта­жей домов, до неба — взрыв хохо­та мас­сы людей, лишь час назад пря­тав­ших гла­за от теле­ви­зи­он­но­го мик­ро­фо­на!.. Лич­но для меня это был эффект, рав­но­знач­ный теле­ви­зи­он­но­му эффек­ту вече­ром того же дня от зна­ме­ни­той пресс-кон­фе­рен­ции Г.И. Яна­е­ва и К° с дро­жа­щи­ми рука­ми и насморком.

Но если состо­я­ни­ем т.н. обы­ва­те­ля были без­раз­ли­чие и страх, то со­стоянием т.н. нефор­ма­ла-демо­кра­та были сту­пор и рас­те­рян­ность. Нача­ли писать сов­мест­ное обра­ще­ние, начав со слов: «Сограж­дане! В стране про­изо­шел госу­дар­ствен­ный пере­во­рот. Отстра­нен от вла­сти закон­ный пре­зи­дент…», и ввя­за­лись по инер­ции в совер­шен­но рефлек­тор­ную дис­кус­сию на пред­мет: был ли Гор­ба­чев пре­зи­ден­том закон­ным? Те, кто счи­тал, что не был, заяви­ли, что их орга­ни­за­ции это обра­ще­ние не под­пи­шут. В ито­ге оста­но­ви­лись на том, что соци­ал-демо­кра­ты . Дува­нов, Д. Куши­мов и А. Кожах­ме­тов), «мемо­ри­аль­цы» .Злот­ни­ков и А.Поля­ков) и обще­ствен­ные коми­те­ты «Алма-Ата-Хель­син­ки-Париж» и «Арал-Бал­хаш» . Шаха­нов и Ж.Турмагамбетова) напи­шут два раз­ных обра­ще­ния, а зав­тра собе­рут под­пи­си осталь­ных организаций.

Еще один казус: уже точ­но зная, что пере­во­рот ГКЧП отме­ня­ет подпи­сание союз­но­го дого­во­ра из-за того, что его про­ект, по сло­вам спи­ке­ра-пут­чи­ста А.Лукьянова, давал слиш­ком мно­го воли рес­пуб­ли­кам, мы чуть ли не с час дис­ку­ти­ро­ва­ли о том, дол­жен ли Ж. Куа­ны­ша­лин пре­кра­щать голо­дов­ку, направ­лен­ную про­тив союз­но­го дого­во­ра как даю­ще­го рес­пуб­ли­кам слиш­ком мало воли. Сам голо­дов­щик был упря­мо настро­ен голо­дов­ку про­дол­жать, несмот­ря на утра­ту ее смыс­ла, но потом все же заявил, что сни­ма­ет голо­дов­ку «в свя­зи с изме­не­ни­ем ситу­а­ции». Тут же мили­ци­о­не­ры ста­ли раз­би­рать «поли­ти­че­скую юрту».

Вооб­ще коли­че­ство мили­ции и ОМО­Нов­цев (плюс еще сколь­ко в штат­ском!) с утра до полу­дня 19-го на «Арба­те», а 20-го и 21-го во вре­мя сбо­ров демо­кра­тов в «Саха­ров­ском скве­ре» [2] было очень вели­ко. В пер­вый день мили­цей­ское началь­ство как бы пред­вос­хи­ти­ло, а во вто­рой день — рья­но выпол­ня­ло при­ня­тое 20.08.1991 поста­нов­ле­ние Алма-Атин­ско­го гор­со­ве­та и гор­ис­пол­ко­ма за под­пи­ся­ми З.Нуркадилова и В.Храпунова о мерах по реа­ли­за­ции в Алма-Ате ука­зов ГКЧП, вклю­чав­шее и уси­лен­ный вари­ант несе­ния служ­бы в ГУВД [3]. По пово­ду «малень­ко­го гэка­че­пиз­ма» отцов сто­лич­но­го горо­да демо­кра­ты митин­го­ва­ли уже в сен­тяб­ре — доби­лись, что пер­вый «отец» объ­явил вто­ро­му стро­гий выговор.

Два обра­ще­ния к горо­ду и миру

Во вто­рой поло­вине дня 19 авгу­ста демо­кра­ты пер­вый раз соби­ра­ют­ся в «Саха­ров­ском скве­ре», а вече­ром — на квар­ти­ре у акти­ви­стов СДПК Евге­ния Шей­ге­ра и Еле­ны Мир­ха­но­вой-Шей­гер (при­сут­ство­ва­ли С.Дуванов, Д.Кушимов, Е.Жовтис, А.Кожахме­тов, А.Скрыль, Е.Глебов, М.Але­нова, Г.Кучеров, С.Злот­ников, Л.Игашова, Е.Овчин­ни­кова, А.Пуга­ев, А.Свиридов и др.), где и был напи­сан исход­ный текст заяв­ле­ния (авто­ры С. Дува­нов, Е. Шей­гер и А.Скрыль).

На сле­ду­ю­щий день под этим заяв­ле­ни­ем после неболь­ших спо­ров по отдель­ным фор­му­ли­ров­кам поста­ви­ли под­пи­си лиде­ры 18-ти обще­ствен­ных дви­же­ний, орга­ни­за­ций и пар­тий, в дру­гое вре­мя отнюдь не близ­ких поли­ти­че­ски, а ино­гда даже весь­ма дале­ких друг от друга.

Доку­мент № 1

СОГРАЖДАНЕ!

В СССР совер­шен госу­дар­ствен­ный пере­во­рот. Некон­сти­ту­ци­он­ным путем отстра­нен от вла­сти закон­но избран­ный пре­зи­дент страны.

Воз­мож­но, Миха­ил Гор­ба­чев пред­опре­де­лил свою отстав­ку непоследователь­ной и про­ти­во­ре­чи­вой кад­ро­вой поли­ти­кой, но такой путь отстра­не­ния его от вла­сти таки­ми дея­те­ля­ми явля­ет­ся госу­дар­ствен­ным пре­ступ­ле­ни­ем, а люди, его осу­ще­ствив­шие, — госу­дар­ствен­ны­ми преступниками.

Рас­тап­ты­ва­ют­ся суве­ре­ни­те­ты рес­пуб­лик; раз­го­ня­ют­ся поли­ти­че­ские пар­тии и демо­кра­ти­че­ские обще­ствен­ные орга­ни­за­ции; лик­ви­ди­ру­ет­ся сво­бо­да печа­ти; стра­на постав­ле­на на грань граж­дан­ской войны.

ГэКа­Че­Пи­сты обе­ща­ют наве­сти в стране поря­док, но мож­но ли это сде­лать пре­ступ­ны­ми мето­да­ми? Мы счи­та­ем — нель­зя! Поэто­му любая под­держ­ка этих дей­ствий, любое под­чи­не­ние пре­ступ­ным при­ка­зам явля­ют­ся соуча­сти­ем в преступлении.

Казах­стан­цы, не будем же соучаст­ни­ка­ми преступления!

Мы, под­пи­сав­шие это обра­ще­ние, тре­бу­ем вос­ста­нов­ле­ния закон­ной вла­сти в СССР и пре­да­ния суду орга­ни­за­то­ров переворота.

В слу­чае рас­про­стра­не­ния дей­ствия чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния на тер­ри­то­рию Казах­ста­на мы при­зы­ва­ем начать кам­па­нию граж­дан­ско­го непо­ви­но­ве­ния: не под­чиняться рас­по­ря­же­ни­ям само­зва­но­го коми­те­та как анти­кон­сти­ту­ци­он­ным и незакон­ным, созда­вать на местах рабо­ты и житель­ства коми­те­ты граж­дан­ско­го неповиновения.

Мы при­зы­ва­ем все поли­ти­че­ские силы Казах­ста­на забыть вче­раш­ние раз­но­гла­сия, сего­дня глав­ное — дру­гое. Моло­дое поко­ле­ние обви­ня­ет стар­шее в том, что оно не про­ти­во­дей­ство­ва­ло ленин­щине, ста­лин­щине, бреж­нев­щине. Сде­ла­ем все, что­бы буду­щее поко­ле­ние не обви­ни­ло в этом нас!

ПОДПИСИ:

Соци­ал-демо­кра­ти­че­ская пар­тия Казах­ста­на (СДПК)

Исто­ри­ко-про­све­ти­тель­­ское и пра­во­за­щит­ное обще­ство «Мемо­ри­ал»

Исто­ри­ко-про­све­ти­тель­ское и пра­во­защитное обще­ство «Адилет»

Анти­ядер­ное дви­же­ние Казах­ста­на «Нева­да-Семи­па­ла­тинск»

Обще­ствен­ный коми­тет «Арал-Бал­хаш-Азия»

Эко­ло­ги­че­ское обще­ство «Зеле­ное спасение»

Обще­ствен­ный коми­тет «Алма-Ата-Хель­син­ки-Париж»

Алма-Атин­ская Хель­синк­ская груп­па по пра­вам человека

Казах­станский рес­пуб­ли­кан­ский неза­ви­си­мый проф­со­юз «Бир­ле­су»

Меж­на­ци­о­наль­ное дви­же­ние Казах­ста­на «Един­ство»

Граж­дан­ское дви­же­ние Казах­ста­на «Азат»

Наци­о­наль­но-демо­кра­ти­че­ская пар­тия «Жел­ток­сан»

Пар­тия национа­ль­ной неза­ви­си­мо­сти «Алаш»

Моло­дежная орга­ни­за­ция Казах­ста­на «Аза­мат»

Обще­ствен­но-куль­тур­ное объ­еди­не­ние «Пара­сат»

Казах­стан­ская орга­ни­за­ция пар­тии «Демо­кра­ти­че­ский союз»

Транс­на­ци­о­наль­ная ради­каль­ная пар­тия в Казахстане

Ассо­ци­а­ция сопро­тив­ле­ния насилию.

Алма-Ата, 20 авгу­ста 1991 г. [4]

Это обра­ще­ние было отпе­ча­та­но рота­принт­ным спо­со­бом в типо­граф­ском цехе коопе­ра­ти­ва «Еле­на» (пред­се­да­тель Е.Овчинникова, акти­вист СДПК) к кон­цу рабо­че­го дня 20 авгу­ста, и листов­ки с обра­ще­ни­ем сра­зу же нача­ли раз­да­вать горо­жа­нам на сто­лич­ных ули­цах и в обще­ствен­ном транс­пор­те. Было несколь­ко задер­жа­ний рас­про­стра­ни­те­лей обра­ще­ния мили­цией и изъ­я­тий листо­вок: Сер­гей Хода­нов — воз­ле Дома пар­ла­мен­та, достав­лен в Совет­ский РОВД, Вла­ди­мир Мар­тын­чук — воз­ле Цен­траль­но­го ста­ди­о­на, достав­лен в Кали­нин­ский РОВД. Задер­жи­ва­ли так­же и рас­про­стра­ни­те­лей рас­пе­ча­тан­но­го с голо­са по радио анти­пут­чист­ско­го обра­ще­ния рос­сий­ско­го руко­вод­ства (Бахыт­хан Аби­ров — в город­ском авто­бу­се вече­ром 20 авгу­ста) и про­сто с само­дель­ны­ми пла­ка­та­ми про­тив ГКЧП (Вла­ди­мир Кли­шин — воз­ле Дома парламента).

В этот же день, 20 авгу­ста, жур­на­ли­сты газе­ты «Бир­ле­су» под­го­то­ви­ли экс­трен­ный выпуск, пол­но­стью посвя­щен­ный собы­ти­ям в Москве и их отра­же­нию в Казах­стане. Соглас­но позд­ней­шим утвер­жде­ни­ям редак­то­ра Нины Савиц­кой, не было ника­кой уве­рен­но­сти в том, что этот номер удаст­ся выпу­стить в свет, но все же тираж уда­лось отпе­ча­тать, и 21 авгу­ста газе­ту раз­да­ва­ли на ули­цах Алма-Аты, и неко­то­рых ее рас­про­стра­ни­те­лей мили­ция задер­жи­ва­ла, как и рас­про­стра­ни­те­лей листов­ки с обра­ще­ни­ем пар­тий и общест­венных организаций.

В вышед­ших 20 авгу­ста номе­рах газет «Казах­стан­ская прав­да» и «Вечер­няя Алма-Ата» на пер­вых поло­сах был поме­щен весь блок заяв­ле­ний ГКЧП. При этом если «Каз­прав­да» воз­дер­жа­лась от соб­ствен­ных ком­мен­та­ри­ев, то «Вечер­ка» пред­по­сла­ла мате­ри­а­лам ГКЧП соб­ствен­ный редак­ци­он­ный заго­ло­вок «НУЖНО ЛИ ТРЕВОЖИТЬСЯ?». Инто­на­ци­он­но это чита­лось как при­зыв не тре­во­жить­ся, а радо­вать­ся гря­ду­ще­му «наве­де­нию порядка».

Одна­ко сле­ду­ет отме­тить, что в том же номе­ре «Каз­прав­ды» за 20 авгу­ста и в сле­ду­ю­щем номе­ре «Вечер­ки» за 21 авгу­ста пуб­ли­ко­ва­лось так­же и пер­вое заяв­ле­ние Н.А. Назар­ба­е­ва, и более реши­тель­ное заяв­ле­ние груп­пы народ­ных депу­та­тов (под­пи­са­ли 18 рес­пуб­ли­кан­ских и 2 союз­ных депутата):

Доку­мент № 2

Заяв­ле­ние груп­пы народ­ных депу­та­тов Казах­ской ССР

19 авгу­ста 1991 года в СССР про­изо­шел анти­кон­сти­ту­ци­он­ный госу­дар­ствен­ный пере­во­рот, вле­ку­щий попыт­ку узур­па­ции вла­сти узким кру­гом лиц, кото­рые под фла­гом «наве­де­ния поряд­ка и дис­ци­пли­ны», «спа­се­ния Роди­ны» тол­ка­ют стра­ну в пучи­ну граж­дан­ской войны.

Мы, народ­ные депу­та­ты Казах­ской ССР, рас­це­ни­ва­ем госу­дар­ствен­ный пере­во­рот как послед­нюю аго­нию раз­ла­га­ю­щей­ся тота­ли­тар­ной администра­тив­но-команд­ной систе­мы. Счи­тая, что насту­пил момент исти­ны и никто не может оста­вать­ся в сто­роне от про­ис­хо­дя­щих собы­тий, заявляем:

1. Сме­ще­ние со сво­е­го поста закон­но избран­но­го пре­зи­ден­та СССР и при­сво­е­ние его пол­но­мо­чий дру­гим лицом, а так­же созда­ние груп­пой лиц так назы­ва­е­мо­го Госу­дар­ствен­но­го коми­те­та СССР по чрез­вы­чай­но­му поло­же­нию явля­ют­ся акта­ми, не преду­смот­рен­ны­ми Кон­сти­ту­ци­ей СССР и пото­му противозаконными.

2. Изме­не­ния в систе­ме орга­нов вла­сти СССР могут быть при­зна­ны толь­ко после без­услов­но­го выпол­не­ния всех преду­смот­рен­ных кон­сти­ту­ци­он­ных процедур.

3. На тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки долж­ны дей­ство­вать кон­сти­ту­ци­он­ные нор­мы, зако­ны Казах­ской ССР и Сою­за ССР, а так­же закон­но избран­ные орга­ны власти.

4. Мы твер­до при­дер­жи­ва­ем­ся выбран­но­го кур­са ради­каль­но­го реформиро­вания эко­но­ми­ки республики.

5. При­зы­ва­ем граж­дан Казах­ской ССР, граж­дан дру­гих рес­пуб­лик, находящих­ся на тер­ри­то­рии Казах­ской ССР, в сво­их дей­стви­ях исхо­дить из без­услов­но­го соблю­де­ния зако­нов Казах­ской ССР и СССР и испол­нять рас­по­ря­же­ния закон­ных орга­нов вла­сти Казах­ской ССР и Сою­за ССР.

6. Счи­та­ем, что дей­ствия граж­дан и долж­ност­ных лиц на тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки, в том чис­ле и в поряд­ке слу­жеб­ной под­чи­нен­но­сти, направ­лен­ные на выпол­не­ние рас­по­ря­же­ний анти­кон­сти­ту­ци­он­ных орга­нов вла­сти, совер­шен­ные в нару­ше­ние зако­нов Казах­ской ССР либо рас­по­ря­же­ний орга­нов вла­сти рес­пуб­ли­ки, явля­ют­ся противозаконными.

7. При­зы­ва­ем лич­ный состав воин­ских частей Мини­стер­ства обо­ро­ны, КГБ и МВД СССР, дис­ло­ци­ро­ван­ных на тер­ри­то­рии суве­рен­ной рес­пуб­ли­ки, руко­вод­ство­вать­ся кон­сти­ту­ци­он­но при­ня­ты­ми зако­на­ми, не допус­кать про­ти­во­прав­ных дей­ствий и при­ме­не­ния насилия.

8. Обра­ща­ем­ся ко всем граж­да­нам рес­пуб­ли­ки с прось­бой сохра­нять спо­кой­ствие и выдерж­ку, не под­да­вать­ся при­зы­вам к про­ти­во­прав­ным дей­стви­ям, соблю­дать про­из­вод­ствен­ную и граж­дан­скую дис­ци­пли­ну, воз­дер­жи­вать­ся от митин­гов, демон­стра­ций, забастовок.

9. Тре­бу­ем все­на­род­ной встре­чи закон­но избран­но­го пре­зи­ден­та СССР с совет­ским наро­дом по цен­траль­но­му телевидению.

10. В создав­шей­ся ситу­а­ции счи­та­ем необ­хо­ди­мым созыв вне­оче­ред­но­го Съез­да народ­ных депу­та­тов СССР и вне­оче­ред­ной сес­сии Вер­хов­но­го Сове­та Казах­ской ССР для вос­ста­нов­ле­ния кон­сти­ту­ци­он­ных норм и реше­ния вопро­сов Союз­но­го договора.

ПОДПИСИ:

М.Ауэзов, Ш.Башенов, В.Воронов, Н.Воронко, Е.Ертысбаев, А.Коныс­баев, М.Нур­­тазин, И.Петраков, П.Потапов, К.Примкулов, М.Раев, В.Розе, О.Рым­­­жанов, П.Сво­ик, Т.Сулейменов, Т.Смелкова, С.Тугель­баев, В.Чер­ны­шов (народ­ные депу­та­ты Казах­ской ССР); Т.Ералиев, Е.Мергенов (народ­ные депу­та­ты СССР).

Алма-Ата, 20 авгу­ста 1991 г. [5]

ГКЧП в теле­ви­зи­он­ном освещении 

Как извест­но, с утра 19 авгу­ста цен­траль­ное ТВ пока­зы­ва­ло балет Пет­ра Чай­ков­ско­го «Лебе­ди­ное озе­ро», а вече­ром того же дня — сра­зу же став­шую зна­ме­ни­той пресс-кон­фе­рен­цию чле­нов ГКЧП с тря­су­щи­ми­ся рука­ми и.о. пре­зи­ден­та СССР Г. Яна­е­ва. В эти же дни на казах­ском ТВ инфор­ми­ро­ва­ние насе­ле­ния о собы­ти­ях в Москве было огра­ни­че­но меха­ни­че­ски­ми повто­ра­ми сна­ча­ла заяв­ле­ний ГКЧП и уже толь­ко после 20 авгу­ста — заяв­ле­ни­я­ми побе­ди­те­лей-демо­кра­тов. В мест­ных же ново­стях сооб­ща­лось толь­ко о заяв­ле­ни­ях Н.А. Назар­ба­е­ва и груп­пы народ­ных депу­та­тов (но не обще­ствен­ни­ков-нефор­ма­лов).

На теле­ка­на­ле КТК руко­вод­ство кана­ла (гене­раль­ный дирек­тор И.Фидель) кате­го­ри­че­ски запре­ти­ло веду­щим «Теле­ви­зи­он­ных неофициа­ль­ных ново­стей» Иго­рю Дени­со­ву и Андрею Зубо­ву выда­вать в эфир в вечер­них выпус­ках 19-го и 20 авгу­ста какие бы то ни были «несо­гла­со­ван­ные» ком­мен­та­рии. Но веду­щие «ТНН» все же нашли спо­соб выра­зить свое отно­шение к про­ис­шед­ше­му 19 авгу­ста в Москве госу­дар­ствен­но­му пере­во­ро­ту, появив­шись в сту­дии в глу­хих чер­ных костю­мах и заве­сив сто­я­щий на сто­ле мони­тор ком­пью­те­ра чер­ным покры­ва­лом (реа­ли­за­ция мета­фо­ры «похо­ро­ны гласности»).

На теле­ка­на­ле «ТАН» веду­щие еже­днев­ных ново­стей А. Алим­жа­нов и А..Жумабаев при­гла­си­ли в сту­дию народ­но­го депу­та­та СССР писа­те­ля Ану­а­ра Алим­жа­но­ва (отец одно­го из веду­щих; после авгу­ста 1991 г. ему пред­сто­ит неожи­дан­ная честь быть избран­ным вме­сто оди­оз­но­го Рафи­ка Ниша­но­ва пред­се­да­те­лем Сове­та наци­о­наль­но­стей Вер­хов­но­го Сове­та СССР, на како­вой долж­но­сти А.Т. Алим­жа­нов и про­был вплоть до роспус­ка союз­но­го пар­ла­мен­та в кон­це декаб­ря 1991 г.). О том, что гово­рил в тот вечер народ­ный писа­тель Казах­ста­на, народ­ный депу­тат Сою­за ССР и без пяти минут спи­кер пала­ты союз­но­го пар­ла­мен­та, суще­ству­ют два диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ных вос­по­ми­на­ния, опуб­ли­ко­ван­ных в авгу­сте 2001 г. к 10-летию тех событий.

Тогдаш­ний редак­тор и веду­щий ново­стей «ТАН», а в кон­це 90‑х — сотруд­ник пресс-служ­бы пра­ви­тель­ства РК Аскар Алим­жа­нов вспо­ми­нал: «Отец в то вре­мя нахо­дил­ся в Алма-Ате и в пер­вый же день вышел в эфир по “ТАНу” с рас­ска­зом об этих собы­ти­ях» (газе­та «Аргу­мен­ты и Фак­ты — Казах­стан» от 15.08.2001).

А вот что вспо­ми­нал упо­ми­нав­ший­ся выше тогдаш­ний редак­тор и веду­щий «ТНН», а в кон­це 90‑х — обо­зре­ва­тель газе­ты «Дело­вая неде­ля» Игорь Дени­сов: «…вклю­чил теле­ви­зор. По кана­лу “ТАН” извест­ный писа­тель, чело­век очень интел­ли­гент­ный и взве­шен­ный, гово­рил о пут­чи­стах, как гвоз­ди вби­вал: “Молод­цы, ребя­та, реши­лись! А мы пока­за­ли себя тру­са­ми» (газе­та «Дело­вая неде­ля» от 17.08.2001).

Далее И.Денисов вспо­ми­нал, что после про­смот­ра этой теле­пе­ре­да­чи он позво­нил в Виль­нюс зна­ко­мо­му руко­во­ди­те­лю «Саю­ди­са» и попро­сил запи­сать его в бое­ви­ки лю­бой анти­ком­му­ни­сти­че­ской орга­ни­за­ции, когда будут ухо­дить сра­жать­ся в леса сча­стью, до пар­ти­зан­ско­го сопро­тив­ле­ния пут­чу дело все-таки не дошло). Инте­рес­но, что в сен­тяб­ре 2001 г. вос­по­ми­на­ни­я­ми И.Денисова рез­ко воз­му­щал­ся при лич­ной встре­че с авто­ром этих строк Аскар Алим­жа­нов — по его сло­вам, кол­ле­га Дени­сов, воль­но или неволь­но, обо­лгал память к тому вре­ме­ни уже покой­но­го Алим­жа­но­ва-стар­ше­го, кото­рый в 1991‑м вовсе не под­дер­жи­вал пут­чи­стов. «Будь оно так, — гово­рил он, — отца не избра­ли бы спи­ке­ром одной из палат ВС СССР уже после сме­ще­ния с поста пред­се­да­те­ля все­го Вер­хов­но­го Сове­та пут­чи­ста Лукьянова».

Август-1991 в казах­стан­ских регионах

В казах­стан­ских реги­о­нах в дни пут­ча ярче все­го про­явили себя при­вер­жен­ца­ми сво­бо­ды и демо­кра­тии журна­листы Ка­ра­ган­динско­го област­ного теле­ви­дения и радио, в чем игра­ли первую скрип­ку теле­ви­зи­он­ный жур­на­лист Бахыт­жан Муку­шев и радио­жур­на­лист Кон­стантин Дени­сов. Объ­еди­нив уси­лия с жур­на­ли­ста­ми «Город­ской газе­ты» .Куз­не­цо­ва, пред­се­да­тель кара­ган­дин­ско­го «Мемо­ри­а­ла») и моло­деж­ной «Пят­ни­цы» .Алши­ги­ро­ва), с лиде­ра­ми ста­чеч­ных коми­те­тов кара­ган­дин­ских шах­те­ров и др. пред­ста­ви­те­ля­ми обще­ствен­но­сти реги­о­на, жур­на­ли­сты уже в пер­вый день пут­ча нала­ди­ли запись и ретранс­ля­цию в мест­ный теле­ра­дио­эфир обра­ще­ний Б.Ельцина и Вер­хов­но­го Сове­та РСФСР, опе­ра­тив­ной инфор­ма­ции о про­ис­хо­дя­щем в Москве и Алма-Ате.

В пер­вые же дни после побе­ды демо­кра­тии в Рос­сии на той пос­ле­пут­че­вой де­мо­кратичес­кой во­лне, едва дока­тив­шей­ся до Казах­ста­на, мест­ные ком­пар­тий­­ные вла­сти не смог­ли или не за­хо­те­ли вос­пре­пятст­во­вать стрем­ле­нию отли­чив­ших­ся в дни пут­ча ка­ра­­гандинских жу­р­­­на­ли­ст­ов к демо­­кра­ти­чес­ким пере­ме­нам в уп­рав­­ле­нии област­ной телерадиоком­па­ни­ей. На про­шед­шем в кон­це авгу­ста соб­ра­­нии тру­до­во­го кол­лек­ти­ва Кара­ган­дин­ской област­ной теле­ра­дио­ком­па­нии было демо­кратически из­­брано (слу­чай уни­кальный во всем Казах­стане) новое руко­вод­ство ком­па­нии в лице Б.Му­ку­шева (пред­се­да­тель обл­ТРК) и К.Де­нисова (его пер­вый заместитель).

На про­тя­же­нии остав­ших­ся меся­цев 1991 г. и далее, весь 1992 год, теле­ви­дение и радио в Кара­ган­де в идей­но-твор­чес­ком плане бук­валь­но рас­цве­ли как нигде в Казах­стане. Но одно­вре­мен­но они тем самым превра­ти­лись в важ­нейшую по­ли­­ти­ческую си­лу сво­е­го шах­тер­ско­го реги­о­на, кото­рый уже одна­жды потряс весь Казах­стан сво­им уча­сти­ем во все­со­юз­ной поли­ти­че­ской заба­стов­ке шах­тер­ских реги­о­нов (Куз­басс-Вор­ку­та-Дон­басс-Кара­ган­да, лето 1989 года). Неза­ви­си­мое пове­де­ние кара­ган­дин­ских аудио­ви­зу­аль­ных СМИ вызва­ло страх и непри­язнь со сто­ро­ны мест­ных вла­стей, под­дер­жи­ва­е­мых в этом так­же и из цен­тра. Все это вы­ли­лось зимой 1992—1993 гг. в се­рь­езное поли­ти­ческое про­ти­во­сто­я­ние обще­казах­станского зна­че­­ния.

В Пет­ро­пав­лов­ске Пер­вый сек­ре­тарь обко­ма Ком­пар­тии и Пред­се­да­тель област­но­го Сове­та депу­та­тов С.Медведев в откры­тую под­дер­жал ГКЧП, а обко­мов­ское руко­вод­ство прес­сой и соб­ствен­ное редак­ци­он­ное руко­вод­ство област­ной газе­ты «Ленин­ское зна­мя» кате­го­ри­че­ски запре­ти­ло сво­им жур­на­ли­стам печа­тать что-либо про­тив ГКЧП. Груп­па моло­дых сотруд­ни­ков газе­ты во гла­ве с жур­на­ли­стом Алек­сан­дром Коце­ру­бой в пер­вые два дня пут­ча, как мог­ла, пыта­лась рас­про­стра­нять инфор­ма­цию о собы­ти­ях и выра­жать свое к ним отно­ше­ние. После авгу­ста они все вме­сте ушли из редак­ции казен­ной газе­ты, орга­ни­зо­вав свою соб­ствен­ную газе­ту «Про­вин­ци­аль­ные ведо­мо­сти» нояб­ря 1991 г. новое наз­вание — «Воз­не­сен­ский проспект»).

Там же, в Пет­ро­пав­лов­ске, лидер севе­ро­ка­зах­стан­ско­го обще­ства «Мемо­риал» и депу­тат город­ского сове­та созы­ва 1990 г. жур­на­лист Борис Супру­нюк начи­на­ет выпуск в сен­тяб­ре 1991 г. неза­ви­си­мой газе­ты «Глас», в кото­рой ведет бес­ком­про­мисс­ную борь­бу с пред­се­да­те­лем обл­со­ве­та С.Медведевым и его окру­же­ни­ем. Вла­сти начи­на­ют жест­кий прес­синг в отно­ше­нии газе­ты и ее редак­то­ра-изда­те­ля, несмот­ря даже на его депу­тат­ский ста­тус. Даль­ней­шее про­ти­во­сто­я­ние систе­ме при­ве­ло Бори­са Супру­ню­ка в тюрь­му, в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу и опять в тюрь­му, а потом и на зону, но это было уже в 1992—1995 гг.

В Семи­па­ла­тин­ске глав­ную роль в мораль­ном сопро­тив­ле­нии пут­чу сыг­ра­ли чле­ны депу­тат­ской груп­пы демо­кра­тов в соста­ве Г.. Жаки­я­но­ва, В. Ковту­новского и С.Тока­рева и изда­ва­е­мая ими газе­та «Граж­дан­ское действие».

В Цели­но­гра­де 1 янва­ря 1992 г. город пере­име­но­ван в Акмо­лу, а Цели­но­град­ская область — в Акмо­лин­скую) в дни авгу­ста 1991 г. мораль­ное сопро­тив­ле­ние пут­чу ока­зы­ва­ли актив­ные чле­ны СДПК и «Нева­ды» Андрей Сте­па­нен­ко и Ибра­гим Кожа­ха­нов. Не будучи по спе­ци­аль­но­сти жур­на­ли­ста­ми, они тем не менее напи­са­ли мно­же­ство газет­ных ста­тей в соав­тор­стве (общий псевдо­ним Кожа­ха­нов-Сте­па­нен­ко) или же отдель­но А.Степаненко (пуб­ли­ка­ции во «Мне­нии» / «С‘Демократе», в «Бир­ле­су» и др. газетах).

Впо­след­ствии А.Степаненко стал про­фес­си­о­наль­ным жур­на­ли­стом, рабо­тая в акмо­лин­ских изда­ни­ях — жур­на­ле «Нива» и газе­тах «Центр» и «Эпи­центр». В 1997 г. он напи­сал для «Нивы» худо­же­ствен­ный автобио­графический текст (боль­шой рас­сказ или малень­кую повесть) под назва­ни­ем «Про­вал», в кото­ром опи­сал поли­ти­че­скую ситу­а­цию тех авгу­стов­ских дней 1991 года в Цели­но­гра­де, исполь­зо­вав как при­ем «аль­тер­на­тив­ной исто­рии» одно-единст­вен­ное допу­ще­ние: что было бы, если бы побе­дил ГКЧП? Еще одним сюже­то­об­ра­зу­ю­щим допу­ще­ни­ем авто­ра «Про­ва­ла» был пере­нос из мая 1993-го в август 1991-го Меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции соци­ал-демо­к­ра­тиче­ских пар­тий госу­дарств СНГ с уча­сти­ем пред­се­да­те­ля СДПГ и гер­ман­ско­го бун­дес­та­га Хан­са Йоха­на Фоге­ля (пер­вая боль­шая акция фон­да им. Ф.Эберта в Казах­стане). Этот рас­сказ А.Степаненко явля­ет­ся един­ствен­ной извест­ной нам во всей казах­стан­ской жур­на­ли­сти­ке и лите­ра­ту­ре попыт­кой худо­же­ствен­но отоб­ра­зить поли­ти­че­ские нра­вы и собы­тия авгу­ста 1991 года.

Пояс­не­ния к внут­ри­тек­сто­вым сноскам

[1] Речь идет о создан­ных в 1990 году и суще­ство­вав­ших до кон­ца 90‑х наци­о­нал-демо­кра­ти­че­ских орга­ни­за­ци­ях — граж­дан­ское дви­же­ние Казах­ста­на «Азат» (лиде­ры С. Ака­та­ев, М. Иси­на­ли­ев и др.), наци­о­нал-демо­кра­ти­че­ская пар­тия «Жел­ток­сан» (лиде­ры Х. Кожах­ме­тов, М. Кубе­ков и др.) и пар­тия наци­о­наль­ной неза­ви­си­мо­сти «Алаш» (лидер А. Атабек).

[2] Малень­кий скве­рик на углу улиц Киро­ва (ныне Боген­бай баты­ра) и Бай­се­и­то­вой меж­ду Глав­поч­там­том и Теат­раль­но-худо­же­ствен­ным инсти­ту­том (ныне Ака­де­мия теат­ра и кино), быв­ший в 1989—1991 гг. местом еже­не­дель­ных сбо­ров («чет­вер­ги», позд­нее и «втор­ни­ки») поли­ти­че­ски актив­ных горо­жан. В янва­ре и мае 1990 года в этом скве­ре про­во­ди­лись акции памя­ти А.Д. Саха­ро­ва, в свя­зи с чем была состав­ле­на пети­ция в Алма-Атин­ский гор­ис­пол­ком об офи­ци­аль­ном при­сво­е­нии это­му скве­ру име­ни вели­ко­го уче­но­го и пра­во­за­щит­ни­ка. Идея не полу­чи­ла вопло­ще­ния и в даль­ней­шем была забыта.

[3] Это поста­нов­ле­ние было опуб­ли­ко­ва­но зад­ним чис­лом (уже как раз­об­ла­че­ние) на стра­ни­цах алма-атин­ской моло­деж­ной газе­ты «Гори­зонт» от 7.09.1991г.

[4] Доку­мент хра­нит­ся в лич­ном архи­ве авто­ра; так­же пуб­ли­ко­вал­ся к 10-летию собы­тий 19—21 авгу­ста 1991 г. в газе­те «Рес­пуб­ли­ка-2000» от 30.08.2001 г.

[5] Поми­мо тогдаш­них пуб­ли­ка­ций в «Казах­стан­ской прав­де» от 20.08.1991 и «Вечер­ней Алма-Ате» от 21.08.1991, доку­мент был еще раз опуб­ли­ко­ван, уже как истори­чес­кий арте­факт, к 10-летию собы­тий авгу­ста 1991 г. в газе­тах «Мега­по­лис» от 15.08.2001 и «Рес­пуб­ли­ка-2000» от 30.08.2001.


Источ­ник: www.respublika-kaz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

Read this article:
Вели­кая Авгу­стов­ская… революция?

архивные статьи по теме

Доллар, Путин, бензин и лосось

Editor

Назарбаев умнее Ислама Каримова

Editor

Протесты в Узбекистане: общество взбудоражили перебои с поставкой газа и электричества

Editor