-19 C
Астана
15 января, 2021
Image default

«Ваш приговор — подарок китайскому президенту». Откровенное интервью  Серикжана Билаша

Сери­к­жан Билаш, акти­вист неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной орга­ни­за­ции «Нағыз Ата­жұрт ерік­тілері». Алма­ты, 4 мар­та 2020 года.

Проживающий в Турции активист Серикжан Билаш рассказал Азаттыку, почему уехал из Казахстана и как советник президента Казахстана поставил ему условие.

Сери­к­жан Билаш, 46-лет­ний (по доку­мен­там — Бияш) — один из пер­вых акти­ви­стов, кото­рые сооб­щи­ли меж­ду­на­род­но­му сооб­ще­ству о пре­сле­до­ва­нии со сто­ро­ны китай­ских вла­стей корен­но­го мусуль­ман­ско­го насе­ле­ния в Синьц­зяне — этни­че­ских каза­хов, уйгу­ров и кыргызов.

Сери­к­жан Билаш родил­ся и вырос в Синьц­зяне в семье этни­че­ских каза­хов. Он пере­ехал на свою исто­ри­че­скую роди­ну вско­ре после про­воз­гла­ше­ния неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на. Во вре­мя пре­бы­ва­ния на посту лиде­ра неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной орга­ни­за­ции в Казах­стане «Ата­жұрт ерік­тілері» Билаш под­ни­мал про­бле­мы каза­хов и дру­гих тюр­ко­языч­ных корен­ных наро­дов в Синьц­зяне и зани­мал­ся защи­той их прав. Он участ­во­вал в дове­де­нии до меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства инфор­ма­ции о репрес­си­ях в Синьцзяне.

В мар­те 2019 года вла­сти Казах­ста­на задер­жа­ли Сери­к­жа­на Била­ша в оте­ле в Алма­ты и доста­ви­ли его в Нур-Сул­тан. Билаш не при­знал себя винов­ным в «воз­буж­де­нии соци­аль­ной роз­ни», одна­ко поз­же под­пи­сал про­цес­су­аль­ное согла­ше­ние о при­зна­нии вины. Суд при­го­во­рил его к штра­фу и запре­тил зани­мать­ся обще­ствен­ной дея­тель­но­стью на про­тя­же­нии семи лет.

«Я БЫЛ ВЫНУЖДЕН УЕХАТЬ ИЗ КАЗАХСТАНА» 

Азаттык: Как дав­но вы живе­те в Тур­ции? Что заста­ви­ло вас поки­нуть Казахстан?

Сери­к­жан Билаш: Я живу в [Тур­ции] с 10 сен­тяб­ря 2020 года. У меня было две при­чи­ны уехать из Казах­ста­на. Об этом в соц­се­тях напи­сал мой адво­кат в послед­нем суде Шын­ку­ат Бай­жа­нов. В Казах­стане в апре­ле 2020 года про­тив меня воз­бу­ди­ли уго­лов­ное дело по обви­не­нию в «над­ру­га­тель­стве над госу­дар­ствен­ным фла­гом» и «раз­жи­га­нии роз­ни». Про­тив меня пода­ли иски четы­ре орга­ни­за­ции. Вто­рое уго­лов­ное дело, по ста­тье 389 («Само­управ­ство»), было воз­буж­де­но по заяв­ле­нию быв­ших коллег.

Азаттык: Когда и как, по их сло­вам, вы над­ру­га­лись над госу­дар­ствен­ным флагом?

Сери­к­жан Билаш: Мои сло­ва, выска­зан­ные в свя­зи с нашу­мев­шим судеб­ным про­цес­сом над Сал­та­нат Кусман­кы­зы, были вырва­ны из кон­тек­ста и ста­ли пово­дом для напи­са­ния на меня заяв­ле­ния о над­ру­га­тель­стве над фла­гом. Одна­ко линг­ви­сти­че­ский ана­лиз, про­ве­ден­ный по запро­су поли­ции, пока­зал, что в моих сло­вах «не было оскорб­ле­ния госу­дар­ствен­но­го флага».

Вто­рое дело было воз­буж­де­но по заяв­ле­нию пред­се­да­те­ля офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ван­ной про­власт­ной орга­ни­за­ции «Ата­жұрт ерік­тілері» Ербо­ла Дау­лет­бе­ка (Ербол Дау­лет­бек заявил Азатты­ку, что не писал заяв­ле­ния на Сери­к­жа­на Била­ша. — Ред). Они потре­бо­ва­ли пере­дать кана­лы в Facebook’е и YouTube их офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ван­ной организации.

Я пока­зал сотруд­ни­це поли­ции Дина­ре, кото­рая меня допра­ши­ва­ла, дату реги­стра­ции кана­ла Atajurt Kazakh Human Rights на YouTube — 2013 год. Мас­со­вых аре­стов в Китае тогда еще не было. В 2013 году не было ни такой орга­ни­за­ции, как «Ата­журт», ни даже поня­тия. Борь­ба за пра­ва чело­ве­ка даже не начи­на­лась. Так поче­му мы долж­ны отда­вать им канал? Канал сей­час при­над­ле­жит пред­ста­ви­те­лю орга­ни­за­ции «Нағыз Ата­жұрт» в Тур­ции гос­по­ди­ну Баби­са­ле­му Оки­та­ну, турец­ко­му граж­да­ни­ну, родив­ше­му­ся и вырос­ше­му в Тур­ции. Мы отда­ли его ему.

Это свя­за­но с тем, что вре­мя от вре­ме­ни домой к Галы­му Ракы­жа­ну, кото­рый мон­ти­ро­вал наше видео, нача­ли при­хо­дить сотруд­ни­ки поли­ции и ока­зы­вать дав­ле­ние. Полу­чив объ­яс­ни­тель­ные от сосе­дей Галы­ма, они при­гро­зи­ли вла­дель­цу дома, кото­рый на про­тя­же­нии мно­гих лет сда­вал дом Галы­му, и тот высе­лил его из это­го дома. Поли­ция даже потре­бо­ва­ла от Галы­ма напи­сать им код канала.

Что­бы изба­вить­ся от этих про­блем, мы пере­да­ли канал Баби­са­ле­му Оки­та­ну с усло­ви­ем, что он сам будет отве­чать и вести этот канал. Про­бле­ма исчез­ла толь­ко после того, как мы пока­за­ли поли­ции, что канал на YouTube был заре­ги­стри­ро­ван в 2013 году. Так­же были воз­буж­де­ны дела в отно­ше­нии семи чле­нов нашей орга­ни­за­ции «Нағыз Атажұрт».

Недав­но мой адво­кат Шын­ку­ат Бай­жа­нов отве­тил на сооб­ще­ния о моем отъ­ез­де из Казах­ста­на в Facebook’е. Он сооб­щил, что госор­га­ны пока не дали отве­та на вопрос, пре­кра­ще­ны ли два уго­лов­ных дела про­тив Сери­к­жа­на Била­ша. В поли­ции и дру­гих ком­пе­тент­ных струк­ту­рах уст­но сооб­щи­ли, что воз­буж­ден­ных про­тив меня дел нет, но офи­ци­аль­но­го отве­та о пре­кра­ще­нии рас­смот­ре­ния дела в отно­ше­нии меня мое­му адво­ка­ту не дают.

Про­тив меня так­же воз­бу­ди­ли адми­ни­стра­тив­ное дело. 18 авгу­ста 2020 года суд при­знал меня «при­част­ным к дея­тель­но­сти неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной неза­кон­ной орга­ни­за­ции» и оштра­фо­вал на сум­му в раз­ме­ре 50 месяч­ных рас­чет­ных пока­за­те­лей, или 333 дол­ла­ра. Так­же были оштра­фо­ва­ны несколь­ко чело­век из орга­ни­за­ции «Нағыз Ата­жұрт ерік­тілері». Всё это было для нас тяже­лым ударом.

«ИЛИ В ТЮРЬМУ СЯДЕТЕ, ИЛИ ПОЙДЕТЕ НА СОГЛАШЕНИЕ»

Азаттык: Раз­ве суд 2019 года не запре­тил вам руко­во­дить обще­ствен­ной орга­ни­за­ци­ей в тече­ние семи лет?

Сери­к­жан Билаш: В суде я доб­ро­воль­но при­шел к согла­ше­нию о при­зна­нии вины. Мак­сат Иска­ков, совет­ник, послан­ный ко мне пре­зи­ден­том [Касым-Жомар­том] Тока­е­вым, при­шел и сде­лал пред­ло­же­ние, но ника­ко­го дав­ле­ния не было. Когда я сидел под домаш­ним аре­стом в Астане, он при­хо­дил ко мне пять раз, и в Алма­ты еще два раза. Но лич­но я не дер­жу зла на него, — наобо­рот, я благодарен.

Мак­сат Иска­ков ска­зал мне: «В сен­тяб­ре гос­по­дин Тока­ев поедет в Китай, и ваш при­го­вор — пода­рок китай­ско­му пре­зи­ден­ту». То есть их зада­ча — судить меня, дру­го­го выхо­да нет. Я дол­жен был выбрать — либо сесть в тюрь­му с самым стро­гим режи­мом, либо пой­ти на согла­ше­ние и вый­ти на свободу.

Я не ста­вил себе цели тягать­ся с вла­стя­ми Казах­ста­на, хотел защи­щать пра­ва каза­хов и дру­гих тюр­ко­языч­ных наро­дов, кото­рые под­вер­га­ют­ся наси­лию в Китае (по послед­ним дан­ным, в китай­ских тюрь­мах нахо­дят­ся три мил­ли­о­на чело­век, в том чис­ле пол­мил­ли­о­на каза­хов), и я под­пи­сал про­цес­су­аль­ное согла­ше­ние. В реше­нии суда ска­за­но, что я не могу руко­во­дить обще­ствен­но-поли­ти­че­ски­ми орга­ни­за­ци­я­ми в тече­ние семи лет.

Азаттык: Зна­ла ли ваш адво­кат в то вре­мя Айман Ума­ро­ва, что вы при­ня­ли пред­ло­же­ние совет­ни­ка президента?

Сери­к­жан Билаш: Я ска­зал Айман Ума­ро­вой, она посо­ве­то­ва­ла «дер­жать­ся подаль­ше» от него.

Азаттык: Суд не под­чи­ня­ет­ся пре­зи­ден­ту, пар­ла­мен­ту или пра­ви­тель­ству. Поэто­му не счи­та­е­те ли вы неза­кон­ным то, что к вам при­хо­дил совет­ник пре­зи­ден­та и ста­вил усло­вия. К при­ме­ру, вы дума­ли о том, что ува­жа­ю­щий себя юрист не согла­сит­ся с этим и не под­дер­жит вас толь­ко пото­му, что вы може­те решить все про­бле­мы таким вот образом?

Сери­к­жан Билаш: Я нани­маю адво­ка­та. Адво­кат дол­жен ока­зы­вать услу­ги в соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми защи­ща­е­мо­го им лица (адво­кат Айман Ума­ро­ва заяви­ла Азатты­ку, что не зна­ко­ма с Мак­са­том Иска­ко­вым, не встре­ча­лась с ним, а после окон­ча­ния про­цес­са зада­ва­ла в соц­се­ти вопрос пре­зи­ден­ту Тока­е­ву «Направ­ля­ли ли вы к Сери­к­жа­ну Била­шу сво­е­го совет­ни­ка?», но не полу­чи­ла отве­та. — Ред.).

Азаттык: Если бы казах­стан­ские вла­сти пре­сле­до­ва­ли цель сгно­ить вас в тюрь­ме, то при­шел бы совет­ник пре­зи­ден­та и пред­ло­жил бы два раз­ных пути? Если казах­стан­ское пра­ви­тель­ство дей­стви­тель­но рабо­та­ет на Китай, как вы ска­за­ли, раз­ве не хоро­шо для Китая, что вы дол­го сиди­те в тюрьме?

Сери­к­жан Билаш: Пото­му что было три [сто­ро­ны] дав­ле­ния на казах­стан­ские вла­сти. Пер­вая — со сто­ро­ны стран Запа­да, вто­рая — со сто­ро­ны наро­да Казах­ста­на, а тре­тья — дав­ле­ние Китая. То есть мы нуж­ны Запа­ду, и мы нуж­ны само­му мно­го­чис­лен­но­му запад­но­му обще­ству, кото­рое нуж­да­ет­ся в наших фак­тах. Поэто­му они мно­го рабо­та­ли, что­бы защи­тить нас. И казах­стан­ские вла­сти не могут оби­деть Запад. Пото­му что там нахо­дят­ся их мил­ли­ар­ды дол­ла­ров, вил­лы и недви­жи­мость, кото­рую они там приобрели.

Но Казах­стан нахо­дит­ся в тис­ках меж­ду Кита­ем и Запа­дом. Китай — инве­стор Казах­ста­на. Наши вла­сти не могут вый­ти за пре­де­лы, очер­чен­ные Китаем.

Я не очень опас­ный чело­век для вла­стей Казах­ста­на, я не явля­юсь ни оппо­зи­ци­ей, ни про­тив­ни­ком. Я чело­век, кото­рый пере­ехал на роди­ну, отка­зав­шись от всех благ за гра­ни­цей. Я при­е­хал со все­ми род­ствен­ни­ка­ми. И они нашли спо­соб вый­ти из ситу­а­ции меж­ду Запа­дом, Кита­ем и наро­дом Казах­ста­на, кото­рый был недо­во­лен моим осуж­де­ни­ем. Вла­сти Казах­ста­на отка­за­лись осу­дить меня, что­бы им не при­шлось выби­рать меж­ду Кита­ем, про­те­сту­ю­щим наро­дом и Запа­дом, нашли спо­соб, при кото­ром и овцы целы, и вол­ки сыты, и я с этим согласился.

«ВКЛЮЧИЛИ В ЧЕРНЫЙ СПИСОК»

Сери­к­жан Билаш: Моя маши­на сей­час аре­сто­ва­на. Я не могу офор­мить дове­рен­ность на род­ствен­ни­ков на пра­во управ­ле­ния. После смер­ти мате­ри я пошел к нота­ри­усу, что­бы подать заяв­ле­ние в соот­вет­ствии с зако­ном о наслед­стве, что не про­тив заре­ги­стри­ро­вать при­над­ле­жав­шую мате­ри недви­жи­мость на мое­го отца — Била­ша Есе­на­ли [ныне покой­но­го]. Нота­ри­усы вхо­дят в еди­ную сеть мини­стер­ства юсти­ции. Ока­за­лось, что в этой сети я ука­зан как «тер­ро­рист», у меня есть скрин­шот. Я сде­лал сни­мок с ком­пью­те­ра нота­ри­уса. У меня даже нет прав на оформ­ле­ние дове­рен­но­сти. Мои бан­ков­ские сче­та и соб­ствен­ность на мое имя забло­ки­ро­ва­ны. Раз­ве это не пре­сле­до­ва­ние меня?

Азаттык: Когда умер­ли ваши мать и отец?

Сери­к­жан Билаш: Моя мама скон­ча­лась осе­нью 2018 года, до суда. Отец умер недав­но [летом 2020 года].

Азаттык: Это слу­чи­лось до того, как вас при­влек­ли к ответственности?

Сери­к­жан Билаш: Нет, это слу­чи­лось позже.

Азаттык: Какие еще пре­сле­до­ва­ния были? Может, за вами сле­ди­ли, при­хо­ди­ли к вам домой и надоедали?

Сери­к­жан Билаш: Куда бы я ни поехал, за мной все­гда езди­ли люди из ком­пе­тент­ных струк­тур. Если еду за рулем, меня в обя­за­тель­ном поряд­ке оста­нав­ли­ва­ют. Днем и ночью перед моим домом сто­ят люди и маши­ны. Мои род­ствен­ни­ки, род­ствен­ни­ки супру­ги — все были допро­ше­ны. Меня обви­ня­ли в при­част­но­сти к тер­ро­ри­сти­че­ской дея­тель­но­сти, и даже пыта­лись окле­ве­тать мое­го покой­но­го отца. Меня обви­ни­ли в том, что я не казах, а китай­ский и запад­ный шпи­он, вах­ха­бит, обви­ни­ли в над­ру­га­тель­стве над госу­дар­ствен­ным фла­гом. Всё это, в свою оче­редь, не про­сто нена­висть отдель­ных лиц к лич­но­сти, а дело рук «мяг­ких сил» Китая, то есть китай­ско­го лоб­би в Казахстане.

Азаттык: Счи­та­е­те ли вы, что всё это не само­сто­я­тель­ное реше­ние казах­стан­ских вла­стей, а при­ня­тое под вли­я­ни­ем китай­ских властей?

Сери­к­жан Билаш: Я дав­но гово­рю, что в ком­пе­тент­ных учре­жде­ни­ях Казах­ста­на — коми­те­те наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, поли­ции, суде, про­ку­ра­ту­ре и даже в СМИ — есть тене­вое пра­ви­тель­ство, кото­рое полу­ча­ет зар­пла­ту от китай­ских наци­о­наль­ных ком­па­ний или дру­гих учреждений.

«ПРИТЕСНЕНИЙ В СИНЬЦЗЯНЕ МЕНЬШЕ НЕ СТАЛО, ОНИ ПРИОБРЕЛИ ДРУГИЕ ФОРМЫ»

Азаттык: Како­ва сей­час ситу­а­ция в Синьц­зяне? Мож­но ска­зать, что ста­ло лег­че или сложнее?

Сери­к­жан Билаш: В послед­нее вре­мя ситу­а­ция в Китае сно­ва ухуд­ши­лась. Теперь изме­ни­лась фор­ма аре­ста. К при­ме­ру, Бахыт Али­нур, Нур­лан Кок­те­убай, Гуль­зи­ра Ауел­хан ранее нам рас­ска­зы­ва­ли о заклю­че­нии в конц­ла­ге­ре, где их днем и ночью учи­ли китай­ско­му язы­ку, застав­ля­ли учить наизусть сти­хи. Наша кан­дас Дина Нур­лы­бай, кото­рая вышла на сво­бо­ду позд­нее, рас­ска­за­ла о при­ну­ди­тель­ном тру­де. Сей­час меня­ет­ся харак­тер этих китай­ских лагерей.

Они вынуж­да­ют зара­ба­ты­ва­ю­щих от пяти до деся­ти тысяч дол­ла­ров в месяц казах­ских муж­чин, у кото­рых есть свой биз­нес, ресто­ра­ны и дру­гие ком­па­нии, отправ­лять­ся во внут­рен­ний Китай и зани­мать­ся тяже­лым физи­че­ским тру­дом под пред­ло­гом тру­до­устрой­ства безработных.

Десят­ки муж­чин, кото­рые в сво­их род­ных горо­дах Или, Алтае, Тар­ба­га­тае — в Или-Казах­ском авто­ном­ном окру­ге откры­ли ком­па­нии, ресто­ра­ны, зани­ма­ют­ся предо­став­ле­ни­ем дру­гих услуг, были отправ­ле­ны во внут­рен­ний Китай, где зара­ба­ты­ва­ют все­го 20–25 тысяч тен­ге в месяц. В Или-Казах­ский авто­ном­ный округ, где живут каза­хи, пере­во­зят китай­цев из внут­рен­не­го Китая. Этот ужас­ный про­цесс носит интен­сив­ный и мас­штаб­ный характер.

О ВОЗВРАЩЕНИИ В КАЗАХСТАН

Азаттык: Как вы живе­те в Тур­ции? Вы ище­те поли­ти­че­ско­го убежища?

Сери­к­жан Билаш: Нет, я не навсе­гда уехал из Казах­ста­на. Если, как ска­зал мой адво­кат Шын­ку­ат Бай­жа­нов, казах­стан­ские вла­сти напи­шут в пись­мен­ной фор­ме, что «в отно­ше­нии Сери­к­жа­на Била­шу­лы не будут воз­буж­де­ны дела, пре­сле­до­ва­ния будут пре­кра­ще­ны, вер­нут маши­ну, зем­ли, изъ­ятые теле­фо­ны, раз­бло­ки­ру­ют бан­ков­ские сче­та», я вер­нусь в Казах­стан. В любое вре­мя, если мои закон­ные пра­ва будут восстановлены.

Азаттык: А если Казах­стан не выпол­нит ваши тре­бо­ва­ния и не пой­дет на уступки?

Сери­к­жан Билаш: Тогда мы можем напи­сать откры­тое пись­мо от меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций пре­зи­ден­ту Казах­ста­на, елба­сы (пра­во­вой ста­тус быв­ше­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. — Ред.), высо­ко­по­став­лен­ным долж­ност­ным лицам. Соглас­но зако­ну, после выхо­да на сво­бо­ду по согла­ше­нию мои пра­ва не могут быть нару­ше­ны. Я не про­сил убе­жи­ща в Тур­ции, я при­е­хал в эту стра­ну с дру­ги­ми целя­ми. Это не секрет.

Во-пер­вых, орга­ни­за­ция «Нағыз Ата­жұрт» не была заре­ги­стри­ро­ва­на в Казах­стане, а в 2019 году про­тив меня было воз­буж­де­но одно адми­ни­стра­тив­ное дело и дру­гое дело в 2020 году по обви­не­нию в при­част­но­сти к дея­тель­но­сти неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной орга­ни­за­ции. В 2019 году было воз­буж­де­но уго­лов­ное дело. Я нахо­дил­ся под домаш­ним аре­стом пять меся­цев и пять дней. Я был на про­ба­ци­он­ном кон­тро­ле до 31 декаб­ря. Гоне­ния про­дол­жа­ют­ся. Поэто­му орга­ни­за­цию «Нағыз Ата­жұрт» мы реши­ли заре­ги­стри­ро­вать в Тур­ции. Если Тур­ция заре­ги­стри­ру­ет нас на закон­ных осно­ва­ни­ях, мы пла­ни­ру­ем пере­дать все наши доку­мен­ты в меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции от име­ни орга­ни­за­ции и на меж­ду­на­род­ном уровне зани­мать­ся защи­той прав человека.

Азаттык: Вы пред­ста­ви­ли вла­стям Тур­ции офи­ци­аль­ные документы?

Сери­к­жан Билаш: Представили.

Азаттык: Когда дадут ответ и есть ли воз­мож­ность заре­ги­стри­ро­вать организацию?

Сери­к­жан Билаш: Это слож­ный вопрос из-за очень чув­стви­тель­ных поли­ти­че­ских отно­ше­ний меж­ду пра­ви­тель­ством Тур­ции и Кита­ем. Веро­ят­ность реги­стра­ции такая же, как и отказ в реги­стра­ции. Вре­мя покажет.

Азаттык: Вы уеха­ли в Тур­цию с семьей?

Сери­к­жан Билаш: Да, я уехал с семьей.

Азаттык: Все ли они граж­дане Казахстана?

Сери­к­жан Билаш: Все граж­дане Казах­ста­на. Моя супру­га роди­лась и вырос­ла в Казах­стане. Все трое моих детей роди­лись в этой стране.

Азаттык: Извест­на ли точ­ная дата ваше­го воз­вра­ще­ния в Казахстан?

Сери­к­жан Билаш: Пока дей­ству­ет ста­тья 174 («Раз­жи­га­ние роз­ни»), мое воз­вра­ще­ние будет откла­ды­вать­ся, пото­му что я не буду чув­ство­вать себя в без­опас­но­сти, пото­му что в моих сло­вах будут искать зацеп­ки, будут пытать­ся при­влечь за раз­жи­га­ние роз­ни, даже если никто не постра­да­ет. Точ­ную дату не назову.

«ТУРЦИЯ НЕ ПОЗВОЛИТ СКИТАТЬСЯ ПРОСЯЩИМ УБЕЖИЩЕ»

Сери­к­жан Билаш: Кста­ти, мы напра­ви­ли офи­ци­аль­ное пись­мо пра­ви­тель­ству Тур­ции, в кото­ром под­ня­ли вопрос о предо­став­ле­нии турец­ко­го граж­дан­ства каза­хам, бежав­шим в Казах­стан [из Китая] (на тот момент они еще не полу­чи­ли ста­ту­са бежен­цев). Мы под­ня­ли вопрос о предо­став­ле­нии турец­ко­го граж­дан­ства Касте­ру Муса­ха­ну, Мура­ге­ру Али­му, Бага­ша­ру Мали­ку, Кай­ше Акан, Тле­ку Табарикулы.

С тех пор как я при­е­хал в Тур­цию, ко мне ста­ли обра­щать­ся мно­го­чис­лен­ные акти­ви­сты и псев­до­ак­ти­ви­сты. Все при­ез­жа­ют из сто­ли­цы и Алма­ты. Люди, с кото­ры­ми я нико­гда не встре­чал­ся, гово­рят, что под­дер­жи­ва­ют меня. При­гла­ша­ют попить чай и поговорить.

Они хотят, что­бы я пре­кра­тил зани­мать­ся делом пяти бежав­ших каза­хов по предо­став­ле­нию им турец­ко­го граж­дан­ства. Я ска­зал им, что, если [Казах­стан] не предо­ста­вит им граж­дан­ство, мы выда­дим им турец­кие пас­пор­та в Казах­стане и пере­ве­зем их в Тур­цию. Тур­ция очень лег­ко предо­став­ля­ет ста­тус беженца.

Я пре­ду­пре­дил, что Тур­ция не Казах­стан, кото­рый отпра­вил Сай­ра­гуль [Сауыт­бай] в Шве­цию и года­ми не выда­ет доку­мен­ты пяти бежен­цам, лишая их воз­мож­но­сти лечить­ся и рабо­тать. Тур­ция выда­ла пас­пор­та сот­ням тысяч жите­лей Синьц­зя­на и при­юти­ла пять мил­ли­о­нов сирий­цев. Позд­нее чет­ве­рым был предо­став­лен ста­тус бежен­цев. Думаю, что имен­но наша актив­ность в Тур­ции спо­соб­ство­ва­ло этому.

От редак­ции: в свя­зи со ска­зан­ным Сери­к­жа­ном Била­шем в интер­вью Азаттык напра­вил пись­мен­ный запрос в аппа­рат пре­зи­ден­та Казах­ста­на и мини­стер­ство внут­рен­них дел. К момен­ту пуб­ли­ка­ции мате­ри­а­ла отве­ты не поступили.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

“Бомба” от главы Нацбанка

Какую статистику кладут на стол президенту?

Питерцы поддержали рабочих Казахстана