20 C
Астана
13 августа, 2022
Image default

Бывший премьер-министр Казахстана получил 10 лет тюрьмы

В Казах­стане за кор­руп­ци­он­ные пре­ступ­ле­ния осуж­ден на 10 лет тюрь­мы быв­ший пре­мьер-министр стра­ны. При бли­жай­шем рас­смот­ре­нии, одна­ко, ста­но­вит­ся понят­но, что к борь­бе с кор­руп­ци­ей это име­ет кос­вен­ное отношение

Вече­ром 11 декаб­ря спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный меж­рай­он­ный суд по уго­лов­ным делам горо­да Кара­ган­ды при­го­во­рил к 10 годам тюрь­мы быв­ше­го аки­ма (губер­на­то­ра) Кара­ган­дин­ской обла­сти Сери­ка Ахме­то­ва, кото­рый в 2012 – 2014 годах был пре­мьер-мини­стром Казах­ста­на. В исто­рии стра­ны это уже вто­рой пре­мьер-министр, кото­ро­го осуж­да­ют на 10 лет. Пер­вым в 2001 году стал Аке­жан Каже­гель­дин, одна­ко тогда при­го­вор был выне­сен заоч­но, посколь­ку сам гла­ва Каб­ми­на успел уехать из стра­ны. К тому же Каже­гель­ди­на суди­ли, ско­рее, за поли­ти­че­ские амби­ции, а у Ахме­то­ва таких амби­ций не было вид­но ни секун­ды. Фор­маль­но его суди­ли за кор­руп­ци­он­ное преступление.

Серик Ахме­тов и еще 20 чело­век (в том чис­ле и дру­гие экс-аки­мы Кара­ган­ды и Кара­ган­дин­ской обла­сти и их основ­ные заме­сти­те­ли) про­хо­ди­ли обви­ня­е­мы­ми по делу о при­сво­е­нии и рас­тра­те вве­рен­но­го иму­ще­ства, зло­упо­треб­ле­нии долж­ност­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми, полу­че­нии взя­ток. Прав­да, от послед­не­го обви­не­ния впо­след­ствии отка­за­лись сами про­ку­ро­ры. Пре­ступ­ле­ния, счи­та­ют сле­до­ва­те­ли, отно­сят­ся к пери­о­ду, когда Ахме­тов еще был аки­мом Кара­ган­дин­ской обла­сти – с 2009 по 2012 год. Ущерб от дей­ствий Ахме­то­ва и его подель­ни­ков был оце­нен след­стви­ем в 8 мил­ли­о­нов дол­ла­ров – сум­ма неболь­шая даже для Казах­ста­на, осо­бен­но в пере­сче­те на всех. Во мно­гом поэто­му и Ахме­тов, и дру­гие обви­ня­е­мые, и зна­чи­тель­ная часть обще­ства, сле­див­шая за про­цес­сом, были удив­ле­ны, когда гособ­ви­не­ние попро­си­ло для быв­ше­го пре­мье­ра 12 лет коло­нии обще­го режи­ма с кон­фис­ка­ци­ей. Более того, неко­то­рые экс­пер­ты вооб­ще про­гно­зи­ро­ва­ли для Ахме­то­ва услов­ный срок. На это кос­вен­но наме­ка­ли два обстоятельства.

Во-пер­вых, за год до это­го за похо­жие пре­ступ­ле­ния (при­сво­е­ние госу­дар­ствен­ных средств и зло­упо­треб­ле­ние долж­ност­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми) был осуж­ден аким Пав­ло­дар­ской обла­сти Ерлан Арын – и ему дали три года услов­но. Во-вто­рых, Ахме­тов, как и Арын, пуб­лич­но попро­сил про­ще­ния – прав­да, не у обще­ства, а лич­но у пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. При этом речь экс-пре­мье­ра была куда пате­тич­нее, чем у его това­ри­ща по несча­стью годом ранее. «Я хочу обра­тить­ся к сво­е­му учи­те­лю и настав­ни­ку – лиде­ру наше­го госу­дар­ства Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву, – заявил Ахме­тов в сво­ем послед­нем сло­ве. – Я могу себе это поз­во­лить, так как еще в нача­ле моей карье­ры он сумел раз­гля­деть во мне задат­ки буду­ще­го управ­лен­ца, пове­рил в меня. Его кад­ро­вая поли­ти­ка помог­ла мне вырас­ти от про­сто­го рабо­че­го пар­ня до пре­мьер-мини­стра стра­ны. Я искренне про­шу про­ще­ния, что не оправ­дал дове­рие гла­вы госу­дар­ства. Пони­маю, что несу мораль­ную ответ­ствен­ность за ту атмо­сфе­ру, кото­рая сло­жи­лась в Кара­ган­дин­ской обла­сти. И если суд и гла­ва госу­дар­ства поз­во­лят мне вер­нуть­ся в строй, то я готов весь свой опыт и зна­ния при­ме­нить на бла­го нашей Роди­ны и вос­ста­но­вить свое чест­ное имя. В любом слу­чае я оста­нусь пре­дан­ным сво­ей стране, наро­ду, Лиде­ру нации!». Но ни прак­ти­ка послед­них лет, ни оду­хо­тво­рен­ные речи не убе­рег­ли Ахме­то­ва от тюрем­но­го заклю­че­ния.
В лояль­ных вла­стям Казах­ста­на СМИ это дело, длив­ше­е­ся чуть боль­ше года, назы­ва­ли глав­ным кор­руп­ци­он­ным скан­да­лом чуть ли не деся­ти­ле­тия, а Ахме­то­ва запи­сы­ва­ли в воры безо вся­ко­го реше­ния суда. Ино­гда жур­на­ли­сты опе­ре­жа­ли собы­тия в бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва: так, самые попу­ляр­ные новост­ные ресур­сы Казах­ста­на опуб­ли­ко­ва­ли пока­за­ния одно­го из сви­де­те­лей обви­не­ния – пред­при­ни­ма­те­ля Зубо­ва, кото­рый яко­бы заявил, что его выну­ди­ли пере­пи­сать свой биз­нес на дру­зей Ахме­то­ва. Нюанс в том, что опуб­ли­ко­ва­на эта новость была за пол­ча­са до нача­ла само­го засе­да­ния, где дол­жен был высту­пать Зубов, а свои пока­за­ния он в ито­ге изме­нил. Кор­ре­спон­дент одно­го из сай­тов Айнур Бала­ке­шо­ва заяви­ла в интер­вью СМИ, что поста­вить инфор­ма­цию о пока­за­ни­ях Зубо­ва ее попро­сил неиз­вест­ный сотруд­ник Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры.
Сви­де­тель­ни­ца обви­не­ния Анар Мак­су­то­ва заяви­ла, что сотруд­ни­ки финан­со­вой поли­ции насиль­но удер­жи­ва­ли ее в под­ва­ле, застав­ляя под­пи­сать нуж­ные пока­за­ния (сле­до­ва­тель все опро­верг. – Прим. «Новой»). Еще один сви­де­тель – дирек­тор одной из ком­па­ний, заме­шан­ных, по мне­нию след­ствия, в кор­руп­ци­он­ных схе­мах, – ска­зал, что под­пи­сы­вал пока­за­ния под дав­ле­ни­ем, посколь­ку сле­до­ва­те­ли заяви­ли ему, что в про­тив­ном слу­чае поса­дят его на 7 лет как чле­на ОПГ. Один из обви­ня­е­мых – экс-заме­сти­тель аки­ма Кара­ган­ды Айдар Тель­га­рин (ему дали 4 года) – пря­мо во вре­мя допро­са сви­де­те­ля пообе­щал тому «набить мор­ду», на что сви­де­тель ска­зал, что Тель­га­рин «будет сме­ять­ся в мор­ге». Часть высту­пав­ших про­тив Ахме­то­ва и дру­гих обви­ня­е­мых людей, почти не стес­ня­ясь, пыта­лась зачи­ты­вать свои пока­за­ния из мате­ри­а­лов уго­лов­но­го дела. Нако­нец, сви­де­тель обви­не­ния Алек­сандр Заби­ров заявил, что после дачи пока­за­ний на него с бита­ми и трав­ма­ти­че­ски­ми писто­ле­та­ми пыта­лись напасть трое неиз­вест­ных, одна­ко он отбил­ся от них пуфи­ка­ми, после чего отпра­вил­ся на цен­траль­ную пло­щадь Кара­ган­ды и дал по это­му пово­ду интер­вью рес­пуб­ли­кан­ским теле­ка­на­лам.
Сам Серик Ахме­тов не раз заяв­лял, что стал жерт­вой зака­за и ого­во­ра со сто­ро­ны вли­я­тель­ных биз­нес-кла­нов Кара­ган­дин­ской обла­сти, кото­рым в свое вре­мя пере­шел доро­гу. Это, конеч­но, не зна­чит, что экс-пре­мьер чист перед зако­ном: даже Нур­сул­тан Назар­ба­ев одна­жды откро­вен­но выска­зал­ся, что может любо­го чинов­ни­ка в стране взять за руку и отве­сти в суд – ком­про­мат есть на каж­до­го. Но отсю­да может сле­до­вать, что суд в Казах­стане стал не толь­ко очень изби­ра­тель­ным в сро­ках, но и пре­вра­тил­ся в пло­щад­ку для све­де­ния сче­тов меж­ду кла­на­ми.
Впро­чем, для Сери­ка Ахме­то­ва и дру­гих осуж­ден­ных (из 21 обви­ня­е­мо­го реаль­ные сро­ки заклю­че­ния полу­чи­ли 11 чело­век) все может закон­чить­ся хоро­шо. «К Ахме­то­ву как к управ­лен­цу вопро­сов ни у кого не воз­ни­ка­ет, да и Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва нель­зя обви­нить в том, что он кро­во­жа­ден, – гово­рит поли­то­лог Айдос Сарым. – Сей­час пока кас­са­ции и апел­ля­ции прой­дут, пока при­го­вор всту­пит в закон­ную силу. Год-два-три он поси­дит, а даль­ше вид­но будет». Впро­чем, есть и тут один нюанс: в сле­ду­ю­щем году Казах­стан будет отме­чать 25-летие неза­ви­си­мо­сти. К это­му празд­ни­ку вполне воз­мож­на мас­штаб­ная амни­стия заклю­чен­ных, и Ахме­тов, раз уж он попро­сил про­ще­ния у пре­зи­ден­та, может под нее попасть. Прав­да, для это­го нуж­но будет при­знать свою вину, чего экс-пре­мьер на суде не сде­лал. Но для того что­бы «свой опыт и зна­ния при­ме­нить на бла­го Роди­ны», на что толь­ко не пойдешь.

Читать ори­ги­нал статьи: 

Быв­ший пре­мьер-министр Казах­ста­на полу­чил 10 лет тюрьмы

архивные статьи по теме

Болгарский филиал Союза журналистов Казахстана

Editor

Мусина ждет судьба Рахата?

Editor

Freedom House: пандемия коронавируса привела к “краху демократии” в трети мировых государств

Editor