-26 C
Астана
8 декабря, 2022
Image default

«Ближний круг будет постепенно отползать»

Один из участ­ни­ков рос­сий­ско­го спис­ка Forbes о послед­стви­ях рос­сий­ских воен­ных дей­ствий в Укра­ине, судь­бе круп­но­го биз­не­са и окру­же­ния Вла­ди­ми­ра Путина.

С момен­та нача­ла вой­ны в Укра­ине про­шел месяц. Все это вре­мя экс­пер­ты и жур­на­ли­сты в Рос­сии и за гра­ни­цей зада­ют­ся вопро­са­ми: сове­то­вал­ся ли Путин с ближ­ним кру­гом перед тем, как при­нять реше­ние, и что его окру­же­ние дума­ет о войне? «Важ­ные исто­рии» пого­во­ри­ли с парт­не­ром одно­го из бли­жай­ших сорат­ни­ков Пути­на. Наш собе­сед­ник — участ­ник рос­сий­ско­го спис­ка Forbes — на усло­ви­ях ано­ним­но­сти поде­лил­ся сво­и­ми мыс­ля­ми о втор­же­нии Рос­сии в Укра­и­ну, о том, как это изме­нит рос­сий­скую эко­но­ми­ку, что будет с круп­ны­ми биз­не­сме­на­ми, людь­ми из окру­же­ния Вла­ди­ми­ра Пути­на и их детьми. 

О слабых переговорщиках

«Реше­ние начать воен­ное втор­же­ние в Укра­и­ну не под­да­ет­ся обыч­ной для нас логи­ке и разу­му. Вла­сти живут в какой-то дру­гой систе­ме коор­ди­нат, невоз­мож­но понять, что про­ис­хо­дит у них в голо­ве. При этом пре­зи­дент счи­та­ет, что забо­тит­ся о буду­щем стра­ны и испы­ты­ва­ет непо­мер­ную тяжесть, зада­ва­ясь вопро­сом: «Если не я, то кто?»

Цели и спо­со­бы их дости­же­ния ничем не оправ­да­ны. Серьез­ная про­бле­ма в том, что трез­вая оцен­ка собы­тий про­ис­хо­дит в про­цес­се необ­ра­ти­мых дей­ствий. У пре­зи­ден­та не было пред­став­ле­ния о реаль­ной ситу­а­ции, ни воен­ной, ни эко­но­ми­че­ской. Спец­служ­бы гото­ви­ли инфор­ма­цию для при­ня­тия реше­ния, но ее каче­ство ока­за­лось низ­ким. Очень пло­хой ана­лиз при­вел к непра­виль­но­му диа­гно­зу и кри­во­му лечению.

Любая вой­на — это при­знак сла­бых пере­го­вор­ных пози­ций. Все рос­сий­ские чинов­ни­ки, кото­рые были допу­ще­ны к пере­го­вор­но­му про­цес­су, пока­за­ли свою пол­ную несо­сто­я­тель­ность. Аль Капоне при­пи­сы­ва­ют сло­ва: «Я отдам три десят­ка сво­их голо­во­ре­зов за одно­го чело­ве­ка, уме­ю­ще­го решать вопро­сы раз­го­ва­ри­вая». У Рос­сии нет пере­го­вор­щи­ков и есть боль­шая беда с пере­го­вор­ной прак­ти­кой. В нояб­ре вла­сти поста­ви­ли уль­ти­ма­тум и все­го через три меся­ца вве­ли вой­ска в сосед­нюю стра­ну. То есть был выбран самый про­стой вари­ант – поста­ви­ли усло­вия и нача­ли дра­ку. Увы, наши дей­ствия укла­ды­ва­ют­ся в кон­струк­цию: удар по пече­ни заме­ня­ет год ухаживания. 

А потом выяс­ня­ет­ся, что в эко­но­ми­ке у нас всю­ду дыры, неко­му было рисо­вать пра­виль­ные балан­сы. Пре­мьер-министр выхо­дит на пуб­ли­ку и заяв­ля­ет, что все хоро­шо, мы ко все­му гото­вы. А это не так. Не было ника­ко­го ана­ли­за послед­ствий вой­ны для нашей экономики.

Об уходящих миллиардерах

Эпо­ха Рома­на Абра­мо­ви­ча, Оле­га Дери­пас­ки, Али­ше­ра Усма­но­ва и дру­гих мил­ли­ар­де­ров про­шла. Те, кто под санк­ци­я­ми, вынуж­де­ны поки­нуть свои ком­па­нии. Выбор неве­лик: или уйти на пен­сию, или вер­нуть­ся к рис­ко­ван­ным нефор­маль­ным схе­мам вла­де­ния акти­ва­ми из девя­но­стых годов. От биз­не­сме­нов из бли­жай­ше­го окру­же­ния пре­зи­ден­та (Ген­на­дия Тим­чен­ко, Арка­дия и Бори­са Ротен­бер­гов и т. д.) тоже, види­мо, ниче­го не оста­нет­ся. Любое их уча­стие где бы то ни было — боль­шие рис­ки. Этот ближ­ний круг будет посте­пен­но отпол­зать и спо­кой­но дожи­вать свое.

Самую боль­шую гадость, не желая того, люди из бли­жай­ше­го окру­же­ния Пути­на сде­ла­ли сво­им детям, когда огра­ни­чи­ли им выбор и сде­ла­ли их вла­дель­ца­ми и управ­ля­ю­щи­ми сво­их ком­па­ний. Осо­бых талан­тов никто из этих детей не про­явил, любой их под­чи­нен­ный пони­мал, что моло­дые соб­ствен­ни­ки ни на что не спо­соб­ны. А теперь их еще накры­ли уду­ша­ю­щие санк­ции. Опа­са­юсь, что им может гро­зить участь наслед­ни­ков неко­то­рых быв­ших совет­ских руко­во­ди­те­лей: ока­зав­шись не у дел, их дети неред­ко закан­чи­ва­ли пьян­ством и наркоманией.

«Были ли у биз­не­сме­нов мыс­ли о необ­хо­ди­мо­сти как-то вли­ять на поли­ти­че­скую ситу­а­цию в Рос­сии для обес­пе­че­ния соб­ствен­но­го буду­ще­го? Это наив­ный вопрос»

Рос­сий­ским санк­ци­он­ным мил­ли­ар­де­рам оста­лась пен­сия, пото­му что если они отстра­не­ны от управ­ле­ния акти­ва­ми, то вла­сти боль­ше нече­го с ними обсуж­дать. Не сто­ит так­же ждать от них каких-то актив­ных дей­ствий в плане попы­ток изме­нить обще­ствен­но-поли­ти­че­скую ситу­а­цию. Рос­сий­ские мил­ли­ар­де­ры не могут защи­тить даже сами себя. Они дума­ли, что могут отку­пить­ся: нани­ма­ли лоб­би­стов, пиар­щи­ков, адво­ка­тов, но это им не помог­ло. При безум­ных день­гах топо­вые рос­сий­ские пред­при­ни­ма­те­ли ока­за­лись не спо­соб­ны гене­ри­ро­вать пози­тив­ную программу.

Были ли у биз­не­сме­нов мыс­ли о необ­хо­ди­мо­сти как-то вли­ять на поли­ти­че­скую ситу­а­цию в Рос­сии для обес­пе­че­ния соб­ствен­но­го более спо­кой­но­го и пред­ска­зу­е­мо­го буду­ще­го? Это наив­ный вопрос — почти никто так не раз­мыш­лял, про­сто пере­се­ли­ли свои семьи на Запад и счи­та­ли это надеж­ной гарантией.

У неко­то­рых рос­сий­ских мил­ли­ар­де­ров были воз­мож­но­сти избе­жать санк­ций. Но они ими не вос­поль­зо­ва­лись. Напри­мер, Али­шер Усма­нов мно­го лет и денег потра­тил на лоб­би­стов в Евро­пе. А мог бы выра­зить бла­го­дар­ность Рос­сии и заявить, что оста­ток жиз­ни решил отдать сво­ей родине — Узбе­ки­ста­ну, и пере­се­лить­ся туда, оста­вив в Рос­сии, ска­жем, пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров на благотворительность.

Похо­жий шанс был и у Рома­на Абра­мо­ви­ча. Если бы он пере­се­лил­ся в Изра­иль (а не про­сто купил изра­иль­ский пас­порт для сво­бод­но­го пере­ме­ще­ния по Евро­пе) и заявил о жела­нии посвя­тить оста­ток вре­ме­ни и сил изра­иль­ской эко­но­ми­ке, у него были бы шан­сы не ока­зать­ся в санк­ци­он­ных списках.

О заморозке активов

Не нуж­но осо­бо радо­вать­ся по пово­ду замо­роз­ки в Евро­пе акти­вов рос­сий­ских мил­ли­ар­де­ров, осо­бен­но мега­яхт сто­и­мо­стью сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Замо­ра­жи­ва­ние под­ра­зу­ме­ва­ет, что с эти­ми лод­ка­ми ниче­го нель­зя сде­лать. При этом кто-то дол­жен пла­тить за их обслу­жи­ва­ние, жиз­не­обес­пе­че­ние, услу­ги команды.

После замо­роз­ки нуж­но точ­но уста­но­вить конеч­но­го вла­дель­ца яхты. Учи­ты­вая слож­ные схе­мы соб­ствен­но­сти, юри­ди­че­ские про­це­ду­ры могут затя­нуть­ся на мно­гие меся­цы. За это вре­мя содер­жа­ние мега­ях­ты обой­дет­ся в мил­ли­о­ны. Пред­ставь­те ситу­а­цию, когда замо­ро­зив­шие яхту вла­сти какой-нибудь евро­пей­ской стра­ны вынуж­де­ны будут потра­тить на ее содер­жа­ние боль­шие сум­мы, а в ито­ге выяс­нит­ся, что по доку­мен­там конеч­ный бене­фи­ци­ар фир­мы, на кото­рую оформ­ле­на лод­ка, не столь оче­ви­ден. И яхту при­дет­ся раз­мо­ро­зить и отпу­стить. Не каж­дая стра­на гото­ва так рисковать.

Ита­льян­ская финан­со­вая поли­ция задер­жа­ла яхту Ген­на­дия Тим­чен­ко «Лена» в пор­ту Сан-Ремо

Об окончательном госкапитализме

Трид­цать лет эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия поте­ря­ны в один день. Все нуж­но будет делать зано­во. Мы сно­ва ока­за­лись в девя­но­стых годах. Вла­сти при­дет­ся озву­чи­вать какую-то эко­но­ми­че­скую поли­ти­ку, но никто не зна­ет, какой она будет. Новых рефор­ма­то­ров даже уров­ня Ана­то­лия Чубай­са и Его­ра Гай­да­ра у стра­ны нет.

Думаю, нас может ждать окон­ча­тель­ный госка­пи­та­лизм. Основ­ные круп­ные пред­при­я­тия в бли­жай­шее вре­мя так или ина­че отой­дут госу­дар­ству, у кото­ро­го будет льви­ная доля в основ­ных акти­вах. А мино­ри­тар­ные доли в каче­стве сти­му­ла оста­нут­ся у непо­сред­ствен­ных управ­лен­цев. И если их рабо­та ока­жет­ся неэф­фек­тив­ной — госу­дар­ство будет менять их на других.

Про­бле­ма в том, что в Рос­сии нет таких инсти­ту­тов госка­пи­та­лиз­ма, как, ска­жем, в Китае. Они у нас не раз­ви­ва­лись, посколь­ку соци­а­лизм дав­но закон­чил­ся, а в рыноч­ных усло­ви­ях мы тол­ком пожить не успе­ли. Инсти­ту­ты госка­пи­та­лиз­ма — это не гос­ком­па­нии и не госкор­по­ра­ции. Боюсь, рос­сий­ские вла­сти пони­ма­ют госка­пи­та­лизм при­ми­тив­но и наме­ре­ны про­сто из мини­стерств дик­то­вать цену. А у нас огром­ное коли­че­ство пред­при­я­тий уже постро­е­ны по запад­ным стан­дар­там. Жест­кое госре­гу­ли­ро­ва­ние может при­ве­сти к пол­но­му раз­ва­лу эко­но­ми­ки, мы будем дви­гать­ся не к Китаю, как нам кажет­ся, а к Венесуэле.

О компенсациях Украине

Вой­на вой­ной, а есть нуж­но каж­дый день. После окон­ча­ния бое­вых дей­ствий (они не могут длить­ся веч­но) нуж­но будет начать счи­тать день­ги. Сей­час все обсуж­да­ют поли­ти­че­скую часть воз­мож­но­го согла­ше­ния меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной. А какой будет эко­но­ми­че­ская, ком­мер­че­ская состав­ля­ю­щая? Нуж­но пони­мать, что, начав втор­же­ние, Рос­сия несет не толь­ко рас­хо­ды непо­сред­ствен­но на бое­вые дей­ствия и не толь­ко гро­мад­ные санк­ци­он­ные поте­ри. Рано или позд­но неиз­беж­но вста­нет вопрос о ком­пен­са­ци­ях Украине.

Рос­сия, разу­ме­ет­ся, не будет вос­ста­нав­ли­вать воен­ные объ­ек­ты. Но во сколь­ко обой­дет­ся все осталь­ное? ЕС, без­услов­но, будет выде­лять сред­ства на ком­пен­са­цию потерь и раз­ру­ше­ний. И Рос­сия не смо­жет остать­ся в сто­роне. А это, види­мо, будет озна­чать постав­ки газа, неф­ти и элек­тро­энер­гии со зна­чи­тель­ным дис­кон­том в тече­ние мно­гих лет. И все те же гаран­тии тран­зи­та рос­сий­ско­го газа через Украину.

То есть сей­час мы даже близ­ко не можем себе пред­ста­вить конеч­ную цену реше­ния пой­ти вое­вать. В денеж­ном, соци­аль­ном, поли­ти­че­ском выра­же­нии она может намно­го пре­вы­сить поте­ри, кото­рых вла­сти рас­счи­ты­ва­ли избе­жать, начи­ная «спе­цо­пе­ра­цию».

Источ­ник: https://istories.media/

архивные статьи по теме

Пустое место

Editor

Сотка за тысячу тенге

Кто стоит за Кенесом Ракишевым?

Editor