24 C
Астана
22 июля, 2024
Image default

Блеск и нищета Казахстана

Кон­ста­та­ция дости­же­ний, пре­зен­та­ция гран­ди­оз­ных пла­нов и пол­ное отсут­ствие само­кри­ти­ки дав­но ста­ли осо­бен­но­стью отче­тов казах­стан­ских госу­дар­ствен­ных орга­нов. Одна­ко по мно­гим пока­за­те­лям бога­тая на при­род­ные ресур­сы стра­на до сих пор не толь­ко не достиг­ла уров­ня совет­ско­го пери­о­да, но и прак­ти­че­ски пол­но­стью утра­ти­ла ряд отрас­лей. День­ги из бюд­же­та «осва­и­ва­ют­ся», а жизнь луч­ше не становится.

 

Автор: Сер­гей ПОЛТАВСКИЙ

 

Со дня раз­ва­ла СССР и полу­че­ния Казах­ста­ном неза­ви­си­мо­сти про­шел уже 21 год — срок  не малый. За такое же вре­мя «тота­ли­тар­ный совет­ский режим» пре­вра­тил разо­рен­ную фаши­ста­ми стра­ну в инду­стри­аль­ную дер­жа­ву, пер­вой вырвав­шей­ся в космос.

Еще в мае 1945 года огром­ная тер­ри­то­рия в евро­пей­ской части  СССР лежа­ла в руи­нах: раз­ру­ше­ны были 1710 горо­дов и посел­ков, более 70 тысяч дере­вень, 32 тысяч пред­при­я­тий, 65 тысяч  кило­мет­ров желез­ных дорог, без кро­ва оста­лось 25 млн чело­век. Одна­ко, по дан­ным Боль­шой Совет­ской энцик­ло­пе­дии, спу­стя все­го пять лет после вой­ны было вос­ста­нов­ле­но и  постро­е­но 6,2 тысяч круп­ных про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий. Вало­вая про­дук­ция про­мыш­лен­но­сти вырос­ла по срав­не­нию с 1940 годом на 72%.  А к 1955 году было вве­де­но в дей­ствие еще свы­ше 3 тысяч новых про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий, а объ­ем про­дук­ции вырос еще на 85%.

Про­ве­дем параллели

В соста­ве СССР бес­пре­це­дент­но успеш­ную модер­ни­за­цию полу­чил и Казах­стан. В рес­пуб­ли­ке про­из­во­ди­лись хими­ка­ты, маши­ны и обо­ру­до­ва­ние, бака­лей­ные това­ры, син­те­ти­че­ский кау­чук, тек­стиль­ные и мно­гие дру­гие изде­лия обра­ба­ты­ва­ю­щей промышленности.

Вспом­ним дости­же­ния рес­пуб­ли­ки не столь дале­ко­го про­шло­го. С 1955 по 1985 год на ее про­сто­рах воз­ник­ло 43 горо­да, в том чис­ле такие про­мыш­лен­ные цен­тры, как Руд­ный, Эки­ба­стуз, Шев­чен­ко (ныне Актау), Арка­лык, Степ­но­горск, Кен­тау, Темир­тау, Жана­тас. В 1965 году Казах­стан выпус­кал 10,6% высо­ко­вольт­ной аппа­ра­ту­ры, 6,5% про­кат­но­го, 10% обо­га­ти­тель­но­го обо­ру­до­ва­ния к их обще­му про­из­вод­ству в стране.

Толь­ко с 1981 по 1986 год в Казах­стане было постро­е­но более 400 пред­при­я­тий, при­чем маши­но­стро­е­ние и метал­ло­об­ра­бот­ка были круп­ны­ми отрас­ля­ми его про­мыш­лен­но­сти. Рабо­та­ли маши­но­стро­и­тель­ные заво­ды горо­дов Алма-Аты, Усть-Каме­но­гор­ска, Кара­ган­ды, Ураль­ска, Пет­ро­пав­лов­ска, Пав­ло­да­ра. Напри­мер, про­дук­ция Алма-Атин­ско­го заво­да тяже­ло­го маши­но­стро­е­ния постав­ля­лась почти в 50 стран мира, в том чис­ле в Запад­ную Евро­пу и Япо­нию. Круп­ней­шее пред­при­я­тие в Пет­ро­пав­лов­ске — завод тяже­ло­го маши­но­стро­е­ния (ПЗТМ) — про­из­во­ди­ло такие высо­ко­тех­но­ло­гич­ные изде­лия как  мобиль­ные ком­плек­сы с бал­ли­сти­че­ски­ми раке­та­ми сред­ней даль­но­сти (SS-20, SS-21, SS-23).

Рес­пуб­ли­ка обла­да­ла высо­ко­раз­ви­той хими­че­ской про­мыш­лен­но­стью. Ввод Джам­бул­ско­го и Чим­кент­ско­го ком­би­на­тов по про­из­вод­ству жел­то­го фос­фо­ра вывел Казах­стан по име­ю­щим­ся мощ­но­стям на пер­вое место в мире. Были вве­де­ны в строй десят­ки пред­при­я­тий лег­кой про­мыш­лен­но­сти, сре­ди них такие, как Алма-Атин­ский хлоп­ча­то­бу­маж­ный ком­би­нат, Куста­най­ский и Семи­па­ла­тин­ский кам­воль­но-сукон­ные ком­би­на­ты, Джам­бул­ский коже­вен­но-обув­ной ком­би­нат и мно­гие дру­гие пред­при­я­тия, обо­ру­до­ван­ные по послед­не­му сло­ву тех­ни­ки. В КазССР дей­ство­ва­ло 18 швей­ных фаб­рик, кото­рые нака­нуне рас­па­да СССР были  и осна­ще­ны импорт­ным оборудованием.

Казах­стан был одним из основ­ных про­из­во­ди­те­лей мяса, шер­сти и зер­на в быв­шем Совет­ском Сою­зе. Пого­ло­вье ско­та состав­ляв­шее в 1955 году  око­ло 4 млн голов круп­но­го рога­то­го ско­та (КРС) и 18 млн овец, в 1983 году достиг­ло свы­ше 9 млн и 36 млн соответственно.

Сего­дня же в отче­тах офи­ци­аль­ных лиц на пом­пез­ных и не очень  фору­мах, с завид­ным посто­ян­ством про­во­ди­мых Аста­ной, мы слы­шим о небы­ва­лых дости­же­ни­ях и высо­ком уровне жиз­ни в рес­пуб­ли­ке. Если все­рьез это при­ни­мать, то может пока­зать­ся, что мы  пере­до­вое госу­дар­ство на пла­не­те, у кото­ро­го нет ника­ких про­блем. Но дей­стви­тель­но ли более чем два­дца­ти­лет­ний путь неза­ви­си­мо­сти столь раду­жен, как этот пред­став­ля­ет­ся властями?

Сырье­вые виражи 

Сбро­сив «око­вы соци­а­лиз­ма» стра­ну бро­си­ли в капи­та­лизм, пообе­щав наро­ду  бли­ста­ю­щие вер­ши­ны соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских дости­же­ний, кото­рые он достиг­нет бла­го­да­ря неогра­ни­чен­ным воз­мож­но­стям сво­бод­но­го рын­ка. Одна­ко за про­шед­шие деся­ти­ле­тия эти иллю­зии изряд­но подтаяли.

Подъ­ем эко­но­ми­ки Казах­ста­на стал воз­мо­жен бла­го­да­ря не уси­ли­ям  по инно­ва­ци­ям или тех­но­ло­ги­че­ско­му раз­ви­тию, а росту миро­вых коти­ро­вок на нефть и метал­лы. Так, за про­шед­шее вре­мя коти­ров­ки на нефть вырос­ли в 10—15 раз, на цвет­ные метал­лы в 3—8 раз. За годы неза­ви­си­мо­сти уро­вень добы­чи сырой неф­ти в Казах­стане вырос почти в 4 раза  достиг­нув  почти  80 млн тонн в 2011‑м.

Меж­ду тем застой в неф­те­пе­ре­ра­бот­ке при­нял хро­ни­че­ский харак­тер. Все эти годы нере­шен­ной про­бле­мой отрас­ли оста­ет­ся загруз­ка НПЗ сырьем, глу­би­на  его пере­ра­бот­ки (в сред­нем око­ло 65%). Объ­е­мы пере­ра­бот­ки неф­ти отста­ют от тем­пов добы­чи. Так, если в 1991 году при уровне неф­те­до­бы­чи в 25,2 млн. тонн пере­ра­ба­ты­ва­лось 18 млн  тонн неф­ти, то в про­шлом году было пере­ра­бо­та­но все­го 13,7 млн. тонн (при­чем почти поло­ви­на это­го объ­е­ма сырья импор­ти­ро­ва­на из России).

Завер­шить мас­штаб­ную (с дове­де­ни­ем объ­е­мов пере­ра­бот­ки неф­ти до 18 млн тонн и дости­же­ни­ем топ­лив­но­го стан­дар­та Евро‑5) модер­ни­за­цию суще­ству­ю­щих НПЗ пла­ни­ру­ет­ся лишь к 2016 году. При этом стро­и­тель­ство ново­го НПЗ  вооб­ще не рас­смат­ри­ва­ет­ся. И это понят­но. Стро­и­тель­ство ново­го заво­да мощ­но­стью 15 млн тонн в год обой­дет­ся все­го в $3—3,5 млрд, а модер­ни­за­ция ста­рых оце­ни­ва­ет­ся уже более чем в $6 млрд. Есть где «раз­вер­нуть­ся»!

Раз­го­во­ры о стро­и­тель­стве ГПЗ, повы­ше­нии каче­ства и линей­ки про­из­во­ди­мых на НПЗ про­дук­тов, созда­нии хим­ком­плек­сов уже оско­ми­ну наби­ли, но стра­на по-преж­не­му про­дол­жа­ет поку­пать мотор­ные мас­ла, высо­ко­ок­та­но­вый бен­зин, авиа­ци­он­ный керо­син и ряд дру­гих неф­те­про­дук­тов за гра­ни­цей. В част­но­сти, это ста­ло резуль­та­том того, что в НК «Каз­Му­най­Газ» реша­ют­ся крат­ко­сроч­ные с пози­ции биз­не­са зада­чи, а стра­те­ги­че­ские откладываются.

Посмот­ри­те вокруг себя — что из окру­жа­ю­щих вас вещей сде­ла­но в Казах­стане? Почти ниче­го. А ведь до 1990 года в Казах­стане дей­ство­ва­ло око­ло 20 круп­ных пред­при­я­тий хими­че­ской и неф­те­хи­ми­че­ской отрас­ли (Акта­ус­кий завод пла­сти­че­ских масс, Аты­ра­ус­кий завод «Поли­про­пи­лен», Коста­най­ский завод хим­во­лок­на, Шым­кент­ский завод по про­из­вод­ству шин, кара­ган­дин­ские пред­при­я­тия по выпус­ку рези­но­тех­ни­че­ских изде­лий). Сего­дня дей­ству­ют лишь десят­ка два неболь­ших пред­при­я­тий по выпус­ку пла­сти­ко­вых труб, строй­пласт­масс, поли­мер­ных материалов.

Круп­ные пред­при­я­тия или про­дол­жа­ют лик­ви­ди­ро­вать­ся, либо их стро­и­тель­ство затя­ги­ва­ет­ся. Так, 20 мая 2011 года  меж­рай­он­ным спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ным эко­но­ми­че­ским судом Коста­най­ской обла­сти при­зна­но банк­ро­том. ТОО “Каз­хим­во­лок­но”. А ведь в совет­ское вре­мя этот завод был круп­ней­шим кон­ку­рен­том DuPont на евразий­ском континенте.

Более пяти лет про­дол­жа­ет­ся эпо­пея со стро­и­тель­ством инте­гри­ро­ван­но­го газо­хи­ми­че­ско­го ком­плек­са по про­из­вод­ству базо­вой неф­те­хи­ми­че­ской про­дук­ции в Аты­ра­уской обла­сти с про­ект­ной мощ­но­стью до 800 тыс тонн поли­эти­ле­на и 500 тыс тонн поли­про­пи­ле­на еже­год­но. Оче­ред­ной срок его запус­ка пере­не­сен на 2014 год.

Энер­ге­ти­ка и водо­снаб­же­ние рабо­та­ют из послед­них сил, хотя на модер­ни­за­цию того и дру­го­го еже­год­но выде­ля­ют­ся  мил­ли­ар­ды. Ярким при­мер —  сле­ду­ю­щие бук­валь­но одна за дру­гой ава­рии, остав­ля­ю­щие без энер­го­снаб­же­ния то один, то дру­гой рай­он Алматы.

Таким обра­зом, тех­но­ло­ги­че­ские сдви­ги в эко­но­ми­ке Казах­ста­на при­об­ре­ли явно регрес­сив­ный харак­тер, что выра­жа­ет­ся в хро­ни­че­ской дегра­да­ции как про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий, так и систе­мы под­го­тов­ки ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров для них. Для пре­одо­ле­ния этой тен­ден­ции вла­стя­ми стра­ны неод­но­крат­но при­ни­ма­лись раз­лич­ные стра­те­гии, про­грам­мы и про­ек­ты, направ­лен­ные на дивер­си­фи­ка­цию и модер­ни­за­цию про­мыш­лен­но­сти, агро­про­мыш­лен­но­го ком­плек­са. Одна­ко их сме­ло мож­но вклю­чать в сбор­ни­ки луч­ших ска­зок мира, посколь­ку на деле все оста­ет­ся на уровне декла­ра­ций о намерениях.

Были про­ва­ле­ны бод­ро заяв­лен­ные «Стра­те­гия инду­стри­аль­но-инно­ва­ци­он­но­го раз­ви­тия» и «Стра­те­гия вхож­де­ния Казах­ста­на в чис­ло 50 наи­бо­лее кон­ку­рен­то­спо­соб­ных госу­дарств мира», «Госу­дар­ствен­ная агро­про­до­воль­ствен­ная про­грам­ма», про­ек­ты раз­ви­тия оте­че­ствен­ных СЭЗ и кластеров.

Нику­да не про­рва­лись и широ­ко раз­ре­кла­ми­ро­ван­ные «Про­рыв­ные про­ек­ты». Мно­гие из них так и не вышли из ста­дии раз­ра­бот­ки тех­ни­ко-эко­но­ми­че­ско­го обос­но­ва­ния. Тор­же­ствен­ные пере­ре­за­ния лен­то­чек с пом­пой пре­зен­то­ван­ных дру­гих закан­чи­ва­лись тихим банк­рот­ством: пред­при­я­тия или не выхо­ди­ли на про­ект­ную мощ­ность, или вооб­ще не запус­ка­лись. Зало­жен­ные в их пла­нах пара­мет­ры ока­зы­ва­лись не обос­но­ван­ны­ми, выде­лен­ные день­ги раз­во­ро­вы­ва­лись. По одной толь­ко про­грам­ме «Питье­вая вода» неиз­вест­но в чьи кар­ма­ны утек­ло более 5 млрд тенге!

Гром­ко про­воз­гла­шен­ная борь­ба с кор­руп­ци­ей обер­ну­лись еще боль­шим все­вла­сти­ем чинов­ни­ков, пиля­щих бюд­же­ты в запре­дель­ных мас­шта­бах. При­мер тому — про­во­ди­мое финан­со­вой поли­ци­ей рас­сле­до­ва­ние  фак­тов круп­ных хище­ний и воз­буж­де­ние уго­лов­ных дел по отно­ше­нию к ряду долж­ност­ных лиц Аты­ра­уской области.

Мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что обра­ба­ты­ва­ю­щая про­мыш­лен­ность прак­ти­че­ски не раз­ви­ва­ет­ся и не модер­ни­зи­ру­ет­ся. В ней доми­ни­ру­ют неф­те­пе­ре­ра­бот­ка топ­лив­но­го цик­ла, в струк­ту­ре про­дук­ции вели­ка доля про­дук­тов с низ­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью, в основ­ном стан­дар­ти­зо­ван­ной (желез­ная руда, кон­цен­тра­ты цвет­ных метал­лов).  В ито­ге основ­ная доля про­из­ве­ден­ной про­мыш­лен­но­стью стра­ны про­дук­ции при­хо­дит­ся на неф­те­га­зо­вую отрасль (50,3%), затем сле­ду­ют цвет­ная метал­лур­гия (12%), пище­вая про­мыш­лен­ность (8,1%), чер­ная метал­лур­гия (7,2%) и дру­гие отрас­ли. Доми­ни­ро­ва­ние в струк­ту­ре эко­но­ми­ки добы­ва­ю­щих отрас­лей обу­слов­ли­ва­ет сего­дня сырье­вую спе­ци­а­ли­за­цию казах­стан­ско­го экспорта.

Из дей­ство­вав­ших в совет­ское вре­мя 2 тысяч пред­при­я­тий, при­над­ле­жав­ших к отрас­ли маши­но­стро­е­ния и метал­ло­об­ра­бот­ки, сего­дня в рес­пуб­ли­ке оста­лось немно­гим более 100. В ито­ге доля маши­но­стро­е­ния в общем объ­е­ме про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства с 16% в 1990 году сокра­ти­лась до менее 3% в насто­я­щее время.

При этом в общем коли­че­стве маши­но­стро­и­тель­ных пред­при­я­тий про­из­во­ди­те­ли конеч­ных видов про­дук­ции состав­ля­ют око­ло 6% и свя­за­ны, глав­ным обра­зом, с про­из­вод­ством неф­те­га­зо­во­го обо­ру­до­ва­ния. Пла­ни­ру­е­мые и дей­ству­ю­щие инве­сти­ци­он­ные про­ек­ты в этой отрас­ли пред­став­ле­ны в основ­ном «отвер­точ­ны­ми» про­из­вод­ства­ми: сбо­роч­ные про­из­вод­ства локо­мо­ти­вов, авто­мо­би­лей, ком­бай­нов, трак­то­ров, авто­бу­сов, стро­и­тель­ной техники.

Слож­ная ситу­а­ция сохра­ня­ет­ся в лег­кой про­мыш­лен­но­сти. Толь­ко за пери­од 1990—1998 годов управ­лен­че­ская струк­ту­ра отрас­ли меня­лась пять раз! Одна­ко это не при­ве­ло к улуч­ше­нию поло­же­ния в отрас­ли. Ее доля в общем объ­е­ме про­из­вод­ства еже­год­но сокра­ща­ет­ся: если в 1990 году она состав­ля­ла свы­ше 15%, то к 2011 году упа­ла до 0,6%. Тек­стиль­ная и швей­ная про­мыш­лен­ность покры­ва­ет лишь 8% потреб­но­сти внут­рен­не­го рын­ка РК. В слу­чае обу­ви — все­го 1%. И это понят­но. Для раз­ви­тия обра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти в стране нет ника­ких сти­му­лов: ни по зар­пла­там, ни по сто­и­мо­сти энер­го­ре­сур­сов, ни по уров­ню нало­гов. Плюс к это­му высо­кие риски.

Таким обра­зом, в Казах­стане сло­жи­лась сырье­вая модель эко­но­ми­ки, осно­вой кото­рой явля­ет­ся гор­но­до­бы­ва­ю­щая про­мыш­лен­ность, отби­ра­ю­щая инве­сти­ции у всех про­чих отрас­лей. Иллю­стра­ци­ей это­го явля­ет­ся  струк­ту­ра экс­пор­та из Казах­ста­на, в кото­рой на мине­раль­ные про­дук­ты при­хо­дит­ся 78,7%, тогда как на маши­ны, обо­ру­до­ва­ние, транс­порт­ные сред­ства, при­бо­ры и аппа­ра­ты — лишь 0,8 %. При этом послед­няя груп­па това­ров лиди­ру­ет по доле в нашем импор­те — на нее при­хо­дит­ся 38%.

Запу­стить меха­низм инно­ва­ций не уда­ет­ся, отста­лость в сек­то­рах эко­но­ми­ки напря­мую свя­зан­ных с нау­кой и тех­но­ло­ги­я­ми сохра­ня­ет­ся, а пере­кос в сто­ро­ну сырье­вой струк­ту­ры про­из­вод­ства уси­ли­ва­ет­ся. Про­ва­ли­лась и идея, создав реги­о­наль­ный финан­со­вый центр — РФЦА- зара­бо­тать на про­гон­ке спе­ку­ля­тив­но­го и инве­сти­ци­он­но­го капитала.

Одна­ко в при­ня­той пар­ла­мен­том декла­ра­ции к 20-летию госу­дар­ствен­ной неза­ви­си­мо­сти этим без­успеш­ным попыт­кам дана опти­ми­стич­ная оцен­ка: «Казах­стан вхо­дит в груп­пу веду­щих стран, обес­пе­чи­ва­ю­щих миро­вую энер­ге­ти­че­скую и про­до­воль­ствен­ную безопасность».

На деле пла­те­же­спо­соб­ный спрос в реаль­ном сек­то­ре эко­но­ми­ки стра­ны гене­ри­ру­ет чуть более десят­ка (кон­тро­ли­ру­е­мых либо при­над­ле­жа­щих ино­стран­ным ком­па­ни­ям) круп­ней­ших пред­при­я­тий — экс­пор­те­ров топ­ли­ва и сырья, что ста­вит  ста­биль­ность эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны в пря­мую зави­си­мость от их финан­со­вой состо­я­тель­но­сти и поли­ти­ки управления.

Власть гор­дит­ся про­грам­мой фор­си­ро­ван­но­го инду­стри­аль­но-инно­ва­ци­он­но­го раз­ви­тия (ФИИР). Одна­ко мно­гие из ее про­ек­тов не име­ют ника­ко­го отно­ше­ния ни к инду­стри­а­ли­за­ции, ни к инно­ва­ци­ям. Сре­ди про­ек­тов по сум­ме инве­сти­ций пре­об­ла­да­ют те, что свя­за­ны с добы­чей сырья. Таким обра­зом, реа­ли­за­ция про­грам­мы ФИИР еще более уси­ли­ва­ет сырье­вую зави­си­мость нашей экономики.

Аграр­ный туман

В Казах­стане  почти поло­ви­на насе­ле­ния  живёт в селе, но имен­но  сель­ское хозяй­ство ста­ло самой сла­бой отрас­лью. За годы неза­ви­си­мо­сти мно­гие аулы про­ва­ли­лись из опрят­ной совет­ской бед­но­сти, когда в любом насе­лен­ном пунк­те была амбу­ла­то­рия, авто­бус до рай­цен­тра, элек­три­че­ство и какое-то водо­снаб­же­ние, — в афган­скую нищету.

Совет­ская круп­но­то­вар­ная сель­ская эко­но­ми­ка пре­вра­ти­лась в эко­но­ми­ку пре­иму­ще­ствен­но нату­раль­ных семей­ных хозяйств. При­чём  мно­гие кре­стьяне про­сто кор­мят себя и сво­их род­ствен­ни­ков в горо­дах. По срав­не­нию с 1990 годом доля сель­ско­го хозяй­ства в струк­ту­ре ВВП сокра­ти­лась почти в шесть раз, доля  же оте­че­ствен­ных сель­хоз­то­ва­ров во внут­рен­нем потреб­ле­нии с тру­дом дости­га­ет 20%. В осно­ве это­го не столь­ко струк­тур­ные сдви­ги, обу­слов­лен­ные ростом про­мыш­лен­но­сти и услуг, сколь­ко абсо­лют­ное сокра­ще­ние аграр­но­го производства.

За про­шед­шее два­дца­ти­ле­тие сни­же­ние по круп­но­му рога­то­му ско­ту соста­ви­ло 40%, овцам и козам — 60%, пти­це — 50%, сахар­ной свек­ле — 70%, кара­ку­лю — 95%, ков­рам — 98%, трак­то­рам — 99%. Казах­стан, кото­рый в совет­ские вре­ме­на обес­пе­чи­вал зна­чи­тель­ную часть потреб­но­сти СССР в мясе, поте­рял свой ста­тус веду­ще­го постав­щи­ка. По дан­ным Агент­ства по ста­ти­сти­ке, экс­порт мяса и мясо­про­дук­тов за этот пери­од сокра­тил­ся в 615 раз — со 184,5 тысяч до 0,3 тысяч тонн! Дело дошло до того, что в рес­пуб­ли­ку нача­ли само­ле­та­ми заво­зить импорт­ный скот. Но это про­бле­мы не решит, хотя бы пото­му, что этот пле­мен­ной скот про­сто нечем кормить.

Про­гресс в повы­ше­нии про­дук­тив­но­сти и сни­же­нии себе­сто­и­мо­сти про­дук­ции живот­но­вод­ства на 60—70% опре­де­ля­ет­ся сба­лан­си­ро­ван­ным корм­ле­ни­ем и раци­о­наль­ной тех­но­ло­ги­ей содер­жа­ния. Одна­ко пло­ща­ди под кор­мо­вы­ми куль­ту­ра­ми с  11 млн гек­та­ров в 1990 году сокра­ти­лись на сего­дняш­ний день более чем в 4,5 раза. Еже­год­ный объ­ем про­из­вод­ства ком­би­кор­мов, состав­ляв­ший 20 лет назад более 4 млн тонн, в насто­я­щее вре­мя не пре­вы­ша­ет 400 тысяч тонн.

Мно­го гово­рит­ся об ока­за­нии госу­дар­ством  помо­щи сель­ско­му хозяй­ству. В част­но­сти, за послед­ние три года колос­саль­ные сред­ства вло­же­ны в стро­и­тель­ство молоч­ных и мяс­ных ферм, откор­моч­ных пло­ща­док, пти­це­фаб­рик, теп­лиц и ово­ще­хра­ни­лищ. Но достиг­ну­ты ли цели? Увы, про­бле­мы оста­ют­ся не решен­ны­ми, неяс­но, как и кем осва­и­ва­ют­ся бюд­жет­ные сред­ства, посколь­ку долж­но­го кон­тро­ля за этим в стране нет.

Зара­бот­ная пла­та на селе более  чем в два раза усту­па­ет сред­ней по стране. При этом устро­ить­ся на рабо­ту в селе крайне слож­но. Сего­дня ни госу­дар­ство, ни част­ный биз­нес не могут создать серьез­ное коли­че­ство рабо­чих мест на селе. Вла­сти пола­га­ют, что реше­ни­ем про­бле­мы долж­но стать пере­се­ле­ние людей из депрес­сив­ных реги­о­нов в те, кото­рые пра­ви­тель­ство назна­чит пер­спек­тив­ны­ми. Так, в рам­ках дей­ство­вав­шей с 2006 года Стра­те­гии тер­ри­то­ри­аль­но­го раз­ви­тия Казах­ста­на, к 2009 году было лик­ви­ди­ро­ва­но 540 сель­ских насе­лен­ных пунк­тов, но кру­тое пике депрес­сив­ных реги­о­нов это не остановило.

В утвер­жден­ной летом 2011 года про­грам­ме «Раз­ви­тие реги­о­нов», ска­за­но, что веду­щи­ми агло­ме­ра­ци­я­ми ста­нут четы­ре горо­да: Алма­ты, Аста­на, Шым­кент и Акто­бе. А ведь толь­ко под Алма­ты живет уже более мил­ли­о­на ищу­щих в мега­по­ли­се уда­чу мигран­тов из сель­ской глу­бин­ки и депрес­сив­ных реги­о­нов, не име­ю­щих ни посто­ян­но­го жилья, ни рабо­ты. Реа­ли­за­ция такой про­грам­мы ведет к тому, что все осталь­ные тер­ри­то­рии пре­вра­тят­ся в уны­лые и бес­пер­спек­тив­ные окра­и­ны. При­ме­ром того, к чему это может при­ве­сти стал Жана­о­зен: в город при­е­ха­ло столь­ко наро­ду, что в ито­ге он стал про­блем­ным и в эко­но­ми­че­ском, и в соци­аль­ном плане.

Уро­вень жизни

Чер­та бед­но­сти на чет­вер­тый квар­тал 2012 года, состав­ля­ю­щая 40% от про­жи­точ­но­го мини­му­ма, опре­де­ле­на в 7219 тен­ге. В резуль­та­те Казах­стан ока­зы­ва­ет­ся более про­цве­та­ю­щей стра­ной,  чем даже США — у них офи­ци­аль­но за чер­той  бед­но­сти (месяч­ный доход в $930) пре­бы­ва­ет 15% насе­ле­ния, у нас  (при $48) —  не более 6%.

Почти пол­ной заня­то­сти в рес­пуб­ли­ке офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка доби­лась выве­дя «за скоб­ки» рын­ка тру­да 2,7 млн чело­век и зане­ся их в раз­ряд «само­за­ня­тых». При этом пра­ви­тель­ство Казах­ста­на ниче­го не сде­ла­ло, что­бы решить про­бле­мы этой части населения.

Вели­чи­на про­жи­точ­но­го мини­му­ма в сред­нем на душу насе­ле­ния, рас­счи­тан­ная исхо­дя из мини­маль­ных норм потреб­ле­ния основ­ных про­дук­тов пита­ния, в октяб­ре оце­ни­ва­лась в 18 тысяч 238 тен­ге. При этом 60% про­жи­точ­но­го мини­му­ма состав­ля­ет про­до­воль­ствен­ная кор­зи­на из 43 про­дук­тов пита­ния (выбран­ных непо­нят­но, как и кем). Осталь­ные 40% — рас­хо­ды на непро­до­воль­ствен­ные това­ры и услу­ги, кото­рые власть стыд­ли­во даже не ста­ла рас­пи­сы­вать. Поче­му понят­но  — их не хва­тит даже на опла­ту ком­му­наль­ных тари­фов. Для срав­не­ния: в Рос­сии вели­чи­на про­жи­точ­но­го мини­му­ма за II квар­тал 2012 года состав­ля­ла 6385 руб (око­ло 30 тысяч тенге).

Мож­но было бы пора­до­вать­ся сред­не­ме­сяч­ной номи­наль­ной зара­бот­ной пла­те одно­го работ­ни­ка в РК, кото­рая в сен­тяб­ре 2012 года достиг­ла 99 тысяч 804 тен­ге. Одна­ко эта циф­ра не толь­ко мень­ше пен­сии в раз­ви­тых стра­нах (для срав­не­ния: в Гер­ма­нии сред­не­ме­сяч­ная пен­сия состав­ля­ет 984 евро, в Фин­лян­дии — 1300 евро), но и  вызы­ва­ет боль­шие сомнения.

Соглас­но офи­ци­аль­ным дан­ным, в 2011 году лишь 34,4% от всех работ­ни­ков зара­ба­ты­ва­ли от 15001 до 45000 тен­ге, 31,1% — от 45001 до 75000  тен­ге, 16,2% — от 75001 до 105000  тен­ге, от 105001 до 150000 тен­ге все­го лишь 9,5%. Доба­вив к это­му ещё 2,7 млн пере­би­ва­ю­щих­ся слу­чай­ны­ми зара­бот­ка­ми само­за­ня­тых, при­хо­дим к тому, что номи­наль­ная зар­пла­та казах­стан­цев суще­ствен­но ниже дан­ных офи­ци­аль­ной статистики.

Под­твер­жда­ют такой вывод и резуль­та­ты социо­ло­ги­че­ских опро­сов, кото­рые гово­рят, что сово­куп­ный доход 60% семей не пре­вы­ша­ет 60000тенге, а каж­дая пятая семья в Казах­стане живет на $200  в месяц. При этом по всей стране толь­ко 58% семей обес­пе­че­ны водо­про­вод­ной водой, 46% жилья име­ет кана­ли­за­цию, лишь 42% под­клю­че­ны к цен­траль­но­му отоп­ле­нию, 37% — систе­ме горя­че­го водоснабжения.

Вопре­ки офи­ци­аль­ным циф­рам реаль­ный раз­рыв меж­ду дохо­да­ми 10% самых бога­тых и 10% самых бед­ных граж­дан стра­ны стре­ми­тель­но уве­ли­чи­ва­ет­ся: если в нача­ле 90‑х годов этот раз­рыв не пре­вы­шал 4 раз, то на дан­ный момент, по экс­перт­ным рас­че­там, зашка­ли­ва­ет за 30-крат­ный уро­вень (в США — 15 раз). В резуль­та­те про­бле­мы фор­ми­ро­ва­ния устой­чи­во­го сред­не­го клас­са оста­ют­ся нере­шен­ны­ми, а пред­при­ни­ма­те­ли теря­ют веру в свои перспективы.

У начав­ше­го свою исто­рию с нуле­вых дол­го­вых обя­за­тельств неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на  сего­дня внеш­ний долг пре­вы­ша­ет $132 млрд  и явля­ет­ся самым высо­ким госу­дар­ствен­ным дол­гом в рас­че­те на душу насе­ле­ния сре­ди стран СНГ: на нача­ло декаб­ря 2011 года он состав­лял око­ло $1540  на чело­ве­ка. Тогда как, напри­мер, в Рос­сии — $1070, Укра­ине — $870, Бело­рус­сии — $310.. Это и понят­но:  власть не сле­дит за кре­ди­та­ми, кото­ры­ми нагру­жа­ют себя наци­о­наль­ные ком­па­нии, явля­ю­щи­е­ся сей­час круп­ней­ши­ми должниками.

Таким обра­зом, в стране нет раз­ви­той обра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти, сель­ско­го хозяй­ства, креп­ко­го сред­не­го клас­са, но есть пар­ков­ки перед госу­дар­ствен­ны­ми орга­на­ми, пере­пол­нен­ные авто­мо­би­ля­ми, кото­рые (как пока­зы­ва­ет любая ариф­ме­ти­ка) невоз­мож­но купить на зар­пла­ту гос­слу­жа­щих. При этом соот­вет­ству­ю­щие орга­ны поис­ком отве­та на вопрос: «Каким обра­зом на гос­служ­бе мож­но ско­ло­тить такие состо­я­ния?» зани­мать­ся не торопятся.

Кад­ро­вый цейтнот

Пред­по­сыл­кой инно­ва­ци­он­ной эко­но­ми­ки явля­ет­ся обра­зо­ва­ние. Одна­ко если в 1991 году рас­хо­ды на обра­зо­ва­ние в Казах­стане состав­ля­ли 7,7% ВВП, то в 2009 году — 3,1%. (По дан­ным мини­стра обра­зо­ва­ния Бахыт­жа­на Жума­гу­ло­ва рас­хо­ды на обра­зо­ва­ние из гос­бюд­же­та в 2011 году соста­ви­ли 4,2% от ВВП).

В 1986 году в Казах­стане насчи­ты­ва­лось 55 вузов, в кото­рых обу­ча­лись 275 тысяч чело­век. Сего­дня, изба­вив­шись от все­об­ще­го бес­плат­но­го обра­зо­ва­ния в вузах, в стране напло­ди­ли мно­же­ство уни­вер­си­те­тов и ака­де­мий (их коли­че­ство почти утро­и­лось) с низ­ким уров­нем под­го­тов­ки и арми­ей сту­ден­тов пре­вы­ша­ю­щей 600 тысяч.

К это­му нуж­но при­ба­вить и уча­щих­ся в так­же непо­мер­но рас­пло­див­ших­ся кол­ле­джах с линг­ви­сти­че­ским, финан­со­во-эко­но­ми­че­ским, юри­ди­че­ским укло­ном, лишь еди­ни­цы из кото­рых гото­вят столь необ­хо­ди­мые стране кад­ры рабо­чих профессий.

То же самое мож­но ска­зать о здра­во­охра­не­нии. В боль­ни­цах про­ста­и­ва­ет новей­шее обо­ру­до­ва­ние сто­и­мо­стью мил­ли­о­ны тен­ге, но каче­ство диа­гно­сти­ки и лече­ния такое, что даже у муж­чин вра­чи ста­ли обна­ру­жи­вать бере­мен­ность. За про­шед­шие годы обес­це­ни­лись зна­ния и тру­до­вые навы­ки пред­ста­ви­те­лей очень мно­гих про­фес­сий и отрас­лей. Воз­ник новый вид дефи­ци­та — дефи­цит ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кадров.

Кану­ли в лету две пра­ви­тель­ствен­ные про­грам­мы по раз­ви­тию и модер­ни­за­ции обра­зо­ва­тель­но­го про­цес­са, сме­ни­лось 9 про­филь­ных мини­стров, а ситу­а­ция с под­го­тов­кой про­фес­си­о­наль­ных тех­ни­че­ских кад­ров для веду­щих отрас­лей эко­но­ми­ки ста­но­вит­ся все более  кри­ти­че­ской. При­хо­дит­ся днем с огнем искать ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных элек­три­ков, сан­тех­ни­ков, сварщиков.

При­чин мно­го. Здесь и сла­бая мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ская база учеб­ных заве­де­ний, и низ­кий уро­вень пре­по­да­ва­ния, и кор­руп­ция, и сла­бый интел­лек­ту­аль­ный уро­вень самих сту­ден­тов. Систе­му школь­но­го и выс­ше­го обра­зо­ва­ния в Казах­стане настоль­ко «отре­фор­ми­ро­ва­ли», что наши уни­вер­си­те­ты в основ­ной сво­ей мас­се име­ют уро­вень совет­ских техникумов.

Сего­дня госу­дар­ство реша­ет пре­иму­ще­ствен­но про­бле­му доступ­но­сти началь­но­го и сред­не­го обра­зо­ва­ния, но мало вли­я­ет на про­цесс под­го­тов­ки кад­ро­во­го потен­ци­а­ла, кото­рый и дол­жен решать прак­ти­че­ские зада­чи инно­ва­ци­он­ной эко­но­ми­ки. Стра­на име­ет  сни­же­ние уров­ня обще­го обра­зо­ва­ния, утеч­ку моз­гов, чах­ну­щую Ака­де­мию наук, когда-то быв­шую в СССР одним из круп­ней­ших науч­ных цен­тров и вно­сив­шую суще­ствен­ный вклад в раз­ви­тие  совет­ской науки.

Сказ­ки на ночь?

В насто­я­щее вре­мя Казах­стан име­ет кон­ку­рен­то­спо­соб­ный сек­тор толь­ко в сфе­ре добы­чи сырья и пер­вич­ных про­дук­тов его пере­ра­бот­ки. Дру­гие отрас­ли эко­но­ми­ки некон­ку­рен­то­спо­соб­ны, осо­бен­но это каса­ет­ся сель­ско­го хозяй­ства и лег­кой про­мыш­лен­но­сти. Понят­но, что во избе­жа­ние окон­ча­тель­но­го пре­вра­ще­ния Казах­ста­на в типич­ную стра­ну тре­тье­го мира с сырье­вой эко­но­ми­кой необ­хо­ди­ма сроч­ная пере­ори­ен­та­ция эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки и стра­те­гии эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия рес­пуб­ли­ки в сто­ро­ну огра­ни­че­ния раз­ви­тия добы­ва­ю­щих отрас­лей и сти­му­ли­ро­ва­ния роста совре­мен­ных обра­ба­ты­ва­ю­щих производств.

Без­услов­но, что-то в этом направ­ле­нии  дела­ет­ся. Напри­мер, в рам­ках Госу­дар­ствен­ной про­грам­мы раз­ви­тия обра­зо­ва­ния созда­ет­ся АО «Хол­динг “Касіп­кор», кото­рое будет зани­мать­ся раз­ви­ти­ем сети кол­ле­джей миро­во­го клас­са “в парт­нер­стве с биз­нес-сооб­ще­ством и веду­щи­ми миро­вы­ми учеб­ны­ми заве­де­ни­я­ми Син­га­пу­ра, Гер­ма­нии и Нидер­лан­дов. С рядом кон­крет­ных  ини­ци­а­тив высту­пи­ла Наци­о­наль­ная эко­но­ми­че­ская пала­та Казах­ста­на «Ата­ме­кен».

Из пра­ви­тель­ства раз­да­ют­ся бра­вые заяв­ле­ния,  что «к 2020 году мы долж­ны достичь сле­ду­ю­щих основ­ных резуль­та­тов уско­рен­ной дивер­си­фи­ка­ции эко­но­ми­ки. Доля обра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти в ВВП долж­на состав­лять не менее 13%. Доля несы­рье­во­го экс­пор­та в общем объ­е­ме экс­пор­та долж­на уве­ли­чить­ся с 27 до 45%. Про­из­во­ди­тель­ность тру­да в обра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти долж­на быть повы­ше­на в 2 раза, в сель­ском хозяй­стве — как мини­мум в 4 раза. Энер­го­ем­кость ВВП долж­на быть сни­же­на не менее чем на 25%. Доля инно­ва­ци­он­но-актив­ных пред­при­я­тий долж­на воз­рас­ти с 4 до 20%. Уже к 2015 году экс­порт­ный потен­ци­ал аграр­ной отрас­ли дол­жен быть уве­ли­чен с 4 до 8%, а внут­рен­ние потреб­но­сти стро­и­тель­ства на 80% долж­ны обес­пе­чи­вать­ся казах­стан­ски­ми строй­ма­те­ри­а­ла­ми. Рост в пере­ра­ба­ты­ва­ю­щих отрас­лях будет пре­вы­шать уро­вень добы­ва­ю­щих отрас­лей. Доля ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стов соста­вит 40%».

На вопрос: «Кто будет осу­ществ­лять эти зада­чи?» дал ответ пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев на состо­яв­шем­ся в нояб­ре Вто­ром съез­де моло­деж­но­го кры­ла пар­тии вла­сти -«Жас Отан». Гла­ва госу­дар­ства опре­де­лил, что стра­на для реа­ли­за­ции задач инду­стри­аль­но-инно­ва­ци­он­но­го раз­ви­тия будет до 2020 года исполь­зо­вать ресур­сы «Жас Ота­на». Прав­да, кон­крет­ных пла­нов от самих моло­дых людей на этом съез­де никто так и не услы­шал. Тем не менее, зада­ча жасо­та­нов­цам постав­ле­на: новым «ком­со­моль­цам» — новые БАМы!

Одна­ко реаль­ная модер­ни­за­ция и дивер­си­фи­ка­ция эко­но­ми­ки, повы­ше­ние кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти про­дук­ции тре­бу­ют не толь­ко актив­ной под­держ­ки госу­дар­ства в раз­ра­бот­ке сба­лан­си­ро­ван­ной про­мыш­лен­ной, внеш­не­тор­го­вой и нало­го­вой поли­ти­ки, но и зна­чи­тель­ных инве­сти­ци­он­ных ресур­сов. А с этим боль­шие проблемы.

Впро­чем, до свет­ло­го буду­ще­го оста­лось еще семь  лет. Есть вре­мя пораз­мыс­лить над про­бле­мой: поче­му наше­му наро­ду столь­ко все­го наобе­ща­но, а его недо­воль­ство рас­тет. Подождем?

 

архивные статьи по теме

Без свободной прессы нет свободы выбора

Editor

Свято место пусто не бывает

17.4.2015 Третий день судебного разбирательства по делу об убийстве против Мусаева и Кошляка