12 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Астана заплыла жиром

ОСДП «Азат» реши­ла идти на досроч­ные пар­ла­мент­ские выбо­ры как ОСДП. Мож­но ска­зать, что это «усе­чен­ное» назва­ние за пар­тию выбра­ла власть. Уже два года «Азат» и соци­ал-демо­кра­ты не могут заре­ги­стри­ро­вать­ся в объ­еди­нен­ном фор­ма­те. В суб­бо­ту ОСДП, един­ствен­ная оппо­зи­ци­он­ная пар­тия с госре­ги­стра­ци­ей, про­ве­ла съезд и «затвер­ди­ла» пред­вы­бор­ную плат­фор­му и спи­сок из 57 человек.

Автор: Татья­на ТРУБАЧЕВА

Поче­му пар­тия реши­ла участ­во­вать в пред­вы­бор­ной гон­ке, хотя еще недав­но ходи­ли раз­го­во­ры о бой­ко­те? Сколь­ко голо­сов изби­ра­те­лей ОСДП пла­ни­ру­ет собрать в соб­ствен­ную «копил­ку»? Как они видят свою рабо­ту в пар­ла­мен­те, если все-таки туда попа­дут? Об этом наш раз­го­вор с руко­во­ди­те­лем алма­тин­ско­го город­ско­го фили­а­ла ОСДП — гене­ра­лом Амир­бе­ком Тогусовым.

- Амир­бек Анва­ро­вич, ОСДП «Азат» не участ­во­ва­ла в пре­зи­дент­ских выбо­рах в апре­ле. Поче­му реши­ли участ­во­вать в пар­ла­мент­ских, кото­рые сами пар­тий­цы назы­ва­ют незаконными?

- Поче­му мы не пошли на пре­зи­дент­ские выбо­ры? Пото­му что зако­ны, опре­де­ля­ю­щие выбор­ный про­цесс, несо­вер­шен­ны. Мы несколь­ко раз обра­ща­лись к пре­зи­ден­ту, в пар­ла­мент, пра­ви­тель­ство с тем, что необ­хо­ди­мо вне­сти суще­ствен­ные изме­не­ния в выбор­ное зако­но­да­тель­ство, ина­че на выбо­рах не обес­пе­чи­ва­ет­ся про­зрач­ность, о кото­рой бес­ко­неч­но гово­рит Назар­ба­ев. Мы наде­я­лись, что наше неуча­стие в выбо­рах заста­вит нако­нец при­нять закон, отве­ча­ю­щий демо­кра­ти­че­ским прин­ци­пам изби­ра­тель­ной систе­мы. К сожа­ле­нию, наша власт­ная систе­ма ока­за­лось глухой.

Поче­му мы идем сей­час? Во-пер­вых, если пар­тия не участ­ву­ет два­жды в выбо­рах, то она лик­ви­ди­ру­ет­ся. Во-вто­рых, боль­шин­ство пар­тий­цев реши­ло, что надо идти.

- В чем Вы види­те неза­кон­ность досроч­ных пар­ла­мент­ских выборов?

- Даже сама систе­ма фор­ми­ро­ва­ния ЦИК, участ­ко­вых изби­ра­тель­ных комис­сий, куда не пус­ка­ют оппо­зи­ци­он­ных поли­ти­ков, не дает воз­мож­но­сти про­зрач­но, демо­кра­тич­но про­во­дить выбо­ры. Ана­лиз выбо­ров 2005, 2007, 2011 годов выявил три суще­ствен­ные про­бле­мы. Пер­вая — несо­от­вет­ствие выбор­но­го зако­но­да­тель­ства меж­ду­на­род­ным стан­дар­там. Вто­рая — неза­кон­ное вме­ша­тель­ство пред­ста­ви­те­лей мест­ных испол­ни­тель­ных орга­нов в рабо­ту избир­ко­мов. Во всех избир­ко­мах сидел пред­ста­ви­тель аки­ма­та, кото­рый управ­лял, пока­зы­вал, что и как надо делать, застав­лял пере­пи­сы­вать про­то­ко­лы. По сути дела, изби­ра­тель­ные комис­сии ста­ли струк­ту­ра­ми акиматов.

Тре­тья про­бле­ма — повсе­мест­ные гру­бые нару­ше­ния дей­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства. Да, оно ущерб­но, да, оно неде­мо­кра­тич­но, но власть не соблю­да­ет даже те зако­ны, кото­рые она же сама и при­ня­ла! Вот толь­ко один при­мер. В Бостан­дык­ском рай­оне Алма­ты дирек­то­ра школ и их заме­сти­те­ли явля­ют­ся пред­се­да­те­ля­ми 70 % участ­ко­вых комис­сий, 25 % — это руко­во­ди­те­ли бюд­жет­ных орга­ни­за­ций, то есть все зави­си­мые от аки­ма­тов люди.

У наро­да тер­пе­ние не резиновое

- Вы сами при­зна­е­те, что власть — это шулер. И тем не менее игра­е­те с ней ее же крап­ле­ны­ми кар­та­ми. Наде­е­тесь все-таки переиграть?

- Мы каж­дый раз наде­ем­ся, что суме­ем пере­крыть мошен­ни­че­ские момен­ты. Обжа­ло­вать все нару­ше­ния в судеб­ном поряд­ке — очень доро­го. В 2007 году пар­тия потра­ти­ла более двух с поло­ви­ной мил­ли­о­нов тен­ге на судеб­ные издерж­ки, мы послед­нее отда­ли — а тол­ку? По Алма­ты было предъ­яв­ле­но 118 судеб­ных исков. Ни по одно­му не было реше­ния в нашу поль­зу. У нас были доку­мен­таль­ные дока­за­тель­ства: допу­стим, каме­ра фик­си­ру­ет — трое зашли в каби­ну для голо­со­ва­ния и вышли. Понят­но, что из-за одно­го тако­го фак­та анну­ли­ро­вать резуль­та­ты выбо­ров не будут, но при­знать хотя бы эти фак­ты неза­кон­ны­ми мож­но?! Одна­ко суды даже эти фак­ты не при­зна­ва­ли, гово­ри­ли, что все законно.

- Види­мо, поэто­му часть казах­стан­цев счи­та­ют, что этот режим поме­ня­ют не выбо­ры, а пло­щадь. Не согласны?

- Это очень серьез­ный вопрос. Ино­гда раз­да­ют­ся такие при­зы­вы, и внут­ри пар­тии гово­рят: «Давай­те выве­дем людей!» Но я их оста­нав­ли­ваю. Сей­час во вла­сти сидят непро­фес­си­о­на­лы, кото­рые полу­чи­ли высо­кие долж­но­сти кор­руп­ци­он­ным путем, они совер­шен­но не зна­ют зако­нов. Поэто­му я гово­рю: «Давай­те бороть­ся с ними интел­лек­том, давай­те пока­жем глу­бо­кое зна­ние зако­нов, заста­вим этих людей рабо­тать». Это очень труд­ный и дли­тель­ный путь. Но у нас есть момен­ты, когда мы доби­лись суще­ствен­ных изме­не­ний, выиг­ра­ли суд, где по фик­тив­ным доку­мен­там пред­при­ни­ма­тель захва­тил обще­ствен­ную тер­ри­то­рию. Суд длил­ся два года.

- Но это же кап­ля в море!

- Это посте­пен­ный про­цесс… Я один могу вый­ти, я знаю, что поне­су нака­за­ние. Но как выве­сти людей, кото­рые попа­дут под поли­цей­ские дубин­ки?! Мне совесть не поз­во­ля­ет это сде­лать. Даже если они верят мне, я не могу их выве­сти, пото­му что у нас систе­ма, кото­рая нико­го не хочет слу­шать, она может толь­ко дубин­ка­ми рабо­тать. Вот мы уже два меся­ца доби­ва­ем­ся встре­чи с аки­мом Алма­ты. Мы ему напи­са­ли, что при­дем тогда-то, рас­ска­жем о кор­руп­ци­он­ных дея­ни­ях его под­чи­нен­ных. При­хо­дим, а нас встре­ча­ет кор­дон поли­цей­ских. Нам гово­рят, что мы орга­ни­зо­ва­ли несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный пикет. Что это за подход?!

- Есть мне­ние, что неже­ла­ние оппо­зи­ции отста­и­вать свою точ­ку зре­ния пуб­лич­но, в том чис­ле на пло­ща­ди, вос­при­ни­ма­ет­ся как ее слабость…

- Нет, это не сла­бость. Но они дождут­ся пло­ща­ди, пото­му что тер­пе­ние у людей кон­чит­ся. Сего­дня в Алма­ты мно­гие кон­флик­ты мы гасим, они при­хо­дят к нам, мы гово­рим: «Не надо, нель­зя выхо­дить на пло­щадь, нель­зя идти в аки­мат в любой день, давай­те все обла­чим в пра­во­вую фор­му». Но власть сего­дня сама нару­ша­ет зако­ны, поэто­му рас­тут про­тестные настро­е­ния сре­ди про­стых людей. Власть сама будит в зако­но­по­слуш­ных людях про­экс­тре­мист­ские настроения.

- Поче­му власть так себя ведет?

- Власть уве­ро­ва­ла в свою без­на­ка­зан­ность. Она оплы­ла жиром, она живет ком­форт­но, топ­чет про­стых людей, под­ни­ма­ет руку на бере­мен­ных жен­щин. Они дума­ют, что тер­пе­ние у наро­да рези­но­вое, что его мож­но бес­ко­неч­но рас­тя­ги­вать. Но даже высо­ко­ка­че­ствен­ная рези­на име­ет свой пре­дел и когда-нибудь порвет­ся. Пер­вые при­зна­ки уже есть — собы­тия в Акто­бе, Аты­рау, Кен­ки­я­ке, Астане, Тара­зе, добавь­те к это­му людей, кото­рые сами себя под­жи­га­ют, пры­га­ют с крыш. Люди уже изби­ва­ют пред­ста­ви­те­лей аки­ма­тов, а поли­цей­ские их не защи­ща­ют, пото­му что пони­ма­ют: аки­ма­тов­ские дей­ству­ют неза­кон­но. Так уже было в Акбу­ла­ке (мик­ро­рай­он в Алма­ты, где живут мно­же­ство так назы­ва­е­мых само­за­хват­чи­ков), когда люди из адми­ни­стра­ции нача­ли по ночам вры­вать­ся в дома мест­ных жите­лей. Это, по сути, про­яв­ле­ние соци­аль­но­го экстремизма.

ЦИК нару­ши­ла закон

- Как Вы дума­е­те, поче­му ЦИК пошла на попят­ную и раз­ре­ши­ла ОСДП дать спис­ки пред­ста­ви­те­лей в избиркомы?

- Они нару­ши­ли закон, а мы вни­ма­тель­но чита­ем зако­ны. В законе не напи­са­но, за сколь­ко дней до выбо­ров долж­ны деле­ги­ро­вать пред­ста­ви­те­лей в избир­ко­мы: мож­но и за день, и за два. Если бы ЦИК не согла­си­лась с наши­ми дово­да­ми, то мы пода­ли бы в суд. Это гру­бая попыт­ка навя­зать свою волю, власть не хочет нас пус­кать в избир­ко­мы, ведь если мы зай­дем, то о каких мани­пу­ля­ци­ях может идти речь?

- Но какой толк от чле­нов комис­сий с сове­ща­тель­ным голо­сом? Раз­ве они что-то решают?

- Реша­ют. По край­ней мере, у чле­нов избир­ко­мов появ­ля­ет­ся страх быть раз­об­ла­чен­ны­ми, пото­му что наш чело­век сидит рядом, смот­рит, что они дела­ют. Хотя, конеч­но, повли­ять наши люди не смогут.

На пре­зи­дент­ских выбо­рах один наш пред­ста­ви­тель отби­вал­ся от чле­нов избир­ко­ма как мог: они пыта­лись от него изба­вить­ся под раз­ны­ми бла­го­вид­ны­ми пред­ло­га­ми, что­бы свои делиш­ки про­вер­нуть, но не смог­ли ниче­го сде­лать во вре­мя голо­со­ва­ния. Одна­ко когда он пере­во­ра­чи­вал урну, что­бы высы­пать бюл­ле­те­ни на стол, чле­ны избир­ко­ма там были одни жен­щи­ны) накло­ни­лись над сто­лом и нача­ли из-за пазух доста­вать бюл­ле­те­ни и под­бра­сы­вать на стол. И он ниче­го не смог сделать!

Да, мы сла­бы. Но какая-то надеж­да все-таки у нас есть, что власть обра­зу­мит­ся. И каж­дый раз из-за сво­ей поря­доч­но­сти мы покупаемся.

- Если кого-то будут выби­вать из пар­тий­но­го спис­ка, буде­те их отста­и­вать или не ста­не­те на это силы тратить?

- Мы луч­ше отни­мем ресур­сы у изби­ра­тель­ной кам­па­нии, но отсто­им наше­го кандидата.

- Ком­мен­та­то­ры на фору­мах удив­ля­ют­ся, поче­му ОСДП не вклю­чи­ла Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва в пар­тий­ный спи­сок, ведь «Алга» и «Народ­ный фронт» пред­ло­жи­ли реаль­ную помощь?

- К Коз­ло­ву (руко­во­ди­тель неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной пар­тии «Алга») пре­тен­зий нет. Но как лидер пар­тии может стать чле­ном дру­гой пар­тии? Мы ему можем пред­ло­жить, но ведь он сам отка­жет­ся. Он и не ста­вил так вопрос, когда пред­ла­гал помощь (за что мы ему бла­го­дар­ны). Точ­но так же Алдам­жа­ров не смо­жет вой­ти — он же оли­це­тво­ря­ет всех ком­му­ни­стов Казах­ста­на, как же он вой­дет в дру­гую партию?

Мы все боим­ся «стар­ше­го брата»

- С каки­ми лозун­га­ми ОСДП пой­дет в народ?

- Я пока воз­дер­жусь, не буду отве­чать на этот вопрос, пото­му что еще со все­ми доку­мен­та­ми не ознакомился.

- После съез­да ОСДП ста­ли упре­кать в том, что пар­тия вве­ла в спи­сок участ­ни­ка декабрь­ских собы­тий. Реши­ли потя­гать­ся с «Руха­ни­я­том» на наци­о­наль­ном поле?

- Вовле­че­ние «жел­ток­са­нов­ца» Рах­ме­то­ва не свя­за­но с наци­о­наль­ным вопро­сом, это дань ува­же­ния чело­ве­ку, кото­рый в 1986 году вышел со сво­и­ми дру­зья­ми на пло­щадь и ска­зал «нет» тому, что в то вре­мя про­ис­хо­ди­ло в стране. Мы через Рах­ме­то­ва хотим пока­зать пре­ем­ствен­ность: что мы, граж­дане Казах­ста­на, тоже хотим ска­зать нынеш­ней вла­сти «Хва­тит!».

- Тогда что Вы буде­те пред­ла­гать казах­ско­языч­ным каза­хам? Что буде­те гово­рить о казах­ском языке?

- Это тема ост­рая и очень тон­кая. Очень хоро­шо ска­зал на съез­де Жар­ма­хан Туяк­бай (пред­се­да­тель ОСДП) по это­му пово­ду: «Непра­виль­но заяв­лять, что нуж­но раз­ви­вать толь­ко казах­ский язык, уни­что­жать дру­гие язы­ки. У всех долж­ны быть рав­ные усло­вия». Сего­дня казах­ский язык хоть и при­знан госу­дар­ствен­ным, одна­ко госу­дар­ство ниче­го не дела­ет, что­бы мы научи­лись казах­ско­му язы­ку. Поче­му пре­мьер-министр зна­ет китай­ский язык, англий­ский язык, а на казах­ском не гово­рит? Поче­му на меж­ду­на­род­ных пере­го­во­рах Назар­ба­ев гово­рит на рус­ском? Это тоже отно­ше­ние к госу­дар­ствен­но­му языку.

- Не бои­тесь, что Ваша пози­ция по пово­ду Тамо­жен­но­го сою­за и еди­но­го эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства отпуг­нет нека­за­хов и они будут голо­со­вать за «Нур Отан», кото­рый рату­ет за инте­гра­цию с Россией?

- Мы все­гда гово­ри­ли, что Тамо­жен­ный союз — это нуж­ная вещь, как любая инте­гра­ция. Одна­ко, не имея про­мыш­лен­но­сти, при раз­ва­лен­ном сель­ском хозяй­стве, мы вхо­дим в союз с госу­дар­ства­ми, кото­рые эко­но­ми­че­ски силь­нее нас. Поэто­му мы оста­ем­ся в про­иг­ры­ше. То есть нуж­но было сна­ча­ла усло­вия посмот­реть, может, льго­ты запро­сить, что­бы через год-два вырав­нять наши эко­но­ми­че­ские воз­мож­но­сти. Мы не про­тив эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции. Но мы боим­ся, как бы опять у нас не появил­ся «стар­ший брат».

Один депу­тат — уже революция

- Как Вы оце­ни­ва­е­те шан­сы на побе­ду ОСДП?

- Булат Аби­лов (сопред­се­да­тель ОСДП «Азат») скром­но ска­зал, что за ОСДП про­го­ло­су­ют 50%. Одна­ко исхо­дя из реаль­ной ситу­а­ции, я думаю, что боль­ше поло­ви­ны изби­ра­те­лей. Пото­му что так, как сего­дня живет народ, даль­ше жить нель­зя. Про­тестные настро­е­ния уси­ли­ва­ют­ся. Сего­дня «Нур Отан» достал всех, поэто­му, откро­вен­но гово­ря, мы рас­счи­ты­ва­ем и на то, что за нас будут голо­со­вать назло «Нур Отану».

- Что буде­те делать, если Ваши кан­ди­да­ты не прой­дут в Мажилис?

- Это жиз­нен­ный вопрос, но одно­знач­но отве­тить на него очень слож­но, мы дума­ем. Лич­но я созрел, что­бы вый­ти на пло­щадь. Но у меня нет мораль­но­го пра­ва при­зы­вать людей к этому.

- Пред­по­ло­жим, ОСДП вошла в пар­ла­мент, но раз­ве нуро­та­нов­ское боль­шин­ство не будет Ваши идеи рубить на корню?

- Мы наде­ем­ся, что даже один чело­век от оппо­зи­ции в пар­ла­мен­те ста­нет про­воз­вест­ни­ком вес­ны. Его появ­ле­ние в Мажи­ли­се ста­нет сво­е­го рода рево­лю­ци­ей, ему не смо­гут пере­крыть все кана­лы — он смо­жет делать депу­тат­ские запро­сы, тре­бо­вать чего-либо от пра­ви­тель­ства. В наро­де голос даже одно­го тако­го депу­та­та будет отда­вать­ся мощ­нее, чем голо­са осталь­ных «оди­на­ко­вых с лица». Это будет победа.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №43 (219) от 2 декаб­ря 2011 года

Link:
Аста­на заплы­ла жиром

архивные статьи по теме

Неправильные договоры ведут к суицидам?

Встряска лучше загнивания

Опасайтесь сговора Китая и России