fbpx

Акежан Кажегельдин: «Уверен, Токаев не сомневается, что мой план моя команда могла бы выполнить…»

В интервью «Новой» — Казахстан» опальный экс-премьер Казахстана предложил президенту страны сотрудничество.

- Аке­жан Маг­жа­но­вич, если исхо­дить из казах­стан­ских реа­лий, какие, по Вашей оцен­ке, рефор­мы по силам пре­зи­ден­ту Тока­е­ву?

Я недав­но напи­сал ему пись­мо. Это един­ствен­ный у меня спо­соб обще­ния с вла­стью. Стране как воз­дух нуж­на преж­де все­го модер­ни­за­ция инду­стрии и инфра­струк­ту­ры. Если мы хотим снять­ся с сырье­вой иглы, то долж­ны перей­ти к про­из­вод­ству серьез­ных про­мыш­лен­ных това­ров, и ока­зы­вать серьез­ные про­мыш­лен­ные услу­ги.

У нас очень ста­рое обо­ру­до­ва­ние, а инве­сто­ры сво­их пер­вич­ных обя­за­тельств, кото­рые они дали в сере­дине 1990‑х годов, не выпол­ни­ли и нику­да не при­нес­ли с собой новых тех­но­ло­гий, кро­ме неф­тя­но­го сек­то­ра, где аме­ри­кан­цы и бри­тан­цы что-то модер­ни­зи­ро­ва­ли. Дай нам бог выполз­ти с неболь­ши­ми поте­ря­ми из пан­де­мии и не попасть под ее вто­рую вол­ну. Народ очень обед­нел, даже в неф­те­га­зо­вом сек­то­ре поряд­ка 40 тысяч чело­век ока­за­лись без рабо­ты. Я думаю, что Тока­е­ва ждут очень непро­стые вре­ме­на, и одни­ми обе­ща­ни­я­ми сфор­му­ли­ро­ван­ны­ми писа­ка­ми, кото­рые в тече­ние чет­вер­ти века пере­хо­ди­ли из каби­не­та в каби­нет, эту про­грам­му не оси­лить.

Тока­ев полу­чил в наслед­ство от Назар­ба­е­ва не вышед­шую из пер­ма­нент­но­го кри­зи­са эко­но­ми­ку. На реаль­ные дохо­ды, даже от сырье­во­го сек­то­ра в свя­зи с пан­де­ми­ей коро­но­ви­ру­са и паде­ни­ем всех рын­ков, рас­счи­ты­вать не при­хо­дит­ся. Зани­мать день­ги тяже­ло, пото­му что МВФ и Все­мир­ный банк  потре­бу­ют ясно­сти, на что тра­тят­ся день­ги, и как будет адми­ни­стри­ро­вать­ся денеж­ный поток.

Сей­час Тока­е­ву, что­бы понять, сколь­ко име­ет­ся денег, нуж­но все фон­ды скон­цен­три­ро­вать в одних руках, опре­де­лить­ся со стра­те­ги­ей модер­ни­за­ции эко­но­ми­ки, и выстро­ить план при­вле­че­ния капи­та­ла путем зай­мов, пря­мых, кос­вен­ных инве­сти­ций, или капи­та­ли­за­ции про­ек­тов за счет наци­о­на­ли­за­ции про­ек­тов, с их даль­ней­шей при­ва­ти­за­ци­ей, что­бы вер­нуть день­ги в каз­ну.

Я Тока­е­ву пред­ло­жил такой план при­мер­но на 85 мил­ли­ар­дов евро. Пока отве­та не полу­чил. Уве­рен, он не сомне­ва­ет­ся, что мой план моя коман­да мог­ла бы выпол­нить. Но он не зна­ет, как этот вопрос согла­со­вать с Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым. А у Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча со мной чисто эмо­ци­о­наль­ный кон­фликт, и в ито­ге стра­на — залож­ни­ца это­го ста­ре­ю­ще­го поли­ти­ка.

- Есть ли у Тока­е­ва кори­дор лич­ных и поли­ти­че­ских воз­мож­но­стей для реформ?

- Тока­ев полу­чив власть, стал мише­нью для всех оппо­нен­тов. Он толь­ко что отби­вал­ся от внут­рен­ней фрон­ды. Что­бы реа­ли­зо­вать свою про­грам­му, он дол­жен пере­стать ходить на согла­со­ва­ние к Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву и пере­смот­реть кучу инве­сти­ци­он­ных про­ек­тов и про­ек­тов в ана­ли­ти­че­ском сек­то­ре, где очень мно­гие реше­ния были свя­за­ны с взят­ка­ми чинов­ни­кам. Сей­час очень пло­хой обмен­ный курс — власть уже обя­зы­ва­ет обме­ни­вать экс­пор­те­ров валю­ту на тен­ге. А экс­пор­те­ры при­вык­ли не дово­зить день­ги в стра­ну и остав­лять их за рубе­жом, так что потре­бу­ет­ся мно­го сил, что­бы этих экс­пор­те­ров выстро­ить.  Наде­юсь, что в июле, после того, как Назар­ба­ев отме­тит свое 80-летие, то решит, что может уйти на покой.

- Но мож­но, как преж­де, занять денег у Китая. Кото­рый их лег­ко давал в долг

- У КНР боль­ше нет воз­мож­но­стей зани­мать день­ги, там свои серьез­ные про­бле­мы — из-за пан­де­мии упа­ла эко­но­ми­ка. Хотя я хочу под­черк­нуть, что день­ги для пра­виль­ных про­ду­ман­ных инве­сти­ций есть. Надо знать, где их нахо­дить. И надо уметь дого­ва­ри­вать­ся.

Сей­час на зару­беж­ных сче­тах спря­та­но огром­ное коли­че­ство казах­стан­ских денег.  Очень мно­го не дове­ден­ных до кон­ца уго­лов­ных дел, напри­мер, по день­гам, уве­ден­ным из стра­ны Раха­том Али­е­вым: в той же Гер­ма­нии, по делу о Metallwerke — 18 мил­ли­о­нов евро, застряв­ших на раз­лич­ных сче­тах.  А послед­ние юри­ди­че­ские скан­да­лы вокруг быв­шей жены Али­е­ва Дари­ги Назар­ба­е­вой пока­за­ли, что толь­ко по четы­рем лон­дон­ским адре­сам у нее акку­му­ли­ро­ва­но боль­ше 100 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов. Иэто вер­хуш­ка айс­бер­га. Если мы их не вер­нем, то эти день­ги кон­фис­ку­ют евро­пей­цы, поль­зу­ясь новы­ми зако­на­ми, кото­рые им поз­во­ля­ют это делать доста­точ­но быст­ро.

Поэто­му нуж­но выпу­стить обли­га­ции бес­про­цент­но­го внут­рен­не­го зай­ма, и раз­ме­стить их сре­ди бога­чей – это пер­вый шаг по боль­шой амни­стии капи­та­лов. Обли­га­ции могут купить и ино­стран­ные юри­ди­че­ские лица. Мно­гие из них пря­мо и опо­сре­до­ван­но кон­тро­ли­ру­ют­ся казах­стан­ски­ми оли­гар­ха­ми.

Пока же, даже в усло­ви­ях пан­де­мии аки­мы обла­стей и лоб­бист­ские груп­пы умуд­ря­ют­ся вырвать огром­ные день­ги у пра­ви­тель­ства на стро­и­тель­ство огром­ных раз­вле­ка­тель­ных цен­тров. Хотя на гос­пи­та­ли денег нет. По здра­во­охра­не­нию мы нахо­дим­ся чуть ли не на послед­нем месте. Если взять ста­ти­сти­ку (хотя послед­няя ста­ти­сти­ка трех­лет­ней дав­но­сти), у нас выде­ля­лось из бюд­же­та чуть боль­ше трех про­цен­тов ВВП на меди­ци­ну. Вот теперь мы рас­пла­чи­ва­ем­ся за это. Взять хотя бы эпи­де­мию коро­но­ви­ру­са — мы не зна­ем, сколь­ко у нас коек при­го­тов­ле­но для боль­ных, сколь­ко мы заку­пи­ли тестов.  И после пан­де­мии нуж­но будет менять всю систе­му здра­во­охра­не­ния. Мы все в быв­шем СССР на этом пого­ре­ли. А народ, начи­ная с про­шло­го года, стал дру­гим. Пока власть все­ми сила­ми пыта­ет­ся не реги­стри­ро­вать новую пар­тию энер­гич­ной груп­пы моло­дых людей, кото­рые очень быст­ро наби­ра­ют сто­рон­ни­ков, у всех за спи­ной появ­ля­ет­ся совсем дру­гая пар­тия – пар­тия ули­цы, кото­рая ника­кой реги­стра­ции не надо, про­грам­мы у нее нет, но есть один пункт – сме­на вла­сти. Она всех при­зы­ва­ет на бар­ри­ка­ды. Если так пой­дет, то и власть, и мы – «цивиль­ная оппо­зи­ция» — ока­жем­ся, как на Укра­ине, на май­дане, и тогда будем дока­зы­вать, зачем мы вооб­ще нуж­ны.

Но власть оза­бо­че­на дру­гим: после того, как я дал интер­вью Радио «Азаттык», груп­па, кото­рая зани­ма­ет­ся во вла­сти казах­стан­ской бота-фер­мой, полу­чи­ла коман­ду отве­тить нега­ти­вом на мое интер­вью. Хотя там не было сек­ре­тов Поли­ши­не­ля.

Но в шта­бе по ЧП все регу­ли­ру­ют маль­чи­ки-мене­дже­ры! В мои руки недав­но попал стра­те­ги­че­ский план по при­вле­че­нию инве­сти­ций 20–25 годы, кото­рый был отправ­лен на согла­со­ва­ние Тока­е­ва. Я от него при­шел от него в ужас. Это ком­пи­ля­ция пла­нов раз­ных лет, туда даже попа­ли пла­ны по ЭКСПО. Это тек­сты, взя­тые из раз­ных доку­мен­тов, где одни пунк­ты не вяжут­ся с дру­ги­ми. Нет ника­ких рас­че­тов, нет пояс­не­ния логи­ки это­го пла­на. С нынеш­ним пра­ви­тель­ством ника­кую эко­но­ми­че­скую рефор­му ему не про­ве­сти. Тут очень мно­го рабо­ты для само­го Тока­е­ва.

Но у нас есть шанс рва­нуть. Про­грам­ма, кото­рую я пред­ла­гаю Касым-Жомар­ту Тока­е­ву, преж­де все­го состо­ит в том, что­бы замкнуть Цен­траль­но-ази­ат­ский реги­он, и сде­лать эко­но­ми­ки близ­ки­ми и вза­и­мо­до­пол­ня­ю­щи­ми, заколь­це­вать всю энер­ге­ти­ку. Необ­хо­ди­мо осу­ще­ствить про­рыв­ной про­ект энер­ге­ти­че­ско­го цен­траль­но-ази­ат­ско­го хаба — я о нем в «Новой»-Казахстан» уже рас­ска­зы­вал. Это будет супер-реги­он. А на кого инве­сто­ры обра­ща­ют вни­ма­ние? На силь­но­го. Как толь­ко на кар­те появ­ля­ет­ся силь­ный реги­он, туда устрем­ля­ют­ся все инте­ре­сы.

Но без дого­во­рен­но­сти всех стран реги­о­на, вклю­чая Рос­сию и Китай, этот про­ект не будет обес­пе­чен в пол­ной мере. Зна­чит, нуж­но моби­ли­зо­вать дипло­ма­ти­че­ский кор­пус, собрать коман­ду для это­го.

- Вы счи­та­е­те, что на сосе­дей тут мож­но ори­ен­ти­ро­вать­ся? Напри­мер, успе­хи реформ в Узбе­ки­стане пока не оче­вид­ны…

- Было очень мно­го спра­вед­ли­вой кри­ти­ки в адрес Исла­ма Кари­мо­ва, но мало кто сде­лал для сво­ей стра­ны столь­ко, сколь­ко сде­лал он, осо­бен­но по части укреп­ле­ния обо­ро­но­спо­соб­но­сти. Хотя он пере­гнул пал­ку, и чуть было не загу­бил сво­бо­ду пред­при­ни­ма­тель­ства. Но я смот­рю, что новый лидер идет в сто­ро­ну этой сво­бо­ды. А узбе­ки – при­рож­ден­ные пред­при­ни­ма­те­ли. Струк­ту­ра их эко­но­ми­ки очень силь­но изме­ни­лась. Плюс у них серьез­ная чис­лен­ность насе­ле­ния, а она игра­ет очень зна­чи­тель­ную роль для быст­ро­го скач­ка. И я вижу, что они не так мно­го афи­ши­ру­ют свои дости­же­ния, но тихой сапой тру­дят­ся.

- Петр Сво­ик в интер­вью DW выска­зал точ­ку зре­ния, что без той или иной фор­мы наци­о­на­ли­за­ции энер­ге­ти­че­ской сфе­ры Казах­ста­ну не обой­тись, ина­че день­ги в стра­ну не вер­нуть.

- Это абсо­лют­ная необ­хо­ди­мость. Я об это напи­сал Тока­е­ву. Но это нуж­но не для того, что­бы при­ле­пить энер­ге­ти­ку к рукам госу­дар­ства. Надо ее выров­нять, разо­брать­ся, что про­изо­шло, и поста­вить на рынок. Но преж­де все­го надо сде­лать то, чего не успе­ло сде­лать наше пра­ви­тель­ство в 1998‑м году — что­бы глав­ны­ми инве­сто­ра­ми наци­о­наль­ных ком­па­ний высту­пи­ли казах­ские наци­о­наль­ные пен­си­он­ные фон­ды. Вот тогда эко­но­ми­ка будет рабо­тать на нацию. Это был наш план на 1998–2003 годы, его угро­би­ли те, кто потом в эти ком­па­нии залез­ли. Пен­си­он­ные фон­ды долж­ны были быть кре­ди­то­ра­ми этих отрас­лей и полу­чать на свои сче­та день­ги, плюс диви­ден­ды, то есть мы полу­ча­ли свои наци­о­наль­ные допол­ни­тель­ные финан­со­вые ресур­сы, что­бы не зани­мать их за рубе­жом. И инве­сти­ро­вать их в буду­щие поко­ле­ния. К этой про­грам­ме нуж­но вер­нуть­ся. Наде­юсь, что Тока­ев пой­дет этим путем. Я ему это­го желаю.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан