23 C
Астана
17 июля, 2024
Image default

Акежан Кажегельдин: «Самрук» был создан для того, чтобы красть деньги

В кон­це янва­ря 2022 интер­нет-жур­нал Vlast.kz опуб­ли­ко­вал ито­ги их сов­мест­но­го рас­сле­до­ва­ния с меж­ду­на­род­ным цен­тром по иссле­до­ва­нию кор­руп­ции и орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти OCCRP и кыр­гыз­ским изда­ни­ем Kloop. Тема рас­сле­до­ва­ния – бла­го­тво­ри­тель­ные фон­ды Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, через кото­рые экс-пре­зи­дент Казах­ста­на кон­тро­ли­ру­ет свои обшир­ные активы. 

Поче­му мил­ли­ар­ды Назар­ба­е­ва рас­пре­де­ле­ны по пяти фон­дам, в каких стра­нах сего­дня нахо­дят­ся эти акти­вы и для чего на самом деле был создан хол­динг «Самрук-Казы­на» пре­мьер-министр Казах­ста­на в 1994–1997 гг. Аке­жан Каже­гель­дин рас­ска­зал жур­на­ли­сту Вади­му Борей­ко в интер­вью, кото­рое вышло на YouTube-кана­ле «Гипер­бо­рей» 3 фев­ра­ля 2022 года.

Пять фондов Назарбаева

Вадим Борей­ко. Аке­жан Маг­жа­но­вич, давай­те вспом­ним поимен­но все эти орга­ни­за­ции: Фонд Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан – Елба­сы (кста­ти гово­ря, там была стро­ка, что он закрыл­ся в 2021 году, что ста­ло для меня сюр­при­зом), «Назар­ба­ев Фонд», «Фонд Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва», «Фонд Демеу» и «Елба­сы Фонд» — все­го пять. Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, для чего нуж­ны пять фон­дов — это раз­ные кор­зин­ки, что­бы в них дер­жать яйца?

Аке­жан Каже­гель­дин. Вооб­ще это так назы­ва­е­мая струк­ту­ра хол­дин­га — то есть дей­стви­тель­но несколь­ко яиц в одной кор­зине, и кор­зи­на при­над­ле­жит Нур­сул­та­ну Аби­ше­ви­чу. Но не напря­мую. Он был потря­сен, дра­ма­ти­че­ски, ужас­но рас­сле­до­ва­ни­ем «Казахгейт», и вынес отту­да один урок: в буду­щем он напря­мую не будет ничем вла­деть, у него будут под­став­ные фигуры.

И с это­го вре­ме­ни нача­лось стро­и­тель­ство и вос­хож­де­ние Фон­да Пер­во­го Пре­зи­ден­та, кото­рый цели­ком и пол­но­стью дер­жит­ся на Фон­де раз­ви­тия Казах­ста­на, что был создан в наше вре­мя еще при Дау­ле­те Хами­то­ви­че Сем­ба­е­ве (тогда он был вице-пре­мье­ром), но он был пустой, там, навер­ное, даже тен­ге не лежал. Мы туда нака­ча­ли денег. И там, в том чис­ле, были день­ги, пере­ве­ден­ные неф­тя­ны­ми ком­па­ни­я­ми за сдел­ки, были бону­сы и пря­мые пла­те­жи за акти­вы. Все это потом мяг­ко и посте­пен­но пере­шло в Фонд Пер­во­го Президента.

На сним­ке: Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­тов, пре­мьер-министр Казах­ста­на с 28 янва­ря 2002 по 11 июня 2003 гг.

И если вы помни­те заяв­ле­ние Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­то­ва в пар­ла­мен­те — о том, что мы дер­жа­ли день­ги в сек­рет­ном валют­ном фон­де, — он не лгал, он гово­рил о день­гах, кото­рые там лежат, и посте­пен­но эти сред­ства ста­ли назы­вать­ся Фон­дом Пер­во­го Президента. 

Для нации Назар­ба­ев исполь­зо­вал вер­сию, что это фонд, кото­рый будет нам помо­гать раз­ви­вать­ся, а в ито­ге он пре­вра­тил­ся в част­ную струк­ту­ру, част­ное пред­при­я­тие. И все эти фон­ды, что вы назва­ли — это все кло­ны одно­го и того же инсти­ту­та, эти день­ги — всё о том же, о чем напи­са­ла OCCRP.

В.Б. Вы име­е­те в виду выступ­ле­ние Тас­ма­гам­бе­то­ва в 2002 году, когда Иман­га­ли Нур­га­ли­е­вич гово­рил о том, как мы про­да­ва­ли свою долю в место­рож­де­нии Тенгиз?

А.К. Да, совер­шен­но вер­но, он тогда очень тем­пе­ра­мент­но высту­пил в пар­ла­мен­те и ска­зал, что «было вре­мя, когда мы были вынуж­де­ны скры­вать день­ги от кор­руп­ции» и так далее. Вот это абсо­лют­но те же день­ги, и сей­час это день­ги част­но­го фонда.

Фор­маль­но сей­час в Казах­стане суще­ству­ет одно част­ное пред­при­я­тие, и оно нахо­дит­ся в Объ­еди­нен­ных Араб­ских Эми­ра­тах. Акти­вы и налич­ные сред­ства нахо­дят­ся в раз­ных стра­нах, вклю­чая Эми­ра­ты, Гон­конг, Син­га­пур, Мав­ри­кий и Сей­ше­лы. На самом деле там огром­ные день­ги, и я думаю, Нур­сул­тан Аби­ше­вич прак­ти­че­ски ими уже дав­но не толь­ко не управ­ля­ет, он даже не видел балан­са этих фон­дов, думаю, мно­го лет. Он вооб­ще с циф­ра­ми тако­го рода нико­гда не дру­жил и не пони­мал их.

А люди… как пра­ви­ло, беда нашей кор­рум­пи­ро­ван­но­сти в чем: вокруг него суще­ство­ва­ла сеть, пау­ти­на людей, кото­рые пред­ла­га­ли ему вся­кие вари­ан­ты, она раз­рас­та­лась, раз­рас­та­лась, разрасталась.

А.К. Вот вер­нем­ся к ситу­а­ции с «Самрук – Казы­на»: ведь 

«Самрук» был создан для того, что­бы красть день­ги, не для того, что­бы раз­ви­вать стра­ну. Это абсо­лют­ная дурил­ка, гово­ря на рус­ском язы­ке, сде­лан­ная для того, что­бы закон­ным путем красть госу­дар­ствен­ные деньги. 

И если Касым-Жомарт Тока­ев дума­ет, что «Самрук» — это буду­щее стра­ны, он глу­бо­ко оши­ба­ет­ся. И я очень наде­юсь, что его репли­ка — когда он ска­зал, что и этот инсти­тут, и его руко­во­ди­те­ли уйдут в небы­тие — вопло­тит­ся в жизнь. Он дол­жен уйти в небы­тие. Но до это­го нуж­но про­ве­сти пол­ный аудит, разо­брать­ся, что там про­ис­хо­дит и как.

Кайрат Сатыбалды и Айгуль Нуриева

В.Б. Вы гово­ри­те, что акти­вы этих фон­дов Назар­ба­е­ва раз­бре­лись по миру, как бара­ны по сте­пи, и даже сам их учре­ди­тель не име­ет поня­тия, где что нахо­дит­ся. Как этих бара­нов обрат­но в ота­ру собрать?

А.К. Есть два чело­ве­ка, кото­рые могут помочь собрать: одно­го зовут Кай­рат Саты­бал­ды, дру­го­го чело­ве­ка зовут Айгуль Нуриева.

Иллю­стра­ция: про­филь Айгуль Нури­е­вой на сай­те Forbes.kz.

В.Б. Ну, они далече.

А.К. Зна­чит, надо их найти.

В.Б. Вряд ли кто-то будет искать (Кай­рат Саты­бал­ды в сере­дине мар­та 2022 г. был аре­сто­ван, а в сен­тяб­ре того же года осуж­дён к 6 годам лише­ния сво­бо­ды; место­на­хож­де­ние А. Нури­е­вой неиз­вест­но, — авт.).

А.К. А это дру­гой вопрос. Но тогда мы опять вклю­ча­ем наш вари­ант: мы замо­ра­жи­ва­ем акти­вы, и они вер­нут­ся — когда вернутся.

Все транзакции оставляют следы

В.Б. Хоро­шо, а что все-таки слу­чи­лось с Фон­дом Пер­во­го Пре­зи­ден­та, кото­рый, как напи­са­но в рас­сле­до­ва­нии на Vlast.kz, был закрыт в 2021 году?

А.К. Там закры­та одна струк­ту­ра, но ее содер­жа­ние пере­ве­де­но в другую.

В.Б. В какую, вы не знаете?

А.К. Нет, зна­ем, в «Назар­ба­ев Фонд».

В.Б. То есть туда пере­тек­ли активы?

А.К. Да, конеч­но. Там бес­по­лез­но пере­пи­сы­вать, они про­сто пере­бра­сы­ва­ют и пере­бра­сы­ва­ют сред­ства. Но это не может уйти про­сто так — тран­зак­ции име­ют сле­ды. Не толь­ко денеж­ные пере­во­ды, есть еще сле­ды тран­зак­ций акти­вов: вы пере­пи­сы­ва­е­те одно в дру­гое, дру­гое в тре­тье и так далее — все оста­ет­ся, все остав­ля­ет следы.

В.Б. Это един­ствен­ная хоро­шая новость, кото­рую я вижу во всей этой теме: то, что уже­сто­ча­ет­ся зару­беж­ное зако­но­да­тель­ство по пово­ду клеп­то­кра­ти­че­ско­го иму­ще­ства, в том чис­ле в офшо­рах — там пере­ста­ло быть так воль­гот­но, как было раньше.

Но вос­поль­зу­ет­ся ли Казах­стан этим уже­сто­че­ни­ем — это совсем дру­гой вопрос, и мне кажет­ся, все-таки силь­но замо­ра­чи­вать­ся не будут. Даже если созда­дут спе­ци­аль­ное агент­ство для этой рабо­ты, оно будет дей­ство­вать по инер­ции, а инер­ция, ее гра­ви­та­ция — это же вели­кая сила, и агент­ство опять зай­мет­ся «само­до­ста­точ­ным биз­не­сом», как это дела­ло наше мини­стер­ство юсти­ции при Мара­те Беке­та­е­ве (я гово­рю о тяж­бах с Мух­та­ром Абля­зо­вым и с мол­дав­ски­ми биз­не­сме­на­ми Ста­ти). Раз­де­ля­е­те ли вы мой скеп­сис по это­му вопросу?

А.К. Если бы я нахо­дил­ся вме­сте с вами в Алма­ты, я бы его раз­де­лял пол­но­стью. Ваш скеп­сис абсо­лют­но зако­нен, он про­фес­си­о­на­лен, он про­дик­то­ван вашим лич­ным опы­том и пони­ма­ни­ем, как в стране всё работает.

Но я хотел бы вер­нуть­ся к нача­лу вашей реплики: 

при­ня­то новое поко­ле­ние новых зако­нов, кото­рые ста­но­вят­ся голов­ной болью для клеп­то­кра­тов и кор­руп­ци­о­не­ров. То, что изме­ни­лось зако­но­да­тель­ство в Соеди­нен­ных Шта­тах — это не заслу­га пре­зи­ден­та. Это заслу­га граж­дан­ско­го обще­ства и журналистов.

Это они в новой кам­па­нии, даже когда изби­рал­ся Трамп, а потом уже, когда изби­рал­ся Бай­ден, потре­бо­ва­ли изме­не­ния зако­нов, и гло­баль­ный закон Маг­нит­ско­го, и закон о про­ти­во­дей­ствии кор­руп­ции настоль­ко силь­ны, что не может пре­зи­дент Бай­ден захо­теть или не захо­теть замо­ро­зить сред­ства казах­стан­ских олигархов. 

Это закон, он обя­зан его выпол­нять, если он не будет выпол­нять, зна­чит, он сам ста­нет нару­ши­те­лем зако­нов. И да, это самое важ­ное, что про­изо­шло в мире – это первое. 

Вто­рое: все наши каза­хи, кото­рые засе­ли в офшо­рах на ост­ро­вах, сей­час — залож­ни­ки ситу­а­ции. Они не могут нику­да пере­ве­сти свои день­ги, они на них «сидят». У них была пере­дыш­ка и воз­мож­ность вос­поль­зо­вать­ся бит­ко­и­на­ми, но и с бит­ко­и­на­ми исто­рия, похо­же, тоже закончилась.

Источ­ник: YouTube-канал «Гипер­бо­рей»

архивные статьи по теме

Таджикский историк: царизм не ожидал такой реакции «инородцев»

Editor

Жена Вячеслава Кима купила две квартиры в приюте для миллиардеров

Editor

Четыре «кита» для модернизации общества