15 C
Астана
28 июля, 2021
Image default

Адвокаты доказывают невиновность нефтяников

Про­цес­су­аль­ные нару­ше­ния, допу­ще­ние в ходе след­ствия гром­ко­го уго­лов­но­го дела неф­тя­ни­ков, будут зане­се­ны в анна­лы оте­че­ствен­ной юрис­пру­ден­ции, гово­рят в кулу­а­рах суда в Актау адво­ка­ты рабо­чих. В сво­их выступ­ле­ни­ях на пре­ни­ях неко­то­рые защит­ни­ки выло­жи­ли насто­я­щие «бом­бы».

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА, Шари­па ИСКАКОВА

 

Напом­ним, что преды­ду­щие части репор­та­жа с пре­ний вы може­те про­чи­тать на пор­та­ле: «Раз не было заяв­ле­ний, зна­чит, и пыток не было!», «Про­ку­ро­ры стро­ят обви­не­ние на пока­за­ни­ях мен­тов» и «Неф­тя­ни­ки не мон­стры. Это про­стой народ!».

Нару­ше­ния УПК, допу­щен­ные в ходе «рас­сле­до­ва­ния» уго­лов­но­го дела в отно­ше­нии 37 неф­тя­ни­ков — уже осно­ва­ние для пре­кра­ще­ния почти двух­ме­сяч­но­го судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства об орга­ни­за­то­рах жана­о­зен­ских бес­по­ряд­ков. Все адво­ка­ты заяви­ли: вина их под­за­щит­ных не дока­за­на, и в отно­ше­нии подав­ля­ю­ще­го чис­ла под­су­ди­мых дол­жен быть выне­сен оправ­да­тель­ный приговор.

Из 12 выступ­ле­ний адво­ка­тов мы выбра­ли те, кото­рые наи­бо­лее точ­но и пол­но отра­жа­ют суть про­ис­хо­дя­ще­го на этом скан­даль­ном процессе.

Под­су­ди­мых долж­ны оправдать!

- Ува­жа­е­мый суд, сто­ро­на обви­не­ния не смог­ла собрать ника­ких дока­за­тельств вины под­за­щит­ных! — начал свою речь Ере­жеп Тиле­уку­лов адво­кат под­су­ди­мых Шаб­до­ла Утки­ло­ва, Исла­ма Шами­ло­ва, Ану­ар­бе­ка Тад­же­но­ва и Кар­ла Бекжанова.

Адво­кат цити­ро­вал нор­мы зако­на, кото­рые игно­ри­ро­ва­лись на этом про­цес­се: «дока­за­тель­ства­ми по уго­лов­но­му делу явля­ют­ся закон­но полу­чен­ные фак­ти­че­ские дан­ные, на осно­ве кото­рых дозна­ва­тель, сле­до­ва­тель, про­ку­рор, суд уста­нав­ли­ва­ют нали­чие или отсут­ствие дея­ния, преду­смот­рен­но­го Уго­лов­ным кодек­сом РК…», «фак­ти­че­ские дан­ные, име­ю­щие зна­че­ние для пра­виль­но­го раз­ре­ше­ния уго­лов­но­го дела, уста­нав­ли­ва­ют­ся пока­за­ни­я­ми подо­зре­ва­е­мо­го, обви­ня­е­мо­го, потер­пев­ше­го, сви­де­те­ля, а так­же заклю­че­ни­я­ми экс­пер­та, спе­ци­а­ли­ста, веще­ствен­ны­ми дока­за­тель­ства­ми, про­то­ко­ла­ми про­цес­су­аль­ных дей­ствий и ины­ми документами…»

- Орган пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия не поль­зо­вал­ся тре­бо­ва­ни­я­ми это­го зако­на, более того — вооб­ще не при­ни­мал его во вни­ма­ние, — заявил Тиле­уку­лов. — Про­ве­дя рас­сле­до­ва­ние одно­сто­ронне, с обви­ни­тель­ным укло­ном, неза­кон­но и на осно­ве лож­ных доку­мен­тов, орган уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния напра­вил дело в суд! Напри­мер, не нашло ника­ко­го под­твер­жде­ния обви­не­ние в орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков, выдви­ну­тое про­тив под­су­ди­мо­го Уткилова.

Далее защит­ник пере­шел к деталям.

- Вызы­ва­ет удив­ле­ние тот факт, что орган след­ствия заявил: Утки­лов испол­нял роль пря­мо­го орга­ни­за­то­ра, — про­дол­жал адво­кат. — Но ведь Утки­лов нико­гда не был на какой-либо высо­кой долж­но­сти, то есть он не обла­да­ет необ­хо­ди­мым потен­ци­а­лом для орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков. Он про­стой рабо­чий, и не мог стро­ить пред­ва­ри­тель­ные пла­ны, успе­вать ука­зы­вать каж­до­му участ­ни­ку бес­по­ряд­ков на его роль и кон­тро­ли­ро­вать ход выпол­не­ния этих ука­за­ний. Не ока­за­лось так­же сви­де­те­ля, пря­мо ука­зы­ва­ю­ще­го на него, как на орга­ни­за­то­ра этих бес­по­ряд­ков. Ну, а под­су­ди­мые Шами­лов и Бек­жа­нов вооб­ще к неф­тя­ной отрас­ли не име­ют ника­ко­го отно­ше­ния. Они без­ра­бот­ные, про­стые жите­ли горо­да. В их семьях нет людей, рабо­та­ю­щих в неф­тян­ке. Для них нет раз­ни­цы, при­ме­ня­ет­ся или нет коэф­фи­ци­ент 1.8. Тад­же­нов так­же не име­ет отно­ше­ние к «Озен­му­най­га­зу». Он рабо­та­ет в ТОО «Мунай­фил­дсер­вис».

Тиле­уку­лов сооб­щил суду: 16 декаб­ря 2011 года Шами­лов и Тад­же­нов пошли на цен­траль­ную пло­щадь Жана­о­зе­на, что­бы при­нять уча­стие в празд­нич­ных меро­при­я­ти­ях.   Там были ране­ны поли­цей­ски­ми. Те гру­бо нару­ши­ли пра­ви­ла исполь­зо­ва­ния огне­стрель­но­го ору­жия, уста­нов­лен­ные в МВД РК. Ну а Карл Бек­жа­нов в тот день вооб­ще не ходил на алан.

Адво­кат выска­зал­ся о при­чи­нах неза­кон­ных дей­ствий работ­ни­ков следствия:

- Целью было уве­ли­че­ние чис­ла обви­ня­е­мых и сокры­тие тяже­лых пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с умыш­лен­ной стрель­бой в без­оруж­ных людей. Под­су­ди­мых неза­кон­но заклю­чи­ли под стра­жу, неза­кон­но обви­ни­ли, — ска­зал адвокат.

Защит­ник напом­нил: ни один из потер­пев­ших не ука­зал на Утки­ло­ва, Шами­ло­ва, Тад­же­но­ва, Бек­жа­но­ва как на погром­щи­ков и под­жи­га­те­лей. Наобо­рот, одна из потер­пев­ших — Жанат Коны­с­ба­е­ва рас­ска­за­ла в суде, что ее юрта про­па­ла с ала­на в ночь на 17 декаб­ря. Жен­щи­на точ­но зна­ет это, пото­му что юрта была вид­на с бал­ко­на ее дома, рас­по­ло­жен­но­го рядом с цен­траль­ной пло­ща­дью. Но она не винит в этом ни одно­го из 37 под­су­ди­мых. Жанат уве­ре­на, что это дело рук ОМО­Нов­цев, кото­рые были в тот момент на пло­ща­ди. «Про­стые люди боя­лись выхо­дить из дома, а не то что­бы ходить на алан — был объ­яв­лен комен­дант­ский час», — про­ци­ти­ро­вал сло­ва жен­щи­ны адвокат.

- Дру­гие вла­дель­цы юрт дава­ли схо­жие пока­за­ния, — про­дол­жал Тиле­уку­лов. — Убе­див­шись, что эти 37 чело­век не мог­ли кру­шить, жечь, пор­тить юрты и зда­ния, люди  отка­за­лись в пись­мен­ном виде от предъ­яв­ле­ния иска.

Под­су­ди­мым предъ­яв­ле­но несо­сто­я­тель­ное обви­не­ние, уве­рен защитник.

- След­ствие не име­ет сви­де­те­лей, пря­мо ука­зы­ва­ю­щих на Утки­ло­ва, Шами­ло­ва, Тад­же­но­ва и Бек­жа­но­ва как на раз­ру­ши­те­лей, под­жи­га­те­лей аки­ма­та, гости­ни­цы Ару­а­на, ОМГ и дру­гих объ­ек­тов в горо­де, — ска­зал Тилеукулов.

Адво­кат напом­нил и о заяв­ле­ни­ях под­су­ди­мых о жесто­ких изде­ва­тель­ствах, кото­ры­ми их под­вер­га­ли: «Сотруд­ник пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов Рашид Кул­ба­ев и дру­гие полу­ча­ли отве­ты от под­су­ди­мых неза­кон­но, под­вер­гая их изби­е­ни­ям и жесто­ким пыткам».

- Нет дока­за­тельств вины моих под­за­щит­ных и на пред­став­лен­ных видео­ма­те­ри­а­лах, — про­дол­жал Ере­жеп Тиле­уку­лов. — Нигде не пока­за­но, как Утки­лов, Шами­лов, Тад­же­нов и Бек­жа­нов кру­ши­ли, жгли зда­ния, сопро­тив­ля­лись поли­ции или при­зы­ва­ли к беспорядку.

Адво­кат про­ана­ли­зи­ро­вал и ход дей­ствий сле­до­ва­те­лей: за осно­ву обви­не­ния его под­за­щит­ных они взя­ли пока­за­ния Розы Туле­та­е­вой, добы­тые после жесто­ких пыток и изде­ва­тельств над ней. При­кре­пив к ним и пока­за­ния сви­де­те­лей под псев­до­ни­ма­ми «Марат» и «Арман». Сви­де­тель «Марат» в суде ска­зал, что не учил­ся с Шами­ло­вым в одной шко­ле. На эта­пе пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия, наобо­рот, гово­рил: хоро­шо зна­ет Шами­ло­ва — учил­ся с ним в одной шко­ле. На суде отри­цал, что утвер­ждал последнее.

- Одно это гово­рит, что отве­ты сви­де­те­ля «Мара­та» лож­ные, — ска­зал адво­кат. — И сви­де­тель «Арман» на суде не смог отве­тить на вопрос о дате рож­де­ния, месте рабо­ты, месте житель­ства. А на эта­пе пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия он назы­вал и адрес, и дату рож­де­ния, и место рабо­ты. Он даже назвал, по какой ста­тье рань­ше суди­ли Тад­же­но­ва. И это так­же явля­ет­ся дока­за­тель­ством лож­но­сти его показаний.

Защит­ник так­же ука­зал  на неза­кон­ные след­ствен­ные дей­ствия в при­ме­не­нии 100‑й ста­тьи УПК — «защи­та свидетеля».

- Ста­тья 99 УПК РК гла­сит: «Орган, веду­щий уго­лов­ный про­цесс, обя­зан при­нять меры без­опас­но­сти подо­зре­ва­е­мо­го, потер­пев­ше­го, сви­де­те­ля, обви­ня­е­мо­го, дру­гих лиц, участ­ву­ю­щих в уго­лов­ном про­цес­се, а так­же чле­нов их семей и близ­ких род­ствен­ни­ков, если в свя­зи с про­из­вод­ством по уго­лов­но­му делу име­ет­ся реаль­ная угро­за совер­ше­ния в отно­ше­нии их наси­лия или ино­го запре­щен­но­го уго­лов­ным зако­ном дея­ния», — про­ци­ти­ро­вал адво­кат. — Но осно­ва­ний гово­рить о реаль­ной угро­зе для сви­де­те­лей не было. Шами­лов и Тад­же­нов дли­тель­ное вре­мя нахо­дят­ся под стра­жей, они нико­гда не совер­ша­ли опас­ных для обще­ства пре­ступ­ле­ний. И оба были ране­ны в резуль­та­те неза­кон­но­го при­ме­не­ния ору­жия со сто­ро­ны полицейских.

Адво­кат про­дол­жал выши­бать кир­пи­чи из фун­да­мен­та обви­не­ния, цити­руя ста­тьи уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го кодекса:

- Ста­тья 116 УПК РК: «Фак­ти­че­ские дан­ные, недо­пу­сти­мые в каче­стве дока­за­тельств». 1. Фак­ти­че­ские дан­ные долж­ны быть при­зна­ны недо­пу­сти­мы­ми в каче­стве дока­за­тельств, если они полу­че­ны с нару­ше­ни­я­ми тре­бо­ва­ний насто­я­ще­го Кодек­са, путем лише­ния или стес­не­ния гаран­ти­ро­ван­ных зако­ном прав участ­ни­ков про­цес­са или нару­ше­ни­ем иных пра­вил уго­лов­но­го про­цес­са при рас­сле­до­ва­нии или судеб­ном раз­би­ра­тель­стве дела повли­я­ли или мог­ли повли­ять на досто­вер­ность полу­чен­ных фак­ти­че­ских дан­ных, в том числе:

1) с при­ме­не­ни­ем пыт­ки, наси­лия, угроз, обма­на, а рав­но иных неза­кон­ных действий;

5) с суще­ствен­ным нару­ше­ни­ем поряд­ка про­из­вод­ства про­цес­су­аль­но­го действия;

7) с при­ме­не­ни­ем в ходе дока­зы­ва­ния мето­дов, про­ти­во­ре­ча­щих совре­мен­ным науч­ным знаниям.

В нор­ма­тив­ном поста­нов­ле­нии Вер­хов­но­го Суда № 4 от 20.04.2006 года так­же гово­рит­ся о недо­пу­сти­мо­сти при­зна­ния подоб­ных дан­ных в каче­стве доказательств.

- В речи обви­не­ния про­зву­ча­ло: под­су­ди­мые Шами­лов и Тад­же­нов во вре­мя мас­со­вых бес­по­ряд­ков нанес­ли лег­кие телес­ные повре­жде­ния сотруд­ни­кам поли­ции Жана­ба­е­ву, Мол­да­гу­ло­ву, Ток­са­но­ву, — про­дол­жал адво­кат. — Но на засе­да­нии суда 4 апре­ля эти поли­цей­ские ска­за­ли: под­су­ди­мые ника­ких насиль­ствен­ных дей­ствий про­тив них не при­ме­ня­ли. Это ясно пока­зы­ва­ет: обви­не­ния про­тив моих под­за­щит­ных ложные.

Далее Тиле­уку­лов сослал­ся на часть 1 ста­тьи 206 УПК РК: «При нали­чии доста­точ­ных дока­за­тельств, даю­щих осно­ва­ния для предъ­яв­ле­ния обви­не­ния в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния сле­до­ва­тель выно­сит моти­ви­ро­ван­ное поста­нов­ле­ние о при­вле­че­нии лица в каче­стве обвиняемого».

- Сле­до­ва­тель предъ­явил моим под­за­щит­ным неза­кон­ные и без­осно­ва­тель­ные обви­не­ния, нару­шив их кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва, — заявил адво­кат. — И в ходе судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства эти нару­ше­ния подтвердились.

Тиле­уку­лов обра­тил­ся к недав­не­му про­смот­ру видео­ма­те­ри­а­лов уго­лов­ных дел:

- На этих кад­рах ясно вид­но — поли­цей­ское оцеп­ле­ние не пус­ка­ло басто­вав­ших неф­тя­ни­ков к сцене. Люди обра­ща­лись к поли­цей­ским: «Мы тоже граж­дане Казах­ста­на, так не пой­дет». Поли­цей­ские отве­ча­ли им гру­бы­ми сло­ва­ми, оскорб­ля­ли, про­во­ци­ро­ва­ли их. После нача­ла бес­по­ряд­ков они неза­кон­но стре­ля­ли в без­оруж­ных людей, изби­ва­ли упав­ших ране­ных. Граж­дан­ка, наво­див­шая поря­док в юрте, на этом видео засви­де­тель­ство­ва­ла: «Все про­изо­шед­шее — дело рук приш­лых моло­дых людей». Нуж­но при­слу­шать­ся к этим сло­вам, они дока­зы­ва­ют неви­нов­ность подсудимых.

Защит­ник так­же отме­тил: поли­цей­ские, при­знан­ные потер­пев­ши­ми по «делу неф­тя­ни­ков», заяви­ли, что на алане 16 декаб­ря люди в руках дер­жа­ли обре­зы. Но ни один из поли­цей­ских не постра­дал от выстре­лов из обре­зов! Ни один поли­цей­ский не задер­жал ни одно­го жана­о­зен­ца, стре­ляв­ше­го из обре­за или ходив­ше­го с ним по цен­траль­ной пло­ща­ди города.

- На мой вопрос, поче­му они не полу­чи­ли ране­ния из обре­зов, если в них стре­ля­ли, они отве­ти­ли: «Вид­но, Бог нас хра­нит». Раз­ве это не под­твер­жда­ет лож­ность их пока­за­ний? — спро­сил Ержан Тилеукулов.

Адво­кат доба­вил: «10 мая сви­де­тель Зака­рия Сей­дах­ме­тов в суде при­знал­ся, что его пока­за­ния дан­ные 20 фев­ра­ля 2012 года полу­че­ны сле­до­ва­те­ля­ми после его изби­е­ний и пыток, что он ого­во­рил Утки­ло­ва. Его пока­за­ния долж­ны быть при­зна­ны неза­кон­ны­ми, как и пока­за­ния сви­де­те­лей «Мара­та», «Арма­на», Сей­дах­ме­то­ва и исклю­че­ны из соста­ва доказательств.

Закон­чил свою речь Ержан Тиле­уку­лов сло­ва­ми: «Про­шу суд выне­сти в отно­ше­нии под­су­ди­мых Шами­ло­ва, Тад­же­но­ва, Утки­ло­ва оправ­да­тель­ные при­го­во­ры и осво­бо­дить в зале суда. В отно­ше­нии Бек­жа­но­ва при­ме­нить закон об амни­стии. Так­же про­шу выне­сти част­ное опре­де­ле­ние в отно­ше­нии сотруд­ни­ков орга­на уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния и орга­нов про­ку­ра­ту­ры за гру­бое нару­ше­ние ста­тьи 24 УПК РК, за гру­бое попра­ние кон­сти­ту­ци­он­ных прав моих подзащитных».

Сле­до­ва­те­ли вве­ли ноу-хау в УПК 

О без­до­ка­за­тель­но­сти обви­не­ний в адрес под­су­ди­мых заяви­ла и Гуль­на­ра  Жуас­па­е­ва — адво­кат Семей­ской город­ской юри­ди­че­ской кон­суль­та­ции Восточ­но-Казах­стан­ской област­ной кол­ле­гии адво­ка­тов. Она высту­па­ет защит­ни­ком под­су­ди­мых Розы Туле­та­е­вой, Мак­са­та Дос­ма­гам­бе­то­ва, Мурат­бая Джу­ма­га­ли­ев, Сисе­на Аспен­та­е­ва, Сама­та Кой­ши­ба­е­ва, Жанай­да­ра Уте­бе­ко­ва и Кай­ра­та Эди­ло­ва. Каж­до­му предъ­яв­ле­но обви­не­ние по ста­тье 241 УК РК (орга­ни­за­ция мас­со­вых бес­по­ряд­ков) и ста­тье 321 УК (при­ме­не­ние наси­лия в отно­ше­нии пред­ста­ви­те­ля власти).

Жуас­па­е­ва заяви­ла: пре­сле­до­ва­ние по 321 ста­тье счи­та­ет пол­но­стью неза­кон­ным, попро­сив пре­кра­тить уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние ее подзащитных.

- Я пол­но­стью под­дер­жи­ваю пози­цию сво­их кол­лег и хочу обра­тить вни­ма­ние на про­цес­су­аль­ные момен­ты, — вклю­чив­шись в пре­ния, адво­кат сра­зу взя­ла быка за рога. — След­ствие раз­де­ли­ло под­су­ди­мых на орга­ни­за­то­ров, актив­ных участ­ни­ков, испол­ни­те­лей и гра­би­те­лей. Поня­тий «акти­ви­стов, или актив­ных участ­ни­ков» нет в ста­тье 28 УПК РК, кото­рая клас­си­фи­ци­ру­ет виды соучаст­ни­ков пре­ступ­ле­ний. Это исклю­чи­тель­но ноу-хау  след­ствия, рабо­та­ю­ще­го по это­му делу.

Адво­кат напом­ни­ла о хода­тай­стве, с кото­рым высту­па­ли ее кол­ле­ги, и кото­рое судья Нага­ши­ба­ев так и оста­вил откры­тым, а имен­но — о при­зна­нии неза­кон­ным соеди­не­ния уго­лов­ных дел, под­пи­сан­ном одним из следователей.

- В соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми ста­тьи 199 УПК РК соеди­не­ние дел долж­но было  про­из­во­дить­ся толь­ко руко­во­ди­те­лем след­ствен­ной груп­пы. Если про­цес­су­аль­ное дей­ствие про­во­дить­ся лицом, не име­ю­щим пра­во осу­ществ­лять про­из­вод­ство по дан­но­му делу, то  поста­нов­ле­ние не может счи­тать­ся закон­ным, — напом­ни­ла сто­роне обви­не­ния азбуч­ные исти­ны юрис­пру­ден­ции Жуас­па­е­ва. — Зна­чит, предъ­яв­лен­ные обви­не­ния по ста­тье 321 УК   в отно­ше­нии моих под­за­щит­ных неза­кон­ны. Про­шу пре­кра­тить пре­сле­до­ва­ние по этой статье.

Всю тра­ге­дию — на пле­чи 37 подсудимых?

Речь защи­ты адво­кат Гуль­на­ра Жуас­па­е­ва нача­ла с под­су­ди­мой Розы Туле­та­е­вой. По вер­сии след­ствия, 46-лет­няя жен­щи­на, мать тро­их детей совер­ши­ла пре­ступ­ле­ние по ста­тье 241 части 1,2,3, УК РК: орга­ни­зо­ва­ла груп­пу  людей, руко­во­ди­ла ими, отправ­ля­ла при­зы­вы, раз­жи­га­ю­щие пре­ступ­ные наме­ре­ния, не умень­ша­ла орга­ни­за­тор­скую роль, а, напро­тив, при­ни­ма­ла непо­сред­ствен­ное уча­стие в бес­по­ряд­ках, вдох­нов­ля­ла ее участ­ни­ков. В резуль­та­те при­ме­не­ния силы, раз­боя, под­жо­гов, раз­граб­ле­ния иму­ще­ства заме­сти­тель аки­ма горо­да Жана­о­зе­на Боран­ба­е­ва полу­чи­ла яко­бы тяже­лое телес­ное повре­жде­ние (к сло­ву, чинов­ни­ца око­ло 10 утра 16 декаб­ря пре­ду­пре­жда­ла зна­ко­мых о под­жо­гах зда­ний, сове­то­ва­ла выно­сить ценые вещи и не появ­лять­ся на город­ской пло­ща­ди), испол­ни­тель­ный дирек­тор СП АО «Каз­му­най­газ» Хиту­ев полу­чил лег­кое телес­ное повре­жде­ние, и 20 сотруд­ни­ков поли­ции — телес­ные повре­жде­ния раз­лич­ной сте­пе­ни тяже­сти. 14 чело­век потер­пе­ли мораль­ный вред, а госу­дар­ству был нане­сен мате­ри­аль­ный ущерб в раз­ме­ре 308 852 662 тенге.

На суде Роза свою вину не при­зна­ла: она нахо­ди­лась в шоко­вом состо­я­нии, не отда­ва­ла отче­та сво­им дей­стви­ям, не пом­нит, кому отве­ча­ла по теле­фо­ну, и не смог­ла вспом­нить все дета­ли тра­ге­дии, про­изо­шед­шей 16 декаб­ря. На суде жен­щи­на три­жды не смог­ла вспом­нить дату сво­е­го рож­де­ния, не мог­ла вспом­нить сце­ну на пло­ща­ди — у нее про­вал в памя­ти из-за силь­ней­ше­го шока, потря­се­ния после жесто­ких пыток, кото­рым она подвергалась.

Жен­щи­на предо­ста­ви­ла суду вырван­ные воло­сы, за кото­рые ее под­ве­ши­ва­ли к потол­ку ком­на­ты, где про­во­ди­лись допро­сы. Но на ее обра­ще­ние о пыт­ках про­ку­ра­ту­ра Актау отве­ти­ла фор­маль­ной про­вер­кой — воло­сы не были изъ­яты, но не была назна­че­на экс­пер­ти­за. 8 мая ею обжа­ло­ва­но поста­нов­ле­ние об отка­зе в воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела в област­ной прокуратуре.

- Пока­за­ния Розы Туле­та­е­вой, дан­ные на след­ствии, долж­ны быть исклю­че­ны из  чис­ла дока­за­тельств. Это не под­ле­жит сомне­нию, — ска­за­ла Жуаспаева.

Адво­кат под­кре­пи­ла свое заяв­ле­ние выдерж­ка­ми из зако­нов: ч.4 ст.24 УПК РК и ст.14 нор­ма­тив­но­го поста­нов­ле­ния Вер­хов­но­го суда РК «О при­ме­не­нии норм уго­лов­но­го и уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го зако­но­да­тель­ства по соблю­де­нию лич­ной сво­бо­ды и непри­кос­но­вен­но­сти досто­ин­ства чело­ве­ка, про­ти­во­дей­ствия пыт­кам, наси­лию, дру­гим жесто­ким и уни­жа­ю­щим чело­ве­че­ское досто­ин­ство видам обра­ще­ния и нака­за­ния». А так­же Кон­вен­ци­ей ООН про­тив пыток, кото­рую  рати­фи­ци­ро­вал Казахстан.

-Мы выяс­ни­ли, что под­су­ди­мую допра­ши­ва­ли без пере­ры­ва, — про­дол­жи­ла адво­кат. — Это под­твер­жда­ет­ся дата­ми и вре­ме­нем про­то­ко­лов допро­сов, под­ши­ты­ми в 5 томе уго­лов­но­го дела. Она дня­ми под­вер­га­лась дли­тель­ным допро­сам, а учи­ты­вая, что в отно­ше­нии нее при­ме­ня­лись пыт­ки, не вполне пони­ма­ла, под каким тек­стом под­пи­сы­ва­лась, и под­пи­сы­ва­ла про­то­ко­лы без адвоката.

К сло­ву, после рас­ска­за на суде Розы Туле­та­е­вой о пыт­ках, род­ствен­ни­ки разыс­ка­ли одно­го из адво­ка­тов, кото­рый был предо­став­лен жен­щине сра­зу после задер­жа­ния, и потре­бо­ва­ли у него отве­та: поче­му, зная, что дела­ют с его под­за­щит­ной, он ниче­го не пред­при­ни­мал? Тот не отри­цал, что был в кур­се истя­за­ний над Розой. Свое мол­ча­ние объ­яс­нил так: «Я дал им под­пис­ку о неразглашении…»

- Мною было вне­се­но хода­тай­ство о про­ве­де­нии СПЭК (судеб­но-пси­хо­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы — авт.), — напом­ни­ла адво­кат Жуас­па­е­ва. — Но оно так и оста­лось откры­тым. А сомне­ния, не устра­нен­ные в ходе суда, долж­ны истол­ко­вы­вать­ся в поль­зу под­су­ди­мой. Роза боро­лась лишь за свои тру­до­вые пра­ва, тре­бо­ва­ла толь­ко достой­ную опла­ту за свой труд.

Обви­не­ние про­тив нее постро­и­ли толь­ко на пока­за­ни­ях под­су­ди­мых Кали­е­ва и Сак­та­га­но­ва, кото­рые так­же дава­ли их под дав­ле­ни­ем. Эти пока­за­ния в ходе про­цес­са не подтвердились.

По мне­нию адво­ка­та, в каче­стве дока­за­тель­ства вины ее под­за­щит­ной не может быть исполь­зо­ва­но и заяв­ле­ние о раз­да­че ею листо­вок: на суде не был опре­де­лен источ­ник этих све­де­ний. Защит­ник сосла­лась на нор­мы УПК: в соот­вет­ствии с п. 6 ч.1 ст. 116 дока­за­тель­ство не может быть при­зна­но допу­сти­мым, если оно посту­пи­ло от неиз­вест­но­го источ­ни­ка или от источ­ни­ка, кото­рый не может быть уста­нов­лен на суде.

- Туле­та­е­ва пыта­лась решить воз­ник­шую про­бле­му. Как и мно­гие дру­гие, она пода­ва­ла судеб­ный иск о вос­ста­нов­ле­нии на рабо­те. Но иск был остав­лен без рас­смот­ре­ния. На суде выяс­ни­лось: было ука­за­ние не при­ни­мать иски от неф­тя­ни­ков, — сооб­щи­ла адво­кат. — На вопрос чем бы вы зани­ма­лись, если бы ока­за­лись на сво­бо­де, моя под­за­щит­ная отве­ти­ла, что она, преж­де все­го, мать. И ее дети оста­лись одни. Им угро­жа­ли;  угро­жа­ли и ей рас­пра­вой над детьми. Род­ствен­ни­ки вынуж­де­ны были увез­ти их подаль­ше от Жана­о­зе­на. «Я очень рас­ка­и­ва­юсь, что такое слу­чи­лось, эту ситу­а­цию (16 декаб­ря) созда­ли дру­гие люди, не неф­тя­ни­ки». Вопрос, поче­му эти 37 чело­век сидят на ска­мье под­су­ди­мых, вол­ну­ет всех. Где те, кто решил вос­поль­зо­вать­ся дли­тель­ной заба­стов­кой неф­тя­ни­ков и на самом деле устро­ил мас­со­вые беспорядки?

Адво­кат заяви­ла, что оста­лось откры­ты­ми мно­го вопро­сов по пово­ду предъ­яв­лен­но­го обви­не­ния и при­чи­нен­но­го вре­да здо­ро­вью потерпевшим.

- Если дей­ствия под­су­ди­мых были направ­ле­ны не толь­ко про­тив поли­ции, но и про­тив мир­ных жите­лей, то поче­му потер­пев­ши­ми по телес­ным повре­жде­ни­ям при­зна­ны толь­ко работ­ни­ки поли­ции? Где же мир­ные жите­ли? — спра­ши­ва­ла адво­кат. — Обви­не­ние в «раз­ру­ше­нии, сжи­га­нии, уни­что­же­нии иму­ще­ства» долж­ны быть кон­кре­ти­зи­ро­ва­ны к дей­стви­ям под­су­ди­мых и под­твер­ждать­ся веще­ствен­ны­ми дока­за­тель­ства­ми. Ведь и по вер­сии госу­дар­ствен­но­го обви­ни­те­ля Дузель­ба­е­ва заба­стов­кой вос­поль­зо­ва­лась тре­тья сто­ро­на. Кто же эти тре­тьи силы, если след­ствие до сих пор не может уста­но­вить эти лица, и поче­му за их дей­ствия долж­ны отве­чать 37 рабочих?

Жуас­па­е­ва, так же, как и ее кол­ле­ги, под­верг­ла сомне­нию пока­за­ния засек­ре­чен­ных «сотых» сви­де­те­лей: «Они рас­ска­за­ли суду, что их опра­ши­ва­ли в зда­нии ДВД на 3 эта­же, в при­сут­ствии про­ку­ро­ра, поли­цей­ско­го. Это недо­пу­сти­мо по зако­ну. В соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми части 7 ста­тьи 351 УПК РК допрос дол­жен про­во­дить­ся в усло­ви­ях, исклю­ча­ю­щих визу­аль­ное наблю­де­ние дру­ги­ми участ­ни­ка­ми про­цес­са. Само нахож­де­ние сви­де­те­ля в зда­нии ДВД уже гово­рит о мораль­ном дав­ле­нии. Поэто­му гово­рить об объ­ек­тив­но­сти пока­за­ний сви­де­те­лей не стоит».

Адво­кат сооб­щи­ла: она озна­ко­ми­лась с анкет­ны­ми дан­ны­ми засек­ре­чен­ных сви­де­те­лей для выяс­не­ния их соот­вет­ствия с тре­бо­ва­ни­я­ми ста­тьи 82 УПК РК.

- Я дала рас­пис­ку о нераз­гла­ше­нии  и не могу огла­сить анкет­ные дан­ные ука­зан­ных лиц. Но хочу обра­тить вни­ма­ние суда, что мне не уда­лось про­ве­рить закон­ность тре­бо­ва­ний ч. 2 ст. 82 УПК РК, так как в анкет­ных дан­ных засек­ре­чен­но­го сви­де­те­ля по име­ни «Мурат» не ука­за­но место рабо­ты и его долж­ность. Нель­зя быть уве­рен­ным, что сви­де­тель не явля­ет­ся судьей, при­сяж­ным засе­да­те­лем, арбит­ром, защит­ни­ком подо­зре­ва­е­мо­го, обви­ня­е­мо­го, пред­ста­ви­те­лем потер­пев­ше­го, пред­ста­ви­те­лем граж­дан­ско­го ист­ца или ответ­чи­ка, адво­ка­том или медиатором.

Не выдер­жи­ва­ет кри­ти­ки, по мне­нию адво­ка­та, и обви­ни­тель­ный при­го­вор. Он под­го­тов­лен по шаб­ло­ну, без кон­крет­ных дей­ствий того или ино­го лица, — там меня­ют­ся толь­ко фами­лии обвиняемых.

- Никто не обя­зан дока­зы­вать свою неви­нов­ность, — напом­ни­ла базо­вые нор­мы   адво­кат. — А неустра­ни­мые сомне­ния в винов­но­сти обви­ня­е­мо­го, соглас­но зако­ну, тол­ку­ют­ся в его поль­зу. В поль­зу обви­ня­е­мо­го долж­ны раз­ре­шать­ся и сомне­ния, воз­ни­ка­ю­щие при при­ме­не­нии уго­лов­но­го  и уго­лов­но — про­цес­су­аль­но­го зако­нов. Обви­ни­тель­ный при­го­вор не может быть осно­ван на пред­по­ло­же­ни­ях. Он дол­жен быть под­твер­жден доста­точ­ной сово­куп­но­стью досто­вер­ных дока­за­тельств. Я счи­таю, суд даст    оцен­ку дока­за­тель­ствам и их отсут­ствию в соот­вет­ствии с законом.

Заин­те­ре­со­ва­лась Гуль­на­ра Жуас­па­е­ва и тем, поче­му не сра­бо­та­ли сло­ва пре­зи­ден­та стра­ны о неви­нов­но­сти нефтяников.

- Мы зна­ем, во вре­мя визи­та в Жана­о­зен 22 декаб­ря 2011 года елба­сы оце­нил тре­бо­ва­ния неф­тя­ни­ков как закон­ные, — ска­за­ла адво­кат. — Он под­черк­нул: глав­ной при­чи­ной воз­ник­но­ве­ния мас­со­вых бес­по­ряд­ков, ста­ли дей­ствия груп­пы хули­ган­ству­ю­щих лиц — они вос­поль­зо­ва­лись затя­нув­шим­ся тру­до­вым кон­флик­том меж­ду уво­лен­ны­ми сотруд­ни­ка­ми и руко­вод­ством ком­па­нии «Озен­му­най­газ». Пре­зи­дент под­черк­нул — необ­хо­ди­мо отде­лить тре­бо­ва­ния неф­тя­ни­ков от собы­тий 16 декаб­ря. Инте­рес­но, поче­му след­стви­ем это тре­бо­ва­ние было про­игно­ри­ро­ва­но, а всю ответ­ствен­ность за мас­со­вые бес­по­ряд­ки  все рав­но воз­ло­жи­ли на пле­чи 37 неф­тя­ни­ков и ранен­ных 16 декаб­ря жанаозенцев?

Изло­жи­ла Жуас­па­е­ва пози­цию защи­ты и по граж­дан­ским искам потер­пев­ших. Напом­ним, по вер­сии след­ствия, госу­дар­ству нане­сен мате­ри­аль­ный ущерб в раз­ме­ре 308 852 662 тен­ге. Юри­ди­че­ским лицам, пред­при­я­ти­ям мало­го и сред­не­го пред­при­ни­ма­тель­ства и граж­да­нам — на общую сум­му 2 641 083 738 тен­ге. Про­ана­ли­зи­ро­вав доку­мен­ты след­ствия адво­кат выяс­ни­ла: при опре­де­ле­нии сум­мы ущер­ба след­стви­ем не дока­за­на при­чин­ная связь меж­ду дей­стви­я­ми под­су­ди­мых и насту­пив­ши­ми послед­стви­я­ми, не раз­гра­ни­че­на сум­ма ущер­ба вла­дель­цев недви­жи­мо­сти и арен­да­то­ров, сум­ма ущер­ба от кра­жи, погро­мов, гра­бе­жа. Так­же не дана пра­во­вая оцен­ка без­дей­стви­ям пожар­ной служ­бы, охран­ной орга­ни­за­ций и част­ных охранников.

-Ущерб доку­мен­таль­но не дока­зы­ва­ет­ся: нет оцен­ки ущер­ба, доку­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих фак­ти­че­ские нали­чие ТМЦ, — сооб­щи­ла суду адво­кат. — Пред­ва­ри­тель­ным рас­сле­до­ва­ни­ем одно­сто­рон­нее про­ве­де­но и рас­сле­до­ва­ния по фак­там погро­мов. По всем эпи­зо­дам под­су­ди­мым вме­не­но обви­не­ние по ста­тье 241 УК РК, тогда как по мно­гим эпи­зо­дам при­сут­ству­ют при­зна­ки кра­жи (тай­но­го хище­ния иму­ще­ства), а по эпи­зо­ду в отно­ше­нии Ура­зо­ва Нур­ла­на име­ет место гра­беж и умыш­лен­ное при­чи­не­ние вре­да иму­ще­ству. Одно­сто­ронне про­ве­де­но рас­сле­до­ва­ние по фак­там погро­мов лом­бар­да «Гарант кz», хозя­ин кото­ро­го заявил во вре­мя след­ствия иск на сум­му 7 579 062 тен­ге. След­стви­ем не раз­гра­ни­че­на сум­ма ущер­ба вла­дель­ца лом­бар­да и сум­ма зало­го­во­го иму­ще­ства кли­ен­тов лом­бар­да. Не истре­бо­ва­ны доку­мен­ты с кли­ен­тов лом­бар­да, и они не при­зна­ны потер­пев­ши­ми. Не дана пра­во­вая оцен­ка без­дей­ствию охран­ной орга­ни­за­ции, с кото­рым лом­бард состо­ял в дого­вор­ных отно­ше­ни­ях и по усло­ви­ям его дол­жен нести мате­ри­аль­ную ответ­ствен­ность за его исполнение.

Кста­ти хода­тай­ства адво­ка­тов по этим вопро­сам так и оста­лись открытыми.

- Но, я думаю, суд все-таки даст это­му пра­во­вую оцен­ку, — под­черк­ну­ла Жуаспаева.

Адво­кат заод­но отве­ти­ла на вопрос, ответ на кото­рый иска­ли в про­цес­се суда сами потер­пев­шие: для уста­нов­ле­ния точ­ной при­чи­ны воз­ник­но­ве­ния ущер­ба и сум­мы ущер­ба потер­пев­шим, необ­хо­ди­мо выде­лить иски отдель­но — для рас­смот­ре­ния их в граж­дан­ском судо­про­из­вод­стве. Затем разъ­яс­нить лицам, полу­чив­шим ущерб, сле­ду­ю­щее: после того, как будут уста­нов­ле­ны винов­ные лица и при­го­вор суда всту­пит в закон­ную силу, в соот­вет­ствии со ста­тья­ми 178 и 181 ГК РК в тече­нии трех лет они име­ют пра­во обра­тить­ся в суд за воз­ме­ще­ни­ем ущерба.

- Дан­ная пози­ция по ущер­бу каса­ет­ся и всех моих под­за­щит­ных. Поэто­му про­шу суд отме­нить аре­сты на недви­жи­мость под­су­ди­мых, — завер­ши­ла  адвокат.

- Хочу оста­но­вить­ся на лич­но­сти Розы Туле­та­е­вой, — ска­за­ла Гуль­на­ра Жуаспа­веа. — Она вдо­ва. Одна под­ня­ла и вос­пи­та­ла тро­их детей, на ее ижди­ве­нии 6‑летний внук. Туле­та­е­ва нахо­дит­ся под стра­жей с 13 янва­ря 2012 года — почти пять меся­цев. Во вре­мя пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия состо­я­ние ее здо­ро­вья рез­ко ухуд­ши­лось, обост­ри­лись все хро­ни­че­ские забо­ле­ва­ния. Ее состо­я­ние сей­час кри­ти­че­ское (у Розы Туле­та­е­вой крайне низ­кий уро­вень гемо­гло­би­на в кро­ви, она стра­да­ет голо­во­кру­же­ни­я­ми, голов­ны­ми боля­ми и бес­сон­ни­цей — авт.). Даль­ней­шее содер­жа­ние под стра­жей гро­зит ей ухуд­ше­ни­ем здо­ро­вья. Но за четы­ре меся­ца нахож­де­ния под стра­жей жен­щи­на не сло­ма­лась, не упа­ла духом. Она про­дол­жа­ет дока­зы­вать: ника­ких про­ти­во­прав­ных дей­ствий не совершала.

Адво­кат не соглас­на с мне­ни­ем госу­дар­ствен­ных обви­ни­те­лей о том, что в дей­стви­ях Розы Туле­та­е­вой есть состав пре­ступ­ле­ния по части 1 ста­тьи 241 УК.

-Госу­дар­ствен­ный обви­ни­тель Акпа­ев в пре­ни­ях упрек­нул под­су­ди­мых, мол, никто из них не при­знал вину, не рас­ка­ял­ся и не изви­нил­ся. За что они долж­ны при­не­сти изви­не­ние и в чем каять­ся, если они не совер­ша­ли пре­ступ­ле­ний?! — спра­ши­ва­ла Жуас­па­е­ва. — Обя­зан­ность дока­зать вину в соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми ста­тьи 124 УПК лежит на обви­ни­те­ле. Желая услы­шать от под­су­ди­мых сло­ва рас­ка­я­ния, про­ку­рор, по сути, при­знал отсут­ствие дока­за­тельств сто­ро­ны обви­не­ния. Счи­таю, предъ­яв­лен­ное Туле­та­е­вой обви­не­ние не нашло на суде под­твер­жде­ния. Я крайне не соглас­на с тем, что ни один из гособ­ви­ни­те­лей не затро­нул и вопрос о про­цес­су­аль­ных ошиб­ках, выяв­лен­ных сто­ро­ной защиты.

Про­ку­ро­рам доста­лось и по дру­гим позициям.

- Госу­дар­ствен­ные защит­ни­ки вооб­ще не упо­мя­ну­ли о нераз­ре­шен­ных хода­тай­ствах адво­ка­тов, как буд­то судеб­ное след­ствие про­шло глад­ко, лишь под­твер­див обви­не­ние след­ствия, — с воз­му­ще­ни­ем пере­чис­ля­ла адво­кат Жуас­па­е­ва. — Такое же пове­де­ние было у обви­ни­те­лей, и когда хода­тай­ства выно­си­лись на обсуж­де­ние. Свое мне­ние они изла­га­ли лишь по незна­чи­тель­ным, несу­ще­ствен­ным хода­тай­ствам, игно­ри­руя глав­ные вопро­сы в хода­тай­ствах защи­ты. Думаю, суд даст пра­виль­ную оцен­ку хода­тай­ствам защи­ты, кото­рые оста­лись откры­ты­ми, и выне­сет спра­вед­ли­вый приговор.

По тем же осно­ва­ни­ям адво­кат попро­си­ла суд исклю­чить и пре­кра­тить уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние в отно­ше­нии под­за­щит­ных Дос­ма­гам­бе­то­ва, Джу­ма­га­ли­е­ва, Аспен­та­е­ва, Кой­ша­бы­ева и Уте­бе­ко­ва, и выне­сти им оправ­да­тель­ный приговор.

В целом адво­кат смог­ла аргу­мен­ти­ро­ва­но дока­зать: рас­смот­ре­ние обра­ще­ния ее под­за­щит­ных о пыт­ках про­ве­ли  фор­маль­но, ко всем пока­за­ни­ям работ­ни­ков поли­ции необ­хо­ди­мо отне­сти кри­ти­че­ски, так как они заин­те­ре­со­ва­ны в исхо­де дела, что­бы в отно­ше­нии под­су­ди­мых был выне­сен обви­ни­тель­ный при­го­вор, дабы оправ­дать свои неза­кон­ные дей­ствия по при­ме­не­нию ору­жия. Что под­су­ди­мый Мак­сат Дос­ма­гам­бе­тов  в тече­нии более трех меся­цев нахо­дил­ся под стра­жей неза­кон­но. Что к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти при­вле­ка­лись пре­иму­ще­ствен­но люди, полу­чив­шие огне­стрель­ные ране­ния. И, нако­нец, что сово­куп­ность выяв­лен­ных нару­ше­ний, гово­рит, как мини­мум, о халат­но­сти со сто­ро­ны руко­во­ди­те­лей след­ствен­ных групп, а так­же работ­ни­ков Жана­о­зен­ской про­ку­ра­ту­ры, над­зи­рав­ших за про­цес­сом расследования.

Так мож­но любо­го засудить!

Каржал­бай Тас­кым­ба­ев, защит­ник под­су­ди­мых Сала­ма­та Иса­ко­ва, Жени­са Бапи­ло­ва, Айжан Дюсем­ба­е­вой и Адиль­бе­ка Шамо­ва был не менее воз­му­щен выступ­ле­ни­ем про­ку­ро­ров. Напри­мер, в отно­ше­нии Иса­ко­ва не ока­за­лось ни одно­го сви­де­те­ля, кото­рые бы дока­за­ли, что имен­но он совер­шал пре­ступ­ле­ния, в кото­рых его обви­ня­ют. Вина под­су­ди­мых не дока­за­на, уве­ре­но заявил высту­па­ю­щий, и попро­сил судью выне­сти в отно­ше­нии его под­за­щит­ных оправ­да­тель­ный приговор.

-У меня сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что сотруд­ни­ки поли­ции спе­ци­аль­но при­влек­ли одно­го из сви­де­те­лей, что­бы ого­во­рить под­су­ди­мых, — ска­зал Тас­кым­ба­ев. — А глав­ное, что­бы скрыть свои неза­кон­ные дей­ствия по исполь­зо­ва­нию огне­стрель­но­го ору­жия, кото­рые повлек­ли за собой тра­ги­че­ские послед­ствия. Как мы тут поня­ли, поли­ция исполь­зо­ва­ла пра­во на 100 ста­тью, что­бы при­влечь к сви­де­тель­ским пока­за­ни­ям имен­но поли­цей­ских. При этом на важ­ные вопро­сы адво­ка­тов они неиз­мен­но  отве­ча­ли: «Не пом­ню», «Не буду отве­чать». Если бы в судах исполь­зо­ва­ли пока­за­ния толь­ко сек­рет­ных «сотых» сви­де­те­лей, то мож­но было бы обви­нить и засу­дить всех граж­дан страны!

Напри­мер, адво­кат не сомне­ва­ет­ся: сотруд­ни­ки поли­ции, при­вле­ки сек­рет­ных сви­де­те­лей «Арма­на» и «Куа­ны­ша», что­бы закрыть про­бел в дока­за­тель­ной базе обви­не­ния про­тив Айжан Дюсембаевой.

Адво­кат так­же обра­тил вни­ма­ние судьи на то, что отве­ты во вре­мя пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия сви­де­те­лей поли­цей­ских, высту­пив­ших про­тив под­су­ди­мо­го Адиль­бе­ка Шамо­ва,  идут под копир­ку — запя­тая в запя­тую, точ­ка в точку.

- Если верить пока­за­ни­ям поли­цей­ских то полу­ча­ет­ся, они виде­ли, как мага­зин «Сул­пак» гра­би­ли око­ло 20—30 чело­век. Сре­ди них — муж­чи­ны, жен­щи­ны, дети. Но пой­ма­ли  толь­ко 15 чело­век, и доста­ви­ли их в ГУВД Жана­о­зе­на. След­ствен­ные орга­ны по 178 ста­тье УК РК при­влек­ли толь­ко 6 чело­век. При этом в целом по горо­ду, во вре­мя гра­бе­жа, как заявил, напри­мер, поли­цей­ский Кой­ла­нов, было достав­ле­но очень мно­го людей.

Адво­кат задал суду резон­ный вопрос: поче­му след­ствен­ные орга­ны при­вле­ка­ют по 178 ста­тье (гра­беж) к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти толь­ко 6 чело­век? А имен­но: Ами­но­ва Мара­та — за две бутыл­ки яко­бы укра­ден­но­го вина. Аман­жо­ло­ва Жиге­ра, кото­рый ниче­го не воро­вал, Мунай­па­ше­ва Айбе­ка, кото­рый, яко­бы, нанес повре­жде­ние недви­жи­мо­сти на сум­му 66 тысяч тен­ге, а так же Бек­жа­но­ва Кар­ла, Шамо­ва и Абдрахманова.

- Полу­ча­ет­ся, было ограб­ле­но и уни­что­же­но мно­же­ство зда­ний, а судят толь­ко шесте­рых! — гово­рил Каржал­бай Тас­кым­ба­ев. — Где же тогда осталь­ные пой­ман­ные на месте пре­ступ­ле­ния пре­ступ­ни­ки? Кто снял с них обви­не­ния? Полу­ча­ет­ся, сотруд­ни­ки поли­ции допу­сти­ли без­за­ко­ние, и здесь чет­ко вид­на кор­руп­ци­он­ная состав­ля­ю­щая. Может они дого­во­ри­лись с насто­я­щи­ми преступниками?

Адво­кат пред­ло­жил суду еще раз рас­смот­реть все заяв­ле­ние поли­цей­ских, но уже… под микроскопом.

- По все­му горо­ду про­ис­хо­ди­ли ограб­ле­ния, воро­ва­ли мага­зи­ны, вытас­ки­ва­ли ком­пью­те­ры, сото­вые теле­фо­ны, дру­гие доро­гих вещи, — про­дол­жал адво­кат. — А поли­цей­ские нам предъ­яви­ли толь­ко гра­би­те­лей, один из кото­рых украл 2 бутыл­ки вина и нико­му не нуж­ные ско­во­род­ки и ножи!

Адво­кат так­же обра­тил вни­ма­ние суда на любо­пыт­ную деталь: «Юрист одно­го из тор­го­вых цен­тров на суде ска­зал, что ограб­ле­ние было запи­са­но на видео­ка­ме­ру, и кас­се­ту они сра­зу пере­да­ли сотруд­ни­кам поли­ции. Но это видео не было при­об­ще­но к делу»!

- Если бы под­су­ди­мые Шамов и Абд­рах­ма­нов дей­стви­тель­но вхо­ди­ли в тот мага­зин, то были бы зафик­си­ро­ва­ны на видео, а орга­ны след­ствия в обя­за­тель­ном поряд­ке исполь­зо­ва­ли бы его, — с аргу­мен­та­ми защит­ни­ка нель­зя было не согласиться.

Где тре­тьи силы?!

- Из моих семе­рых под­за­щит­ных пять неф­тя­ни­ков и два сту­ден­та. До сего дня мы так и не полу­чи­ли отве­та: кто под­жи­гал и ломал зда­ния? — нача­ла речь адво­кат Вене­ра Сар­сем­би­на. — Про­ку­рор Дузел­ба­ев в пре­ни­ях ска­зал: в столк­но­ве­нии людей друг с дру­гом во вре­мя тако­го важ­но­го госу­дар­ствен­но­го празд­ни­ка, как День Неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на, вино­ва­ты так назы­ва­е­мые тре­тьи силы, кото­рые про­ти­во­по­ста­ви­ли казах­ский народ друг дру­гу. Если в этом вино­ва­ты какие-то «тре­тьи силы», то поче­му за эти шесть меся­цев, не уста­нов­ле­но кто они. Что меша­ло след­ствию выяс­нить это и при­влечь винов­ных к ответ­ствен­но­сти? Все эти меся­цы след­ствие по каким-то «тре­тьим силам» не про­во­ди­лось. Поче­му про­ку­ро­ры не под­черк­ну­ли это, это же вопрос к размышлению?

Далее адво­кат изло­жи­ла свою точ­ку зре­ния на то, как заво­ди­лись уго­лов­ные дела под­су­ди­мых и гото­ви­лись след­ствен­ные материалы.

- Когда было заве­де­но уго­лов­ное дело по мас­со­вым бес­по­ряд­кам, нуж­ны были ответ­чи­ки по нему. В каче­стве ответ­чи­ков след­ствен­ные орга­ны в пер­вые ряды кан­ди­да­тов поста­ви­ли тех, кто полу­чил ране­ния. И эти люди не толь­ко не полу­чи­ли долж­но­го меди­цин­ско­го лече­ние, но ста­ли еще и под­су­ди­мы­ми. Я счи­таю, что это фак­ты гру­бо­го нару­ше­ния прав и сво­бод человека.

Думаю, поли­цей­ские спе­ци­аль­но пошли на пло­щадь в фор­ме, но учти­те — ни один чело­век не будет кидать кам­ни в сто­ро­ну чело­ве­ка, оде­то­го в поли­цей­скую уни­фор­му. Если бы неф­тя­ни­ки дей­стви­тель­но кида­ли в них кам­ни, то они бы попа­ли и в про­стых граж­дан — это закон физи­ки. Но поче­му-то имен­но от это­го постра­да­ли одни поли­цей­ские, — про­дол­жи­ла высту­па­ю­щая. — Кри­ми­на­лист, кото­рый сни­мал все на видео­ка­ме­ру, слу­чай­но заснял поли­цей­ско­го, кото­рый совер­шал про­ти­во­прав­ные дей­ствия, но фик­си­ру­ет он это не пол­но­стью. Или, напри­мер, мой под­за­щит­ный Сала­мат Иса­ков, навер­ное, не отве­тил бы поли­цей­ско­му, если бы тот сам не тол­кал его и не про­во­ци­ро­вал. На видео мно­го таких кад­ров. Вид­но, как одно­го граж­да­ни­на, оде­то­го в фор­му неф­тя­ни­ка, поли­цей­ский хва­та­ет за шею и начи­на­ет тол­кать. Ну, а если оста­но­вить­ся на семе­рых моих под­за­щит­ных и задать­ся вопро­сом: была ли здесь дока­за­на их вина, то я могу ска­зать: вина под­су­ди­мых пол­но­стью не дока­за­на, а обви­не­ния предъ­яв­ле­ны по одно­му шаблону.

Адво­кат пере­шла к кон­крет­ным примерам:

- Напри­мер, все под­су­ди­мые, сто­я­ли на заба­стов­ке. Но Кой­шы­ба­ев и Аман­жо­лов нико­гда не сто­я­ли вме­сте с неф­тя­ни­ка­ми, они даже ими и не явля­ют­ся. Если взять под­су­ди­мо­го Жары­л­га­си­но­ва, то если бы у него дей­стви­тель­но было жела­ние орга­ни­зо­вать какие-то про­ти­во­прав­ные дей­ствия, он бы под­го­то­вил­ся бы тща­тель­нее. Но я заяв­ляю: у мое­го под­за­щит­но­го в обла­сти менедж­мен­та и орга­ни­за­ции нет ника­ких спо­соб­но­стей! У него даже непол­ное сред­нее обра­зо­ва­ние — он окон­чил толь­ко 7 клас­сов. А 16 декаб­ря 2011 года он с деве­рем решил отме­тить празд­ник, выпил  и при­шел на пло­щадь. Он при­знал­ся, что раз­бил окно авто­бу­са, что сде­лал это в пья­ном состо­я­нии, а на поли­цей­ско­го напал, пото­му что разо­злил­ся на него за то, что тот все сни­мал на видеокамеру.

Жари­л­га­си­нов, Бесма­гам­бе­тов, Акжи­ги­тов, Иса­ков семь меся­цев сто­я­ли на пло­ща­ди. Един­ствен­ным их тре­бо­ва­ни­ем была выпла­та зара­бо­тан­ных потом и кро­вью денег. Никто из них не предъ­яв­лял госу­дар­ству каких-либо поли­ти­че­ских тре­бо­ва­ний, не высту­пал про­тив госу­дар­ства или народа.

В каче­стве при­ме­ра сомни­тель­ных пока­за­ний сви­де­те­лей — поли­цей­ских Вене­ра Сар­сем­би­на при­ве­ла судеб­ную исто­рию под­су­ди­мо­го Жан­бы­ра Ергазева.

- Сна­ча­ла, во вре­мя след­ствен­ных меро­при­я­тий, по делу Ерга­зе­ва не было постра­дав­ших, кото­рые бы полу­чи­ли телес­ные повре­жде­ния от его дей­ствий, — напом­ни­ла суду Вене­ра Сар­сем­би­на. — Один из постра­дав­ших — поли­цей­ский Бар­жи­ков, так и не ука­зал на Ерга­зе­ва, что имен­но он кидал пал­ки, кам­ни, в его сто­ро­ну. Но при этом заявил: когда он сто­ял воз­ле аки­ма­та, то Ерга­зев в сто­ро­ну поли­цей­ских кидал кам­ни, и что, яко­бы, имен­но в тот момент Жан­быр полу­чил огне­стрель­ное ране­ние. Но во вре­мя суда выяс­ни­лось: Ерга­зев полу­чил ране­ние воз­ле фон­та­на. Бар­жи­ков так же заявил, что из обре­за в него стре­лял парень, а в деле Ерга­зе­ва по это­му пово­ду это­го нет ника­ко­го упо­ми­на­ния. И поэто­му я про­шу ува­жа­е­мый суд на пока­за­ния Бар­жи­ко­ва посмот­реть очень кри­тич­но. Он явля­ет­ся заин­те­ре­со­ван­ной сто­ро­ной след­ствия — он непо­сред­ствен­но при­ни­мал уча­стие в след­ствен­ных мероприятиях!

Сле­ду­ю­щий момент: соглас­но мате­ри­а­лам дела кол­ле­га Бар­жи­ко­ва — Аве­зов узна­ет Ерга­зе­ва по фото­гра­фии. В дру­гом доку­мен­те про­ку­рор выда­ет санкц�

Taken from:
Адво­ка­ты дока­зы­ва­ют неви­нов­ность нефтяников

архивные статьи по теме

Участники «Тюльпановой революции» в Кыргызстане о нереализованных идеях

Editor

ЕС будет давить на елбасы дипломатично

Казахстан легализует откуп от призыва