18 C
Астана
23 июля, 2021
Image default

«Мы все лишены свободы совершенно незаконно»

Како­во это, впер­вые ока­зать­ся за решет­кой и что делать даль­ше, Алек­сей Наваль­ный рас­ска­зал The New Times.

Автор: Зоя СВЕТОВА

- После задер­жа­ния на митин­ге вас дол­го не мог­ли най­ти ни род­ствен­ни­ки, ни адво­ка­ты. Вас где-то пря­та­ли? На вас давили?

- Мы были вдво­ем с Ильей Яши­ным в отде­ле­нии мили­ции «Китай-город». Дей­стви­тель­но, нас ото всех пря­та­ли. Это было и смеш­но, и воз­му­ти­тель­но одно­вре­мен­но: в ОВД, где нас дер­жа­ли, не пус­ка­ли нико­го, даже людей, кото­рые при­хо­ди­ли с каки­ми-то заяв­ле­ни­я­ми о реаль­ных пре­ступ­ле­ни­ях. Напри­мер, при­шел чело­век, хотел заявить, что его изби­ли, а никто его и слу­шать не захотел.

Они боя­лись, что под видом заяви­те­лей туда про­ник­нут какие-то шпи­о­ны — жур­на­ли­сты, кото­рые хотят посмот­реть, как мы сидим в обе­зьян­ни­ке. Нас дер­жа­ли в ОВД все­го одну ночь. Сна­ча­ла нас при­вез­ли в ОВД «Север­ное Измай­ло­во», а потом меня и, как потом я узнал, Илью Яши­на на авто­бу­се «Форд» без опо­зна­ва­тель­ных зна­ков выво­зи­ли за МКАД. Води­тель был поче­му-то в мас­ке. От все­го это­го было ощу­ще­ние пол­но­го бре­да. Пред­ставь­те: сна­ча­ла у вас без про­то­ко­ла заби­ра­ют все вещи, вплоть до шнур­ков, потом куда-то везут. Но ника­ко­го дав­ле­ния на меня никто не ока­зы­вал. Основ­ная цель — как мож­но доль­ше пря­тать нас от жур­на­ли­стов и адвокатов.

- Вы жало­ва­лись на эти нарушения?

- Я напи­сал 4 заяв­ле­ния, и у меня есть тало­ны-уве­дом­ле­ния, что заяв­ле­ния при­ня­ли — и в ОВД «Север­ное Измай­ло­во», и в ОВД «Китай-город». Напи­сал о том, что ко мне неза­кон­но не про­пус­ка­ют адво­ка­тов, не дают воз­мож­но­сти позво­нить. В суде я пока­зал судье Кри­во­руч­ко эти тало­ны-уве­дом­ле­ния. Но судья Кри­во­руч­ко имел наг­лость ска­зать, что мои жало­бы нигде не зафиксированы.

- Какие впе­чат­ле­ния от спецприемника?

- Это явно не сана­то­рий и не курорт. Здесь доста­точ­но непри­ят­но нахо­дить­ся, но каки­ми-то там «пыточ­ны­ми усло­ви­я­ми» это назвать нель­зя. Тем не менее я счи­таю, что мы все лише­ны сво­бо­ды совер­шен­но неза­кон­но. И эта неза­кон­ность аре­стов оче­вид­на для всех. Сей­час здесь уже боль­ше поло­ви­ны поли­ти­че­ских. Сре­ди аре­сто­ван­ных есть про­хо­жие, кото­рые попа­ли за решет­ку совер­шен­но слу­чай­но. Сотруд­ни­ки ОМО­На про­сто выхва­ты­ва­ли людей, бра­ли их с тро­туа­ров. Хотя никто не сопро­тив­лял­ся, тем не менее всех отво­зи­ли в суд и выда­ва­ли реше­ния, без какой-то види­мой логи­ки, оче­вид­но, про­сто по раз­на­ряд­ке. Одна пар­тия задер­жан­ных полу­ча­ла 15 суток, дру­гая — 5 суток, хотя их мог­ли задер­жать одновременно.

- Вы сами выбра­ли верх­нюю шконку?

- Такая уж мне доста­лась. Потом пред­ла­га­ли по мест­ным поня­ти­ям более при­лич­ное место, но я решил остать­ся здесь.

- Есть ли у вас какие-то жало­бы на усло­вия содержания?

- У нас была серьез­ная пре­тен­зия, когда ряду задер­жан­ных людей дол­го не дава­ли постель­но­го белья. Их целую ночь дер­жа­ли в авто­за­ках, не оформ­ля­ли доку­мен­ты, нако­нец при­вез­ли сюда, при­ве­ли в каме­ру, а белья не дают. После наших тре­бо­ва­ний им выде­ли­ли мат­ра­сы в доста­точ­ных коли­че­ствах и белье. Сей­час глав­ное тре­бо­ва­ние людей, кото­рые уже про­ве­ли 2—3 дня в ОВД, — воз­мож­ность помыться.

- Вы уже при­ни­ма­ли душ (The New Times гово­рил с Наваль­ным 8 декаб­ря, то есть на 4‑й день после ареста)?

- Пока еще нет.

- Как долж­на дей­ство­вать оппо­зи­ция после этих мас­со­вых задер­жа­ний и арестов?

- Я думаю, что так­ти­ка долж­на быть та же, что и преж­де. Все­ми сила­ми тре­бо­вать соблю­де­ния наших закон­ных прав. Надо дей­ство­вать дву­мя путя­ми. Пер­вое — это юри­ди­че­ские дей­ствия: обжа­ло­ва­ние резуль­та­тов выбо­ров, неза­кон­ных дей­ствий, юри­ди­че­ское пре­сле­до­ва­ние тех людей, кото­рые выно­си­ли непра­во­суд­ные реше­ния, таких как пре­сло­ву­тая судья Боров­ко­ва, судья Кри­во­руч­ко и дру­гие, кото­рые, не стес­ня­ясь огром­но­го коли­че­ства сви­де­те­лей, про­сто пле­ва­ли на закон. И вто­рое: про­ве­де­ние мас­со­вых акций с тре­бо­ва­ни­ем соблю­де­ния наших прав.

Я бла­го­да­рен тем людям, кото­рые выхо­ди­ли на митинг после наше­го аре­ста — и с тре­бо­ва­ни­ем осво­бож­де­ния, и с про­те­стом про­тив фаль­си­фи­ка­ции выбо­ров. Я бла­го­да­рен тем, кто пой­дет на митинг 10 декаб­ря и на все сле­ду­ю­щие митин­ги. Не думаю, что суще­ству­ет какой-то самый пра­виль­ный и уни­вер­саль­ный спо­соб борь­бы. Я буду про­дол­жать делать то, чем я зани­мал­ся рань­ше, и буду про­дол­жать ходить на мас­со­вые акции, кото­рые име­ют сво­ей целью защи­ту закон­ных прав. В этом смыс­ле здесь нель­зя изоб­ре­сти вело­си­пед: нуж­но про­сто вовле­кать все боль­ше и боль­ше людей в такие действия.

- Вы ожи­да­ли, что столь­ко людей вый­дет 5 декабря?

- До сих пор затруд­ня­юсь ска­зать, сколь­ко на Чистых пру­дах тогда было людей. У меня здесь нет интер­не­та, но слы­шал по радио. Так пони­маю, что там было от 7 до 10 тыс. чело­век. С одной сто­ро­ны, мно­го, и я рад, что при­шло столь­ко. С дру­гой сто­ро­ны — недо­ста­точ­но: ведь совер­шен­но наг­ло и откры­то укра­ли голо­са у мил­ли­о­нов! Есть мно­же­ство видео­за­пи­сей, кото­рые гово­рят об этом, и насколь­ко я пони­маю, сей­час никто не сомне­ва­ет­ся в том, что были фаль­си­фи­ка­ции. А люди, кото­рые отри­ца­ют это, типа наше­го пре­зи­ден­та Мед­ве­де­ва или Чуро­ва, — про­сто сме­хо­твор­ны. Так что пуб­лич­ные акции долж­ны быть про­дол­же­ны, и эта так­ти­ка долж­на ока­зы­вать серьез­ное вли­я­ние на власть.

- Дума­е­те, окажет?

- Не знаю. В любом слу­чае мы долж­ны делать то, что мы долж­ны. Дей­ство­вать все­ми закон­ны­ми спо­со­ба­ми. Нуж­но про­дол­жать акции, но нуж­но про­во­дить их толь­ко в закон­ном фор­ма­те. Не нуж­но под­жи­гать маши­ны и бить мили­цию. Но надо выхо­дить и совер­шен­но чест­но, откры­то, с пол­ным сво­им пра­вом тре­бо­вать того, что нам поло­же­но. Посмот­рим, пре­вра­тит­ся ли лайк в Facebook десят­ков тысяч людей в реаль­ный при­ход на площадь.

Я очень бла­го­да­рен тем людям, кото­рые выхо­дят на пике­ты с лозун­га­ми: «Сво­бо­ду Наваль­но­му», «Сво­бо­ду Яши­ну», но эти лозун­ги долж­ны быть изме­не­ны. «Сво­бо­ду всем поли­ти­че­ским заклю­чен­ным!» В этом спец­при­ем­ни­ке поли­ти­че­ских — око­ло 65 чело­век. Не надо выде­лять кого-то одно­го. И этот лозунг дол­жен исполь­зо­вать­ся наравне с дру­гим: «Мы тре­бу­ем чест­ных выбо­ров, тре­бу­ем пере­смот­ра ито­гов выбо­ров». Как мини­мум в горо­де Москве.

- Вы буде­те бал­ло­ти­ро­вать­ся на пост пре­зи­ден­та Рос­сии на мар­тов­ских выборах?

- Думаю, что давать ответ на такой вопрос в этом месте и в кон­тек­сте все­го про­ис­хо­дя­ще­го глу­по. Это надо обсуж­дать не здесь.

Источ­ник: The New Times

View original post here:
«Мы все лише­ны сво­бо­ды совер­шен­но незаконно»

архивные статьи по теме

Не допустите второго Шанырака!

Он-лайн трансляция с суда

В суде Актау произошла драка